Биография Евгения Баратынского

Семейная жизнь

В 1825 году благодаря активному содействию друзей Евгений получил чин прапорщика, но в том же году отказался от офицерского звания – получив известия о болезни матери, он немедленно подал в отставку. В 1926 году при горячем участии своего нового знакомого Дениса Давыдова, с которым Баратынский мгновенно подружился, Евгений получил желанную отставку. Поэт поселился в Москве и начал осваивать особенности светской жизни. Давыдов ввел Евгения в дом своего родственника генерал-майора в отставке Льва Энгельгардта (жена Дениса – Софья Чиркова – приходилась ему племянницей). В доме Энгельгардтов Баратынский встретил свою будущую жену – старшую дочь Льва Анастасию. Ей поэт посвятил свое стихотворение «Муза». Летом 1826 года Евгений и Анастасия обвенчались. Жена поэта была недурна собой, но все же красавицей не считалась. Интеллектуалка с изысканным вкусом, Анастасия отличалась нервозностью, что крайне отрицательно сказывалось на ее характере и поведении в целом. На протяжении всей семейной жизни поэт сильно страдал от нервных всплесков супруги. Пострадал от них и круг его общения – терпеть выходки Анастасии большинство друзей поэта были не намерены, поэтому предпочли отдалиться от Евгения и прекратить дружбу с ним.

Начало творческой деятельности

Оставив Петербург, юноша вернулся домой в Мару, где в течение двух лет жил у матери, периодически заезжая к дяде, брату отца, который проживал в Смоленской губернии, в селе Подвойском. Здесь Евгений сошёлся с молодыми людьми, в обществе которых начал писать популярные в то время французские куплеты (интерес к сочинительству появился у молодого человека ещё в Пажеском возрасте).

До нашего времени дошли стихи и на русском языке от 1817 года. Поэзия на раннем этапе творчества была не особо качественной, хотя полна романтизма, как высказывались критики. Но за время нахождения в живописной Маре, у Баратынского появились уверенность и собственный стиль.

В 1819 году снова едет в Петербург, где его зачисляют в Петербургский егерский полк простым солдатом. Всё более увлекаясь литературой, молодой человек начал целенаправленно искать встреч с творческими людьми, занимающимися сочинительством. Его познакомили с бароном А. Дельвигом, который по достоинству оценил необыкновенный поэтический талант Баратынского и оказал большое влияние на стиль написания его стихов.

Литератор нравственно поддержал молодого поэта, а также помог издать его сочинения. В то время завязались дружеские отношения с А. Пушкиным, В. Кюхельбекером, П. Плетнёвым, В. Жуковским. Первые произведения, которые появились в печати — это послания:

  1. «К Креницыну».
  2. «К Кюхельбекеру».
  3. «Дельвигу».

Талантливый юноша посещал вечера поэзии, литературные «среды» Плетнёва, «субботы» Жуковского. Его произведения начали печатать в известных петербургских журналах и альманахах:

  1. «Благонамеренный».
  2. «Сын Отечества».
  3. «Соревнователь Просвещения и Благотворения» и др.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Муза.История создания – произведение появилось в 1829 г., впервые его напечатали в 1835 г. на страницах «Современника».

Тема стихотворения – муза, вдохновляющая своей простотой.

Композиция – Стихотворение являет собой монолог-описание музы. По смыслу его невозможно разделить на части, ведь строки произведения постепенно раскрывают главное качество музы – ее величавую простоту.

Жанр – элегия.

Метафоры – «не ослеплен я музою своею», «влюбленною толпой не побегут», «игра глаз», «поражен бывает мельком свет».

Эпитеты – «блестящий разговор», «спокойная простота», «едкое осужденье», «небрежная хвала».

Оценка

Пушкин, высоко ценивший Баратынского, так сказал о нём: «Он у нас оригинален — ибо мыслит. Он был бы оригинален и везде, ибо мыслит по-своему, правильно и независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко» .

Современники же видели в Баратынском талантливого поэта, но поэта прежде всего пушкинской школы; его позднее творчество критика не приняла. Литературоведение второй половины XIX века считало его второстепенным, чересчур рассудочным автором. На такую репутацию оказали влияние противоречивые (иногда одного и того же стихотворения) и одинаково безапелляционные оценки Белинского . Так в ЭСБЕ (литературная редакция Семёна Венгерова) оценивает его так: «Как поэт, он почти совсем не поддаётся вдохновенному порыву творчества; как мыслитель, он лишён определённого, вполне и прочно сложившегося миросозерцания; в этих свойствах его поэзии и заключается причина, в силу которой она не производит сильного впечатления, несмотря на несомненные достоинства внешней формы и нередко — глубину содержания…»

Пересмотр репутации Баратынского был начат в начале XX века русскими символистами . Он начал восприниматься как самостоятельный, крупный лирик-философ, стоящий в одном ряду с Тютчевым ; в Баратынском при этом подчёркивались черты, близкие самим символистам. О Баратынском тепло отзывались практически все крупнейшие русские поэты XX века .

Детство и юность

Биография Баратынского будет неполной без рассказа о его семье. Е.А. Баратынский появился на свет 2 марта (19 февраля) 1800 года в деревне Вяжле, расположенной в Тамбовской губернии. Его семья принадлежала к знатному дворянскому роду. Предки его из польского рода шляхтичей, которые получили свою фамилию еще в 14 столетии по названию принадлежащего им замка «Боратынь».

Отец, Абрам Баратынский, служил офицером в лейб-гвардии Преображенского полка. Его особенно любил и ценил наследник престола Павел I. Однако, вскоре любимец оказался в немилости и вышел в отставку. Мать будущего поэта, Александра Черепанова, в молодости состояла фрейлиной при императорском дворе.

Получив начальное домашнее образование, в 1808 году Евгений отправился в частный немецкий пансион. К его безупречному итальянскому и французскому языкам прибавился немецкий. После пансиона он перешел в самое престижное в то время военно-учебное заведение – Пажеский корпус. Оттуда он часто писал письма матери, в которых говорил о своем непременном желании посвятить жизнь военному делу. Но не всем мечтам суждено сбыться. Он оказался замешан в «некрасивую» историю с кражей денег. С одной стороны, это была всего лишь шалость. А с другой – серьезный проступок, за который его исключили из корпуса и лишили права служить в высоком военном чине.

Детство и юность

Герб рода Баратынских

Евгений Баратынский

происходил из галицкого шляхетского рода Боратынских, в конце XVII века выехавшего в Россию. Боратынский — фамилия от замка Боратынь в гмине Хлопице, Ярославском повяте Подкарпатского воеводства Польши, в древнерусской Перемышльской земле.

Дед поэта, Андрей Васильевич Баратынский (ок. 1738—1813) — помещик, титулярный советник; в молодости служил (от чина рядового до поручика) в полку Смоленской шляхты. Бабушка — Авдотья Матвеевна, урождённая Яцына (или Яцинина), дочь помещика села Подвойского, перешедшего в семью Баратынских как приданое.

Отец, Абрам Андреевич Баратынский (1767—1810) — отставной генерал-лейтенант, участник Русско-шведской войны (1788—1790), состоял в свите императора Павла Первого, был командиром Лейб-гвардии Гренадерского полка и инспектором Эстляндской дивизии. Мать, Александра Фёдоровна (урождённая Черепанова; 1776—1852) — дочь коменданта Петропавловской крепости Фёдора Степановича Черепанова (ум. до 1812) и его супруги Авдотьи Сергеевны (ок. 1746 — ок. 1814); выпускница Смольного института, фрейлина императрицы Марии Фёдоровны.

Абрам Андреевич Баратынский

В 1796 году Абраму Андреевичу и его брату Богдану Андреевичу Павел I пожаловал большое поместье с двумя тысячами душ — Вяжля, в Кирсановском уезде Тамбовской губернии; где и родился будущий поэт.

В марте 1804 года Абрам Андреевич с женой и детьми перебрался из села Вяжля во вновь отстроенное имение Мара, неподалёку в Кирсановском уезде. В усадьбе Мара проходило раннее детство Баратынского.

Дядькой у Евгения был итальянец Джьячинто Боргезе, поэтому мальчик рано познакомился с итальянским языком. Также владел французским, принятым в доме Баратынских, — писал на французском письма с восьми лет. В 1808 году Баратынского отдали в частный немецкий пансион в Петербурге для подготовки к поступлению в Пажеский корпус, там он познакомился с немецким языком.

В 1810 году умер Абрам Андреевич, и воспитанием Евгения занималась мать, умная, добрая, энергичная, но и несколько деспотичная женщина, — от её гиперлюбви поэт страдал до самой женитьбы.

В конце декабря 1812 года Баратынский поступил в Пажеский корпус — самое престижное учебное заведение Российской империи, имевшее целью предоставить сыновьям знатных дворянских фамилий возможность достижения военных чинов I—III класса. В письмах матери Евгений писал о своём желании посвятить себя военно-морской службе.

До весны 1814 года всё обстояло благополучно. Потом успеваемость и поведение Баратынского становятся неровными. Внутреннее сопротивление корпусным порядкам приводит его к оставлению весной 1814 на второй год. Компания товарищей, в которую попал Баратынский в корпусе, развлекалась весёлыми проделками, досаждая начальникам и преподавателям, создав под влиянием «Разбойников» Шиллера «Общество мстителей».

В конце концов, в феврале 1816 года расшалившиеся подростки украли из бюро отца одного из соучастников (он сам предоставил ключ) пятьсот рублей и черепаховую табакерку в золотой оправе, накупили сладостей. Это происшествие привело к исключению Баратынского в апреле 1816 года из корпуса, к изменению всей линии жизни и к тяжёлой психотравме, отразившейся на его стихах: одно из драгоценных свойств его поэзии — особый призвук тайной печали.

После исключения из корпуса шестнадцатилетнему Баратынскому было запрещено поступать на государственную службу, кроме военной солдатом.

Усадьба Мара

Покинув столицу, Баратынский несколько лет жил или с матерью в Маре, или у дяди, брата отца, отставного вице-адмирала Богдана Андреевича Баратынского, в Смоленской губернии, в селе Подвойском.

В деревне дяди Баратынский нашёл небольшое общество весёлой молодёжи, начал писать стихи (интерес к литературному творчеству появился у него ещё в Пажеском корпусе). Подобно многим другим людям того времени он писал французские куплеты, но до нас дошли и русские стихи от 1817 года (по словам В. Я. Брюсова, ещё слабые).

Творческий всплеск

После исключения Евгений покидает Санкт-Петербург. На протяжении нескольких лет он живет поочередно то у матери в поместье Мара, то у дяди – вышедшего в отставку Богдана Андреевича – в селе Подвойском. Деревенская жизнь поспособствовала проявлению Баратынского как поэта.Первые стихи Евгения Абрамовича Баратынского – это пессимизм, душевные терзания и муки. Как позже будут отмечать литературные критики, первые творения поэта – это скорее просто рифмовки, чем настоящие стихи. Как бы то ни было, всего за пару лет Евгений сформируется как поэт с большой буквы и создаст собственный индивидуальный и уникальный стихотворный стиль.

В поэтическом кругу

В 1819 году Баратынский начал военную службу – он поступил в Егерский полк Лейб-гвардии. Как и полагалось согласно запретам, Евгений носил чин рядового. Но при этом, будучи знатным дворянином по происхождению, он пользовался большей свободой, чем его сослуживцы-простолюдины. Например, вне службы он носил фрак, а также жил не в общей казарме, а в съемной квартирке, которую он делил с другим будущим известным поэтом – бароном Дельвигом.Примечательно, что одновременно с поступлением на военную службу уже увлекшийся литературным творчеством Баратынский начинает активно искать знакомств с писателями. Антон Дельвиг был одним из первых литераторов, с которым сошелся Евгений. Их познакомил другой поэт – приятель Баратынского по корпусу Александр Креницын.

Встреча с писателями

Дельвиг высоко оценил поэтический дар Евгения и оказал немалое влияние на стиль его стихосложения. Барон стал идейным вдохновителем и моральной опорой для Баратынского. Он всячески поддерживал начинающего поэта, помог ему опубликовать первые произведения, а также свел с известными авторами:

Пушкиным;Жуковским;Кюхельбекером;Гнедичем;Плетневым и другими.

Каждый из знакомых авторов становился для Евгения критиком и каждый восхищался его поэтическим дарованием. Впрочем, поэты-декабристы изредка позволяли себе выказать некоторое недовольство тем, что в стихах Баратынского отсутствует социальная тематика. Но самобытность Евгения как поэта никто из них никогда не ставил под сомнение. Проявившаяся еще на раннем этапе склонность к глубокому и тщательному до изощренности анализу душевного состояния наградила Баратынского славой тонкого и проницательного философа.Особую роль в жизни и творчестве Баратынского играет Александр Сергеевич Пушкин. Великие поэты были не просто современниками, но и настоящими друзьями. Одно из самых ярких проявлений их дружбы – это издание совместной книги «Две повести в стихах», в которой были опубликованы поэмы «Бал» Баратынского и «Граф Нулин» Пушкина.Крепкая дружба Баратынского, Пушкина и Дельвига позволила поэту и критику Петру Вяземскому назвать их «русской музы близнецами». Впрочем, краткий словесный портрет, которым Вяземский сопроводил свое изречение, позволяет сделать вывод, что близнецами эти поэты были только духовно, но никак не внешне. Если процитировать Вяземского, Баратынский был высокого роста, нервным и меланхоличным, Пушкин – невысоким и подвижным, а Дельвиг – толстым и вальяжным.

Приход признания

Первые же публикации принесли Баратынскому известность в литературных кругах. Завсегдатаи литературных салонов зачитывали друг другу творения Баратынского – элегии, эпиграммы, мадригалы и т.д. Товарищи по цеху высоко ценили поэта за такие особенности его произведений, как:

оригинальность стиля;изящный слог;сплетение словесных кружев;надрывность;глубина переживаний;трагизм.

Также коллеги особенно выделяли его проникновенную любовную лирику и красочные описания природы. Стихи в направлении романтизма почти мгновенно сделали Баратынского видным лириком.В 1820 году Евгения произвели в чин унтер-офицера и перевели в Нейшлотский полк. Так поэт попал в Финляндию. В этой стране он провел 5 лет, живя в спокойствии и уединении. Суровый северный край произвел на Баратынского неизгладимое впечатление, что только усилило романтический настрой его произведений, придав им сосредоточенно-элегическую форму. Местные дикие пейзажи вдохновили поэта на создание стихотворений «Водопад», «Финляндия» и т.д.

Жизненный путь

  1. В 1819 году Евгений, не оставляющий мечты о службе, поступает рядовым в Егерский полк. Это был единственный доступный для него вариант из-за исключения из Пажеского корпуса. В полку он заводит дружбу с Антоном Дельвигом, который знакомит молодого человека с А.С. Пушкиным. Молодой поэт начинает посещать поэтические вечера, изучает технику поэзии. Печатаются его первые произведения.
  2. Зимой 1820 года Баратынского производят в унтер-офицеры и переводят из гвардии в пехотный полк в Финляндию. Суровые северные условия еще больше настраивают поэта на романтический лад в его творчестве. Евгений Абрамович заводит небольшой круг друзей, в основном из местных офицеров. Он продолжает активно печататься и иногда посещает Санкт-Петербург.
  3. В 1824 году Баратынский начинает служить в штабе генерала Закревского в столице Финляндии. Его начинает увлекать активная светская жизнь. Появляется первый сильный роман в его жизни, который он переносит на свое творчество. После непродолжительного пребывания в штабе Евгений Абрамович возвращается в полк в Кюмень.
  4. В начале весны 1825 года к нему в Кюмень приезжает его друг Николай Путята, с которым они сошлись еще в штабе генерала. Путята привозит ему приказ, в котором Баратынского производят в офицеры.
  5. 10 июня 1825 года полк прибывает в Санкт-Петербург, где поэт активно начинает свои старые знакомства в кругу литераторов.
  6. Осенью 1825 года полк опять возвращается в Кюмень, откуда Баратынский уезжает в отпуск в Москву, так как пришло известие о болезни его матери. Поначалу поэт планирует перевестись в другой полк, который стоит в Москве, однако новый знакомый поэт Денис Давыдов убеждает его в необходимости выхода в отставку.
  7. 31 января 1826 года военная служба Евгения Абрамовича оканчивается отставкой при содействии Давыдова.
  8. С 1826 года Баратынский активно печатается и приобретает известность. Ему сложно далось вхождение в московский светский круг, однако женитьба помогла ему на пути покорения московского общества.
  9. В 1828 году Евгений Абрамович поступает на службу в качестве коллежского регистратора в Межевую канцелярию.
  10. Служил Баратынский до 1831 года. Он вышел в отставку в чине губернского секретаря, решив посвятить себя поэзии и управлению имениями. Также в этом году критик и публицист Киреевский начинает подготовку к изданию журнала «Европеец». Евгений Абрамович пишет для журнала несколько произведений. Однако журнал быстро запрещают.
  11. В 1835 году выпускается второе издание стихотворений поэта. Оно было выпущено в двух частях. Сам Баратынский считал это издание итогом своей литературной деятельности.
  12. Период конца 1830-х и начала 1840-х годов Баратынский проводит, передвигаясь между Москвой, Казанью и своими имениями. Он занимается своими обязанностями помещика с большой ответственностью и рвением. Много времени проводит с семьей.
  13. В 1839 году, во время своей редкой поездки в Петербург Евгений Абрамович знакомится с Лермонтовым, однако большой дружбы и впечатления эта встреча не вызывает.
  14. Самый последний сборник стихов поэта выходит в 1842 году. Этот сборник считается началом новой классики русской поэзии. Сборник за свою смелость и резкий взгляд вызвал много волнений среди критиков.
  15. Осенью 1843 года Баратынский наконец-то решается на путешествие. Он едет вместе с семьей сначала по городам Германии, затем несколько месяцев живет в Париже. Будучи в столице Франции, Евгений Абрамович заводит знакомства в среде французских литераторов. Для них он делает переводы некоторых своих стихотворений.
  16. Весной 1844 года поэт отправляется морем в Неаполь, где у его супруги происходит один из частых нервных припадков. Баратынский тяжело это воспринимает, у него усиливаются и без того частые головные боли.
  17. 29 июня 1844 года поэт скоропостижно скончался. Обстоятельства его смерти до сих пор не до конца ясны. Рядом с ним в этот момент находилась только супруга.
  18. В августе 1845 года прах Евгения Абрамовича был доставлен в Санкт-Петербург и нашел покой на территории Александро-Невского монастыря.

Творчество Е. Баратынского

По мнению многих литературоведов, основные линии творчества Баратынского были параллельны творчеству Пушкина: оба начали подражанием господствующим образцам начала века — эротико-элегической поэзии Батюшкова, элегиям Жуковского; оба прошли стадию романтической поэмы; наконец, последний период в творчестве обоих окрашен отчетливым реалистическим стилем письма . Но при сходстве основных линий поэтический стиль Баратынского отличается замечательным своеобразием — «оригинальностью», которую тот же Пушкин в нем так отмечал и ценил («никогда не тащился он по пятам свой век увлекающего гения, подбирая им оброненные колосья: он шел своею дорогою один и независим»).

Как уже было сказано выше, юношеская ошибка и ее последствия наложили сильный отпечаток на судьбу поэта: его творчество отличается резким индивидуализмом, сосредоточенным одиночеством, замкнутостью в себе, в своем внутреннем мире, мире «сухой скорби» — безнадежных раздумий над человеком и его природой, человечеством и его судьбами.

Есть бытие; но именем каким Его назвать? Ни сон оно, ни бденье; Меж них оно, и в человеке им С безумием граничит разуменье. Он в полноте понятья своего, А между тем как волны на него, Одни других мятежней, своенравней, Видения бегут со всех сторон: Как будто бы своей отчизны давней Стихийному смятенью отдан он; Но иногда, мечтой воспламененный, Он видит свет, другим не откровенный.

(«Последняя смерть», 1827 г., отрывок).

Внешний мир, природа для этой лирики — только «пейзажи души», способ символизации внутренних состояний. Все эти черты выводят Баратынского за круг поэтов пушкинской плеяды, делают его творчество близким и родственным поэзии символистов. В то же время, в силу сохранения экономической связи с дворянством, Баратынский, как никто из поэтов плеяды, ощущает свою близость с «благодатным» XVIII веком, — «мощными годами», — периодом высшего сословного расцвета дворянства; он  ненавидит надвигающуюся буржуазно-капиталистическую культуру:

Век шествует путем своим железным; В сердцах корысть, и общая мечта Час от часу насущным и полезным Отчетливей, бесстыдней занята. Исчезнули при свете просвещенья Поэзии ребяческие сны, И не о ней хлопочут поколенья, Промышленным заботам преданы.

(«Последний поэт», 1835 г., отрывок).

Наряду с элегиями, излюбленными жанрами Баратынского являются характерные «малые жанры» XVIII в.: мадригал, альбомная надпись, эпиграмма. Рационалист, ищущий преодоления своего рационализма, «декадент» по темам и специфическому их заострению, символист некоторыми своими приемами, архаист по языку, по общему характеру стиля — из таких сложных, противоречивых элементов складывается цельный и в высшей степени своеобразный поэтический облик Баратынского, «не общее выраженье» — которое сам поэт справедливо признавал своим основным достоинством.

Не ослеплен я Музою моею: Красавицей ее не назовут, И юноши, узрев ее, за нею Влюбленною толпой не побегут. Приманивать изысканным убором, Игрою глаз, блестящим разговором, Ни склонности у ней, ни дара нет; Но поражен бывает мельком свет Ее лица необщим выраженьем, Ее речей спокойной простотой; И он, скорей чем едким осужденьем, Ее почтит небрежной похвалой.

(«Муза», 1829 г.).

Лирика Баратынского 1826-1834 г.г.  приобретает все более философский характер. В лирике этих лет звучат элегические раздумья о роли поэта и поэзии, о судьбах человечества и искусства, о жизни и смерти, о человеческих страстях и законах вечной красоты…

В 1842 г. Баратынский издает последний сборник стихов «Сумерки», в который вошли стихи, написанные в 1834-1841 г.

Несколько особняком от лирики Баратынского стоят его поэмы, заслоненные от современников творчеством Пушкина.

Глубоко своеобразная поэзия Баратынского была забыта в течение всего столетия, и только в самом его конце символисты, нашедшие в ней столь много родственных себе элементов, возобновили интерес к творчеству Баратынского, провозгласив его одним из трех величайших русских поэтов наряду с Пушкиным и Тютчевым.

Памятная монета Банка России, посвященная 200-летию со дня рождения Е.А. Баратынского

Детство и юность

Евгений Абрамович Баратынский родился 19 февраля 1800 года в семье отставного генерал-лейтенанта Абрама Андреевича Баратынского и Александры Федоровны, в девичестве Черепановой. Оба супруга принадлежали к высшей знати. Абрам Андреевич состоял в свите Павла I, Лейб-гвардии Гренадерского полка. Александра Федоровна получила образование в Смольном институте благородных девиц, служила императрице Марии Федоровне.

Родители Евгения Баратынского

За верную службу братьям Абраму и Богдану император подарил имение Вяжля в Тамбовской губернии, где и родился Евгений, старший сын среди восьми детей. В 1804 году владельцы делят имущество и семья Абрама Андреевича перебирается на окраину Вяжли, где на краю живописного оврага построена новенькая барская усадьба Мара. Там прошло раннее детство поэта. В Маре написана элегия «Запустение», посвященная воспоминаниям.

Воспитателем Евгения с братьями служил итальянец Джьячинто Боргезе, памяти которого незадолго до смерти поэт посвятил стихотворение «Дядьке-итальянцу». В семье говорили на французском языке, и первые письма, посланные мальчиком домой из петербургского пансиона, написаны по-французски. В восемь лет Баратынский начал учить немецкий язык в частном пансионе, в двенадцать – поступил в Пажеский корпус.

Усадьба Мара в Вяжле

В 1810 году внезапно умер отец, семья вернулась в поместье из Петербурга. Подготовку сына к поступлению в престижнейшее заведение Российской империи контролировала мать. Из писем к матери биографы поэта знают о его настроениях той поры. Подросток отличался мрачным строем мыслей, читал философские трактаты, однако готовился к службе в военном флоте.

Планам не суждено было сбыться. Весной 1814 года за плохое прилежание к учебе юношу оставили на второй год. Компания приятелей Евгения посвящала большую часть времени не урокам, а проказам. Самоназванное «Общество мстителей» изводило нелюбимых преподавателей злыми шутками. Забавы закончились плохо – друзья украли у отца одного из мальчишек черепаховую табакерку в золотой оправе вместе с деньгами.

Евгений Баратынский в детстве

В результате компанию личным распоряжением генерала Закревского исключили из Корпуса за кражу без права поступления в другие учебные заведения. Служить можно было только в чине солдата. Эта история переломила судьбу Баратынского. Он вернулся в поместье, много думал и начал писать стихи.

Брат поэта, Ираклий Абрамович Баратынский, успешно окончивший Пажеский корпус, дослужился до генерал-лейтенанта. Занимал пост губернатора Ярославля, потом Казани, заседал в сенате.

Последние годы жизни

Начиная с 1826 года, одна за другой издаются книги с произведениями Баратынского – стихами и поэмами. После выхода первого же сборника имя Евгения было поставлено общественностью в один ряд с лучшими поэтами, известными к тому моменту.С 1828 года Евгений состоял на гражданской службе, но уже в 1831 году вышел в отставку и больше к службе никогда не возвращался. Его главным занятием стало стихосложение. Баратынский регулярно печатался в различных журналах и альманахах, время от времени появлялся в свете, обзаводился новыми знакомыми-литераторами… Казалось, жизнь вошла в колею. Евгений начинает писать не только стихи, но и прозу, делает переводы и т.д. Но светлая полоса продлилась недолго.Начало черной полосы ознаменовалось закрытием и запрещением журнала «Европеец», с которым Баратынский тесно сотрудничал. Это событие подкосило автора – с тех пор Евгений писал очень мало. Выпустив в 1835 году новый сборник стихов, поэт был абсолютно уверен, что это его последняя работа – больше он творить не будет.Баратынский полностью посвящает себя:

хозяйственным делам;воспитанию девятерых детей, которых ему родила Анастасия;хлопотам по обустройству поместья Мураново, полученного в качестве приданого жены.

В свете Евгений появлялся лишь изредка, бывал в Москве и Петербурге. В 1839 году он познакомился с Лермонтовым, но не придал никакого значения этому знакомству.

Убийственные «Сумерки»

В тот период Баратынский пишет крайне мало, однако в 1842 году все же выпускает новый сборник, получивший название «Сумерки». Эта работа стала самой сильной в творчестве поэта. Недаром многие называют первой авторской книгой стихов в русской литературе именно «Сумерки» Баратынского.Как ни парадоксально, но именно этот сборник, а вернее критика, которой он подвергся, принес автору при жизни не наибольшее признание, а нанес смертельную душевную рану. Равнодушие и непонимание окружающих, и без того терзавшие поэта на протяжении всей его жизни, после выхода «Сумерек» достигли своей высшей точки.Общий пренебрежительный тон критики был любезностью, по сравнению с тем, что написал о «Сумерках» и их авторе Виссарион Белинский. Рецензия Белинского была насквозь пропитана язвительностью – критик намеренно оскорблял и унижал Баратынского. Это выражалось во всем – в тоне рецензии и ее стиле, уничижительных сопоставлениях и т.п.Поэт был в прямом смысле убит словом – оправиться от удара, нанесенного Белинским, Евгений не смог.Осенью 1843 года Баратынский вместе с женой и тремя из девяти детей отправился в путешествие по Европе. На Родину из этой поездки живым он уже не вернулся – сердце поэта не выдержало душевных терзаний. 11 июля (по новому стилю – 29 июня) 1844 года в итальянском городе Неаполь Баратынский умер от разрыва сердца в возрасте 44 лет.Гроб из кипариса с телом поэта был доставлен в Петербург только спустя год. Баратынского похоронили на Ново-Лазаревском кладбище (ныне – Тихвинское). Помимо родственников поэта, его похороны посетили всего лишь три литератора – Сологуб, Одоевский и Вяземский. Газеты и журналы в своих публикациях обошли смерть Баратынского стороной.Недооцененный современниками при жизни гениальный поэт остался одной из самых загадочных фигур русской литературы. Изучение творчества и биографии Баратынского входит в школьную программу и относится к литературе за четвертый класс.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий