Ковалев Сергей Адамович

Письма в Спортлото

Сергей Адамович Ковалев родился 2 марта 1930 года в семье железнодорожника в городке Середина-Буда, который сегодня расположен в Сумской области Украины. В 1932 году его семья переехала в подмосковные Подлипки.

В 1954 году Сергей окончил биологический факультет Московского государственного университета. Научная карьера у молодого биолога сразу пошла в гору: уже в 1964 году Ковалев защитил кандидатскую диссертацию, начав с того же года заведовать лабораторией математических методов в биологии в Институте биофизики.

Однако буквально через пару лет 36-летний Сергей организовывает сбор подписей под обращением в Президиум Верховного Совета СССР в защиту писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля, осужденных по статье «Антисоветская пропаганда». А еще два года спустя Ковалев становится активным участником диссидентского «движения в защиту прав человека» — мутного сообщества таких же антисоветчиков, мечтавших о крахе политической системы своего государства в условиях холодной войны, развязанной Западом.

В 1969 году Ковалев входит в состав «Инициативной группы защиты прав человека в СССР» — первой «правозащитной» организации в стране, естественно неофициальной. Основным видом деятельности группы из 15 человек становится написание «писем в Спортлото»: ее авторский коллектив сочинял открытые обращения о политических преследованиях в СССР, адресованные преимущественно в ООН.

Новая сфера деятельности Ковалева ожидаемо поставила крест на его профессиональных занятиях: в 1969 году он был уволен с должности завотделом в Институте биофизики. Тогда-то он и превратился в «профессионального» диссидента. 

С 1971 года он стал одним из самых активных участников издания «Хроники текущих событий» — машинописного информационного бюллетеня «правозащитников». Ковалев не просто был автором «Хроники», но и редактором выпусков с 28-го по 30-й и с 32-го по 34-й, практически бессменно ведя бюллетень с 1971 по 1974 год.

wikipedia.org &nbsp/&nbspKrassotkin / CC0

Интересно, что сам по себе выпуск «хроники» не был уголовным деянием в СССР: она была легальным изданием в том смысле, что ее содержание, форма и способ распространения не противоречили установленному в то время законодательству. В силу этого преследование Ковалева в СССР велось по другим статьям, хотя все понимали, что причина кроется в «деанонимизации» редакторов «Хроники». 

7 мая 1974 года, подгадав скандал ко Дню Победы, несколько выпускающих редакторов «Хроники», в том числе Татьяна Великанова, Сергей Ковалев и Татьяна Ходорович, решили перевести вопрос в публичную плоскость, созвав пресс-конференцию в Москве с участием зарубежной прессы. На ней три подготовленных выпуска «Хроники» были открыто переданы иностранным журналистам, а вместе с ними — заявление для прессы, подписанное тремя присутствующими редакторами. 

Столь открытой фронды советская власть стерпеть не могла — и уже 28 декабря того же года Ковалева арестовывают по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. В декабре 1975 года суд в Вильнюсе приговаривает его к семи годам лишения свободы и трем годам ссылки.

После отбытия тюремного срока Ковалев поселился в Калинине (ныне — Тверь), а в Москву вернулся только в 1987 году, с началом горбачевской «перестройки» и «гласности». 

Надо заметить, что Сергея Адамовича фактически реабилитировали еще при СССР: в том же 1987 году он получил престижное место в Институте проблем передачи информации АН СССР. Но раж борьбы с государством оказался сильнее — и спустя три года Ковалев написал заявление на увольнение. Теперь уже — по собственному желанию.

wikipedia.org &nbsp/&nbspIgor Podgorny / CC BY-SA 2.0

НАШИ ЛЮДИ

Цветкова Сабина
Активисты

общественный деятель, возглавляет Центр Добрых Дел

Яхонтов, Виктор Александрович
Активисты

русский офицер, советский общественный деятель

Ярушевич, Афанасий Викентьевич
Активисты

белорусский общественный деятель, историк, педагог

Ярославский, Емельян Михайлович
Активисты

российский революционер, советский партийный деятель, идеолог и руководитель антирелигиозной политики в СССР

Янчевский, Всеволод Вячеславович
Активисты

белорусский политический и общественный деятель, помощник президента, начальник Главного идеологического управления Администрации президента Республики Беларусь

Яннарис, Михалис
Активисты

греческий революционер и военачальник, поэт

Яндак, Витезслав
Активисты

чешский актер, общественный деятель, политик

Янавичюс, Людвикас
Активисты

литовский социал-демократ-революционер, один из руководителей I Пролетариата

[править] Примечания

  1. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=100622
  2. http://www.rian.ru/society/20091012/188532054.html
  3. Ъ — От тюрьмы и стрельбы не зарекайся // В Москве совершено покушение на одного из лидеров российского криминального мира
  4. Япончика похоронят на Ваганьковском кладбище | Русский Newsweek
  5. ↑ Что такое “русская мафия”, и как с ней бороться? // Русская служба “Голоса Америки”, 3 августа 2009.
  6. ↑ Кто сменит Япончика на посту «короля русской мафии» // KP.RU
  7. http://www.interfax-religion.ru/bel/?act=archive&div=6076
  8. Грозный. Новый Год. Год 1994-й. // Русская служба Би-би-си, 30 декабря 2004
  9. ↑ http://militera.lib.ru/memo/russian/troshev/01.html
  10. YouTube — правозащитник сергей ковалев во время войны в Чечне
  11. Народ имеет обыкновение ошибаться
  12. О демократии и наших правах
  13. Трошев Г. Н. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. — М.: Вагриус, 2001.
  14. ↑ http://www.kashpirovskiy.com/ru/pages/190
  15. Орлов О. Буденновский дневник Олега Орлова // Информационный бюллетень Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал», 20 июня 1995.
  16. http://www.gazeta.ru/politics/elections2007/parts/2187687.shtml
  17. http://www.hro.org/node/7539
  18. Рогозин О. Враг народа
  19. Мир не стал бы протестовать, если бы мировой порядок поддерживали инопланетяне. Публикацию подготовила Любовь Цуканова. — «Новое время», № 19, 4 мая 2003.
  20. ↑ Новое время, № 24
  21. http://www.pravda.ru/politics/11-08-2008/278884-0/
  22. http://www.km.ru/magazin/view.asp?id=3BD9FB7F2BD749C8882B5CD9DB1ECA7A

Биография

Родился 2 марта 1930 года в Середина-Буде (ныне Сумской области Украины) в семье железнодорожника. В 1932 году его семья переехала под Москву, в посёлок Подлипки. В 1954 году окончил биологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова. Биофизик, занимался изучением клеточных мембран, специалист в области нейронных сетей.

Жил и работал в Москве. Опубликовал более 60 научных работ; в 1964 году получил ученую степень кандидата биологических наук, защитив диссертацию по теме «Электрические свойства миокардиальных волокон сердца лягушки». В 1964—1969 годах работал в МГУ заведующим отделом математических методов в биологии межфакультетской лаборатории (Лабораторный корпус «А»).

Ковалёв начал заниматься общественной деятельностью с середины 1950-х годов — он принимал участие в борьбе против признанного впоследствии антинаучным «учения Лысенко», выступая в защиту генетики.

Правозащитная деятельность

В 1966 году организовал в Институте биофизики сбор подписей под обращением в Президиум Верховного Совета СССР в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, которые были осуждены за ст. 70 («антисоветская пропаганда») за публикацию своих художественных произведений за границей. В 1969 году уволен с должности заведующего отделом математических методов в биологии межфакультетской лаборатории МГУ. С 1968 года стал активным участником движения в защиту прав человека в СССР. В мае 1969 года вошёл в состав «Инициативной группы защиты прав человека в СССР» — первой независимой правозащитной общественной ассоциации в стране. С 1971 года один из ведущих участников издания «Хроники текущих событий» — машинописного информационного бюллетеня советских правозащитников.

28 декабря 1974 года Ковалёв был арестован по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». В декабре 1975 года суд в Вильнюсе приговорил его к 7 годам лишения свободы и 3 годам ссылки (на суд приезжал А. Д. Сахаров). Срок отбывал в колонии строгого режима «Пермь-36» и в Чистопольской тюрьме; в ссылку был отправлен в Магаданскую область. По отбытии срока ссылки поселился в городе Калинине (Тверь). В Москву вернулся в 1987 году. До 1990 года работал в Институте проблем передачи информации АН СССР. Сейчас живёт в Москве.

Сергей Ковалёв — один из героев документального фильма «Они выбирали свободу» (телекомпания RTVi, 2005).

В Верховном Совете РСФСР

В декабре 1989 года по рекомендации Андрея Сахарова Ковалёв выдвинул свою кандидатуру и на выборах в марте 1990 года был избран народным депутатом РСФСР от одного из московских округов в первом туре голосования. В 1990—1993 годы — член Верховного Совета РСФСР, член Президиума Верховного Совета, председатель парламентского Комитета по правам человека. Ковалёв был одним из авторов Декларации прав человека и гражданина, принятой в январе 1991 года. Комитет по правам человека под его председательством провёл через Верховный Совет законы «О реабилитации жертв политических репрессий» (1991), «О чрезвычайном положении» (1991).

12 декабря 1991 г., являясь членом Верховного Совета РСФСР проголосовал за ратификацию беловежского соглашения о прекращении существования СССР.

Как говорилось в ряде СМИ, Ковалёв выступал с ходатайством досрочного освобождения уголовного авторитета, «вора в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Сам Ковалёв в 2009 году заявил, что к нему обратились родственники Иванькова с жалобой, что того направляют «на зону, с руководством которой у Вячеслава случился серьёзный конфликт». Поэтому Ковалёв пообещал, что «сделает все возможное, чтобы Вячеслава не отправили на ту зону», «стал отправлять письма в разные инстанции и даже показывал это заявление знакомым в МВД».

[править] Во время террористической атаки на Будённовск

14 июня 1995 года группа чеченских террористов напала на российский город Будённовск (Ставропольский край), осуществив захват больницы и заложников. Ковалёв прибыл в город с группой депутатов Госдумы. Позднее в ряде СМИ Ковалёв был представлен как участник «спасения» заложников.

Однако депутат Анатолий Кашпировский давал отрицательную оценку участия Ковалёва во время захвата. По его словам, Ковалёв прибыл в Будённовск 16 июня в 14.45 для переговоров с Басаевым. Штурм 17 июня привёл к гибели около 30 человек и ранению 70 человек. В время штурма Ковалёв, по словам Кашпировского, наблюдал с крыши другого здания. На вопрос депутата Ю. Руды, почему Ковалёв не в больнице, тот ответил: «А что мне там делать?».

По воспоминаниям Кашпировского, затем на площади города прошёл многочисленный митинг, на котором казаки скандировали: «Позор Сергею Ковалёву», требуя расправы над ним за «сокрытие геноцида русских в Чечне». Губернатор Ставропольского края Е. Кузнецов также сказал, что Ковалёву нечего делать в городе. Кашпировский узнав, что Ковалёв прячется у Басаева, позвонил последнему. Басаев, по словам Кашпировского, признал, что Ковалёв у него, отметив: «Он делал нам хорошо».

Деятель «Мемориала» Олег Орлов признаёт, что губернатор края Кузнецов требовал от Ковалёва «немедленно покинуть край и звал казаков». Затем, по словам Орлова, Ковалёв прятался в здании Дома культуры, так как появляться на улицах ему было «опасно».

В целом роль Ковалёва в Будённовске оценивается неоднозначно. Некоторые СМИ и коллеги правозащитника считают, что Ковалёв сыграл роль в спасении заложников. С другой стороны, политик Дмитрий Рогозин полагает, что Ковалёв «прикрыл бандита и насильника рожениц Шамиля Басаева, обеспечивая его безопасный выезд из Буденновска в горный район Чечни».

«Русский, сдавайся!»

В 1993 году Ельцин назначил полюбившего вдруг власть Сергея Ковалева председателем комиссии по правам человека при президенте РФ. Начиная с 1994 года Адамыч будет совмещать этот пост с должностью омбудсмена, став первым уполномоченным по правам человека в Российской Федерации.

Именно с этим периодом жизни Ковалева связана наиболее показательная страница его деятельности — а именно крах постсоветской системы правозащиты во время первой войны в Чечне. Там, используя свое должностное положение, Ковалев фактически подменил государственную систему защиты прав человека на некий понятный только ему суррогат. Напомним, как это было.

С 15 декабря 1994 года в зоне конфликта в Чечне начала действовать «Миссия уполномоченного по правам человека на Северном Кавказе», в состав которой вошли депутаты Государственной думы и… представитель общества «Мемориал», уже к тому времени открыто использовавшего западное финансирование. Учитывая оригинальный состав «правозащитного кадавра», назвали его тоже оригинально — «Миссия общественных организаций под руководством С. А. Ковалева». 

Как оказалось, «миссия Ковалева» не имела никаких официальных полномочий от российских властей, а действовала при поддержке нескольких общественных организаций. Координацию же всей работы осуществлял «Мемориал» — причем процедура принятия решений и передачи информации была максимально непрозрачной, что приводило к случайному, а часто и преднамеренному искажению сведений о происходящем в Чечне. 

yabloko.ru &nbsp/&nbspПартия ЯБЛОКО

Почему работа «миссии Ковалева» оказалась столь непрофессионально организована и был ли причастен к такому бардаку сам Сергей Адамович — вопрос открытый. Впрочем, не случайно его называли тогда «русским правозащитником, который никогда не защищал русских» — настолько односторонними были его действия во время конфликта в Чечне. 

Однако некоторые последствия его «правозащитной деятельности» были не просто невнятными — они были ужасающими.

31 декабря 1994 года, накануне штурма Грозного российскими войсками, Сергей Ковалев в составе группы депутатов ГД и журналистов вел переговоры с ичкерийскими боевиками в президентском дворце, превращенном в ставку Джохара Дудаева. Что делал «правозащитник» в укрепленном бастионе боевиков? По воспоминаниям журналистов, Ковалев «почти все время находился в комнате подвала, оборудованной армейскими радиостанциями», предлагая российским танкистам… «выход из города без стрельбы, если те обозначат маршрут». 

Когда же его увещевания не достигли цели и российские войска все-таки пошли на штурм Грозного, Ковалев и вовсе взял рацию у дудаевских охранников и по ней обратился к российским военнослужащим с призывом «сдаваться в плен».

Сегодня столь открытое предательство выглядит вопиющей мерзостью. Видимо, понимает это и сам Ковалев: в 2014 году в эфире «Эха Москвы» он принялся отрицать факт своего призыва, заявив, что это «аберрация памяти» журналистов. Однако ровно о том же заявлял и генерал Геннадий Трошев, который слышал призывы Ковалева о сдаче с другой стороны радиоканала.

wikipedia.org &nbsp/&nbspCC BY-SA 3.0

Вот что писал Трошев в книге «Моя война»: 

Слова Трошева подтверждает и Александр Петренко, заместитель командира батальона 131-й мотострелковой бригады:

Непонимание настоящей жизни и реальной политики, которое всегда было отличительной карточкой «бумажного правозащитника», во время первой войны в Чечне дошло до крайнего предела. Именно Ковалев стал причиной гибели и пыток многих российских военнослужащих, дав им пустую надежду на почетный плен.

Оценку деяниям Адамыча дали практически сразу. В июне 1995 году Дудаев, признавая «заслуги» Ковалева, наградил его ичкерийским орденом «Рыцарь чести». А вот в России Ковалева никто героем уже не считал — несмотря на кромешную тьму ельцинского периода, уже в январе 1995 года Госдума приняла постановление, в котором работа самопровозглашенной «миссии Ковалева» в Чечне признавалась неудовлетворительной «из-за ее односторонней позиции, направленной на оправдание незаконных вооруженных формирований».

yabloko.ru &nbsp/&nbspПартия ЯБЛОКО

Высказывания

Ковалёв признал, что мнение о том, что он не защищал права русских в Чечне, является распространённым, однако называл это «неправдой». Так, в 2004 году отвечая на вопрос «почему вы так ненавидите русских и всегда выступаете на стороне тех, кто с ними воюет, борется, ненавидит: чеченских бандитов, на стороне прибалтийских, латвийских фашистов и других», Ковалёв сказал: «Вы зря так считаете, что в число моих подзащитных русские никогда не попадали. Они попадали и в Прибалтике и, между прочим, в Будённовске. Мы защищали, например, две тысячи заложников в будённовской больнице, захваченных Шамилем Басаевым».

Аслан Масхадов в 2000 году заявил о том, что Ковалёв оскорбил чеченский народ в связи с тем, что Ковалёв говорил, что «нельзя не оказывать давления на страну, где торговля заложниками стала бизнесом, и где власти боятся пресечь этот бизнес, и где введены совершенно варварские нормы „права“… что не может быть и речи о суверенитете, о признанном суверенитете для власти, которая так себя ведёт».

В 2003 году, рассуждая о несовершенстве системы международного права, Ковалёв приводил Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками в качестве примера нарушения основополагающих норм права:

Международный союз общественных объединений евреев — бывших узников фашизма осудил высказывание Ковалёва, заявив, что подобные «циничные слова вызывают глубокое возмущение» и теперь есть возможность «увидеть действительное лицо этого „правозащитника“, выступившего в недостойной роли адвоката гитлеровских палачей». В ответ заявлении Ковалёв заявил, что «не оправдывает» подсудимых, однако отметил, что «заступничество» за Нюрнбергский трибунал представляется ему «совершенно излишним».

В 2005 году, комментируя мнение о том, что правозащитники являются «плохими патриотами» и занимаются «очернительством», Ковалёв пояснил: «Я — антипатриот. Я очень не люблю того, что называют патриотизмом, и считаю это общественно вредной идеей».

[править] Защита вора в законе Япончика

В 1991 году Ковалёв, по информации ряда СМИ, вместе с несколькими известными людьми ходатайствовал о досрочном освобождении уголовного авторитета, «вора в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Иваньков был досрочно освобождён из тюрьмы, где сидел за грабёж.

Сам Ковалёв в 2009 году отрицал участие в ходатайстве. По его словам, к нему обратились родственники Иванькова с жалобой, что того направляют «на зону, с руководством которой у Вячеслава случился серьезный конфликт». Поэтому Ковалёв пообещал, что «сделает все возможное, чтобы Вячеслава не отправили на ту зону», «стал отправлять письма в разные инстанции и даже показывал это заявление знакомым в МВД». Ковалёв признал, что этот эпизод остался для него «клеймом на всю жизнь».

Американский журналист Александр Грант, специализирующийся на организованной преступности, считает, что к Ковалёву «видимо, обратились известные люди и попросили походатайствовать». По мнению профессора Рутгерского университета Джеймса Финкенауэра, для «интеллигенции того времени» бандит Иваньков был привлекателен тем, что «казался им символом сопротивления советскому режиму».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий