Биография Альберта Шпеера

Германский стадион[править]

Вид на Deutsche Stadion со стороны улицы Парадов (Гроссе Штрассе).

К партийному съезду 1945 г. планировалось возведение стадиона — конечно, самого гигантского в мире, на 400.000 зрителей. Для стадиона вырыли котлован, в который в конце войны проникли грунтовые воды и на части его образовалось озеро.

Шпеер:

«Большой стадион», по решению Гитлера, должен был вмещать 400.000 зрителей. Самое большое сравнимое с этим сооружение в истории был Большой цирк в Риме на 150‒200 тысяч человек, а наши стадионы, сооружаемые в то время, имели не более 100.000 мест. Пирамида Хеопса, построенная около 2500 лет до н. э. при периметре 230 метров и высоте 160 метров имеет объем 2570000 кубометров. Нюрнбергский стадион был бы длиной 550 метров и шириной 460 метров и имел бы объем 8.550.000 кубометров, то есть примерно втрое больше пирамиды Хеопса.

Стадион должен был по размеру одним из самых больших в истории. Расчеты показали, что для того, чтобы вместить всех зрителей, его внешняя стена должна была иметь высоту почти 100 метров. Решить его в форме овала было невозможно, возникший таким образом котел не только увеличивал бы температуру воздуха, но и действовал бы угнетающе на психику. Поэтому я выбрал подковообразную форму, как у афинского стадиона. На обрыве примерно того же наклона, неровности которого мы компенсировали при помощи деревянной конструкции, мы проверили, будут ли видны выступления спортсменов с верхних ярусов, результат оказался лучше, чем я предполагал.

Рейхсминистр вооружения и боеприпасов

В 1942 году в авиационной катастрофе недалеко от Растенбурга погиб рейхсминистр вооружения и боеприпасов Фриц Тодт. На освободившуюся должность неожиданно был назначен Альберт Шпеер. Биография этого человека представляет собой пример жизнеописания дисциплинированного члена партии, который старательно делал свою работу, вне зависимости от того, какой пост занимал.

Также Шпеер отвечал за инспекцию энергоресурсов и дорог в Германии. Он регулярно посещал промышленные предприятия страны и делал все для того, чтобы они максимально долго работали на полную мощность, снабжая армию всем необходимым в условиях тотальной войны. На этой должности Шпеер много сотрудничал с Генрихом Гиммлером, который курировал концентрационные лагеря. Рейхсминистрам удалось создать экономическую систему, при которой благосостояние государства было основано на подневольном труде заключенных. В это время все взрослые и здоровые немцы сражалась на фронте, поэтому промышленность приходилось развивать за счет других ресурсов.

Память

  • В 1982 году по воспоминаниям Шпеера был снят телевизионный фильм Inside the Third Reich с Рутгером Хауэром в главной роли. В роли отца Шпеера снялся Джон Гилгуд, роль Гитлера исполнил Дерек Джейкоби.
  • В 2005 году в Германии демонстрировались трёхсерийный художественно-документальный телевизионный фильм Генриха Брелёра «Шпеер и он» (нем. Speer und er), посвящённый взаимоотношениям Шпеера и Гитлера, и документальный фильм Артёма Деменка «Столица мира Германия» (нем. Welthauptstadt Germania) о генеральном плане реконструкции Берлина.

В искусстве

Шпеер присутствует в большом количестве художественных фильмов о Третьем рейхе. Вот некоторые из них:

  • х/ф «Нюрнберг» (в роли Шпеера — Герберт Кнауп),
  • х/ф «Бункер» (в роли Шпеера — Хайно Ферх),
  • х/ф «Шпеер и Гитлер» (в роли Шпеера — Себастьян Кох),
  • т/сериал «Семнадцать мгновений весны» (Алексей Бояршинов).

В 2013 году российским писателем-фантастом Андреем Мартьяновым был издан роман в жанре альтернативной истории «Der Architekt. Без иллюзий», в котором Шпеер является главным героем. В 2014 году вышло продолжение книги — «Der Architekt. Проект „Германия“».

Как писалась эта книга

После приговора Нюрнбергского трибунала подсудимые и Шпеер еще полгода находились в Нюрнберге. Только 18 июля 1947 года семь заключенных под конвоем были перевезены в Западный Берлин в тюрьму Шпандау – бывшему архитектору Рейха был присвоен условный номер 5. Изначально заключенных поместили в одиночные камеры и в полтора часа общих прогулок в день запрещали им общаться с охраной или друг с другом. Со временем режим ослабили. Шпеер считал себя отшельником среди семи узников Шпандау и, чтобы сохранять ясность ума, уже в начале заключения решил продуктивно использовал время за решеткой.

В одном из посланий семье он написал, что одержим идеей использовать с толком время и написать книгу, работа над которой позволит превратить камеру в логово эрудита. Заключенным Шпандау запрещалось писать мемуары, а их исходящая корреспонденция была ограничена объемом и подлежала проверке и цензуре. Один из уборщиков Шпандау симпатизировал Альберту Шпееру и стал передавать его записи во внешний мир. Заключенный делал наброски на спрятанной бумаге, на туалетной бумаге, салфетках. Часть из них была личной корреспонденций семье, детям.

В этих письмах Шпеер подробно описывал свое пребывание в тюрьме. Именно эта корреспонденция после стала основной для второй книги мемуаров, вышедшей в 1975 году под заголовком: «Шпандау: Тайный дневник» (Spandauer Tagebücher). Вторая часть, можно сказать, несанкционированно исходящей корреспонденции переправлялась к его другу и бывшему подчиненному Рудольфу Волтерсу (Rudolf Wolters). К 1954 году тот получил в распоряжении почти 2 000 отрывков от Шпеера (в аннотациях почему-то перепечатывается, из года в год, ошибочная цифра в 20 000), который формально завершил изложение мыслей — они и стали основой для книги «Третий рейх изнутри». Волтерс адаптировал рукописи в черновик будущей книги объемом 1,100 страниц. Уже после освобождения Шпеер сотрудничал с издательским домом Ullstein и лично с историком Иоахимом Фестом, который после активно использовал мемуары Шпеера для своей трехтомной биографии Гитлера. В 1982 году на американском телеканале ABC вышел телевизионный художественный сериал под названием Inside the Third Reich, основанный на мемуарах Альберта Шпеера Третий рейх изнутри. Роль самого архитектора исполнил известный актер Рутгер Хауэр.

НАШИ ЛЮДИ

Радионова Светлана Геннадьевна
Чиновники

начальник Росприроднадзора

Назаров Андрей Геннадьевич
Чиновники

депутат, общественный деятель

Щербина Вера Георгиевна
Чиновники

председатель правительства Сахалина

Плутник Александр Альбертович
Чиновники

юрист, генеральный директор АО «ДОМ.РФ».

Яшвиль, Лев Владимирович
Чиновники

годах

Яценюк, Арсений Петрович
Чиновники

украинский политический и государственный деятель

Яхья, Тахир
Чиновники

иракский военный и государственный деятель, премьер-министр Ирака

Яхья Хан, Ага Мухаммед
Чиновники

пакистанский государственный деятель, генерал

Примечания[править | править код]

  1. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 22.
  2. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 23–24.
  3. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 27–29.
  4. Альберт Шпеер. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. — М., 2005, c. 39.
  5. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 79.
  6. Werner Jochmann (Hrsg.). Adolf Hitler. Monologe im Führerhauptquartier 1941–1944. München 1980, S. 318.
  7. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 102.
  8. Heinrich Breloer. Unterwegs zur Familie Speer: Begegnungen, Gespräche, Interviews. Propyläen, 2005, S. 559.
  9. Karl-Günter Zelle. Hitlers zweifelnde Elite. Goebbels – Göring – Himmler – Speer. Ferdinand Schöningh, Paderborn 2010, S. 265.
  10. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 116–117.
  11. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 171–172.
  12. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 176–177.
  13. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 177–178.
  14. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 166.
  15. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 257.
  16. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 259.
  17. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 267.
  18. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 277.
  19. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 283.
  20. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 285–286, 291.
  21. ↑ Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 290.
  22. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 296–297.
  23. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 297.
  24. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 302–303.
  25. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 499.
  26. ↑ В 2010 году книга вышла на русском языке:
  27. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 504.
  28. Gitta Sereny. Albert Speer: His Battle with Truth. MacMillan 1996, p. 715.
  29. Magnus Brechtken. Albert Speer. Eine deutsche Karriere. Siedler Verlag, München 2017, S. 531.

По страницам

Если читать книгу Шпеера внимательно, непременно станет ясна и степень его знания о преступлениях нацизма, и степень его участия. Начать нужно даже не с переезда под одну крышу с фюрером, а с более поздних событий, с ноября 1938-го, когда описывается скорбный день девятого числа, сменивший “Хрустальную ночь”. Шпеер ехал на работу, смотрел на расколоченные витрины еврейских магазинчиков и политые кровью улицы, но особого значения увиденному не придал. Потом было много подробно описанной работы (книга написана на основании дневниковых записей), а потом Гитлер эдак махнул рукой: ох уж этот Геббельс, снова, дескать, перегнул палку.

Кстати, постоянная и жгучая гитлеровская ненависть к евреям не казалась Шпееру недопустимой, он, как оказалось, просто не принимал её всерьёз. Холокост был неочевиден. Нацисты, к слову, ни одного документа с прямым текстом о геноциде нам не оставили. Его назвали замечательно и практически безобидно: “окончательное решение еврейского вопроса”. Любимчик Гитлера, встречавшийся с ним каждый день, обсуждавший с ним свои проекты и бывший постоянно в курсе всех его планов, мог ли не знать и не понимать, что всё это значило? Не мог не знать. А вот дистанцироваться от знания – сумел.

Реконструкция здания министерства пропаганды

Уже тогда Шпеер Альберт был непосредственно знаком с партийной верхушкой. В 1933 году Гитлер окончательно пришел к власти. Тогда же Геббельс дал Шпееру самое ответственное на тот момент для него задание – перестроить устаревшее здание, в котором должно было начать работать министерство пропаганды. Это была новая структура, созданная нацистами после прихода к власти. В министерстве было несколько отделов – административный, отвечающий за прессу, пропаганду, радио, литературу и т. д. Огромное государственное учреждение включало в себя многотысячный штат. Он должен был уместиться в новом здании так, чтобы не только успешно работать, но и быстро контактировать между собой. Все эти задачи были поставлены перед командой, которую возглавил Шпеер Альберт. Работы амбициозного архитектора вселяли уверенность в то, что он справится со своей миссией. Так и случилось

Во время реализации проекта Альберт Шпеер привлек внимание фюрера. Гитлер имел собственного архитектора – Пауля Трооста

Шпеер был назначен его помощником.

Молодой реформатор

Теперь Альберту Шпееру оставалось реализовать вторую часть своего плана – грамотно пристроить уже собранные на строительство 1,5 млрд марок. Этому способствовало его новое назначение.

Гитлер пожаловал архитектору, вдруг ставшему активным сторонником увеличения военных расходов, пост министра вооружения. На эту должность претендовал сам Геринг, у которого был «под колпаком» прежний министр Фриц Тодт.

Наблюдатели предсказывали войну между влиятельным министром авиации и высоко взлетевшим архитектором. Но Альберт Шпеер сумел предотвратить эту схватку. Он отправился на виллу Геринга, некогда им самим перестроенную и обставленную.

Вначале Геринг просто не пускал его на порог, но Шпеер все же добился аудиенции. Более того, он смог убедить Геринга, что все это сиюминутный каприз Гитлера, что в экономике и уж тем более в вопросах вооружения он, Шпеер, ничего не понимает.

Действительно, уже в конце 1942 года Шпеер при поддержке Геринга фонд ликвидировал. Гитлеру об этом даже не сообщили. Да ему уже было не до архитектурных прожектов: на Берлин сыпались английские бомбы, армия отступала, японцы не исполняли союзнических обязательств.

Ликвидировав фонд, Шпеер укоротил языки концернам, являвшимся его вкладчиками. А заодно перехватил у Геринга кураторство над крупными военными концернами. Для этого ему пришлось сломать систему взаимоотношений «естественных монополий» с министерствами через так называемые круги друзей.

Подобные организации начали возникать вокруг рейхсфюреров, помощников и секретарей Гитлера, после того как вождь отказался напрямую общаться с концернами.

Официально был зарегистрирован лишь «круг друзей рейхсфюрера СС Гиммлера», в который входили крупнейшие предприятия пищевой, химической и машиностроительной промышленностей. Ежегодно взносы «друзей» в ведомство составляли около 1 млн марок и являлись по сути платой за «крышу» СС.

Экономического интереса для промышленников СС практически не представляла – исключение составляли только пищевики, которые через «круг друзей» лоббировали сбыт низкокачественной продукции для питания заключенных в подведомственных СС концлагерях.

Да еще химический концерн Farbenindustrie, использовавший военнопленных из Освенцима для строительства нового завода. Свой «круг» был и у Геринга.

Его министерство, как и министерство вооружений, «кормилось» при ассоциации немецких промышленников – самой влиятельной лоббистской структуры рейха, объединявшей военные предприятия. Объем военных заказов, как это было заведено у Геринга, зависел исключительно от суммы «отката».

Такая система загоняла военную промышленность страны в гроб. Спустя три недели после назначения на министерскую должность Шпеер решил эту систему сломать. Карт-бланш на реформу он получил от самого фюрера.

Шпеер созвал 50 крупных членов ассоциации немецких промышленников на совещание в рейхсканцелярию. Он предложил промышленникам новую схему, согласно которой за каждым предприятием закреплялся постоянный объем производства определенных типов военной продукции.

Промышленники так обрадовались этой идее, освобождавшей их от необходимости постоянно торговаться с Герингом, что «забыли» поинтересоваться судьбой полутора миллиардов марок, вложенных в строительство центра Берлина.

Он снова попытался разыграть образ аполитичного художника, рассказывая трибуналу о том, что в 1944 году собирался устроить покушение на Гитлера, так как тот не прекращал заведомо проигранную войну.

Но это не помогло Шпееру: перед трибуналом выступили со свидетельскими показаниями обманутые вкладчики фонда «Великолепной улицы». Бывший министр вооружения и личный архитектор фюрера был осужден на 21 год заключения в тюрьме Шпандау.

После освобождения он поселился в доме отца и до конца жизни писал мемуары. Публикуя отдельные их части, он получал неплохую прибавку к своей скромной пенсии.

текст Павел Жаворонков

Карьера и служба

Как и многие в Германии, Альберт Шпеер попал под влияние Адольфа Гитлера. Он вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП) в 1931 году. И, в общем-то, так и остался бы рядовым гражданином, если бы не случай.

В 1933 году Альберту Шпееру поручили оформить митинг в поддержку Адольфа Гитлера. Никто не мог решить, хороши ли его проекты, поэтому послали за одобрением к лидеру Третьего рейха. Он не только утвердил наработки, но и назначил молодого архитектора на должность комиссара НСДАП по художественному и техническому оформлению партийных митингов и демонстраций.

На этом посту и был придуман Храм Света. То была не постройка, а световая завеса, с помощью которой ограничивалась территория проведения митингов НСДАП. Мощные прожекторы в количестве 150 штук устанавливались на расстоянии 12 метров друг от друга и ослепляли небо, имитируя неприступную стену. Инсталляция была поистине впечатляющей и жутко нравилась Адольфу Гитлеру.

Карьерный успех Альберта Шпеера объясняется не столько его талантом, сколько дружескими отношениями с Адольфом Гитлером. По сведениям Траудль Юнге, одной из личных секретарей лидера нацистской Германии, архитектор был «единственным человеком, к которому фюрер испытывал какие-то чувства, кого слушал и с кем иногда даже беседовал».

В 1937 году Альберт Шпеер стал главным архитектором Третьего рейха. По указу Адольфа Гитлера он принялся разрабатывать проекты по реконструкции Берлина. Главной пешеходной улицей должен был стать бульвар Великолепия. Он вел в Зал народа — масштабное здание с куполом, которое бы демонстрировало превосходство Германии над другими государствами.

Embed from Getty ImagesАрхитектор Третьего рейха Альберт Шпеер и Адольф Гитлер

На противоположной Залу народа стороне предусматривался сводчатый проход, способный вместить в свой внутренний диаметр Триумфальную арку. Ни одной из этих идей не суждено было сбыться, но фотографии макетов сохранились.

Из реализованных проектов Альберта Шпеера можно перечислить канцелярию НСДАП и несколько концлагерей. При проведении работ он использовал евреев как рабов. При этом на Нюрнбергском процессе архитектор утверждал, что ничего не знал о Холокосте.

В феврале 1942 года Альберта Шпеера назначили рейхсминистром вооружений и припасов. Он отвечал за поставку оружия для Люфтваффе и Кригсмарине, конструировал технику.

При реализации своих военных амбиций архитектор Гитлера использовал труд заключенных концлагерей. Тех, кто саботировал производство или пытался бежать, морили голодом или возвращали в лагеря смерти, а чаще всего — казнили. Именно за это жестокое обращение Альберта Шпеера и судили на Нюрнбергском процессе.

Ценность книги в изучении истории Третьего рейха

Тема Второй Мировой Войны и немецкого государства этого периода оперирует самыми разными источниками, как обработанными монографиями, так и первоисточниками. Военные мемуары по большей части являются первоисточниками и «Третий Рейх изнутри» яркий тому пример. В приложениях автор дает понимание тех документов, которые сам Альберт Шпеер использовал, в основном для цитат и выдержек. Глобально же, абсолютная часть 700-страничных мемуаров составляет воспоминания автора, которые он, с разной степенью точности, воспроизводит на бумаге из собственной памяти. Записи Шпеер стал вести сразу после войны, так что можно говорить о сравнительной целостности памяти, даже о периоде 1930-х.

Мемуары Альберта Шпеера «Третий рейх изнутри. Воспоминания Рейхсминистра военной промышленности» ценны для истории, в первую очередь, периодом и его обязанностями как раз до обретения военной должности. Даже больше – ценны его рассказами о внутреннем круге верхушки Третьего рейха, о собраниях за чаем с Гитлером, о выходных в Оберзальцберге и на квартире в Берлине. С момента выхода книги в 1969 году монография Шпеера то и дело оказывается в списках рекомендованной литературы, в приложениях исторических трудов, особенно биографий Адольфа Гитлера, энциклопедиях о Третьем рейхе (например известный труд У. Ширера Взлет и падение Третьего рейха»). 

Автор подробно описывает каждого из людей, которых по разным критериям и оценкам можно было называть окружением Гитлера, «приспешниками», как называется известные книга и документальный цикл Гвидо Кноппа. Примечательно, что Альберт Шпеер придерживается критических оценок в своих портретах людей – без язвительности, без оскорблений, без принижения места других в иерархии нацистского руководства. Так как основная часть его воспоминаний охватывает период с 1933 по 1945 годы, возвращаясь к тому или иному человеку, Шпеер передает, как он видел в том изменения со временем, с ходом войны. Даже разговоры о Мартине Бормане, с которым у Шпеера были самые неоднозначные отношения, не скатываются в унижения и оскорбления, что выгодно отличает эти мемуары от макулатурной литературы (к сожалению часто советской) о Второй Мировой Войне.

Название «Третий рейх изнутри» находит вполне прямое толкование, когда Альберт Шпеер приводит воспоминания, которые интересны многим, кто берет в руки эту книгу. Он подробно описывает застолья в квартире, резиденциях Гитлера. Как вел себя начальник, во что обычно был одет, рядом с кем предпочитал сидеть, как выказывал неодобрение или похвалы. Что обычно подавали на стол, как вели себя слуги и адъютанты, какой был распорядок и продолжительность чаепитий, как одни постепенно выходили из круга приближенных, а другие там закреплялись. Фактически даже отдельные главы можно расценивать, как биографию Адольфа Гитлера и историю партии НСДАП, а не Альберта Шпеера. Остается только уповать на честность автора и его память, спустя десятки лет после описанных событий.

Ремонт-шоу

Шпеер перенес свое бюро на Беренштрассе, поближе к штаб-квартире фюрера, и нанял два десятка бессемейных архитекторов, которые могли в случае необходимости работать круглосуточно. Теперь он обслуживал верхушку рейха, и срочность исполнения заказов значительно возросла.

В первую очередь все министры и ближайшее окружение Гитлера пожелали, чтобы их дома немедленно перестроил архитектор, который проектировал жилье фюрера. Шпеер весь день разъезжал по шикарным виллам.

Правда, в любой момент его могли отвлечь – раздавался телефонный звонок или появлялся Mercedes с адъютантами Гитлера, и выяснялось, что вождю срочно захотелось поделиться внезапно посетившей его мыслью об эстетике античности или о каком-нибудь грандиозном строительном проекте, начатом на другом конце земли.

Время от времени Гитлер давал Шпееру и более приземленные поручения. Осенью 1934 года, например, вскоре после подавления ремовского путча, Гитлеру стало известно, что среди заговорщиков был влиятельный банкир фон Папен, занимавший должность вице-канцлера.

Открыто сместить сановника, которому Гитлер во многом был обязан победой на выборах, фюрер еще не мог. Тогда он заказал Шпееру перестроить здание канцелярии, причем приступить к работам немедленно, не дожидаясь, пока клерки вывезут из здания документацию.

Понятливый Шпеер в тот же день доложил Гитлеру, что он приказал своим рабочим производить как можно больше шума, поднять пыль на площадке, чтобы сделать работу канцелярии невозможной.

Из здания, которое рабочие Шпеера за два дня превратили в руины, а затем принялись неторопливо восстанавливать, исчезли все бумаги. Пост вице-канцлера фактически утратил свое значение. А Гитлер еще раз использовал этот ход для усмирения зарвавшихся олигархов и чиновников.

Нежданное появление в вестибюле молодцов в строительных комбинезонах означало, что руководитель чем-то не угодил лично фюреру.

Слово «rekonstruktion» («реконструкция») на языке политизированных обывателей приобрело примерно тот же смысл, что у нас сейчас «маски-шоу». ОМОНа в Третьем рейхе не было, его с успехом заменяли строители Альберта Шпеера.

Благодарностью новому протеже служило безграничное доверие фюрера в вопросах архитектуры. Однажды, когда их разговор о реконструкции центра Берлина затянулся глубоко за полночь, фюрер вдруг достал из сейфа какие-то бумаги.

Он смущенно сообщил, что в них изложены его представления о том, как должен выглядеть центр столицы. Он… просто просит г-на Шпеера учесть его пожелания. В папке Шпеер обнаружил десятки эскизов гигантских уродливых зданий, скульптур и триумфальных арок.

Проект без ложной скромности был озаглавлен «Die Schone Strasse» («Великолепная улица»). Гитлер придумал разрезать Берлин на две части самым широким в мире проспектом с самыми большими в мире административными зданиями.

В самом центре на улице будет возвышаться увенчанный стеклянным куполом дом собраний нации высотой 400 м. Над ним еще будет парить 50-метровый германский орел, сжимающий в лапах позолоченный земной шар. Шпеер в общих чертах подсчитал стоимость этого проекта – вышло около 40 млрд марок.

Он дал указание ошалевшим сотрудникам бросить все другие работы и начать готовить сметы по Великолепной улице. Отказ от строительства «мечты Гитлера» в лучшем случае означал концлагерь. Шпеер стал заложником собственного успеха.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий