Де Сад, Донасьен Альфонс Франсуа

Де Сад против Иисуса Христа

Лучшую рецензию на труды маркиза написал не литературный критик, а префект полиции. Она довольно лаконична, и точнее просто не скажешь:

Структура практически любой книги де Сада, от «Жюстины» и «Жюльетты» до «120 дней Содома» и «Философии в будуаре», проста. Максимально жестокий гэнг-бэнг с лицами обоих полов в самых невероятных конфигурациях, коллективный оргазм, а затем длительный философский диспут выживших.

Все зиждется на власти сильного над слабым, однако роли постоянно меняются — вчера ты могущественный монарх, а завтра твоя голова уже лежит на плахе, поскольку какой-нибудь народный мститель воспылал праведным гневом и взял верх над тобой.

Читатель, хотя бы мало-мальски разбирающийся в философии, приметит, что маркиз писал не порнуху средней руки, но многостраничное разоблачение эпохи Просвещения и идей ее главных мыслителей. Во многом садизм стал ответочкой Жан-Жаку Руссо, который всерьез полагал, что человек от природы прекрасен, а портит его исключительно дурное воспитание. Дескать, на свет мы появляемся с полным пакетом добродетелей, но, оказавшись в обществе, стремительно начинаем их терять и становимся заложниками системы, где процветают неравенство, нищета и угнетение.

Свобода, равенство, братство, кровь, смерть, кладбище

Но вернемся к реальной биографии де Сада — именно в ней можно найти ответ на все заданные им в книгах вопросы.

Аристократ по происхождению, Донасьен воспитывался при дворе. Обретавшийся там же граф де Шароле (о котором, правда, в учебниках истории предусмотрительно не пишут) был личностью незаурядной. Про него ходило множество интересных баек. По слухам, ему ничего не стоило подстрелить средь бела дня кровельщика, чинящего черепицу, — для тренировки меткости.

Когда же органы власти пытались завернуть Шароле за его бесчинства, он сразу бежал к королю за прощением. Монарх демонстрировал свое великодушие, но с оговоркой: если кто вздумает учинить над графом самосуд, этого человека тоже помилуют. Донасьену тогда было восемь лет.

Потом де Сада ждала Семилетняя война (сотни тысяч жертв) и Великая французская революция (сотни тысяч жертв). Наполеоновские кампании (сотни тысяч жертв) маркиз в полном объеме не застал — он к тому моменту уже сидел в психиатрической лечебнице.

Порка, содомия и «возбуждающие» конфеты с ядом

Пожалуй, один из самых мерзких инцидентов, который во многом перекликается со сценами будущих книг де Сада, произошел 5 января 1772 года. Из материалов уголовного дела известно, что утром де Сад и его слуга Латур явились в апартаменты некой девицы Борелли по прозвищу Мариетт. Там же находились еще три девушки (судя по всему, довольно свободных нравов). Весь масштаб разврата, который царил там в тот день, сложно представить даже самым раскрепощенным. Упомянем лишь, что среди прочего имела место столь любимая де Садом порка. Кроме того, он склонял девушек к содомии, но все они отказались (а вот верный лакей Латур оказался не прочь предаться нетрадиционным утехам с хозяином).

Приговор был приведен в исполнение 12 сентября… Только вот ни один из осужденных на собственной казни не присутствовал. Решив не дожидаться визита полиции, де Сад вместе с Латуром сбежал в Италию, заодно прихватив с собой сестру своей жены, в которую был давно влюблен. Но казнь уже была назначена, поэтому на площади сожгли их чучела.

Узнав о дерзком побеге зятя и своей младшей дочери, мадам де Монтрей добилась от короля разрешения на преследование и арест де Сада. В декабре 1772 года по приказу короля Сардинии де Сада и его слугу арестовали и заточили в крепость Миолан. Но маркиз так просто не сдавался: весной они вместе с Латуром и еще одним сокамерником совершили побег, причем в этом им помог не кто-нибудь, а жена де Сада – его верная, всепрощающая Рене. После этого Донасьен надолго засел в своем имении в Лакосте, опасаясь очередного ареста. Однако спустя год он не выдержал и вновь взялся за старое: однажды он организовал похищение трех деревенских девушек, запер их в своем подвале и насиловал с молчаливого согласия супруги. Пропажу девушек быстро обнаружили, против де Сада вновь завели дело, и он снова сбежал в Италию.

В 1776 году де Сад вернулся в Лакост и нанял к себе в дом несколько молодых девушек в качестве служанок. Быстро осознав, чем им предстоит заниматься, все они сбежали от жуткого хозяина-извращенца – все, кроме одной. Ее звали Катерина Триле, но маркиз любил называть ее Жюстиной. Она стала для него своеобразной музой, и, хотя в тот период де Сад еще ничего не писал, именно образ Жюстины впоследствии стал основой для некоторых его героинь. Кстати, ее отец, узнав, чем дочь занимается в замке де Сада, однажды даже попытался застрелить его, но промахнулся и был задержан охраной.

С момента заключения де Саду удалось провернуть еще немало мерзких авантюр, в которых вновь фигурировали отравляющие вещества и жестокие изнасилования. Закон его преследовал, он продолжал ускользать, и эта гонка могла бы продолжаться еще долго, если бы не лопнувшее терпение тещи де Сада. Когда маркиз попытался обжаловать смертный приговор, от которого сбежал в 1772 году, прованский парламент согласился отменить его, однако приговорил де Сада к заточению в Венсенском замке. 16 июля по пути в замок де Саду удалось сбежать из-под стражи и укрыться в своем замке, но госпожа де Монтрей сообщила полиции о местонахождении зятя.

Биография

Личность маркиза де Сада в современном мире ассоциируется с таким же количеством мифов и выдумок, как и не менее импозантный и устрашающий граф Дракула. Родившись в богатой аристократической семье, молодой человек поддерживал революционеров и даже отказался от дворянских титулов.

Если сейчас имя де Сада ассоциируется исключительно с жесткими формами полового акта, то в XVIII столетии его книги порицали исключительно из соображений морали и этики, но не в связи с пристрастиями к жестким постельным играм.

Маркиз де Сад

Всей своей жизнью эксцентричный француз пропагандировал личную свободу каждого и бесконечное стремление к удовольствию вопреки всему, к удовлетворению всех своих потребностей. Философ, а маркиз де Сад, несомненно, был философом, отрицал все нормы морали и нравственности, мешавшие, на его взгляд, получению удовольствий.

С легкой руки австрийского психиатра Рихарда фон Крафт-Эбинга, изучавшего труды маркиза, его фамилия дала название термину «садизм». Сначала словом садизм называли получение сексуального удовлетворения посредством причинения физических или моральных страданий партнеру. Позднее термин получил широкое употребление и стал обозначать желание намеренно причинить боль другому живому существу.

Побил принца в 4 года и был изгнан из дворца

Донасьен Альфонс Франсуа де Сад появился на свет 2 июня 1740 года в замке Конде в Париже. Его предки носили графский титул, а первым в роду де Садов, кто удостоился титула маркиза, был дед Донасьена. Он же, по-видимому, был единственным законным маркизом в семье: хотя принадлежность к «дворянству шпаги» давала право передавать титул от отца к сыну по наследству, передача титула маркиза к отцу де Сада и ему самому нигде не зафиксирована. Поэтому многие исследователи жизни и творчества писателя до сих пор сомневаются в его юридическом праве именовать себя маркизом. Тем не менее, в историю он вошел именно под таким титулом.

Отец Донасьена, Жан-Батист Жозеф Франсуа граф де Сад, был потомственным наместником нескольких французских провинций. Прежде, чем получить почетный титул графа, он служил посланником при дворе кельнского курфюрста, затем – послом в России. Мать будущего писателя, Мари-Элеонор де Майе-Брезе де Карман, была фрейлиной принцессы де Конде. До четырех лет маленький Донасьен рос во дворце вместе с малолетним принцем Луи-Жозефом де Бурбоном. Мать де Сада надеялась, что у сына сложатся дружеские отношения с принцем, и это поможет ему устроиться в жизни. Однако мальчик уже тогда начал показывать свой бурный нрав: однажды он поколотил принца, после чего его выслали из дворца и отправили в Прованс – на воспитание к дяде-аббату.

Когда Донасьену было пять лет, его отец покинул семью, а мать ушла в монастырь. Некоторые источники утверждают, что граф де Сад был любителем однополых отношений и время от времени развлекался с юношами легкого поведения (что вполне объясняет решение его жены постричься в монахини). Как бы то ни было, все заботы о племяннике легли на аббата де Сада. Он познакомил Донасьена со священником Жаком-Франсуа Абле, который помогал ему в учебе, а впоследствии стал управляющим в его доме. Говоря о своем воспитаннике, Абле отмечал, что у того «страстный темперамент, который заставляет его жаждать удовольствий, но доброе сердце».

В возрасте десяти лет Донасьен вместе с Абле вернулся в Париж, где поступил в колледж д’Аркур. Однако отношения с преподавателями и другими студентами у мальчика не сложились: его постоянно подвергали наказаниям, в числе которых была и порка. Истязания были настолько частыми, что вскоре де Сад просто перестал ощущать боль. Возможно, именно тогда мальчик начал осознавать, что власть и тирания почти всегда идут рука об руку.

В 1754 году 14-летний Донасьен, надеясь сделать военную карьеру, поступил в кавалерийское училище. Через год он получил звание младшего лейтенанта королевского пехотного полка. Де Сад принимал участие в сражениях Семилетней войны, и за военные заслуги был сперва произведен в корнеты карабинеров (в 1757 году), а затем – в капитаны кавалерии Бургонского полка (1759). Уже в те годы де Сад приобрел славу картежника, любителя кутежей и оргий. В 1763 году он ушел в отставку и вернулся в Париж, где с головой погрузился в мир плотских удовольствий.

Смерть

В 1789 году маркиза перевели в Бастилию, где он написал рукопись романа «120 дней содома». Незадолго до взятия Бастилии революционерами де Сада перевели в больницу для душевнобольных, где он провел около года. По окончании лечения мужа мадам де Сад добилась развода, отсудив у бывшего супруга немалую долю имущества и финансов, после чего маркиз примкнул к революционерам. Под именем Луи Сад, безо всяких титулов, он жил у любовницы Мари Констанс Ренель, публиковал рукописи и ставил авторские пьесы на театральных сценах.

Могила маркиза де Сада

В 1793 году Донасьена снова арестовали, приговорили к смертной казни в третий раз за всю биографию, но политические события, происходившие во Франции, спасли маркиза. В 1801 году обнищавшего аристократа заключили в тюрьму за порнографические романы, а вскоре перевели оттуда в психиатрическую лечебницу, поскольку в тюрьме он развращал заключенных. 2 декабря 1814 года 74-летний маркиз де Сад скончался от приступа астмы. По поводу места захоронения Донасьена де Сада до сих пор ведутся споры: по одной версии, он похоронен на христианском кладбище, по другой – в своем поместье.

Обезглавить, обоссать и сжечь

Биография де Сада — это настоящая летопись наказаний и властного произвола XVIII–XIX веков. Первый скандал с участием маркиза — изнасилование простолюдинки Розы Келлер. Согласно материалам дела, де Сад пригрозил, что убьет ее и закопает, если та не согласится заняться с ним сексом. Девушке чудом удалось сбежать через окно, скрутив из простыней веревку. За такие проступки де Сада недолго подержали в тюрьме и присудили солидный штраф. Дворянам очень многое сходило с рук в те времена.

Второй эпизод — так называемое «Марсельское дело». Там было замешано сразу четыре девушки и лакей маркиза. В программе — групповой анальный секс, флагелляция и употребление афродизиаков, которые и испортили приятный вечер: одна из участниц оргии ими отравилась, что стало поводом для жалобы в полицию.

Обезглавленное тело любителя пикантных практик предписывалось сжечь, а прах развеять по ветру. Маркиз не стал дожидаться казни и сбежал из-под стражи.

Третье происшествие служит прекрасной иллюстрацией картины нравов того времени. После Великой французской революции дворян махом лишили всех бонусов, полагавшихся им по праву рождения. Наш герой ловко адаптировался к новым порядкам и превратился из «маркиза де Сада» в «гражданина Сада» — видного комиссара революции.

Люди тогда стояли в очередях не только за едой, но и на гильотину. Экс-дворянин изо всех сил пытался сократить число приговоренных, за что и поплатился.

Наконец, четвертый скандал произошел уже при Наполеоне. Маркиз счел хорошей идеей написать про новоиспеченного императора и его любовницу сатирический памфлет. Власть остроумия не оценила и упекла уже престарелого де Сада в психиатрическую лечебницу Шарантон, где маркиз в итоге и умер.

Спустя более полутора веков философ Мишель Фуко напишет труд «Надзирать и наказывать», где без упоминания де Сада расскажет, как эволюционировали экзекуции. Сначала в ходу были казни с размахом — публичное покаяние с публичным же умерщвлением. Власть превращала уничтожение преступников в шоу с кострами и криками. Затем вся движуха свелась к простому и экономичному убийству: раз — и нет человека. Палача, который мог часами препарировать жертву, сменила гильотина — теперь нужно было просто сдвинуть рычаг, чтобы лезвие со свистом отсекло голову. Наконец пришло время карательной психиатрии. Преступники из легиона богомерзкого зла переместились в категорию больных девиантов, которых нужно просто как следует пролечить.

Де Сад прошел все этапы этого тернистого пути.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий