Арсеньев Владимир Клавдиевич

Военная служба и карьера

Владимир Арсеньев посвятил военной службе 20 лет. Начал он как вольноопределяющийся в 1891 году, а завершил в 1911-м подполковником.

Благодаря наставнику — путешественнику Михаилу Грум-Гржимайло в армии интересы Владимира Арсеньева сузились до Сибири и Дальнего Востока, в то время неисследованных краев Российской империи. Одновременно с изучением карт он интересовался птицами, насекомыми и рептилиями, составлял энтомологические коллекции и мастерил чучел.

Исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев

Летом 1900 года Владимир Арсеньев, преследуя исследовательские и военные цели, отправился во Владивосток. В дороге его задержали разгоревшиеся на Амуре бои — Российская империя схлестнулась с Великой Цин. За участие в сражениях под Благовещенском Владимира Арсеньева наградили медалью «За поход в Китай».

В феврале 1904 года грянула Русско-японская война

Скорое поражение показало, насколько важно владеть знаниями обо всех, даже самых диких местностях Дальнего Востока. Экспедиции решили начать с труднопроходимого хребта Сихотэ-Алинь

Главным назначили Владимира Арсеньева. С этого и началась его карьера путешественника.

Экспедиции

Первые экспедиции по исследованию Уссурийского края Владимир Арсеньев предпринял в 1900–1903 годах. Помимо основных задач, полученных от командования, — проведение топографической съемки, анализ населения, он собирал данные для себя: какие растения и животные водятся на юге Дальнего Востока, какие народности его населяют.

Одна из главных экспедиций в карьере Владимира Арсеньева состоялась в 1906 году. Цель — хребет Сихотэ-Алинь. Именно в ней исследователь Уссурийского края познакомился со своим проводником по имени Дерсу Узала, нанайцем. Этот бесстрашный человек стал прототипом для книг Владимира Арсеньева «По Уссурийскому краю» (1921) и «Дерсу Узала» (1923). Их одноименные экранизации 1961 и 1975 годов входят в золотой фонд приключенческого кинематографа XX века.

Трейлер фильма «Дерсу Узала»

Из первой экспедиции на Сихотэ-Алинь Владимир Арсеньев привез не только фотокарты местности и дневник метеорологических явлений, но и богатую коллекцию флоры и фауны. Большинство экспонатов сейчас хранится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. Кроме того, покоритель Уссурийского края собрал исчерпывающие сведения об этносе, населяющем юг Дальнего Востока: орочах, удэгейцах, нанайцах и тазах.

В рамках второй экспедиции на Сихотэ-Алинь в июле 1907 года группа Владимира Арсеньева исследовала реки. Ни одна из них не стала географическим открытием, но зато пополнились сведения об их течении, глубине и обитателях.

Экспедиция, длившаяся 19 месяцев 1908–1910 годов и охватывающая обширную часть севера Уссурийского края, получила название «Юбилейная» в честь 50-летия присоединения Приамурья к Российской империи. Это было самое опасное и самое богатое этнографическими и ботаническими достижениями путешествие Владимира Арсеньева. Помимо сотен фотографий и карт, метрологических и астрономических дневников, он привез словарь по орочскому и удэйскому языкам.

Владимир Арсеньев и Дерсу Узала

В 1911–1913 годах Владимир Арсеньев совершил ряд секретных экспедиций, направленных на борьбу с браконьерами и хунхузами — бандитами из Китая, которые третировали население Дальнего Востока грабежами и убийствами. Он не только арестовывал нелегальных мигрантов и уничтожал ловушки на зверей, но и провел перепись туземцев, населявших север Уссурийского края.

В последующие годы Владимир Арсеньев все глубже уходил в Приамурский край (1917 год), исследовал Камчатский (1918, 1922 и 1923 годы) и Хабаровский края (1927 год). Последнюю экспедицию он описал в книге «Сквозь тайгу» (1930).

«Революция для всех, а значит – и для меня»

После Октябрьской революции Арсеньев не сбежал в Харбин или Японию и не сделался злопыхателем пролетарской власти, подобно многим белоэмигрантам. При социализме знания и талант таких людей, как Арсеньев, вышли на новый уровень востребованности. Неутомимый исследователь продолжал деятельность на самых разных должностях в качестве дальневосточного краеведа.

Арсеньев принимал активное участие в работе советских переселенческих органов. Его новые экспедиции в Уссурийску тайгу санкционировались Переселенческим Управлением, в штате которого он состоял с 1911 года.

В эпоху нэпа Арсеньев работал в Управлении рыбными и морскими промыслами, заведовал морскими звериными промыслами в водах Дальнего Востока. Позже стал основателем «АКО» – «Акционерного Камчатского Общества».

На заседаниях советского правительства и в письменных работах Владимир Клавдиевич:

  • Призывал запретить сдавать в аренду американским и японским промышленникам советские тихоокеанские острова.
  • Выступал за создание на Дальнем Востоке первых природных заповедников.
  • Занимался восстановлением рыбных и звериных промыслов на Командорских островах.
  • С 1918 по 1926 год Арсеньев ездил на Камчатку, подымался на Авачинскую сопку и даже спускался в жерло кратера.
  • В 1927 году совершил последний крупный переход по маршруту Советская Гавань – Хабаровск. Переход описан в книге «Сквозь тайгу» (1930 г.). Целью этой экспедиции было выяснение колонизационного фонда, а также возможности железнодорожного строительства в этой части края. В пути начальник экспедиции отметил свое 55-летие.

Экспедиция 1927 года была последней, в которой участвовал стареющий Арсеньев, и первой крупной советской экспедицией на Дальнем Востоке. После него в тайгу пошли исследователи-разведчики первой сталинской пятилетки, многие из которых были учениками Арсеньева.

Несмотря на огромные заслуги Арсеньева перед отечественной наукой и сугубо краеведческую деятельность, его, как и всех «бывших», поставили на спецучет, подозревали в шпионаже в пользу Японии. Арсеньев обязан был регулярно являться на допросы во владивостокскую комендатуру ОГПУ. В 1924 г. постановлением особой комиссии Арсеньев снят с учета.

Осенью 1925-го Арсеньева вновь назначили директором Хабаровского краевого музея и одновременно Ученым секретарем Кабинета народного хозяйства при Дальплане. Он был председателем Бюро по подготовке Первой конференции по изучению производительных сил Дальнего Востока, состоявшейся в 1925 г. Выступал на этой конференции с докладами.

В 1926-м Дальневосточный Государственный университет во Владивостоке (до 1920 г. Восточный институт, с 2008-го Дальневосточный федеральный университет) пригласил Арсеньева руководить кафедрой этнографии на педагогическом факультете. Владимир Клавдиевич читал лекции по коренным народностям Дальнего Востока. В своих экспедициях он близко познакомился с жизнью орочей, удэхейцев, гольдов, гиляков, тунгусов, а позднее и аборигенов Камчатки. Серьезному исследователю чужды праздное любопытство и высокомерие. По выражению самого Арсеньева, «занимаясь измерением живых людей», он вдумчиво приглядывался к жизни малых народов, терпеливо выяснял сложные отношения между родами, изучал бесписьменные языки и сложившиеся веками обычаи.

Его внимание привлекали все явления материальной и духовной жизни изучаемого этноса — производственное хозяйство и домашний быт, торговые связи и правовые нормы, религиозно-мистические представления и орнаментальное искусство. Лучшей этнографической работой Арсеньева по праву признается научно-популярный очерк «Лесные люди — удэхейцы»

По сути это краткое изложение — двухтомной монографии «Страна Удэхе». Арсеньев работал над ней 25 лет, но опубликован сей научный труд уже после смерти автора.

С какой теплотой вспоминал он братьев-орочей Ивана и Тимофея Бизанка, спасавших команду парохода «Владивосток»! Как глубоко человечен в его изображении Дерсу Узала! Хорошее отношение русского капитана находило взаимность. Неслучайно у него было так много друзей-проводников среди детей тайги.

Арсеньев прекрасно понимал никчемность «заботы» царского правительства о туземцах. Призывая организовать регулярную медицинскую помощь малым народам Дальнего Востока, он с горечью восклицал:

До 1930 г. Арсеньев исполнял обязанности начальника бюро экономических изысканий новых железнодорожных магистралей. Руководил четырьмя экспедициями в районы предполагаемого строительства железнодорожных линий.

Арсеньев Владимир Клавдиевич: жизнь после экспедиций

Всю собранную в походах информацию нужно было обработать. После экспедиции Владимир Клавдиевич Арсеньев написал несколько книг по истории и народностям Приморского края. С 1910 г. работал директором краеведческого музея в Хабаровске.

Владимир не переставал совершать вылазки на природу для изучения местности. Он совершал небольшие плавания, изучал Сахалин, уходил вглубь Хабаровского края.

В 1911 г. Арсеньева пригласили работать на гражданской должности в администрации Хабаровска. Так он закончил свою военную деятельность, но должность и армейское довольствие за ним сохранили.

До конца жизни он занимался ученой деятельностью, много выступал с докладами и лекциями.

Умер Арсеньев в 1930 г. Похоронен во Владивостоке.

Детство путешественника

В 1872 г. в Петербурге родился Владимир Арсеньев. Отец всю жизнь зарабатывал на железной дороге. Мама занималась воспитанием 10 детей. Владимир был вторым ребенком пары.

Любимым занятием у всех детей в семье было чтение. Дома имелась небольшая библиотека приключенческих и научных книг. Любимыми авторами Владимира были Жюль Верн, Николай Пржевальский, Майн Рид, Густав Эмар.

Любовь к природе и к путешествиям досталась Владимиру от его дяди, которые занимался изучением природы. Вместе с дядей они сплавлялись по реке Тосна во время летнего отдыха за городом. Это были первые путешествия географа.

Из-за непоседливого характера Владимир сменил несколько учебных заведений. Сначала родители отдали его учиться в немецкий пансион, потом вынуждены были перевести в Петербургское училище. Закончил школьное образование во Владимирском мужском училище. Любимыми предметами были геометрия, рисование и науки о природе.

Английский шпион Арсеньев

Статья по теме

Владивосток навсегда соединил Владимира Арсеньева и его супругу

– Сейчас вы пишете о Дерсу Узала, верном спутнике Арсеньева. Но разве в его истории еще есть неизвестные места?

– Слишком много о нём написано неправды, домыслов. В последние годы появились, на мой взгляд, и вовсе пасквили. В Красноярске вышла книга местного писателя о том, что Дерсу Узала был хорошо замаскированным японским шпионом. Договорились до того, что Арсеньев был английским шпионом! Один московский автор даже сны Арсеньева описал… Я оперирую только реальными фактами и документами.  

Скоро ещё одна книга выйдет, в которой собраны сведения из различных изданий, газет, научных работ об амурских тиграх с 1855 по 1920-е годы. Там много интересного. Были, например, братья Худяковы, довольно известные в Приморье в своё время. Они, не будучи специалистами, и корабли строили, и сады разводили, а ещё на тигров охотились. Один из них как-то за день застрелил двух хищников, с третьим схватился врукопашную и одолел зверя. Это близ с. Раздольного было, в нынешнем Надеждинском районе.

Владимир Арсеньев и Дерсу Узала. Фото: Общество изучения Амурского края

– Чем тигры им помешали?

– Поначалу здесь считали главными три напасти: гнус, наводнения и тигров. Скота много не было, а тигры наносили серьёзный урон хозяйству, нападали на лошадей. И на людей тоже. Газеты пестрели такими сообщениями. Всё собрано в хронологическом порядке, можно увидеть, как менялось представление о тигре. Они водились на гораздо более обширной территории, даже на Сахалин заходили – очевидно, по льду.

– А теперь приходится спасать…

– Спохватились, когда их почти не осталось.

Примечания[ | ]

Комментарии

  1. То есть 40 вёрст в одном дюйме, что приблизительно равно 17 километрам в одном сантиметре (1 : 1 679 921).
  2. Остальные члены экспедиции постепенно выбывали из неё по окончании срока службы или по болезни.

Источники

  1. Тарасова, 1985, с. 123.
  2. Тарасова, 1985, с. 300.
  3. Хисамутдинов, 2005, с. 67.
  4. Хисамутдинов, 2005, с. 72.
  5. 12 В.К. Арсеньев — шаг в XXI век, 2007, с. 9.
  6. Хисамутдинов, 2005, с. 73.
  7. Хисамутдинов, 2005, с. 73—74.
  8. Азадовский, М. К. В.К. Арсеньев — путешественник и писатель : // Владимир Клавдиевич Арсеньев. Собрание сочинений в 6 томах. Том II / В. К. Арсеньев ; Под ред. ОИАК. — 2-е доп. издание. — Владивосток : Альманах «Рубеж», 2011. — С. 13—21. — 608 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-85538-032-3.
  9. Хисамутдинов, 2005, с. 74—77.
  10. 12 Сведения об экспедициях капитана Арсеньева (В. К.) (Путешествия по Уссурийскому краю). 1900—1910 гг. // «Записки Приамурского Отдела Императорского Русского Географического Общества». — Хабаровск, 1912. — Т. VIII, вып. 2. — С. 1—36.
  11. Хисамутдинов, 2005, с. 78—79.
  12. Хисамутдинов, 2005, с. 79—82.
  13. Хисамутдинов, 2005, с. 82.
  14. Азадовский, М. К. Примечания М. К. Азадовского : // Владимир Клавдиевич Арсеньев. Собрание сочинений в 6 томах. Том II / В. К. Арсеньев ; Под ред. ОИАК. — 2-е доп. издание. — Владивосток : Альманах «Рубеж», 2011. — С. 184. — 608 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-85538-032-3.
  15. Хисамутдинов, 2005, с. 82—85.
  16. Тарасова, 1985, с. 132.
  17. Тарасова, 1985, с. 125.
  18. Тарасова, 1985, с. 125—126.
  19. 12 Тарасова, 1985, с. 126.
  20. Хисамутдинов, 2005, с. 85.
  21. Тарасова, 1985, с. 127.
  22. Егорчев, И. Н. От издательства : // Владимир Клавдиевич Арсеньев. Собрание сочинений в 6 томах. Том II / В. К. Арсеньев ; Под ред. ОИАК. — 2-е доп. издание. — Владивосток : Альманах «Рубеж», 2011. — С. 184. — 608 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-85538-032-3.
  23. Хисамутдинов, 2005, с. 74.

Арсеньев Владимир Клавдиевич: научная работа

Находясь во Владивостоке, Арсеньев в период с 1900 по 1905 г. исследовал юг Приморского края. В 1902 г. вступил в общество охотников и руководил командой своего полка по охотничьему делу. Такие «охотничьи» вылазки помогали выполнять задания военных по заполнению карты Приморского края, параллельно с этим изучать природу этой местности и быт местного населения. За эти годы Арсеньев изучил весь остров Русский, полуостров Муравьева-Амурского, окрестности заливов Посьет и Св. Ольги и другие территории.

В 1903 г. врач полка Кириллов посоветовал Арсеньеву вступить в клуб по изучению Амурского края. Здесь у него завязалась дружба с ботаником и флористом Н. Пальчевским.

Еще одним увлечением исследователя была археология. Арсеньев проводил раскопки в долинах рек Сучан, Цымуха и Шамора.

От Рождества до Рождества

– Юлия Александровна, как вы считаете, таланты и лучшие качества Владимира Клавдиевича были переданы ему от родителей?

 – Известно, что бабушка Арсеньева была крепостной, а его отец  – незаконнорождённым, получившим фамилию Арсеньев, произведенную от имени своего крёстного, крестьянина Арсения Тимофеева. Сам Владимир появился на свет в 1872 году, через  11 лет после отмены крепостного права, когда 90% населения страны стали свободными людьми. Многие крестьян получили тогда образование, занялись наукой, коммерческой деятельностью. Таланты, которые копились столетиями, они смогли реализовать. Одарённость от предков-крестьян передалась и Владимиру Клавдиевичу. С юных лет он будто чувствовал своё предназначение. К тому же, это была эпоха географических открытий, исследований.

Остались воспоминания о том, каким Арсеньев был ребёнком. Патриархальный уклад для него был очень важен, потому что он рос в многодетной семье, где глава – отец, которого все слушаются и немного побаиваются, любящая мама Руфина Егоровна, полностью посвящающая жизнь мужу и своим чадам. Главным праздником у Арсеньевых было Рождество. Ёлка, хороводы, пение, тепло домашнего очага и никаких наёмных музыкантов, которых модно было приглашать для семейных застолий! Справлялись сами: дети умели играть на фортепиано, Владимир и его сёстры хорошо пели. После, в браке с Маргаритой Арсеньев старался поддерживать традиции, в том числе и Рождества.

 – И эти моменты вы воплотили в спектаклях «Ожог от лепестка» и «Стебли нот расцветающих»? Правда, что музыка в этих постановках играет ведущую роль?

– Музыка в семье Арсеньевых звучала всегда: по воспоминаниям сам путешественник обладал сильным голосом, напевая маленькой дочери Наталье вместо колыбельной –  «Солдатушки, браво ребятушки»; а его сестры стали оперными примами. Племянница Маргариты Ольга Моллер писала, что у Арсеньевых была пластинка с записью «Серенады» Шуберта, а одним из его любимых романсов был романс на стихи А.К. Толстого «Средь шумного бала». Работая, путешественник часто напевал его себе мелодию романса под нос. Владимир Клавдиевич был воспитан на музыкальной классике, но и помнил бабушкины народные напевы. Он писал о том, что во время отдыха после тяжёлого перехода по тайге, его спутники пели  солдатские песни у костра, прогоняя усталость.

Память

  • Именем Арсеньева назван город на Дальнем Востоке, ледник на северном склоне Авачинской сопки.
  • В Приморском крае в память об Арсеньеве названа река Арсеньевка (бывшая Даубихе)
  • Его именем названа центральная улица посёлка Кавалерово (Приморский край).
  • Дом Владимира Арсеньева во Владивостоке сейчас является музеем, открытым для публичного посещения.
  • В 1990 году имя Владимира Клавдиевича Арсеньева было присвоено пассажирскому теплоходу — флагману Амурского речного пароходства.
  • В честь Арсеньева назван представитель бокоплавов, обитающий в источниках долины реки Хор, — Crangonyx arsenjevi.
  • В память об Арсеньеве названы род травянистых растений Арсеньевия (Arsenjevia Starod.) из семейства Лютиковые, включающий пять видов, и один из видов мятлика — Мятлик Арсеньева (Poa arsenjevii Prob.), найденный в 1984 году в верховьях ключа Белого (бассейн реки Рудной) возле посёлка Краснореченский Дальнегорского района.

Первая экспедиции на Сихотэ-Алинский хребет 1906 года имела военно-оборонительное значение

Русско-японская война закончилась для России поражением и потерей больших территорий. Опасались, что победившая Япония попытается захватить весь Дальний Восток. Поэтому Приамурское генерал-губернаторство озаботилось укреплением границ Уссурийского края. Необходимо было досконально исследователь линию побережья и установить места, где противник мог незаметно высадить десант.

Приамурский генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер приказал председателю Приамурского отдела Русского географического общества С. Н. Ванкову организовать экспедицию в горную область Сихотэ-Алинь для сбора необходимых сведений. Начальником экспедиции назначили штабс-капитана Арсеньева— к тому времени уже опытного таежника. В декабре 1905 г. его перевели из Владивостока в Хабаровск в штаб Приамурского военного округа.

Здание Приамурского военного округа, в котором работал Арсеньев Владимир Клавдиевич

Помощниками Арсеньева были поручик Гранатман и инженер-прапорщик А. И. Мерзляков. Рядовые участники были отобраны среди уссурийских казаков и солдат 6-й и 8-й Восточно-Сибирских стрелковых дивизий. В качестве ботаникаФлориста — специалиста по флоре в экспедицию был включен уже упомянутый Пальчевский, а также начальник штаба Приамурского военного округа генерал-лейтенант П. К. Рутковский. Всего около 20 человек.

Арсеньев Владимир Клавдиевич лично готовил экспедицию, сам отбирал снаряжение, инструменты, продумывал способы упаковки продовольствия. Например, решено было полностью отказаться от сухарей. Они были незаменимым продуктом в степях Центральной Азии, но во влажном приморском климате быстро сырели, плесневели и портились. Вместо сухарей он взял муку в двойных мешках. После первого дождя в мешке образовывалась тестообразная корка, которая защищала муку от дальнейшего воздействия сырости.

Экспедиция стартовала в мае 1906 г. Вначале отряд выехал из Хабаровска по Уссурийской железной дороге до села ШмаковкаСело в Приморском крае в 40 км восточнее озера Ханка. Из Шмаковки на лошадях двинулись вверх по течению Уссури, пока не достигли села Кокшаровки. Дальше двигались вдоль русла реки Фудзин. К середине июля путешественники достигли подножья Сихотэ-Алиня. Перевалив через горный хребет, отряд вышел на побережье Японского моря в заливе Ольги. Почти месяц отряд ждал судна, которое должно было привезти необходимое для продолжения экспедиции снаряжение.

Затем Арсеньев начал обследовать прибрежный район к северу до бухты Терней. Он изучил бассейны рек Тютихэ, Синанцы, Санхобэ, Тадушу несколько раз переходил водоразделЛиния на земной поверхности, разграничивающая сток атмосферных осадков по противоположным склонам. Обычно водоразделы проходят по вершинам горных хребтов, открывая новые перевалыПеревал — пониженный участок, через который удобнее пересечь горный хребет через Сихотэ-Алинь. В обратный путь экспедиция выступила глубокой осенью. И только в середине ноября по железной дороге путники вернулись в Хабаровск.

Экспедиция 1906 г. на Сихотэ-Алинь имела не только научные, но и военно-оборонительные цели. Арсеньев вносил в свой путевой дневник сведения о:

  • дорогах и их проходимости для различных вооружений и в различных погодных условиях;
  • реках, их пригодности для переправы войск;
  • местах на побережье, удобных для высадки десанта противника.

Арсеньев Владимир Клавдиевич и нанаец Дерсу из рода Узала

Проводником в той экспедиции был верхнеуссурийский гольд Устаревшее название нанайца Дерсу Узала. Арсеньев впервые встретился с опытным охотником и следопытом в горах Да-Дянь-ШаняГорный хребет на юге Приморского края, один из дальних отрогов Сихотэ-Алиня в 1902 году, и с тех пор у них сложились теплые дружеские отношения.

Капитан Арсеньев и гольд-проводник Дерсу Узала во время первой экспедиции. Кадр из худ/фильма «Дерсу Узала», 1975 г. В роли В. К. Арсеньева Юрий Соломин

Экспедиция 1906 года длилась 190 суток. За это время небольшой отряд Арсеньева девять раз перешел Сихотэ-Алиньский хребет. Экспедиция собрала богатейшие коллекции образцов горных пород, мелких животных и растений для гербариев, обнаружила многочисленные памятники старины. Позже они стали экспонатами музеев Петрограда, Москвы, Владивостока и Хабаровска.

Поэт, новатор, не болен собой

– Ваши исследования в арсениеведческом направлении продолжаются?

– Недавно краевая библиотека им. Горького выпустила арсениеведческий биобиблиографический справочник, я написала к нему предисловие. Тема жизни исследователя и того, что сделал для Приморья этот человек, безгранична. Ещё не все его наследие рассмотрено, интерпретировано, изучено. Его тесты оригинальны и материалом, художественным описанием Дальнего Востока, Приморья, Приамурья. С другой стороны, вызывает восхищение и его литературный стиль, необычная творческая индивидуальность. И это позволило создавать по его произведениям художественные фильмы, один из которых, созданный японским режиссером Акирой Куросавой, был удостоен премии Оскар. Более популярного писателя, жившего в Приморье нет, его книги переведены на десятки языков. Всех нас, россиян, объединяет творчество великого Пушкина, кроме него, нас, дальневосточников, так же объединяет Арсеньев. Он рассказал нам о нашей малой родине,  каким наш край был до прихода сюда цивилизации, о том, что уже утрачено.

–  Какие человеческие качества Арсеньева для вас выходят на первый план?

 – Образованный, хорошо воспитанный, организованный. Сам себя приучил к огромной дисциплине и ответственности. Тот факт, что в его экспедициях не погиб ни один человек, свидетельствует о том, насколько они были хорошо подготовлены. При этом Арсеньев был человеком увлеченным. Михаил Пришвин написал о нём –  «настоящий поэт в душе». И мне импонирует в нём отсутствие самолюбия и наличие чувства собственного достоинства, которое в нашей теперешней жизни именно с самолюбием и путают, сейчас каждый страшно болен собой. У исследователя были высокие требования, прежде всего, к самому себе.

 – Повлияла ли на его образ жизни коренных народов, дружба с Дерсу Узала?

 – Когда приехал в Приморье, то говорил, что будто попал на другую планету. Арсеньев считал, что аборигены живут так, как наши далёкие первобытные предки. И ясно видел те положительные моменты, которые утрачены современной цивилизацией. Владимир Клавдьевич считал коренных жителей Приморья более нравственными людьми. От природы они брали самое необходимо. Его потрясало то, что Дерсу читает тайгу как открытую книгу, по одной примете  может предсказать близость хищника, перемену погоды.  Человек живёт вне письменной культуры, а понимает гораздо больше учёных мужей.

Арсеньев  понял – за этой истиной никто не собирался идти.  В конце жизни  он писал, что молодёжь коренных народов испорчена, и он впервые почувствовал одиночество в тайге. Говорил: «я не буду цепляться за жизнь» – и это мысли человека, которому было немного за 50-т.  Это безумно трагически опыт, когда мы уничтожаем то, что мы любим.

Экспедиции по Сихотэ-Алинь 1907-1910 гг.

Книга Арсеньева «Дерсу Узала»

Павел Унтербергер был поражен каких результатов добился Арсеньев за полгода в экспедиции, что принял решение продолжить исследовательскую работу. Для следующего маршрута разработали план, который включал в себя исследование гор Сихотэ-Алиня в пределах 45-47 градусов северной широты. Ученым нужно было также изучить бассейны рек Иман и Бекин.

За время экспедиции с июня 1907 г. по январь 1908 г. команда Арсеньева досконально исследовала север Уссурийского края. Они закончили работу на берегу Татарского пролива.

Владимир поселил нанайского проводника Дерсу Узала у себя дома в Хабаровске. Но он ушел в лес и был там убит.

Самой тяжелой стала третья экспедиция на север Уссурийского края. Она продлилась 19 месяцев: 1908-1910 гг.  Участники похода не раз оказывались в ситуации близкой к критической: не было продовольствия и теплой одежды. На сотни километров вокруг не было ни одной живой души. Голодовка команды длилась 21 день.  Итогами похода стали сотни листов маршрутной съемки, дневники погоды и множество других документов. Арсеньев навел порядок в топонимике, так как многие объекты имели названия на русском, нанайском и китайском языках.

Путь литератора

Все полученные в походах сведения Арсеньев Владимир Клавдиевич фиксировал в виде дневниковых записей. Он одновременно вел пять дневников:

  • метеорологический, куда записывались погодные наблюдения, включая данные барометров;
  • эпизодический;
  • географический;
  • этнографический, содержавший описание встречавшихся в пути аборигенов, их быта, орудий труда и фольклораУстное и музыкальное творчество того или иного народа. В широком смысле любые проявления духовной культуры: верования, обряды, танцы, мировоззренческие представления;
  • специальный, в зависимости от цели командировки. Как мы помним, они носили не только научно-исследовательский, но и военно-оборонительный характер.

Дневники Арсеньева содержали громадное количество ценных научных сведений, к ним он возвращался на протяжении всей своей жизни, черпая из них данные для той или иной работы.

Обрабатывая путевые дневники, Арсеньев пришел к мысли, что неплохо было бы создать на их основе научно-популярное описание края. Кроме естественнонаучной деятельности, Арсеньев берется за литературную работу. В более поздние годы жизни, уже при советской власти у Арсеньева проявился блестящий литературный талант. На основе путевых заметок впоследствии будут изданы художественно обработанные книги Арсеньева об Уссурийском крае, которые принесут ему мировую известность:

  • Историко-этнографический очерк. Китайцы в Уссурийском крае, 1914 г.
  • По Уссурийскому краю. Путешествие в горную область Сихотэ-Алинь, 1921 г.
  • Дерсу Узала, 1923 г.
  • В дебрях Уссурийского края, 1926 г.
  • Лесные люди Удэхейцы, 1926 г.
  • Сквозь тайгу, 1930 г.
  • В горах Сихотэ-Алиня, 1937 г.

Многократно переизданные, сегодня эти труды являются ценными историческими источниками. Уже в Советской России выходят в свет приключенческие повести «Дерсу Узала» и «По Уссурийскому краю», а также составленные на основе путевых дневников частично беллетризованные произведения «В горах Сихотэ-Алиня», «Сквозь тайгу», в которых описываются путешествия по дальневосточной тайге вместе с другом и проводником нанайцем Дерсу Узала.

Русский писатель М. Горький, отметив научную ценность книг Арсеньева и восхищаясь их изобразительной силой, говорил, что автору удалось соединить в одном лице БрэмаАльфред Брэм – немецкий зоолог, автор серии книг «Жизнь животных» и КупераДжеймс Фенимор Купер — американский писатель, классик приключенческой литературы.

Книги Арсеньева отличают увлекательный сюжет и отличный литературный язык. Арсеньев-писатель умел немногими словами нарисовать точный и красочный образ, использовать яркое сравнение. Например, в своем первом этнографическом исследовании «Китайцы в Уссурийском крае», автор сравнивал горную страну Сихотэ-Алиня с окаменевшим морем, которое когда-то кипело и волновалось и внезапно застыло. Лаконичный творческий стиль Ареньева придавал его произведениям жизненность и убедительность.

Книги Арсеньева по праву вошли в золотой фонд советской литературы. Некоторые из них были даже экранизированы в художественных и документальных фильмах.

Интересный факт биографии Арсеньева: он не учился в университете. Все знания по биологии, географии и археологии он получил, занимаясь самообразованием.

В качестве официального образования писатель имел за спиной лишь юнкерское училище, где готовили младший офицерский состав для Русской императорской армии. Нехватку теоретических знаний Арсеньев компенсировал самообразованием, которое помогло ему сформировать широкий кругозор и профессиональные навыки исследователя. Он самостоятельно изучал географию и этнографию, статистику и археологию, геологию и метеорологию, музейное дело и лингвистику.

Детство и юность

Владимир Клавдиевич Арсеньев родился 10 сентября (29 августа по юлианскому календарю) 1872 года в Санкт-Петербурге, столице Российской империи. Он второй ребенок в семье мещанина Клавдия Федоровича и дочери бывшего крепостного крестьянина Руфины Егоровны (в девичестве Кашлачевой).

Путешественник Владимир Арсеньев в молодости

Клавдий Арсеньев владел небольшой библиотекой, и его сыновья с детства знакомились с творчеством Ивана Тургенева, Николая Гоголя, Льва Толстого и других классиков. Владимира Арсеньева, впрочем, больше интересовали приключенческие романы. Он поглощал книги Жюля Верна, Томаса Майна Рида, Эжена Сю. Затем заинтересовался научной литературой и биографиями, например, Чарльза Дарвина и Николая Пржевальского.

Тяга к путешествиям во Владимире Арсеньеве проснулась благодаря дяде — натуралисту-любителю Иоилю Егоровичу Кашлачеву. Он брал племянника на рыбалку и в походы, сплавлялся с ним по притокам Невы. Буйство природы притягивало будущего покорителя Уссурийского края.

НАШИ ЛЮДИ

Эрман, Георг Адольф
Путешественники

немецкий путешественник и физик

Эндрюс, Рой Чепмен
Путешественники

американский путешественник и натуралист, профессор, президент Американского музея естественной истории

Эмин-паша
Путешественники

немецкий колониальный деятель, путешественник и исследователь Африки

Эвлия Челеби
Путешественники

османский путешественник, более 40 лет путешествовавший по Османской империи и сопредельным государствам

Шеффер, Георг Антон Алоис
Путешественники

немецкий путешественник, натуралист, авантюрист

Шарден, Жан
Путешественники

французский путешественник

Шамплен, Самюэль де
Путешественники

французский путешественник и гидрограф, получивший в 1601 году титул «королевского географа», основатель и губернатор первых французских поселений в Канаде

Шайю, Поль дю
Путешественники

американский путешественник, исследователь Африки, этнограф, зоолог и писатель французского происхождения

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий