Биография Владислава Ходасевича

1886—1939

В. Ходасевич <1915-1916>

Владислав Фелицианович Ходасевич родился в Москве. Его отец был поляк, неудачливый живописец и фотограф, а мать — еврейка, воспитанная в польской католической культуре. Для творческого сознания Ходасевича были важны все национальные корни, и русский язык звучал с особой новизной еще и потому, что воспринимался на фоне польского и воспоминаний об изгойстве братьев по крови.

Детские годы запомнились поэту постоянным интересом к искусству. Этот интерес был поддержан гимназией, где Ходасевич познакомился с В. Гофманом и Александром Брюсовым (братом В. Я., тоже писавшим стихи). Учился на юридическом и историко-филологическом факультетах Московского университета (не окончил). Впервые выступил в 1905 г. в альманахе «Гриф». В 1903—1905 гг. был близок к московским символистам. Первая книга «Молодость» (М., 1908) полна внутренне напряженных трагических стихов, где личное неустройство становилось знамением всемирного кризиса. (Впоследствии поэт считал эту книгу ученической.)

После выхода «Молодости» Ходасевич становится профессиональным литератором, регулярно сотрудничая в различных московских газетах, много занимаясь переводами. Второй сборник его стихов — «Счастливый домик» (М., 1914) был принят рецензентами без восторга, но вполне одобрительно; единодушно отмечались последовательная традиционность и безмятежность, восходящая к лирике пушкинской поры. Не очень внимательному глазу тогдашних котиков почти не удалось заметить за эти гармонически стройной поэзией глубинного душевного смятения, на какое-то время принесенного в жертву желанию увидеть в мире идеал «простого счастья».

Третья книга — «Путем зерна» (М., 1920) снова выводила трагизм существования поэта в мире на поверхность, но уже на ином уровне, чем это было в «Молодости». Вместо расхожих штампов «новой поэзии» появляется уверенная отточенность слова, банальные «поэтические» ситуации заменяются необычайно резким соединением повседневной жизни с запредельным душевным опытом; расшатывается гармоническая поэтика прежних стихов. В книге отразились и личные переживания Ходасевича, и его понимание роли революции в истории России, поставившей мыслящего человека перед глубинными проблемами бытия от рождения до смерти.

С выходом сборника «Путем зерна» имя Ходасевича начинает восприниматься в одном ряду с именами крупнейших поэтов, но высокие оценки нередко соседствовали с уничижительными в зависимости от того, как воспринималась возможность существования поэзии более или менее традиционных форм в бурной современности. Особенно обострились эти споры после выхода в свет книги «Тяжелая лира» (М.; Пг., 1922), где найденное автором «Путем зерна» было доведено до степени едва ли не канона. Этот сборник увидел свет, когда Ходасевич уже находился в эмиграции. Там вышел и последний цикл Ходасевича-поэта «Европейская ночь» (в его «Собрании стихов», Париж, <1927>).

Изд.: Ходасевич Вл. Стихотворения. Л., 1989 («Б-ка поэта». Большая серия).

..
Из цикла «Кольца»: ………

* * *

Вокруг меня кольцо сжимается,
Неслышно подползает сон…
О, как печально улыбается,
Скрываясь в занавесях, он!

335

Как заунывно заливается
В трубе промерзлой — ветра вой!
Вокруг меня кольцо сжимается,
Вокруг чела Тоска сплетается
Моей короной роковой.

18 ноября 1906

НОЧИ

Сергею Кречетову

Чуть воют псы сторожевые.
Сегодня там же, где вчера,
Кочевий скудных дети злые,
Мы руки греем у костра.

И дико смотрит исподлобья
Пустых ночей глухая сонь.
В дыму рубиновые хлопья,
Свистя, гремя, кружит огонь.

Молчит пустыня. Вдаль без звука
Колючий ветер гонит прах, —
И наших песен злая скука
Язвя кривится на губах…

Чуть воют псы сторожевые.

7 мая 1907

Биография — Владислав Фелицианович Ходасевич —

Час классики Биография — Владислав Фелицианович Ходасевич — Ходасевич Владислав Фелицианович Ходасевич Владислав Фелицианович (16 (28) мая 1886, Москва — 14 июня 1939, Париж) — русский поэт, прозаик, литературовед. Ходасевич родился в семье художника-фотографа. Мать поэта, Софья Яковлевна, была дочерью известного еврейского литератора Я. А. Брафмана. Ходасевич рано почувствовал свое призвание, выбрав литературу главным занятием жизни. Уже в шесть лет сочинил свои первые стихи. Учился в Третьей московской гимназии, где его однокласником был брат поэта Валерия Брюсова, а в старшем классе учился Виктор Гофман, сильно повлиявший на мировоззрение Ходасевича. Окончив гимназию в 1904 году, Ходасевич поступил сначала на юридический факультет Московского университета, потом на историко-филологический. Печататься Ходасевич начал в 1905 году, тогда же он женится на Марине Эрастовне Рындиной. Брак был несчастливым — уже в конце 1907 года они расстались. Часть стихотворений из первой книги стихов Ходасевича «Молодость» (1908) посвящена именно отношениям с Мариной Рындиной. Сборники «Молодость» (1908) и вышедший позднее «Счастливый домик» (1914) — были доброжелательно встречены читателями и критикой. Ясность стиха, чистота языка, точность в передаче мысли выделили Ходасевича из ряда новых поэтических имен и определили его особое место в русской поэзии. За шесть лет, прошедшие от написания «Молодости» до «Счастливого домика», Ходасевич стал профессиональным литератором, зарабатывающим на жизнь переводами, рецензиями, фельетонами и др. В 1914 была опубликована первая работа Ходасевича о Пушкине («Первый шаг Пушкина»), открывшая целую серию его «Пушкинианы». Исследованием жизни и творчества великого русского поэта Ходасевич занимался всю жизнь. В 1917 году Ходасевич с восторгом принимает Февральскую революцию и поначалу соглашается сотрудничать с большевиками после Октябрьской революции. В 1920 году выходит третий сборник Ходасевича «Путём зерна» с одноименным заглавным стихотворением, в котором есть такие строки о 1917-м годе: «И ты, моя страна, и ты, её народ, // Умрёшь и оживёшь, пройдя сквозь этот год». Эта книга выдвинула Ходасевича в ряд наиболее значительных поэтов своего времени. В 1922 выходит сборник стихов Ходасевича «Тяжёлая лира», ставший последним, изданным в России. 22 июня того же года Ходасевич вместе с поэтессой Ниной Берберовой покидает Россию и через Ригу попадает в Берлин. За границей Ходасевич некоторое время сотрудничал с М. Горьким, который привлек его к совместному редактированию журнала «Беседа». В 1925 году Ходасевич и Берберова переезжают в Париж, где через два года Ходасевич выпускает цикл стихов «Европейская ночь». После этого поэт всё меньше и меньше пишет стихи, уделяя больше внимания критике. Живет трудно, нуждается, много болеет, но работает напряженно и плодотворно. Все чаще выступает как прозаик, литературовед и мемуарист: «Державин. Биография» (1931), «О Пушкине» и «Некрополь. Воспоминания» (1939). В последние годы Ходасевич публиковал в газетах и журналах рецензии, статьи, очерки о выдающихся современниках — Горьком, Блоке, Белом и многих других. Переводил поэзию и прозу польских, французских, армянских и др. писателей. Умер Владислав Ходасевич в Париже 14 июня 1939.

«Во мне конец, во мне начало…»

Для литературного Парижа кончина Ходасевича не стала неожиданностью. Поэт и раньше постоянно болел, а в последнее дни совсем сдал: сильно исхудал, пожелтел и страдал от невыносимой боли «где-то внутри». Виктор Фелицианович и сам понимал, что дни его сочтены. В разговоре с кем-то из друзей он как бы между прочим однажды проронил: «а, кажется, мне уже не подняться…», скрывая за напускной веселостью свой страх.

Это была долгая и мучительная смерть… Обессилевшего поэта поместили в городской госпиталь Бруссе, где он провел одиннадцать суток. Доктора никак не могли определиться с диагнозом: одни подозревали рак печени, другие склонялись к тому, что у больного серьезные проблемы с кишечником, однако в необходимости срочной операции не сомневались ни те, ни другие. Тем временем за дверью палаты томились в ожидании вердикта врачей заплаканная Ольга Марголина и окаменевшая от горя Нина Берберова.

Операция была проведена 12 июня в частной клинике Альма, но желаемого результата она не принесла. 14 июня 1939 г. в 6 часов утра В. Ф. Ходасевич скончался. Похоронили поэта по на кладбище Булонь-Бийанкур под Парижем.

Скитания по Европе

Отъезд из России был очень похож на бегство. С собой Ходасевич успел захватить единственное сокровище – восьмитомное собрание сочинений А. С. Пушкина:

В Берлине русских проживало столько, что порой поэту казалось, что он никуда не уезжал из Петрограда. Ходасевич и Берберова поселились в пансионе в Крампе среди эмигрантов-богатеев, сумевших удрать из России перед революцией. Хамство и беспардонность соседей безмерно раздражали поэта, но (хвала небесам!) оставались здесь ещё те люди, с которыми Владислав Фелицианович мог общаться и дружить. В Берлине тех лет можно было встретить С. Есенина, В. Набокова, Б. Пастернака, Н. Бердяева. Однажды Ходасевич всю ночь пропьянствовал с Ф. Шаляпиным и А. Горьким.

Следуя своей теории о пути зерна, Владислав Фелицианович всеми силами пытался «прорасти»: сотрудничал со многими русскими издательствами в Берлине и продолжал печататься в России. К 1923 г. Берлин неожиданно опустел: издательства закрылись, русские литераторы разъехались кто куда. Некоторое время Ходасевич и Берберова жили в Праге, потом уехали с Горьким в Мариенбад, немного погостили в Ирландии, у сестры Нины, и снова вернулись к Горькому в Сорренто.

К 1925 г. супруги поняли, что возвращение в Советскую Россию равносильно самоубийству. Нужно было приставать к какому-то берегу. Они обосновались в Париже. Владислав Фелицианович печатался в газетах «Дни» и «Последние новости». Среди эмигрантов своим он так и не стал, жил обособленно, исповедуя пушкинское: «Ты царь. Живи один».

Дружба с М. Горьким

В 1918 г., после организации «Всемирной литературы» в Петрограде происходит личное знакомство Ходасевича с Горьким. После переезда в Петроград их житейские и дружеские связи укрепляются, а с 1921 г., несмотря на «разницу… литературных мнений и возрастов», знакомство их переходит в тесную дружбу. В сближении обоих писателей сыграли роль дружеские отношения Горького с племянницей поэта — художницей В. М. Ходасевич, которая с 1921 г. жила в густонаселенной квартире Горького на Кронверкском проспекте в Петрограде. Оказавшись в Берлине, Ходасевич пишет Горькому, который уговорил поэта поселиться в городке Саарове, где они в постоянном общении прожили до середины лета 1923 г. В ноябре того же года они снова съехались в Праге, откуда переехали в Мариенбад. В марте 1924 г. Ходасевич и Берберова направились в Италию — в Венецию, Рим и Турин, затем в августе перебрались в Париж, а оттуда в Лондон и Белфаст (в Ирландии). Наконец, в начале октября того же 1924 г. они вернулись в Италию и в Сорренто прожили вместе с Горьким на его вилле «Il Sorito» до 18 апреля 1925 г.,— дня, когда Ходасевич и Горький расстались навсегда.
Период 1921 — 1925 гг.— время постоянного общения и живого обмена мнениями между Горьким и Ходасевичем. В 1923 — 1925 гг. они вместе с А. Белым организуют в Берлине журнал «Беседа», который, по их замыслу, должен был объединить на своих страницах писателей Советской России и Запада. Но журнал не был допущен к распространению в СССР, и после выхода семи книжек издание его пришлось прекратить. В письмах 1922—1925 гг. Горький многократно высоко отзывается о таланте Ходасевича, называет его «поэтом-классиком», «лучшим поэтом современной России», который «пишет совершенно изумительные стихи».

Переезд в Петроград

Переехав в Петроград, Ходасевич поселяется в «Доме искусств», где ютилась в первые послереволюционные годы петроградская литературно-художественная интеллигенция (этому периоду жизни поэта посвящен мемуарный очерк «Дом искусства» и ряд других страниц его литературных воспоминаний). В феврале 1921 г. Ходасевич произносит (на одном вечере с Блоком) знаменитую пушкинскую речь «Колеблемый треножник», полную мрачных предчувствий о судьбах русской литературы в условиях возникающей новой советской действительности. Конец лета он проводит в летней колонии Дома искусств «Вельском уезде» (в Псковской губернии), созданной для отдыха «измученных н отощавших» (по его выражению) от голода и нужды петроградских литераторов.

Влияние матери и кормилицы

Мать старалась приобщить сына к польскому языку и к начаткам католической веры, но сын ее рано почувствовал себя русским и навсегда сохранил глубокую преданность русскому языку и культуре. И хотя впоследствии Ходасевич в качестве переводчика сделал немало для приобщения русских читателей своего времени к творчеству А. Мицкевича, 3. Красиньского, К. Тетмайера, Г. Сенкевича, К. Макушиньского, а также к стихам еврейских поэтов, писавших на иврите (С. Черняховского, X. Бялика, Д. Шимановича, 3. Шнеура и др.; наряду с поэтами Финляндии, Латвии и Армении Ходасевич переводил их стихи по подстрочникам, не зная еврейского языка), он с первых лет и до конца жизни ощущал себя глубоко русским человеком, кровно связанным с русской национальной культурой и ее историческими судьбами. Ощущение одухотворившей его жизнь и поэзию светлой — и в то же время страдальческой, мучительной — любви к России Ходасевич выразил с особой силой в замечательном стихотворении 1917—1922 годов, посвященного его кормилице — тульской крестьянке Елене Александровне Кузиной, умершей, когда поэту было 14 лет (вспоминая ее с целью навсегда воздвигнуть ей поэтический памятник, Ходасевич несомненно проводил мысленно параллель между ролью ее в его жизни и ролью Арины Родионовны в жизни своего любимого поэта А. С. Пушкина, на всю жизнь оставшегося его учителем — наряду с Державиным, Баратынским и Тютчевым,- тремя поэтами, которых Ходасевич так же, как Пушкина, ощущал наиболее близкими себе по духу и свойствам своего поэтического дара).

Разрыв с Горьким и Белым

1922 — 1923 гг. — также и годы апогея дружбы Ходасевича и А. Белого, который в это время, подобно Ходасевичу, принадлежал к обитателям «русского Берлина». Однако в 1923 г. между старшим и младшим поэтом происходит разрыв. А в 1925 г. аналогичный разрыв венчает долгие годы близости между Ходасевичем и Горьким, который упрекает Ходасевича в том, что он «неоправданно зол» и «делает из своей злобы — ремесло». Подробно о своей дружбе и разрыве с Горьким и А. Белым и о причинах этого разрыва Ходасевич рассказал в воспоминаниях о них, вошедших в книгу «Некрополь». Основной причиной разрыва было возвращение А. Белого в Россию и нежелание Горького признать свое тогдашнее фактическое положение эмигранта, надежды его, укреплявшиеся Е. П. Пешковой и М. Будберг, на возможное примирение с официальной советской общественностью, с которой Ходасевич к этому времени окончательно порвал. Приняв в 1917 г. Октябрь и сравнительно легко примирившись с лишениями, выпавшими на его долю в эпоху военного коммунизма, Ходасевич резко отрицательно отнесся к НЭПу. Позднее он зорко угадал ложь и лицемерие сталинской диктатуры.

Переезд в Петроград

В краткой биографии Владислава Ходасевича, которая приведена в этой статье, необходимо отметить его переезд в Петроград, который состоялся в ноябре 1920 года. Поэт был вынужден это сделать из-за появившейся у него острой формы фурункулеза. Заболевание появилось из голода и холода, которые бушевали в стране из-за Гражданской войны.

В Петрограде ему помог Горький, который способствовал получению пайка и двух комнат в писательском общежитии “Дома искусств”. Об этом опыте Ходасевич позже напишет очерк под названием “Диск”.

В 1920 году выходит его третий поэтический сборник, который, пожалуй, становится самым известным в его карьере. Он называется “Путем зерна”. В нем есть одноименное стихотворение, в котором поэт описывает события 1917 года. Популярность Ходасевича после выхода этого сборника только растет. Творчество Ходасевича, биографию которого мы сейчас изучаем, для многих связано со стихами, входящим в этот сборник.

Мемуары Ходасевича

В 1928 году Ходасевич начинает писать собственные мемуары, которые входят в книгу «Некрополь. Воспоминания», она увидела свет в 1939 году. В них он подробно рассказывает о знакомстве и отношениях с Белым, Брюсовым, Гумилевым, Есениным, Горьким, Сологубом, молодым поэтом Муни, с которым в юности они были друзьями.

Также Ходасевич пишет биографическую книгу «Державин». Он хорошо известен как крупный и скрупулезный исследователь творчества Пушкина. Герой нашей статьи, закончив работу над биографией Державина, планировал составить жизнеописание и «солнца русской поэзии», но этого сделать ему не позволило резко ухудшившееся здоровье. В 1932 году он пишет в письме Берберовой, что на этой работе он ставит крест, как и на стихах, понимая, что больше у него в жизни ничего не остается. В апреле 1932 году они расстаются.

На следующий год Ходасевич женится в очередной раз. Его новая избранница — Ольга Борисовна Марголина. Она на четыре года младше мужа, родом из Санкт-Петербурга. С новой женой поэт живет в эмиграции. Его положение трудное и тяжелое, он мало общается с соотечественниками, держится обособленно. В июне 1939 года Ходасевич умирает в Париже после очередной операции, которая должна была поддержать его здоровье. Его похоронили неподалеку от французской столицы, на кладбище Булонь-Биянкур, ему было 53 года.

Его последняя супруга Ольга Марголина не намного пережила мужа. Во время Второй мировой войны она оказалась в немецком плену. В 1942 году погибла в концентрационном лагере в Освенциме.

Нина Берберова, с которой они прожили долгую совместную жизнь, в 1936 году заключила официальный брак с живописцем Николаем Макеевым, с Ходасевичем у нее остались дружеские отношения вплоть до самой его смерти. Войну перенесла в оккупированном немцами Париже, в 1947 году развелась. В 1954 году уже в США вышла замуж за известного музыкального педагога и пианиста Георгия Кочевицкого, через пять лет сумела получить американское гражданство.

В 80-х развелась и с Кочевицким, а в 1989 году даже приехала в Советский Союз в возрасте 88 лет. В 1993 году скончалась в Филадельфии.

Последние стихи

В 1927 г. вышли 2 последних поэтических книги Ходасевича – «Стихотворения» и «Сборник стихов», в который вошёл новый цикл «Европейская ночь». В феврале 1927 г. Владислав Фелицианович возглавил литературный отдел газеты «Возрождение» и вскоре стал ведущим литературным критиком русского зарубежья. За подписью «Гулливер» он совместно с Берберовой рецензировал произведения М. Зощенко, З. Гиппиус, М. Булгакова, И. Бунина, Г. Иванова. С 1928 г. поэт работал над романом-судьбой «Некрополь. Воспоминания», закончил биографическую книгу о Г. Державина.

Тем временем душевное состояние Владислава Фелициановича оставляло желать лучшего. Целеустремлённая активная Нина нуждалась в развитии, а Ходасевич страшился будущего. Он смертельно устал от рутины, неустроенности и собственной ненужности. Берберова не могла выйти из дома, боясь, что муж откроет газ или выбросится из окна. Спустя годы, вспоминая о годах жизни с Ходасевичем, в книге «Курсив мой» она напишет: «Он боится мира… Он боится будущего… Он боится нищеты… боится грозы, толпы, пожара, землетрясения. Он говорит, что чувствует, когда земля трясется в Австралии, и правда: сегодня в газетах о том, что вчера вечером тряслась земля на другом конце земного шара, вчера он говорил мне об этом. Мне все равно, что где-то землетрясение, для меня, по правде сказать, земля трясется все время, грозы бояться – для меня все равно, что бояться дождика. Пожар? Ну, так возьмем подмышку кое-какие книги и бумаги (он – свои, я – свои) и выйдем на улицу. Что касается толпы, то так как я не ношу ни перьев, ни фруктов на шляпе, ни накрахмаленных юбок, то я не боюсь, что меня сомнут. Я сама – часть толпы…»

В 1932 г. Нина решилась на разрыв. Она ушла не внезапно, предварительно все обдумала, наварила ему на 3 дня борща, перештопала все носки, собрала вещички в чемодан, взяла ящик для бумаг и шагнула в неизведанное… Ее уход стал крушением всех надежд. Теперь Ходасевичу не за что было бороться. Он поставил крест на уже начатой биографии Пушкина, материалы для которой собирал всю жизнь, и совершенно сник.

После нескольких неудачных попыток вернуть Берберову Владислав Фелицианович в 1933 г. женился на Ольге Борисовне Марголиной, племяннице М. А. Алданова. О четвертой супруге поэта сведений почти не сохранилось. Известно лишь, что на момент знакомства с поэтом ей было около сорока лет, в Париже она жила с сестрой и зарабатывала на жизнь вязанием шапочек. Когда Владислав Фелицианович остался один, Ольга Борисовна стала навещать его, помогала по хозяйству и однажды осталась насовсем. Стихов Ходасевич уже не писал, а в конце января 1939 г. снова слёг. На этот раз болезнь оказалась сильнее него…

Личная жизнь

Будучи творческим человеком, Владислав Ходасевич часто влюблялся, да и его любили. Ведь, судя по фотографиям, поэт был пусть и худощавым, но обаятельным мужчиной. Его личная жизнь похожа на качели — за головокружительными романами следовали разочарование и беспробудное пьянство.

Первой серьезной увлеченностью стала Марина Эрастовна Рындина, «писаная красавица Москвы». Она согласилась стать женой поэта 17 апреля 1905 года, а в преддверии Нового 1908-го объявила о разрыве.

Брешь, которую оставила Марина Рындина, Владислав Ходасевич стремился заделать случайными связями и мимолетными романами. В 1910–1911 годах он встречался с Евгенией Владимировной Муратовой — бывшей супругой писателя и искусствоведа Павла Павловича Муратова, а затем с Анной Ивановной Чулковой-Гренцион.

Владислав Ходасевич и Нина Берберова / “Еврейская панорама”

Любовные терзания сопровождались трагическими событиями — с разницей в несколько месяцев в 1911 году умерли оба родителя Ходасевича. Это напомнило поэту, насколько жизнь скоротечна, поэтому он бросил алкоголь и задумался о семье. В 1913-м Владислав Фелицианович сыграл свадьбу с Чулковой-Гренцион.

Самой верной женщиной в жизни Ходасевича была Нина Николаевна Берберова, поэтесса. Они познакомились в декабре 1921 года и без памяти влюбились, но законными супругами так и не стали. Вместе пережили эмиграцию и остались добрыми друзьями, расставшись в апреле 1932-го.

Последней любовью Ходасевича стала Ольга Борисовна Марголина, еврейка. Их свадьба состоялась в 1933 году.

Детей после себя поэт не оставил.

«Быть вместе и уцелеть…»

В декабре 1921 г

в «Доме Искусств» появилась молодая армянская поэтесса Нина Николаевна Берберова, тут же обратившая на себя внимание уже немолодого поэта. Окружающие заметили, что девушка тоже проявляет к Владиславу Фелициановичу неподдельный интерес

Как раз в это время Анне Ивановна уехала в санаторий лечиться от туберкулёза. От знакомых она узнала о романтической связи Ходасевича с Ниной, но поверить в это не могла. Однако по приезду домой обманутая женщина убедилась в неверности мужа: «Через месяц я вернулась из санатория днем. Влади не было дома, но на столе стояла бутылка вина и корзиночка из-под пирожных. Когда пришел Владя, я спросила: «С кем ты пил вчера вино?» Он сказал: «С Берберовой».»

С тех пор наша жизнь перевернулась. Владя то плакал, то кричал, то молился и просил прощения, а я тоже плакала. У него были такие истерики, что соседи рекомендовали поместить его в нервную лечебницу. Я позвала невропатолога, который признал его нервнобольным и сказал, что ему нельзя ни в чем противоречить, иначе может кончиться плохо. Временами он проклинал Берберову и смеялся над ней. Но если он не видел ее дня два-три, то кричал и плакал, и я сама отправлялась к Берберовой, чтобы привести ее к нам для его успокоения…»

В 1922 г. в свет вышла «Тяжелая Лира» – четвертая книга стихов В. Ходасевича. В начале лета того же года поэт отправился в Москву, якобы на встречу с издателем, следом за ним уехала и Берберова. Оказывается ещё раньше, в апреле, любовники договорились уехать в Европу. Под ярким весенним солнцем в Михайловском саду Виктор Фелицианович озвучил перед Ниной задачу – быть вместе и уцелеть, и она ответила согласием.

22 июня 1922 г. Ходасевич и Берберова отбыли через Ригу в Берлин. Необходимые документы им помог оформить А. М. Горький. На личную встречу с женой поэт не решился. Через 2 дня после его отъезда Анна Ивановна получила написанное, видимо, уже в дороге письмо, которое начиналось словами: «Моя вина перед тобой так велика, что я не смею даже просить прощения…»

Смерть

Владислав Ходасевич не отличался крепким здоровьем: в 1910–1911 годах его мучила легочная недостаточность, в 1916–1917 годах — туберкулез позвоночника, а в 1920-м — фурункулез. Виной тому не только слабый иммунитет, но и исторические декорации. Во время Гражданской войны, например, поэт голодал и жил в таких убогих условиях, что постоянно мерз.

На закате 1930-х годов состояние здоровья Владислава Фелициановича стремительно ухудшалось. Поэт исхудал, не мог принимать пищу, мучился спазмами в области желудка. Врачи — ни русские, ни французские — не могли определить диагноз, склонялись к онкологии или болезни кишечника. Но настойчиво рекомендовали провести операцию.

Ходасевича прооперировали 13 июня 1939 года в госпитале Бруссэ. Он умер на следующий день, не приходя в сознание. Причиной смерти послужила болезнь, которую не определил ни один врач, — камни в желчном пузыре.

Прощались с поэтом всей «белой» эмиграцией в греко-католическом храме Святой троицы. Тело его покоится в предместье Парижа — на кладбище Булонь-Биянкур, где даже к тому времени было достаточно русских могил.

Краткая биография

  1. 1908. Дебютировал стихотворным сборником «Молодость», посвященным его первой жене Марине Рындиной.
  2. 1910. Для лечения болезни легких едет в Италию.
  3. 1914. Выпускает второй сборник «Счастливый домик». Когда началась Первая мировая война, по болезни был освобожден от призыва в армию. Публикуется в либеральных газетах «Русские ведомости» и «Утро России» как фельетонист, критик и переводчик.
  4. 1917. К революции отнесся сочувственно, но вскоре разочаровался в большевиках. Пришел к выводу, что заниматься творчеством при этой власти невозможно.
  5. 1918. Поступает на службу в театральный отдел Наркомата просвещения, ведет курсы литучебы в Пролеткульте, организует совместно с другими литераторами кооперативную книжную лавку, заведует московским отделением издательства «Всемирная литература». Вся эта бурная деятельность отнюдь не была вызвана революционным энтузиазмом. Она имела одну цель – заработать себе на жизнь в это голодное время.
  6. 1919. Возглавляет московскую Книжную палату.
  7. 1920. По приглашению Горького перебирается в Петроград, где условия были немного лучше. Издает третий сборник стихов «Путем зерна».
  8. 1921. Четвертый сборник «Тяжелая лира». Последние две книги вызвали благожелательные рецензии и сделали его широко известным в литературных кругах.
  9. 1922. Покидает Россию, еще не зная, что это навсегда. Пока еще не как эмигрант, а для «поправки здоровья». Путь его лежит в Берлин. Здесь вместе с Горьким он основывает аполитичный журнал «Беседа» для «наведения мостов». Предполагалось, что там будут печататься как советские писатели, так и эмигранты. Журнал просуществовал три года, после чего закрылся из-за финансовых трудностей.
  10. 1924. Гостит у Горького на Капри.
  11. 1925. Советские власти отказались продлить ему загранпаспорт. Ходасевич оказывается перед выбором: вернуться в Россию, где ему пришлось бы угождать большевикам, или остаться за границей на правах эмигранта, что тоже было не сладко. Он выбрал то, что казалось ему меньшим злом. Переезжает в Париж. Сотрудничает как литературный критик в газетах, издававшихся здесь Керенским и Милюковым.
  12. 1927. Издал большую книгу «Собрание стихов», куда вошли все ранее изданные стихи плюс новый цикл «Европейская ночь». Этим он подвел итоги своего поэтического творчества и больше стихов не писал. Возглавил литературный отдел эмигрантской газеты «Возрождение», где будет работать до конца своих дней.
  13. 1928. Начинает работу над мемуарами.
  14. 1931. Издает книгу «Державин».
  15. 1937. Выходит сборник статей «О Пушкине».
  16. 1939. Издает мемуары под названием «Некрополь. Воспоминания». В это время он был уже тяжело болен и 14 июня скончался. На похоронах его присутствовал весь цвет русской эмиграции.

Свадьба

Важное событие в биографии Ходасевича — женитьба на эффектной и симпатичной блондинке, как он сам называл ее, Марине Эрастовне Рындиной. Они заключают брак в 1905 году

Окружающие и знакомые семьи отмечали, что супруга поэта всегда отличалась эксцентричным поведением, например могла показаться в гостях в оригинальном костюме Леды с живым ужом на шее.

В биографии поэта Ходасевича этот брак стал ярким, запоминающимся, но непродолжительным эпизодом. Уже в 1907 году он расстался с женой. Сохранились стихи, посвященные Марине Рындиной, большая их часть вошла в книгу под названием «Молодость», которая увидела свет в 1908 году.

Рассказывая о характере и биографии Владислава Фелициановича Ходасевича, в то время многие его знакомые отмечали, что он был большим франтом, например Дону-Аминадо запомнился по студенческому мундиру в пол, копне густых волос, подстриженных на затылке, с нарочито равнодушным и холодным взглядом темных глаз.

Библиография

  • Владислав Ходасевич. Молодость: Первая книга стихов. М.: Гриф, 1907. — 66 с.
  • Владислав Ходасевич. Счастливый домик: Вторая книга стихов / Обл. И. И. Мозалевского. М.: Альциона, 1914. — 79 с. — 1000 экз.
  • Еврейская антология. Сборник молодой еврейской поэзии. Под редакцией В. Ф. Ходасевича и Л. Б. Яффе. М., 1918.
  • Владислав Ходасевич. Путём зерна: Третья книга стихов. М.: Творчество, 1920. — 48 с. — 18000 экз.
  • Владислав Ходасевич. Счастливый домик: Вторая книга стихов. Изд. 2-е. Пб.; Берлин: Изд. З. И. Гржебина, 1922. — 72 с.
  • Владислав Ходасевич. Тяжелая лира: Четвёртая книга стихов. 1920—1922. М.; Пг.: Гиз, 1922. — 60 с. — 3000 экз.
  • Владислав Ходасевич. Из еврейских поэтов. Петербург-Берлин: Изд-во З. И. Гржебина, 1922.
  • Владислав Ходасевич. Собрание стихов / Обл. М. В. Добужинского. Париж: Возрождение, 1927. — 184 с. (помимо большинства стихов из сборников «Путём зерна» и «Тяжёлая лира» включает новый цикл «Европейская ночь»)
  • Владислав Ходасевич. Белый коридор. Из кремлевских воспоминаний. Впервые опубликовано в газете «Сегодня». 1937 год: 14, 28 ноября и 12, 19 декабря.
  • Владислав Ходасевич. Державин. Париж: Изд-во «Современные записки», 1931.
  • Владислав Ходасевич. О Пушкине. Берлин: Петрополис, 1937.
  • Владислав Ходасевич. Некрополь: воспоминания. Bruxelles: Les éd. Petropolis, 1939.
  • Владислав Ходасевич. Собрание стихов в двух томах. (Составление,) редакция и примечания Юрия Колкера. La Presse Libre, Paris, 1982-83.
  • В. Ф. Ходасевич. Державин. — М.: Книга, 1988. — 384 с. (Писатели о писателях) Тираж 200 000 экз. ISBN 5-212-00073-4
  • В. Ф. Ходасевич. Собрание стихотворений. — М.: Молодая гвардия, 1989. — 183 с. ISBN 5-235-01129-5
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения. — Л.: Сов. писатель, 1989. — 464 с. (Библиотека поэта, Большая серия, Издание третье) Тираж 100 000 экз. ISBN 5-265-00954-X
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения. — Л.: Искусство, 1989. — 95 с.
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения. (Библиотечка журнала «Полиграфия») — М.: Детская книга, 1990. — 126 с.
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения / Сост., вступ. ст., прим. В. П. Зверев. — М.: Молодая гвардия, 1991. — 223 с.
  • В. Ф. Ходасевич. Некрополь. — М.: Сов. писатель — Олимп, 1991. — 192 с. Тираж 100 000 экз. ISBN 5-265-02572-3
  • В. Ф. Ходасевич. Колеблемый треножник: Избранное. — М.: Советский писатель, 1991. — ??? с.
  • В. Ф. Ходасевич. Собрание стихотворений. — М.: Центурион Интерпракс, 1992. — 448 с. ISBN 5-7085-0058-1
  • В. Ф. Ходасевич. По бульварам. Стихотворения 1904—1937 гг. Литературно-исторические статьи. (Из поэтического наследия.) / Редактор-составитель И. А. Курамжина. — М.: Центр-100, 1996. — 288 с.
  • В. Ф. Ходасевич. Собрание сочинений в 4 т. — М.: Согласие, 1996—1997.
  • В. Ф. Ходасевич. Некрополь. — М.: Вагриус, 2001. — 244 с. ISBN 5-264-00160-X
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения / Сост., подгот. текста, вступ. ст., примеч. Дж. Малмстада. — СПб.: Академический проект, 2001. — 272 с. (Новая библиотека поэта, Малая серия)
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения / Сост. В. Зверев. — М.: Звонница-МГ, 2003. — 320 с. ISBN 5-88093-035-1
  • В. Ф. Ходасевич. Стихотворения. — М.: Профиздат, 2007. — 208 с. ISBN 978-5-255-01558-0
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий