Биография Марио Ботта

Итальянец в России

Петербург постепенно отвоевывает у первопрестольной былой столичный статус, для чего привлекает к разработке планов реконструкции и обновления лучшие творческие силы планеты. На конкурс пригласили и творческого швейцарца. Марио Ботта принимал участие в конкурсе проектов нового здания Мариинского театра, проведенного в 2003 году. 

Забавно, но имя Марио как нельзя более созвучно названию театра. Но проекту швейцарца предпочли проект француза Доминика Перро, тоже ультрасовременный и огромный остекленный каркас, но больше напоминающий ячеистое гнездо или паутинный кокон, нежели фонарь.

Впоследствии в проекте обнаружили около 400 инженерных просчетов, строител ьство приостановили, авторские права выкупили и перепоручили московскому архитектору Алексею Денисову. Директор Мариинки по поводу конкурса театрального здания выразился в том смысле, что мы не можем позволить себе роскошь допустить архитекторов поучиться на практике проектировать театры. Да уж, искусство требует жертв – особенно материальных…

Архитектура Ботта вне стиля или моды, даже вне местной культуры

Музей современного искусства с экспозициями итальянских и зарубежных авторов – один из важнейших центров культурной жизни Трентино. Здание знаменито своими классическими формами и главным элементом – куполом, похожим на купол Пантеона.

Созданные за последние 40 лет масштабные городские проекты Марио Ботты развивают темы, найденные в его ранних жилых постройках. В первую очередь они проникнуты столь же пристальным интересом к различным аспектам историко-средового контекста – таким, как традиционная для данного региона строительная технология, особенности ландшафта, местная повседневная культура, включая ее прошлое и настоящее.

Наиболее значительные среди построенных архитектором общественных зданий – Культурный центр Мальро в Чембери, Библиотека в Вийорбане (Франция), Банк Готтардо в Лугано, художественная галерея Ватари-Ум в Токио, Собор в Эври (Франция), Музей Жана Тингели в Базеле, Синагога Цимбалиста и Центр еврейского наследия в Тель-Авиве, Муниципальная библиотека в Дортмунде (Германия), Центр Фридриха Дюрренматта в Невшателе (Швейцария).

Музей современного искусства в Сан-Франциско больше похож на гипертрофированный дизайнерский объект, и к нему трудно применить стандартные оценки. Но внутри все очень архитектурно, функционально и продуманно. Центральный световой фонарь, который снаружи смотрится как усеченный цилиндр (именно этот прием Ботта любит и часто повторяет), снабжает 5 этажей здания, особенно галереи на верхнем этаже, светом.

Остальные экспонаты музея тоже освещаются в основном верхним светом через оригинальные фонари. Интерьеры музея весьма незаурядны. «Вездесущая полосочка» применена мастерски, хотя кое-где, особенно на фасадах, она звучит иронично. Талант архитектора позволил сочетать парадоксальное-нарочитую неуклюжую массивность и тонкую, даже эстетскую элегантность в одном здании.

Новая постройка Wellness Bergоase в Арозе площадью 3,5 тыс. кв. м гармонично сочетается как с отелем Tschuggen Grand, так и с каменистым горным ландшафтом. Строение, расположенное на высоте 1800 м над уровнем моря, «врезано» в скалу, а различить его издалека можно по парусообразным конструкциям стеклянных крыш, которые днем «ловят» солнечный свет, а ночью, при искусственном освещении, становятся подобны ярким маякам.

Пространство комплекса разделено на четыре этажа. Цокольный этаж предназначен для технического оборудования, обеспечивающего работу всего центра. Первый этаж отведен под бассейн и солярий, кабинеты по уходу за телом и кабинеты красоты, парикмахерскую и туалетные комнаты. На втором этаже находятся рецепция, помещения для обслуживающего персонала, гардеробные для проживающих в отеле, сауны и застекленный мост, соединяющий комплекс с отелем. На третьем этаже – самая большая в комплексе зона отдыха и несколько бассейнов.

Первые шаги

Мальчик быстро понял, что для успешной реализации в профессии ему необходимо учиться дальше, прежде всего хорошо рисовать. Трудясь над своим первым ответственным заказом — новым общественным зданием в поселке Дженестерио, он ощутил особый трепет и волнение и испытывал их впоследствии в работе над каждым проектом. Именно волнение и определило для Ботты тот неослабевающий интерес к профессии архитектора, результатом которого стали впечатляющие и выразительные постройки, разбросанные по разным континентам.

Собор Воскресения в Эври. Франция

Поскольку малая родина Марио Ботты располагается в невероятно живописной части страны, отделенной Альпами от остальной Швейцарии, то все творчество мастера проникнуто возвышенной созерцательностью и внутренним спокойствием, по-разному отражающимся в авторских решениях для банков и библиотек, частных вилл и спа-отелей, музеев и часовен. Молодой швейцарец продолжил образование в Италии. С 1961 года он посещал художественный колледж в Милане, а с 1964 по 1969 год учился в Архитектурном институте Венецианского университета, где и получил первую профессиональную степень

Кроме уже упомянутых великих модернистов — Ле Корбюзье и Луиса Кана исключительно важной фигурой для профессионального становления Марио Ботты в эти годы был Карло Скарпа — признанный мастер итальянской архитектуры ХХ века

Из общения с Корбюзье Ботта усвоил основополагающий тезис, что «архитектура должна помогать обществу». Идеи мэтра начинающий архитектор применял в первых проектах частных вилл, где пытался найти оптимальный баланс между контрастами природы и рукотворным жилищем человека. По мнению Ботты, он пытался отразить воспринятое от Корбюзье представление в использовании света, в пространственной организации, в конкретной структуре здания. В 1969 году Ботта встретился с Луисом Каном: Марио помогал мэтру готовиться к выставке и работать над одним из его итальянских проектов. Способность Кана приводить любую архитектурную проблему к ее сущности, ясно определять цель и глубину задачи произвела неизгладимое впечатление на молодого швейцарца.

Наиболее продолжительным оказалось общение с Карло Скарпой, поскольку тот был постоянным преподавателем в Венеции и регулярно знакомил Марио Ботту с «новшествами современной архитектуры, представленной неорационалистическим движением». Скарпе удалось привить талантливому студенту любовь к работе с материалами, понимание их структуры и уважительное отношение к деталям, что в свою очередь, очень помогло Ботте стать ярким и небанальным архитектором.

Новое казино в Кампионе. Италия

Вазы и стулья

Талантливые люди талантливы во всем, исключением не стал и Марио Ботта. Настоящий архитектор видит весь проект от фундамента до кровли, от экстерьера фасада до интерьера помещений, так и Ботта известен в том числе и своими работами в области дизайна и разработок мебельных коллекций.

Еще в 80-х он создавал прозрачные и легкие элегантные стулья из металла для бренда Alias. Стул «Секонда» представляет собой диагональную консоль, где вместо стальной трубки задействована алюминиевая лента, а вместо плоскости спинки — вращающийся металлический валик.

Стул «Квинта» — это стальная рама, на которой укреплены металлические детали с отверстиями в качестве сиденья и спинки. Жесткие графические линии стульев Quinta и Seconda в сочетании с хорошо решенной геометрической структурой зарекомендовали Ботта как хорошего художника и одновременно инженера.

Расширив творческие границы, Ботта создал серию коллекционных ваз Tredicivasi, которые были представлены в галерее Bruxelles. Коллекция объединила большие неординарные вазы, изготовленные из оловянных листов, расплавленных, формованных и затем спаянных вручную, а затем отполированных до зеркального блеска. При этом возникли довольно интересные объемно-пространственные решения.
 

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий