Седов Георгий Яковлевич

Память, оставшаяся потомкам

В историю науки путешественник Седов Георгий Яковлевич вошёл как неутомимый гидрограф и исследователь Северного Ледовитого океана. Сын бедного рыбака, он стал офицером флота, членом Русского географического и астрономического общества, был награждён несколькими орденами. В советский период Георгий Седов, открытия которого легли в копилку отечественной науки, являлся символом освоения Севера. Его память увековечена в названиях улиц многих городов. На карте можно увидеть географические объекты, названные в честь Георгия Седова. Его имя носил знаменитый ледокол. Когда-то дрейф «Георгия Седова», затёртого во льдах океана, оказался в центре внимания не только общественности нашей страны, но и всего мира.

Сегодня многие герои прошлых лет отошли на второй план, уступив веяниям нового времени. Однако Седов Георгий Яковлевич останется в нашей истории как самоотверженный путешественник, человек непреклонной воли и несгибаемого характера. Он всегда ставил перед собой сверхзадачи, и не его вина, что последняя стоила ему жизни.

Трагический конец экспедиции

Решающий штурм Северного полюса начался 2 февраля 1914 года. В этот день русский исследователь Георгий Седов и два матроса из его команды вышли из бухты Тихой и на собачьей упряжке направились на север. Ещё до начала пути все они страдали цингой, а через несколько дней состояние Георгия Яковлевича резко ухудшилось. Он не смог идти, приказал привязать себя к нартам, а 20 февраля 1914 года умер. Из предстоявших им двух тысяч километров санного пути к этому моменту было пройдено лишь двести.

По официальной версии, матросы, прежде чем повернуть назад, похоронили его, сделав в снегу могилу и поставив на ней крест из лыж. Но есть и другая версия происшедшего, опирающаяся на вполне достоверные сведения. Её в свое время изложил директор музея истории Арктического Морского института Г. Попов. Чтобы матросам добраться живыми до берега, им нужны были работоспособные ездовые собаки, которые к тому времени уже падали от голода. Находясь на грани смерти, матросы расчленили труп своего командира, и его останками кормили собак. Сколь бы кощунственным это ни казалось, но так им удалось выжить.

Два года среди полярных льдов

Так или иначе, но 14 августа 1912 года судно вышло из Архангельска и взяло курс в открытое море. Их путешествие длилось два года. Дважды безрассудные смельчаки совершали зимовки среди ледяных торосов, погружённых во мрак полярной ночи. Но даже в таких условиях они не теряли времени даром и составляли географические карты и описания всех участков побережья, где им довелось побывать. Во время второй зимовки была отправлена в Архангельск группа моряков с бумагами для пересылки в Географическое общество Петербурга. В них содержались результаты исследований и просьба прислать судно с запасом продовольствия и другого провианта, что так и не было выполнено.

Военная служба и женитьба

Вместо дальних путешествий жизнь уготовила ему в военные годы службу в Сибирской военной флотилии, а по окончании боевых действий – работу помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости. Здесь за заслуги в работе по улучшению условий судоходства на Амуре старший лейтенант Георгий Седов был пожалован Орденом Святого Станислава третьей степени.

В 1909 году в его личной жизни происходит радостное событие. Вернувшись в Санкт-Петербург, он вскоре знакомится со своей будущей женой Верой Валерьяновной Май-Маевской, которая приходилась племянницей видному военачальнику тех лет генералу В. З. Май-Маевскому. На следующий год в Адмиралтейском соборе столицы совершилось таинство венчания, ставшее не только началом счастливой супружеской жизни, но и открывшее ему двери в высшее общество.

Детство и юность

Биография Георгия Седова интересна. Младший сын в семье, где было 9 детей, родился 5 мая 1877 года на хуторе Кривая Коса, в Донецкой области. Отец мальчика был рыбаком и не всегда имел возможность прокормить семейство. Мать подрабатывала прачкой. Безденежье, отцовское пьянство и загулы, длящиеся годами, побудили Георгия и пятерых его братьев наниматься рабочими к местным богачам.

Морской офицер Георгий Седов

Дети работали за гроши, добывая себе пропитание. Говорить о получении образования в такой ситуации не приходилось. Седов научился читать только к 14 годам. Это произошло благодаря решению родителей отдать подростка в церковно-приходскую школу, недавно открывшуюся в селе. Там и выявились его незаурядные способности.

Спустя 2 года у Георгия на руках оказался похвальный лист, выданный за освоение 3-летней программы. Парень обучился грамоте, но это не способствовало его развитию. Никто не отменял необходимость много и тяжело работать. Поначалу он был ключником в конторе, затем приказчиком в магазине.

Георгий Седов в молодости

В жизни намечались перспективы, но Георгию их было мало. Отдушиной для Седова стало чтение. Узнав о разнообразных государствах и странах, он лелеял мечту стать капитаном дальнего плавания. Его идея пришлась не по нраву родителям, да и скорее походила на фантазию. Упорство помогло добиться цели.

В 1894 году втайне от родных парень отправился в Ростов-на-Дону поступать на мореходные курсы. Бесплатно получать образование на них мог тот, кто до этого поработал матросом.

Георгий Седов

Первым судном, на котором молодой человек вышел в море, стал пароход «Труд», курсировавший по Азовскому и Черному морю. Так Георгий Седов получил первый опыт хождения на корабле. Спустя 2 года он сдал экзамен на штурмана каботажного плавания, а еще через год стал штурманом дальнего плавания. Теперь он мечтал об экспедициях.

Участие в подобных проектах требовало прохождения военной службы. Для этого Седов поехал в Севастополь и в 1901 году сдал экстерном выпускные экзамены в Морском кадетском корпусе. Получение профильного образования вселило уверенность в талантливого молодого человека. Он обрел необходимые навыки на суднах «Березань» и «Султан».

Личная жизнь

В 1910 году Георгий Седов сочетался браком с племянницей генерала, Верой Май-Маевской. Между молодыми людьми вспыхнула любовь, но в обществе поговаривали, что положение жены было удобным Седову. Его карьера в этот момент пошла на спад, и предположение казалось правдоподобным.

Георгий Седов и его жена Вера

Исследователь был одним из немногих офицеров, не имевших дворянства. Любое появление в свете было связано с упоминаниями об этом. Счастливая личная жизнь омрачалась интригами на службе. Его как будто намеренно отстраняли от интересных проектов и задач. Вместо экспедиции по неизученным восточным морям Арктики лейтенанта отправили на изведанный Каспий.

Резонное мнение учёных-гидрографов

Чтобы уложиться к предстоящему юбилею, нужно было спешить, так как времени оставалось крайне мало. Прежде всего для подготовки экспедиции требовались деньги, и немалые. Подав заявку в Главное Гидрографическое управление, Седов получил вежливый, но категорический отказ. Учёные мужи тактично указывали ему на всю авантюрность задуманного плана, ссылаясь на то, что при отсутствии достаточных технических средств, академических знаний и специалистов в этой области одного энтузиазма недостаточно.

Отказ был расценён как проявление высокомерной чванливости к выходцу из народа и ещё больше возбудил в нём желание во что бы то ни стало доказать всем «кто есть кто». О несерьёзности задуманного свидетельствует его статья, опубликованная в одном из столичных журналов. В ней Седов пишет, что, не ставя перед собой каких-либо «особых научных задач», желает просто достичь полюса, как будто речь идёт о спортивном достижении.

Из гражданского флота в управление картографии

Расставшись со своим сухогрузом, молодой капитан отправился в Севастополь, где и поступил вольноопределяющимся в учебную команду. Вскоре ему присваивают звание поручика, и с рекомендательным письмом от инспектора мореходных курсов контр-адмирала А. К. Дриженко Георгий едет в Санкт-Петербург для работы в Главном картографическом управлении Адмиралтейства. Здесь открылся широкий простор для его исследовательской деятельности. В 1902 году формируется экспедиция по изучению Северного Ледовитого океана. Вместе с другими её участниками к островам Вайгач и устью реки Колымы отправляется и Георгий Седов.

Биография его с этих пор выходит на совершенно иной уровень. Георгий Седов уже не просто моряк, каких множество на российском флоте, он – страстный исследователь, человек, одержимый жаждой открытий. На следующий год он в качестве помощника начальника экспедиции изучает Карское море и, познакомившись там с капитаном судна «Америка» Энтони Фиала, заражается от него идеей покорения Северного полюса. Но в скором времени начинается русско-японская война, и столь амбициозные планы приходится отложить.

Поспешные и бестолковые сборы

Но если природа отказала ему в благоразумии, то с лихвой наделила энергией. Обратившись через печать к широкой общественности, Седов сумел в короткий срок собрать требуемые средства среди добровольных жертвователей. Идея была настолько захватывающей, что даже государь сделал частный взнос в десять тысяч рублей, что составило двадцать процентов от требуемой суммы.

На собранные деньги была куплена старая парусно-паровая шхуна «Святой великомученик Фока», которую пришлось ремонтировать и приводить в надлежащий вид. Спешка – плохой помощник, и с самого начала это сказалось на подготовке экспедиции. Не удалось не только собрать профессиональный экипаж моряков, но не смогли даже найти настоящих ездовых собак и уже в Архангельске ловили на улицах бездомных дворняг. Выручило то, что в последний момент прислали их из Тобольска. Купцы, пользуясь случаем, подсунули самые негодные продукты, большинство из которых пришлось выбросить. В довершение всех бед выяснилось, что грузоподъёмность судна не позволяет взять на борт все запасы провианта, часть которого так и осталась на причале.

Непокорный полюс

В 1911 году Седов планировал новую экспедицию в восточную часть Арктики, но его направили исследовать Каспийское море. Георгий Яковлевич принял это распоряжение с неудовольствием – его манили холодные широты. Однако задание он выполнил с привычной добросовестностью и по возвращении получил чин капитана.

В 1912 году Седов решил отправиться на Северный полюс. Несколько лет назад о его покорении объявили американцы Фредерик Кук и Роберт Пири, но заявления обоих исследователей были подвергнуты сомнению

Для Георгия Яковлевича почему-то было принципиально важно опередить великого норвежца Рауля Амундсена, хотя тот неудачно попытался добраться до Северного полюса лишь в 1918 году

Седов считал, что Амундсен хочет идти к полюсу в 1913 году. Он оказался в созданном собственными руками цейтноте и даже опубликовал в «Синем журнале» очерк под названием «Как я открою Северный полюс».

Изначально экспедиция была поддержана правительством, но при детальном рассмотрении комиссия отказалась выделять государственные средства. Она посчитала замысел нереальным и абсолютно фантастическим. Вместо 50 000 рублей из казны Седов собрал более 40 000 рублей добровольных пожертвований и арендовал старую парусно-паровую шхуну под названием «Святой великомученик Фока». Раньше это судно было норвежским зверопромысловым барком «Гейзер».

Времени на подготовку не хватало, поэтому течь в корпусе шхуны не была полностью отремонтирована. На судне имелась радиостанция, но Седову не удалось найти радиста, и бесполезную аппаратуру оставили в Архангельске.

Ошибок было слишком много. На борт планировалось взять 85 ездовых собак, но удалось купить только 35. Остальные были дворнягами, которых ловили прямо на улицах Архангельска. Многие из этих собак не перенесли суровых условий и быстро погибли. Грузоподъемность «Святого великомученика Фоки» оказалась недостаточной, и экспедиции пришлось оставить на берегу часть топлива, провизии и снаряжения, включая примусы. Незадолго до отплытия капитан, его помощник, боцман, штурман, первый и второй механик отказались выходить в море из-за явной неготовности к столь серьезному путешествию. Седову пришлось в спешке набирать новую команду.

Выход в море состоялся 14 августа 1912 года. На борту шхуны был запас угля примерно на 25 дней хода. По пути судно, переименованное Седовым в «Михаил Суворин», попало в шторм и потеряло часть груза. 15 сентября оно натолкнулось на непроходимые льды. Георгий Яковлевич понял, что Земли Франца-Иосифа в этом году достичь не удастся, и приказал оставаться на зимовку. У экипажа не хватало теплой одежды, закупленные в спешке треска и солонина оказались испорченными.

Зимовка продолжалась 352 дня, в ходе которых члены экспедиции исследовали Северный остров Новой Земли.

В июне 1913 года капитана корабля Захарова вместе с четырьмя членами экипажа (трое из них заболели цингой) отправили в Архангельск. Они должны были передать просьбу о высылке провизии, но из-за позднего прибытия группы и отсутствия средств в кассе комитета помощи экспедиция не получила.

3 сентября 1913 года «Михаил Суворин» смог высвободиться из льдов и добрался до острова Нортбрук, относящегося к Земле Франца-Иосифа. Не получив необходимых припасов, экспедиция направилась дальше, но уже 19 сентября была вынуждена остановиться на вторую зимовку у острова Гукера. Топлива и продовольствия не хватало, почти все члены экипажа заболели цингой. Избежали ее только 7 человек, которые ели мясо собак и добытых моржей, а также пили горячую медвежью кровь. Седов был в числе тех, кто отказался от подобного рациона.

2 февраля 1914 года уже серьезно больной Георгий Яковлевич с двумя матросами направляется к Северному полюсу на собачьих упряжках. За 18 дней пути он смог добраться до острова Рудольфа, самого северного из островов Земли Франца-Иосифа. Здесь Седов и скончался среди льдов. Его тело обернули двумя парусиновыми мешками, в могилу положили флаг, который исследователь хотел установить на полюсе, а крест сложили из лыж. Собака по кличке Фрам осталась у могилы. Отправившиеся в обратный путь матросы надеялись, что пес догонит их, но он не вернулся.

Болезненное самолюбие, требующее удовлетворения

Биографы путешественника расходятся во мнении насчет того, в этот период в нём начала с особой отчётливостью проявляться черта, послужившая впоследствии одной из причин его трагической гибели. Поднявшись из самых социальных низов общества и оказавшись среди столичной аристократии, Седов постоянно был склонен видеть в отношении к себе со стороны окружающих некоторое пренебрежение как к выскочке и человеку не их круга. Были ли к тому реальные предпосылки, или подобное суждение явилось плодом больного самолюбия – сказать трудно, но все, кто его знал лично, отмечали в его характере излишнюю ранимость и амбициозность. Говорили, что ради самоутверждения он способен был на самые необдуманные действия, которых было немало.

Экспедиция Георгия Седова к Северному полюсу стала одним из звеньев этой цепи. Работы по её подготовке начались в 1912 году. К тому времени уже два американца объявили о покорении полюса, и Седов не мог претендовать на лавры первооткрывателя, но такое путешествие, совершённое именно в этот год, он счёл для себя необходимым. Дело в том, что в 1913 году должны были состояться торжества, связанные с трёхсотлетием Дома Романовых, и российский флаг на крайней северной точке земного шара мог явиться прекрасным подарком государю, а сам путешественник заработал бы непререкаемый авторитет и славу.

Георгий Седов: биография

Имя Георгия Седова известно большинству советских путешественников. Первый российский гражданин, поставивший цель покорить Северный полюс, увековечил свою фамилию в учебниках. Скромный, но амбициозный деревенский парень стал известен во всем мире, несмотря на трагичный финал предпринятой им экспедиции.

Георгий Седов

Пройдя всего 200 км в сторону заданной точки, к которой на тот момент уже добрались другие первопроходцы, отважный исследователь погиб. Но этот поступок отметили как подвиг. Именем Седова сегодня названы географические объекты, корабли, улицы, учебные заведения.

Дерзкая мечта

Освоив грамоту, Георгий увлёкся чтением, и у него родилась мечта стать капитаном дальнего плаванья – желание абсурдное и недостижимое для деревенского парня. Даже родители, узнав об этом, были категорически против подобной затеи. И вот тут ярко проявилась одна из основных черт его характера – необыкновенное упорство в достижении поставленной цели.

Втайне ото всех молодой человек стал готовиться к поездке в Ростов-на-Дону, где были открыты в то время мореходные курсы. Когда после длительных мытарств он, наконец, достиг цели своего первого в жизни путешествия, инспектор отнёсся к нему весьма доброжелательно, но в качестве испытания направил на несколько месяцев матросом на пароход «Труд», совершавший рейсы по Азовскому и Чёрному морям. Получив таким образом морское крещение, Георгий начал учёбу.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий