Разведчики

Маленький волчонок

Он родился 27 июля 1899 года в Ковенской губернии, местечке Грузджяй, на территории нынешней Республики Литвы. Его родители были батраками, поэтому мальчишка с детства понял и прочувствовал всю несправедливость жизни. Сначала к его сестре приставал с «непристойными предложениями» управляющий и даже пытался воздействовать на неё через семью. Людмиле даже пришлось уехать от греха подальше в город.

Следующий эпизод из детства, который навсегда врезался в память великого советского разведчика – это случай в народном училище. Российская империя с особым рвением пыталась русифицировать «нерусских инородцев» на своих окраинах. Более успешное усвоение школьного материала подкреплялось оплеухами и подзатыльниками. Но Станислав умел за себя постоять ещё с детства, и однажды один из горе-преподавателей растянулся под звонкий хохот литовских ребятишек. Он ударил своего ученика по лицу, и ответ не заставил себя ждать. Только желание учителя получить лишние 25 рублей за каждого выпускника народного училища спасло юношу от исключения, и Станислав Ваупшас благополучно доучился.

Имидж разведки

Желание СВР раскрыть имена сразу семерых своих шпионов — это неожиданный и редкий шаг, считает глава Центра по изучению разведки и вопросов безопасности британского Университета Брунеля Кристиан Густафсон.

Обычно разведки стараются максимально долго держать в секрете любую информацию даже о тех агентах, которые были раскрыты иностранными спецслужбами.

«То, что Москва пошла на такой шаг, говорит о двух вещах. Во-первых, им очень нужно улучшить имидж российской разведки внутри России. Последние два года мы слышали довольно много историй о задержании российских агентов в Европе. Историю с попыткой отравления Скрипаля тоже вряд ли можно занести в актив России», — говорит он.

«Неуклюжие операции последних лет чаще ассоциировались с офицерами военной разведки, а не с СВР, однако укрепить имидж разведчиков внутри России все же было важно. В конце концов, от этого во многом зависит приток новых кадров в спецслужбы», — отмечает Густафсон

Вторая причина обнародования имен шпионов также связана с вопросами внутренней политики, уверен профессор.

«Рейтинг Путина и других представителей российской власти сейчас не так высок, как прежде. И такая своеобразная отсылка к временам былой славы может помочь чуть улучшить показатели. Сейчас везде зазвучат рассказы об успехах советской и российской разведок. А Путин всегда позиционировался как выходец из КГБ и разведки», — добавляет Густафсон.

Людмила

Шпион, нанёсший наибольший урон разведке США. Людмила — это рабочий псевдоним, а настоящее имя — Олдрич Эймс, начальник контрразведывательного подразделения ЦРУ, начальник советского отдела управления внешней контрразведки ведомства. Занимая столь высокую должность, на протяжении десяти лет он сотрудничал с советской и российской разведкой. За это время Эймс предоставил информацию, благодаря которой было задержано до 25 агентов ЦРУ на территории СССР и России; не меньше 10 из них были приговорены к расстрелу. За это Олдрич получил прозвище Серийный убийца.

В отчете комитета по разведке Сената США о деятельности Эймса было сказано, что она «привела к потере практически всех ценных источников информации в Советском Союзе в самый разгар холодной войны». Людмила, возможно, стала самым ценным шпионом со времён легендарного Зорге и точно стала самым высокооплачиваемым разведчиком в истории СССР.

Но однажды Людмила не вышла на связь. 21 февраля 1994 года Эймс был арестован сотрудниками ФБР. Существует две версии произошедшего

По одной — Олдрич привлёк к себе внимание жизнью не по средствам. По другой версии, его сдал американский шпион в российской разведке

Олдрич Эймс получил пожизненное. Сейчас ему 77 лет, и переговоры о его обмене продолжаются.

«Мой дедушка Лёня»

Книга «Письма из Владимирской тюрьмы». Фото: wikipedia.org

Но официальная биография о многом умалчивает. Например, о том, что Эйтингон — эрудит со знанием 6 иностранных языков — был весьма неприхотливым в быту человеком, а еще любимцем женщин. Татьяна Козлова в своей книге «Леонид Эйтингон. Письма из Владимирской тюрьмы» вспоминает деда и публикует почти 50 писем-исповедей. «Я долго колебалась, стоит ли предавать огласке сугубо личные письма, но в последние годы было столько написано и сказано о нем, появилось столько вымыслов и фантазий. Из всех ныне здравст­вующих я единственная, кто прожил рядом с этим незаурядным, замечательным человеком много лет», — признаётся внучка Э­йтингона.

Ее мать Зоя Зарубина была приемной дочерью разведчика. «Все мое счастливое детство прошло с дедушкой Лёней и бабушкой Олей. Мама представлялась мне какой-то недосягаемой кино­звездой, — вспоминает Т. Козлова. — Ее я видела не столь часто, хотя жили мы все вместе. Помимо работы в органах гос­безопасности, мама обучалась на вечернем отделении Института иностранных языков. Несмотря на молодость, ей доверили работу на знаменитых конференциях глав трех великих держав — СССР, США и Велико­британии — в Тегеране, Ялте и Потсдаме. За участие в конференции в Тегеране она была награждена орденом Красной Звезды». Зарубина известна не только тем, что переводила Сталину. Достаточно сказать, что в 21 год она была бойцом ОМСБОН, ее забрасывали в глубокий тыл врага. После ареста Эйтингона ей пришлось уволиться из органов. Зарубина всегда писала в анкете, что она из семьи репрессированного, и не соглашалась забыть об отчиме в пользу родного отца — генерал-майора Василия Зарубина, тоже ветерана внешней разведки.

«Когда деда Леню арестовали в первый раз в 1951 г., обстановка в доме резко изменилась. „Друзья“ и многочисленные гости словно испарились», — вспоминает Татьяна В­асильевна. Перестали лебезить и передавать деду приветы соседи по дому. Хотя были и те, кто не бросил семью Эйтингона. Когда в 1953 г. дед вернулся, в доме опять появились знакомые и малознакомые люди. Но через полгода его снова забрали. «Во время обыска понятые — жильцы нашего дома — были несказанно удивлены „убогой“, на их взгляд, обстановкой: ни картин, ни ковров, ни полированной мебели».

Три с лишним года Эйтингон провел в СИЗО, и только потом его этапировали во Владимир­скую тюрьму. Татьяна Васильевна вспоминает, как непросто было тогда всем близким. «С изумлением прочла, что бывший губернатор Кировской области Никита Белых, молодой еще человек, недоволен объемом ежемесячных посылок в СИЗО — всего 30 кг. А как насчет 5 кг и изнурительного, унизительного торга бабушки с приемщицей за каждую лишнюю котлетку для больного, немолодого уже человека?! И посылки, и передачи б­ыли отнюдь не ежемесячные». В тюрьме у Эйтингона не только обострились старые болезни, но и появились новые — в том числе рак. Его сестра Соня, врач по профессии, и дочь Зоя, которая обратилась за помощью к высокопоставленным генералам, совершили чудо: в тюрьму привезли лучшего хирурга — профессора Минца. Благодаря этому разведчик прожил 81 год.

После освобождения Эйтингона одним из первых и постоянных гостей в доме стал Рамон Меркадер, который к тому времени уже отсидел 20 лет в мексиканской тюрьме за убий­ство Троцкого. «Деда связывали с ним не только деловые, но и теплые, доверительные отношения. Многие праздники — Новый год, 7 ноября — мы отмечали с семьей Рамона. Он никак не мог приспособиться к советской действительности. Помню, Рамон удивлённо говорил деду, что какие-то общественники пытаются уплотнить его семью. Дед посоветовал к следующему визиту надеть пиджак со звездой Героя. К изумлению Рамона, сработало», — рассказывает Т. Козлова.

После тюрьмы Эйтингону полагалась минимальная пенсия — 12 руб. Для получения нормальной надо было отработать не менее 3 месяцев. 64-летний, не очень здоровый человек, бывший политзэк, практически не имел шансов. Зоя Зарубина на тот момент работала директором курсов переводчиков ООН и имела связи. Она договорилась, чтобы его взяли в издательство «Международные отношения». Там он проработал более 2 лет, занимался переводами с француз­ского и испанского.

Военная разведка: Первый удар (2012)

Серий: 8

Режиссер: Алексей Праздников

Актеры: Павел Трубинер, Филипп Азаров, Степан Бекетов, Борис Щербаков, Линда Лазарева, Кузьма Стомаченко, Тадас Шимилёв, Артур Ваха, Сергей Кошонин, Мария Жиганова

В сериале «Военная разведка: Первый удар» подробно рассказывается о первых днях войны для разведки, а в частности для группы Павловского.

Хаос, неожиданность и паника практически везде, но несмотря на такую обстановку разведчики имею столь важные задание, которые необходимо выполнить как можно быстрее. Целью их первого похода за линию фронта станет спасение академика Сарова, имеющего огромную ценность для Советского союза, ведь именно он главный шифровальщик на весь союз, именно у него хранится секретная информация, позволяющая перехватывать любой радиосигнал и распознавать любой шифр.

Но немцы тоже не дремлют и Саров со своей семьей оказываются у них в плену, смогут ли разведчики выполнит свое задание?

Во втором эпизоде диверсанты должны препятствовать экономическому развитию Германии на оккупированных территориях.

Рассчитывать не на кого, никаких партизанских отрядов или местного подполья в городе нет. Прибывая на место, разведчики узнают о группе молодых людей, не желающих мирится с новым ладом, они желают помочь в выполнении задания, но смогут ли ведь они такие юные и неопытные? Разведчикам явно нужна помощь, но брать подростков на задание – огромная ответственность, ведь кроме того, что можно провалить задание ещё можно погубить молодые жизни.

Разгром в Люблинской разведшколе

Одним из важных направлений первого этапа войны была острая необходимость внедриться в различные немецкие разведывательные школы, чтобы «засвечивать» потенциальных шпионов еще на стадии подготовки. Тогда их можно было легко вычислить и обезвредить. Александра, освоившего основы немецкого языка, отправили в Люблинское воеводство, в Польшу. Для начала для организации партизанского отряда, с последующим внедрением в структуры абвера.

Как только отряд был создан, Святогоров возглавил разведывательно-диверсионную группу, изучал разветвленную структуру гитлеровских служб, чтобы можно было легко стать «своим» у немцев, завоевать у них доверие.

Александр придумал гениальный ход. Он внедрился в одну из школ под видом хорунжего западноукраинской дивизии СС «Галичина». Как-то разговорился с одним из руководителей разведшколы (встречу подстроили) и пожаловался на то, что мечтал быть полезным «великой Германии» в другом качестве. Форма хорунжего подействовала на матерого фашистского разведчика, он благосклонно воспринял решение украинского повстанца «заняться настоящим делом».

Гитлеровец и не подозревал, что основной целью «хорунжего» было уничтожение Люблинской разведшколы. В этом суперсекретном учебном заведении абверовцы готовили для засылки в нашу страну диверсионные группы, созданные из власовцев и других предателей.

Самому Александру внедряться в школу не разрешили, но несколько парней из его диверсионной группы стали курсантами. Они все детально разузнали, и Святогоров решил уничтожить школу во время прибытия в нее шефа люблинского гестапо Акардта. Боевая операция была проведена успешно: наша группа все разгромила, почти всех перестреляла, захватила документы и нескольких инструкторов школы, которые на допросе дали ценные показания. Вот только Акардта живым взять не получилось: он погиб в перестрелке.

Чуть позже Святогорову с группой удалось захватить посланника Канариса, одного из организаторов операции под кодовым названием «Сатурн». Под его руководством готовились для заброски в наш тыл диверсионные группы. Несколько уже было заброшено. На допросе он во всем признался. Вскоре все эти уже засланные группы были ликвидированы.

«Спокойной ночи»

В Латинскую Америку супруги заходили через Кубу. Там Тамара под именем ­Ана-Мария стала свидетельницей встречи двух великих балерин — совет­ской танцовщицы Галины Улановой и её кубинской коллеги Алисии Алонсо. Последняя рассказала, что преподавала в балетной школе в Бразилии. Наша разведчица и сама много лет занималась балетом, потому та встреча навела её на мысль усовершенствовать свою легенду. Уже в своей новой стране она говорила, что училась в школе у Алонсо.

Однажды Ана-Мария едва не провалилась, когда Алисия Алонсо приехала с гастролями. Латиноамериканская подруга из лучших побуждений подвела нашу нелегалку к легендарной балерине. Но та, вместо того чтобы разоб­лачить лже­ученицу, встретила её широкой улыбкой и объятиями. «Аннушка, моя любимая ученица!» — приветствовала она Нетыксу. «Я знала, что у Алонсо плохое зрение», — вспоминает ветеран СВР. Так разведчице удалось публично подкрепить деталь из своей легенды.

Был ещё случай, когда супруги могли быть раскрыты. «Мы с Таликом за все годы не сказали друг другу ни слова по-русски! — рассказывает Тамара Ивановна. — Правда, в самом начале нашей работы я поселилась в одной семье. И единственный раз в жизни я перед сном сказала не по-испански: „Buenas noches“, а по-русски: „Спокойной ночи“. Но обошлось — никто не заметил». Уже после возвращения на родину Тамара Ивановна в отличие от мужа долго говорила с акцентом и плохо запоминала отчество. Потом привыкла.

Больше Тамара Нетыкса таких промахов себе не позволяла — даже дома за закрытыми дверями. Они с мужем даже на советские праздники, которые отмечали потихоньку, никогда не ели блюда русской кухни. «Если готовила салаты, например, тот же оливье, то по-другому. У меня за рубежом были другие ингредиенты, конечно, никаких колбас, — рассказывает Тамара Ивановна. И водку в семье на праздники тоже никогда не пили. Только шампанское.

— Зато у нас на этаже жила семья, якобы из русских, хотя по-русски они ни слова не знали. И жена в той семье готовила борщ. Один раз она нам принесла его попробовать. Нам тот суп страшно понравился. И дочь потом просила меня: «Сделай мне боршч».

В Словакии майор Зорич был национальным героем

А Александра Пантелеймоновича перебросили в Словакию, где он создавал новые диверсионные группы. Все было проделано в короткие сроки. Жизнь в Словакии фашистам показалась просто адом. Зимой 1944 года фашистский комендант в городе Злате-Моравце установил за голову Святогорова щедрую награду — полмиллиона словацких крон…

Имя майора Зорича, а это был псевдоним Александра Святогорова, гремело по всей Словакии…

После войны Святогоров был резидентом советской разведки в Братиславе и Берлине, работая под прикрытием консульской службы. А после зарубежных поездок вернулся в Киев, где и жил до лета нынешнего года. А когда Вадим Кожевников работал над книгой «Щит и меч», Александр Пантелеймонович рассказывал писателю о жизни и быте разведшколы абвера под Люблином.

Кстати, и актер Станислав Любшин, исполнитель роли Иоганна Вайса, несколько раз встречался со Святогоровым в Киеве. Актер и разведчик как-то сразу понравились друг другу…

Внутренний протест и жажда действия

Благополучно окончив народное училище, молодой человек не хотел оставаться в родном краю. Несмотря на уговоры отца, он рвался в город, где, как ему казалось, избежит той унизительной судьбы, которую влачила его семья безземельных батраков.

Он направляется в Москву и устраивается землекопом, но есть проблема – Станислав Алексеевич Ваупшас не имеет паспорта. После обращения к приставу из Лефортовской части он его получает, только уже с исковерканной фамилией Ваупшасов. Под этой фамилией его и запомнила история.

Хлебнув трудовой жизни в царской России, Станислав Алексеевич Ваупшасов составил свою точку зрения о происходящих процессах в мировой политике. Однажды, не выдержав, на одном из митингов он вместе с другом довольно своеобразно выразил свой протест. Парни просто поднялись на трибуну, схватили двух ораторов, очернявших, по их мнению, революцию, и бросили их в яму с мусором. После нехитрых манипуляций с инженерами будущему советскому разведчику больше нечего было делать на стройке, и он присоединяется к рабочему движению, поверив в его справедливость. А вскоре добровольцем ушёл в Красную армию, чтобы на территории Западной Белоруссии воевать с поляками.

Прыжок богомола (2019)

Фильм Владимира Балкашинова – новинка кино о Великой Отечественной войне. Осенью 1942-го начинается операция по выявлению диверсантов, заброшенных в СССР разведцентром Абвера. Разведчик Богомолов выдает себя за уголовника, проникает в спецшколу. Когда шпион становится лучшим курсантом, его забрасывают обратно на советскую территорию в качестве фашистского агента. Но в высших эшелонах НКВД считают, что Богомолов перевербован немецкой разведкой и не верят ему.

Больше новинок: 20 новых военных фильмов 2019 года

АктерыПавел Чинарёв, Татьяна Лялина, Александра Никифорова…СтранаРоссияРейтингКинопоиск – 6.1Возрастные ограничения12+

Память Родины, память народа

Мероприятие проводилось на Химкинском кладбище, где в 1976 году был похоронен сам разведчик. Лёгкую белоснежную материю с памятника под нежные звуки скрипки и флейты снимали президент республики Татарстан Рустам Минниханов и дочь разведчиков-нелегалов Екатерина Исхаковна. Глава республики тепло поприветствовал гостей и произнёс речь как на русском языке, так и на родном языке героя – татарском:

tatmsk.tatarstan.ru
Скульптор Рим Акчурин запечатлел героя вместе с супругой Еленой.

Выросший в тяжёлых условиях, Исхак Абдулович воспитывался только матерью. Он смог добиться больших результатов благодаря своему уму и настойчивости: уже с двенадцати лет будущий нелегал начал зарабатывать на жизнь. За шесть лет Исхак успел многое испытать на себе: работал батраком и курьером, был учеником электромонтёра и приказчиком в мануфактурной лавке. После событий двух революций, Февральской и Октябрьской, юноша смог попасть на курсы счетоводов в Москву. Тяга к учёбе привела Исхака в Коммунистический университет трудящихся Востока, где он особенно преуспел в изучении иностранных языков (турецкого, английского и французского). Талантливый студент не остался без внимания – его перевели в Первый Московский Университет на факультет международных отношений. Так начиналась история одного из лучших резидентов нелегальной разведки периода Великой Отечественной войны.

Его супруга Елена Ивановна (в девичестве Хелен Лоури) родилась в США и была близкой родственницей Эрла Браудера – руководителя американского коммунистического движения, баллотировавшегося в 1936 году в президенты США. Её путь в советской разведке начался с должности курьера, а счастью в личных отношениях с Исхаком поспособствовал сам Иосиф Сталин, который поддерживал её дядю Эрла. Так Елена стала не только частью советской резидентуры, но и значительной вехой жизни легендарного нелегала.

tatmsk.tatarstan.ru
Дочь разведчиков-нелегалов Екатерина Исхаковна.

Михаил Васенков. Отец пианиста

Михаил Васенков. Фото: svr.gov.ru

На Западе Васенков более известен как человек, десятилетиями выдававший себя за Хуана Ласаро.

Первый раз его имя всплывает в 1976 году, когда он прибыл в столицу Перу из Мадрида. Ласаро утверждал, что он приехал в Лиму для исследования местного рынка табака по заказу одной из испанских компаний.

Ласаро получил перуанское гражданство и сделал успешную карьеру фотографа. На одном из мероприятий он познакомился с известной местной тележурналисткой Вики Пелаес. Говорили, что она влюбилась в Ласаро с первого взгляда. В 1983 году пара поженилась, затем они переехали в США.

«Вики, звезда перуанского телевидения, хорошо известная во всей Латинской Америке, без проблем получила должность в одной из самых известных испаноязычных газет США — El Diario La Prensa, издающейся в Нью-Йорке. Ее муж защитил докторскую диссертацию и получил должность преподавателя в престижном нью-йоркском Барух-колледже. Кроме того, он тоже начал публиковать свои политические эссе», — писала о Васенкове-Ласаро и его жене газета «Коммерсант».

Судя по всему, работа у Васенкова шла хорошо. В 1990 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В США у пары родился сын — Хуан младший. Мальчик с детства проявлял большой талант к игре на фортепиано. Позже он стал лауреатом международных конкурсов.

Но настоящая известность пришла к семье Ласаро в 2010 году, когда Хуан-старший, Вики и еще восемь человек были задержаны ФБР по подозрению в сотрудничестве с российской Службой внешней разведки. Считается, что Хуана Ласаро выдал перешедший на сторону США бывший офицер СВР Олег Потеев.

В документах, которые ФБР представило в суде, Васенков-Ласаро и его жена работали над обеспечением финансирования сети российских «нелегалов» в США. При этом, как сообщалось, на связь с Москвой шпионы выходили по старинке — при помощи передатчика Морзе.

Васенков и его жена, а также остальные разведчики были обменяны на четверых людей, содержавшихся в российских тюрьмах (в их числе был и позже отравленный в Солсбери бывший полковник ГРУ Сергей Скрипаль).

Сын Васенкова Хуан Ласаро-младший решил остаться в США. Сейчас он продолжает там карьеру пианиста.

Виталий Нуйкин. «Расслабился и умер»

Виталий Нуйкин. Фото: svr.gov.ru

Нуйкин мог бы стать дипломатом. Но на последних курсах на молодого человека вышли представители КГБ, предложив работать за рубежом под чужим именем. Нуйкин согласился, а потом привлек к шпионажу и свою жену Людмилу.

«Муж как-то невзначай спросил меня: не хочешь ли потрудиться с чужим паспортом? А я говорю: зачем мне чужой, у меня свой хороший. И больше мы никогда ни о чем таком не говорили. Муж был уверен во мне, что пойду за ним», — рассказала Людмила Нуйкина в интервью «Российской газете» в 2018 году.

Выдавая себя за уроженцев франкоязычных стран, Нуйкины занимались в основном промышленным шпионажем, а также сбором информации о политической обстановке в Африке и Юго-Восточной Азии. «Мы появляемся как бы из воздуха. Ниоткуда. Мы никто и звать нас никак», — так описывала Людмила правила работы советских «нелегалов».

В начале карьеры Виталия и его жену чуть не выдало то, что они были крайне непривычны к изобилию товаров в магазинах после созерцания полупустых прилавков в СССР.

«Помните, у нас были трудности с туалетной бумагой? И я, увидев в супермаркете огромные пачки, забила ими всю тележку. Муж мне сразу: ты что делаешь? Поставь на место сейчас же», — вспоминала позже Людмила.

Настоящие имена Нуйкиных, а также то, что они шпионят на СССР, британской разведке сообщил двойной агент Олег Гордиевский. Он дружил с парой и часто бывал у них в гостях.

К моменту, когда контрразведка попыталась арестовать Нуйкиных, пара уже обзавелась новыми поддельными документами и биографиями. Обнаружили нелегалов не сразу.

Людмила успела уехать в СССР чуть раньше, а Виталию, чтобы избежать ареста, пришлось несколько дней прятаться в порту в трюме причалившего судна. По пути в СССР он чуть не утонул во время сильного шторма, но корабль спасли.

В 1997 году у Нуйкина случился сердечный приступ.

«Инфаркт у него случился в аэропорту, но он заставил себя сесть за руль своей машины, доехать в нашу поликлинику, отстоять в очереди за медицинской карточкой, а потом немножко расслабился. И наступила клиническая смерть. Его воскрешали пять часов и спасли. После этого прожил еще год», — рассказала жена Виталия Нуйкина «Российской газете» через 20 лет после его смерти.

Кристофер Бойс

Гражданин США активно выступал против войны своей страны во Вьетнаме. Это и стало главным мотивирующим фактором начала работы Кристофера на советские разведывательные органы.

Агент-информатор передавал ценную информацию о спутниках, получая большинство сведений на работе, на которую его устроил отец — офицер авиационно-космической безопасности.

«Сокол», таков был позывной Кристофера, был арестован в 1977 году и приговорен к 40 годам тюремного заключения. Однажды ему удалось бежать, и он уже готовился к тайному переезду в СССР, но был снова задержан спецслужбами.

Отсидев 24 года, Кристофер был досрочно освобожден в 2002 году.

8

Женщины Эйтингона

Могила Наума Эйтингона и его супруги. Фото: wikipedia.org

«Недавно в нескольких книгах прочла, что дед был бабником, — возмущается Татьяна Васильевна. — Пока была жива моя мама, все помалкивали. Только она умерла, началось: на той женат был и на этой. Но в то время, в начале советской власти, почти никто не был официально расписан. Э­йтингон не был официально женат, с бумажкой, ни на ком! За исключением последней жены — Евгении Пузыревой, с которой он расписался, уже когда был в реанимации, чтобы её из квартиры не выписали. Сейчас начинают рассказывать родственники о какой-то „неземной“ любви деда с другой персоной. Я родилась за 20 дней до начала войны, вся после­военная жизнь деда и бабушки Оли была на моих глазах. Для всех этих род­ственников Эйтингон был как свадебный генерал, а мы жили вместе. По всем квартирам, где мы жили — Эйтингон, бабушка Ольга Наумова, мама, я, — есть жировки. Да, в заграничных командировках были „временные“, „полевые жены“: в Испании — Александра Кочергина, а во второй командировке в Турцию — Муза Малиновская. Но возвращался он всегда домой, к своей единственной и любимой Оленьке».

Зимой 1966 г. Ольга Наумова умерла после тяжелой болезни. «Деда смерть Ольги совершенно выбила из колеи. Через несколько лет дедушка переехал к Евгении Арефьевне Пузыревой. Это ей он читал по телефону по ночам стихи, для нее же просил у мамы привезти из-за границы французские духи. Она скрасила его последние годы и поддержала во время тяжёлой болезни. Но всю жизнь он любил только бабушку. Они и похоронены вместе

В конце концов, неважно, у кого в жизни сколько было любовей, но, судя по тем письмам, что я опубликовала в книге, Ольга была любовью всей его жизни. При этом он, правда, никогда не забывал о своих детях от других женщин»

Эрл Эдвин

Лозунг Эрла гласит: конспирация для слабаков! Правда, это не от зашкаливающей крутости, а от уровня IQ, который, по словам коллег, был «на уровне комнатной температуры». Будучи агентом ФБР, Эрл Эдвин стал работать на советскую разведку и в общей сложности продал секретной информации на 220 тысяч долларов. Деньги он хранил прямо в своём кабинете под подвесным потолком. Обнаруженная однажды камера нисколько не смутила Эрла, и он просто игнорировал её, продолжая складывать деньги, как и прежде.

«Бухучётом» шпион занимался в рабочее время, то есть он пересчитывал и сортировал деньги прямо во время совещаний с коллегами. И даже узнав, что жена дала против него показания, Эдвин продолжал работать на советскую разведку. В 1996 году получил 27 лет тюрьмы; в ней он пребывает до сих пор.

Кто стоял у истоков Пёрл-Харбора

Легальная резидентура в то время занималась добычей атомных секретов, а разведчики-нелегалы проникали в различные государственные учреждения, такие как Госдепартамент, ФБР и управление специальных служб, известное сегодня как ЦРУ. Одним из таких примеров является сверхсекретная операция «Снег», по которой даже не велась документация.

К 1941 году, когда уже было ясно, что Германия нападёт на СССР, советское руководство опасалось, что на этот шаг может пойти и Япония, которая даже не скрывала приготовлений.

По сценарию операции, используя свои источники и контакты в правительственных кругах, Ахмеров должен был выйти на влиятельных людей в окружении Рузвельта и через них донести до президента США мысль о необходимости начать противодействие экспансии Японии, так как она становится крайне опасной в том числе и для Америки. Основным контактом Ахмерова на тот момент стал Гарри Декстер Уайт – ближайший помощник министра финансов Генри Моргентау. На него Исхак Абдулович вышел через человека, доставшегося «по наследству» из сети Якова Голоса.

history.com
Основным контактом Ахмерова на тот момент стал Гарри Декстер Уайт – ближайший помощник министра финансов Генри Моргентау.

На организованную встречу специально прибыл Виталий Павлов – советский разведчик, ставший после войны руководителем нелегальной разведки.

Операцию «Снег» курировал лично Берия, он же и запретил вести документацию, а после проведения потребовал, чтобы все о ней забыли. И это не удивительно, потому что речь шла о вовлечении США в войну и столкновении этого государства с Японией. Как мы знаем, всё это закончилось Пёрл-Харбором.

history.com
Операция «Снег» закончилась Пёрл-Харбором и вовлечением США в войну с Японией.

Именно такими операциями занимался Ахмеров, и во многом это даже выше сил нормального человека: столкнуть две страны, чтобы тем самым отвести угрозу от своей – это что-то невероятное.

Исхак Ахмеров – это один из величайших разведчиков двадцатого века, которому мы очень многим обязаны. «Без права на славу, во славу державы» – эти слова очень точно описывают жизнь и судьбу каждого резидента. Исключением не стали Исхак Ахмеров и Хелен Лоури. Многие страницы их жизни до сих пор неизвестны, но какая-то часть всё же доступна сегодня. Открытие памятника – большой шаг на пути увековечивания памяти народа

И это особенно важно в столь трудное время, когда историю России стараются исказить

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий