Биография Александра Грибоедова

Проба пера

Осенью Грибоедову Александру Сергеевичу предстояло поступить в Коллегию иностранных дел. Но мать боялась отпустить сына в Петербург, и было решено, что он останется в университете и будет готовиться на доктора наук. В новом учебном году Александр слушал курс по политическим предметам. Прежняя их компания распалась, и вскоре появились новые друзья – братья Всеволжские и Муравьевы. В университете тем временем на Буле написали донос, и он вынужден был оставить кафедру словесности.

Все искренне огорчились, и Грибоедов под влиянием сильных чувств взялся за перо и написал «Дмитрия Дрянского» – шуточную трагедию. По мнению друзей, пьеса получилась хорошая, но Александр читал ее только в близком кругу. В 1812 году дядя Грибоедова Алексей получил письмо, в котором ему сообщили, что война с Бонапартом неминуема. Друзья Грибоедова уехали служить, и он мечтал отправиться туда вслед за ними. Но Настасья Федоровна не отпускала сына от себя.

«Вряд ли я попаду в святые!»

14 марта 1828 года Грибоедов прибыл в Петербург – чтобы вручить государю столь долгожданный мирный договор. «201 пушечный выстрел в крепости возвестил столице о сем благополучном событии». Александр Сергеевич был принят Николаем I и награжден орденом Святой Анны 2-й степени.

Двумя годами ранее мало кто мог поручиться за успешную карьеру талантливого дипломата: казалось, вся жизнь Грибоедова должна была пойти по совсем другой траектории. 2 января 1826 года на имя генерала А.П.Ермолова (Александр Сергеевич служил секретарем по дипломатической части при генерале, командовавшем русскими войсками в Тифлисе) поступил приказ военного министра: «По воле государя императора покорнейше прошу… немедленно взять под арест служащего при вас чиновника Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами… и прислать как оные, так и его самого под благонадежным присмотром в Петербург прямо к его императорскому величеству». Грибоедов был арестован по подозрению в принадлежности к декабристам. Обвиняемый свою причастность к заговору категорически отрицал, а более-менее веских доказательств следствию найти не удалось, поэтому 2 июня 1826 года дело было закрыто. Дипломата освободили из-под ареста с «очистительным аттестатом», на некоторое время все же установив за ним негласный надзор – для надежности.

Александр Грибоедов

В сентябре 1826 года Грибоедов вернулся на службу в Тифлис и продолжил дипломатическую деятельность. В далеком 1818 году свой путь Александр Сергеевич выбрал сам: ему были предложены два варианта – должности канцелярского чиновника в Филадельфии или Тегеране. Казалось, еще не знавшему восточных языков поэту проще было направиться в Филадельфию, ведь он прекрасно владел английским, но он выбрал «персидское хождение». А.С. Стурдза, чиновник Коллегии иностранных дел, писал: «Никогда в жизни не случалось со мною быть столь близким очевидцем при выборе самим страдальцем собственного таинственного жребия».

Отправке в Персию предшествовало интенсивное обучение языкам – персидскому и арабскому – у известного профессора Деманжа. Цепкая память и усердие позволили освоить все преподаваемое быстро и успешно.

Оказавшись по пути в Персию в Новгороде, Грибоедов вспомнил участь благоверного князя Александра Невского, своего небесного покровителя. Князь скончался в 1263 году, возвращаясь из Золотой Орды. В письме к Бегичеву от 30 августа 1818 года Александр Сергеевич писал:

Из прожитых 34 лет ему суждено будет провести на Востоке без малого 7 лет, в том числе в Персии около трех лет и 8 месяцев.

Служба в гусарском полку

Когда стало известно, что Наполеон перешел границу, Александр тайком от матери уговорил графа Салтыкова взять его в свой полк. Мать металась по Москве и закатила скандал. Интересный факт: Александр Сергеевич Грибоедов был зачислен в корнеты вопреки желанию влиятельной мамаши. Салтыков понял юношу и на свой страх и риск взял его к себе в полк. Настасья Федоровна смирилась, тем более что волонтеры были предоставлены сами себе, и Александр жил пока дома. В живописном гусарском мундире он прельщал не только дам, Чаадаев и Генисьен тоже перешли в гусарский полк. Когда Салтыковский полк двинулся в Казань, Грибоедов подхватил простуду и остался в Москве. Болел он всю зиму. За это время полк расформировали, и он оказался в составе Иркутского гусарского полка.

После битвы за Москву его здоровье немного улучшилось, поэтому он отправился в полк. Дорогою молодой человек ужаснулся, увидев царившее запустение, на каждом шагу все напоминало о великом сражении двух армий. Грибоедову было стыдно, что не смог защитить Москву, и он поспешил присоединиться к походу в Европе. Свой полк он настиг в Кобрине. Приняли его хорошо, знакомые были рады появлению остроумного Грибоедова, офицеры пришли в восторг от отличного наездника и фехтовальщика, а когда известно стало о конном заводике его дяди, он оказался на хорошем счету у командования.

Генерал Кологривов предложил Александру перейти в штаб, но вскоре задался вопросом о том, как молодой человек при таком строгом воспитании и гибком уме мог стать таким отчаянным повесой, позволяя себе выходки, от которых у Андрея Семеновича волосы вставали дыбом. Как-то раз Грибоедов Александр Сергеевич пришел на службу в католический монастырь, забрался на хоры, выгнал органиста и играл с великим мастерством духовные мелодии. Но в самый торжественный момент под сводами костела грянула русская «Камаринская». Будь это кто другой, генерал бы немедленно отправил его на гауптвахту, но Александру все сошло с рук.

Смерть Грибоедова

В биографии писателя много белых пятен, и его последние дни – одно из них. По воспоминаниям современников, когда обезумевшая толпа ворвалась в комнату Грибоедова, он спросил, чего они хотят. Бесстрашие человека, обратившегося к ним на их родном языке, осадило народ. Они мирно объяснялись, когда на голову Грибоедова упал большой камень (персияне разобрали пол над покоями Александра Сергеевича и во время разговора опустили на его голову камень).

Вслед за этим только что мирно беседующий народ бросился на посланника. Труп Грибоедова был обезображен сабельными ударами, посольство разграблено, лучшие вещи оказались вскоре во дворце. Из всего этого следует, что шах и его окружение знали об умысле Аллаяр-хана и допустили беззаконие. Грибоедову советовали укрыться в армянской церкви, но он отверг это предложение.

Из всего посольства спасся только Мальцов, спрятавшись за 50 червонцев в безопасном месте. Ему удалось перебраться во дворец шаха, где его спрятали в сундук, сам правитель также испугался возмущения народа, восставшего на русских. После того как волнения стихли, Мальцова отправили в Грузию. В Тегеране же старались показать большое огорчение и даже объявили на несколько дней траур.

Детство писателя

Александр Сергеевич родился в Москве 15 января 1794 года. Здесь же прошли детство и юность. С малолетства он отличался «неопределенною сосредоточенностью характера» – стремительным умственным развитием, пишут современники, вспоминая о его биографии. Грибоедовы на лето отправлялись в Хмелиты, где хозяин Алексей Федорович давал великолепные балы, для воспитания дочери нанял лучших учителей музыки и рисования. В Москве, в доме Грибоедовых, два раза в неделю собирался танцкласс Иогеля, у него дети брали уроки. Их дом известен музыкальными вечерами, где Александр Сергеевич увлекал присутствующих своими импровизациями.

Брата Алексея Настасья Федоровна считала образцом высшего общества и во всем слушалась. Он предписывал, с кем ей водить знакомства, как воспитывать детей, кому наносить визиты, кого приглашать на вечера. Под присмотром этих непреклонных хранителей традиций и прошла жизнь будущего писателя Грибоедова. О биографии и подробностях ранних лет писателя известно мало. Но в золотые дни детства ему никто не мешал «являться и исчезать, играть и шуметь».

С годами каждый его шаг был подвержен строгому контролю, будущая карьера предусмотрена и предопределена. Неудивительно, что литературные опыты сына Настасья Федоровна встретила недружелюбно. Все это раздражало молодого человека, ожесточало против тесных рамок порядочности и в конце концов вылилось в комедию «Горе от ума», где в лице Фамусова автор изобразил своего дядю. В каждом письме к друзьям он бунтовал против семейного деспотизма.

Мать

Предки Грибоедова Александра Сергеевича известны с 1614 года, когда М. Е. Грибоедов получил земли в Вяземском государстве. Он был очень богат, и трое его сыновей состояли при дворе. Федора царь Алексей в 1648 году назначил писать «Соборное уложение». Сын Федора Семен достиг высокого звания полковника. Детей у него не было, поэтому свои владения он передал племяннику Герасиму. В этом поместье и родился дед будущего писателя со стороны матери. После службы Федор обосновался в Хмелите и превратил рядовое имение в дворцовый ансамбль.

Хмелиты стали одним из красивейших имений страны. Дом устроен роскошно: около пятидесяти помещений, картинная галерея, библиотека и театр. Детей Федора обучали писать по-немецки, по-французски и немножко по-русски. После смерти Федора его супруга перебралась в Москву, думая только о том, как пристроить своих четырех дочерей. Трех из них она пристроила довольно удачно, но Настасье жениха подыскать было тяжело. И мать ее отдала за первого подвернувшегося мота и картежника Сергея Грибоедова. Но осудить ее никто не посмел, так как он был знатного рода и к тому же родственником.

Краткая биография (подробно)

Александр Сергеевич Грибоедов – русский писатель, поэт, драматург, дипломат, а также композитор и пианист. Более всего он известен как писатель блестяще рифмованной пьесы «Горе от ума», которую не раз ставили в театрах и экранизировали. Эта книга послужила источником целого ряда крылатых фраз.

Александр Сергеевич родился 15 января 1795 года в родовитой дворянской семье в Москве. По свидетельству современников, будущий писатель был необычайно развитым ребенком. В возрасте 6 лет он уже владел тремя иностранными языками. Когда мальчику исполнилось 8 лет, его отдали в благородный пансион при Московском университете. Вскоре он поступил на словесное отделение того же университета, по окончании которого получил звание кандидата словесных наук. Дальнейшее образование писателя связано с нравственно-политическими и физико-математическими науками.

В период Отечественной войны Грибоедов добровольно поступил на службу в гусарский полк. В 1816 году писатель перебрался в Петербург, где поступил на службу в Коллегию иностранных дел. Он успешно совмещал дипломатическую службу с литературной карьерой. Одна за другой появляются его работы «Лубочный театр», «Студент», «Притворная неверность» и другие. В этот же период он знакомится с Пушкиным и Кухельбекером.

В 1818 году Александра Сергеевича назначают секретарем русской дипломатической миссии и направляют в Персию. После трех лет службы он переводится в Грузию. Именно там написаны первые части произведения «Горе от ума». В 1823 году писатель отправляется в отпуск на родину, где создаёт завершающие акты знаменитой пьесы. Эта работа была опубликована не сразу, так как сначала её не пропускала цензура.

В 1826 году писателя арестовали по подозрению в тайном заговоре с декабристами. Однако следствие доказательств не обнаружило и в сентябре того же года он вернулся на службу в Тифлис. В 1828 году Грибоедов был направлен послом в Иран. По пути он провёл несколько месяцев в Грузии, где влюбился и женился на княжне Нине Чавчавадзе.

Грибоедов погиб 30 января 1829 года во время своего визита в Персию. В этот день толпа взбунтовавшихся персов разгромила русское посольство в Тегеране, убив почти всех находящихся в нём людей. Среди погибших был и Грибоедов. Писателя похоронили в Грузии на горе Мтацминда.

Первые переводы

Война подходила к концу. Однажды во время скачки по покрытой льдом земле конь Александра споткнулся, всадник перелетел через его голову и ударился грудью. И хотя кости остались целы, внутренние боли надолго уложили Грибоедова в постель. Он много читал, но книги скоро наскучили. Друзья не могли часто навещать его, отлучаясь по долгу службы. Спасением в этот момент жизни для Александра Сергеевича Грибоедова стал приезд Л. Лазарева, младшего сына основателя Института восточных языков. Лазарь был серьезным юношей, великолепно владевшим европейскими и восточными языками, и молодые люди с увлечением занялись изучением языков.

Александр пытался вернуться к поэзии, но не мог. В армии его держала только стоявшая перед глазами картина сожженной Москвы. И Степан, племянник Кологривова, дал ему дельный совет – перевести какую-нибудь комедию с иностранного и отдать ее в театр. Он же принес томик французского драматурга К. Лессера. Александр увлекся работой, старался больше сочинять сам. После победы в Бресте проходили торжества, и Грибоедову поручили их описать. Через четыре дня издателю отправили письмо, где события были описаны и прозой, и стихами. Строчки вышли беспорядочными, местами короткими, местами длинными. Потом в этом стиле пытался творить Жуковский.

Дипломатические заслуги

Обладая проницательным умом и большой силой воли, Грибоедов стал уникальной фигурой и на дипломатическом поприще. Его деятельность широко развернулась во время войны России и Ирана. Он оказал большую услугу армии, изучая настроение общественности в Персии и привлекая иранских шахов на российскую сторону. Огромный вклад внес в Туркманчайский договор, и именно ему поручили отвести его из Персии в Петербург.

Правительство требовало выдать тело Грибоедова, летом 1829 года оно было привезено в Тифлис. Похоронили с почестями у монастыря Святого Давыда. Грибоедов любил это место и говорил, что ему бы хотелось быть здесь похороненным.

Персидский двор уверял, что несчастье случилось без их ведома и виновные понесут наказание. Россия требовала их выдачи. Этого не произошло, но осенью 1829 года в Петербург приехал сын Аббас-Мирзы и от имени своих родителей просил прощение за смерть убитого посланника.

«Грузинская ночь»

В марте 1825 года отпуск закончился, и Грибоедов отправился на Кавказ через Киев, а затем в Крым. Знакомства и общение в Петербурге с декабристами не прошли даром, в Крым за Грибоедовым приехал фельдъегерь, чтобы арестовать. Он же и сопровождал его в Москву. Через четыре месяца Грибоедова освободили, и он отправился в Персию. Турко-персидская война окончилась, следствием чего стало присоединение северо-востока Армении к России. В феврале 1828 года Грибоедов поехал в Москву – поднести Туркманчайский договор государю. Император пожаловал вестнику орден Святой Анны, должность статского советника и четыре тысячи червонцев.

Еще будучи на Кавказе, Грибоедов задумал новое произведение в духе шекспировской трагедии «Грузинская ночь». Отрывки из произведения Александр Сергеевич Грибоедов много раз зачитывал в Петербурге. Вскоре его назначили министром-резидентом в Персию. Тотчас же он отправился к Жандру и сказал: «Нас там всех перережут». И в начале июня Грибоедов выехал из Петербурга. В Тифлисе же его ожидало великое событие – в 33-летнем возрасте Грибоедов женился на шестнадцатилетней дочери князя Чавчавадзе Нине Александровне. Свадьба состоялась 22 августа, а 7 октября молодые прибыли в Тавриз, где Грибоедов навсегда попрощался с женой.

Камни, кинжалы и палки

Тринадцатым пунктом Туркманчайского договора значилось: «Все военнопленные обеих сторон, взятые в продолжение последней войны или прежде, а равно подданные обоих правительств, взаимно впадшие когда-либо в плен, должны быть освобождены и возвращены в течение четырех месяцев». Несомненно, знал об этом пункте и казначей шаха, евнух, управлявший его огромным гаремом, Мирза-Якуб. Он был захвачен в плен за 25 лет до описываемых событий, насильно оскоплен и под страхом смерти принужден к принятию магометанства, но оставался тайным христианином. На самом деле его звали Якуб Маркарянц, и был он армянином из Эривани. Возможно, впервые за долгие годы плена перед Якубом возник лучик надежды на возвращение в родные края. Поздним вечером он пришел в русскую миссию и объявил Александру Грибоедову «желание возвратиться в Эривань, свое отечество»,  пишет секретарь миссии Иван Мальцев.

Теперь русский посол принял Якуба Маркарянца. Такой дерзости Тегеран стерпеть не мог.  Волнения закипели мгновенно. Началась серия обвинений и разбирательств. Дело дошло до высшего духовного лица Персии, Мирзы-Месиха. Его вердикт был непреклонным:Этот человек 20 лет был в нашей вере, читал наши книги и теперь поедет в Россию, надругается над нашею верою; он изменник, неверный и повинен смерти!». В городе начались волнения. Дальнейшие исследования дают основания полагать, что дело не обошлось без английского вмешательства: британские дипломаты, не желавшие усиления России в Азии, всячески «подливали масла в огонь».

«30 января едва забрезжилось, как вдруг послышался глухой рев; постепенно слышались традиционные возгласы: «Эа Али, салават!», исходящие из уст тысячной толпы. Несколько служащих бегом пришли известить о том, что многочисленная толпа, вооруженная камнями, кинжалами и палками, приближается к посольскому дому, предшествуемая муллами и сеидами. Возглас «смерть кяфирам» был слышен очень хорошо»,  вспоминал курьер русской миссии.

И толпа вломилась в посольство, круша ворота и двери, втекла на крыши, «лютыми криками изъявляла радость и торжество свое».

И снова свидетельство Ивана Мальцева: «Посланник, полагая сперва, что народ желает только отобрать пленных, велел трем казакам, стоявшим у него на часах, выстрелить холостыми зарядами и тогда только приказал заряжать пистолеты пулями, когда увидел, что на дворе начали резать людей наших. Около 15 человек из чиновников и прислуги собрались в комнате посланника и мужественно защищались у дверей. Пытавшиеся вторгнуться силою были изрублены шашками, но в это время запылал потолок комнаты, служившей последним убежищем русским: все находившиеся там были убиты низверженными сверху каменьями, ружейными выстрелами и кинжальными ударами ворвавшейся в комнату черни».

Никто из свидетелей смерти Александра Грибоедова не выжил, поэтому точные обстоятельства его гибели достоверно не известны. Существует рассказ о том, что тело дипломата, привязанное на верёвке к лошади, волочили по улицам Тегерана, после чего оно стало неузнаваемым.

Изувеченные тела убитых и все, что от них осталось, бросили в ров. Толпа праздновала свою кровавую победу.

Однако «опьянение», аффект от ощущения своего превосходства и быстрой расправы над «кяфирами» вскоре сменились спокойным пониманием огромной дипломатической ошибки. Власть опомнилась. Чтобы «замять» дело, в Петербург послали дары, в их числе был огромный алмаз «Шах». Но самое главное, дали забрать обезображенное тело Александра Сергеевича – его удалось опознать только по отстреленному некогда на дуэли мизинцу.

Годы учебы

Грибоедов говорил свободно на трех языках, и его выбор лекций зависел только от желания. Вечерами Александр посещал театр, всерьез увлекся музыкой и брал уроки у И. Миллера. Он вступал во взрослую жизнь, и надо было позаботиться о будущем. Отец его не был известен, и Настасья Федоровна решила восполнить этот пробел и возила детей по знакомым. Великих людей Александр Сергеевич Грибоедов мог наблюдать не только дома, но и на Тверском бульваре, куда съезжалось все общество. Здесь катался в любую погоду Карамзин и поэт Дмитриев, актеры и состоятельные купцы.

Два курса в университете он учился посредственно. Но мать настояла на экзаменовке, и в 1808 году, после испытаний, Грибоедов был провозглашен кандидатом словесности. После долгих раздумий о том, куда определить сына дальше, она решила оставить его в Московском университете. Он был этому рад – днем учился, вечерами так же посещал театр и ездил с матерью на балы. Зимой 1808 года стали танцевать новомодные вальс и французскую кадриль, и Настасья Федоровна стала возить детей в танцклассы в дом Пушкиных. Девятилетний хозяйский сын Саша в танцах не участвовал, а вот Грибоедову Саше приходилось вытанцовывать с девицами старше и выше него, поскольку матери он ослушаться не мог.

В университете он был вольным слушателем и предпочитал лекции И. Буле, ученого-словесника с мировым именем. Грибоедов не пропускал ни одного занятия, вместе с ним их посещали братья Чаадаевы, князь Щербатов.

Вдова писателя

Краткая биография Грибоедова не раскроет в полной мере, насколько серьезно подошел писатель к своей женитьбе. Свадьбу с княжной Ниной Чавчавадзе он сыграл перед отъездом в Персию, в 1828 году. Во время трагических событий жена Грибоедова была беременна и находилась в Тевризе. Когда получили известия из Тегерана, ее перевезли к англичанам и уверяли, что так хотел ее муж, оставшийся на некоторое время в Тегеране завершить дела. В Тифлисе ее оставили в карантине, где Нину навещали родственники. В своих разговорах она не упоминала мужа, но, скорее всего, догадывалась о его участи.

Нина была на восьмом месяце беременности, когда родные решились рассказать ей о смерти мужа, чтобы не узнала об этом со стороны. Она тихо плакала, а через несколько дней родила ребенка, который почти сразу умер. Из краткой биографии Грибоедовой Н. А. известно, что она больше не вышла замуж, навсегда оставшись в памяти жителей «черной розой Тифлиса», как ее прозвали.

«…для чего пережила тебя любовь моя!»

Через неделю, шестого февраля, весть о смерти российского посланника дошла до Тавриза. Но Нина пребывала в неведении еще несколько месяцев. Никто не решался сообщить непраздной женщине эту трагическую весть. Она все чувствовала, плакала, не находила себе места. Ее успокаивали, что-то говорили, придумывали.

Уже в Тифлисе, куда Нину перевезли под надуманным предлогом, ей наконец стало все известно.

По завещанию, похоронили Александра Сергеевича Грибоедова у монастыря Святого Давида, на горе Мтацминда. Поэт любил это красивейшее место Тифлиса, возвышающееся над городом и открывающее удивительную панораму, часто посещая его и построенный на горе скромный монастырь.

Их супружество длилось всего несколько месяцев, а вместе им суждено было провести и того меньше – пару недель. После гибели мужа Нине предстояло прожить еще двадцать восемь с половиной лет. Эта красавица больше так и не вступила в брачный союз. Она осталась верна своему супругу, посвятив себя благотворительности. Многие русские и грузинские поэты и писатели оставили о ней свои самые теплые впечатления.

Нина Грибоедова незадолго до смерти

Вот что писал о встречах с ней К.К. Боде: «Я же имел счастье познакомиться впервые с Ниной Александровной в конце 1837 года в доме графини Симонич, супруги бывшего посланника нашего в Персии, а в 1838 году на обратном пути из России в Персию я опять посетил Тифлис, где имел случай короче оценить всю прелесть души этой редкой женщины. Узнав о желании моем взглянуть на могилу покойного ее супруга, Нина Александровна сама вызвалась быть моим путеводителем. По крутым тропинкам вместе мы добрались пешком до вершины горы, на которой стоит обитель св. Давида. Тут, в пещере, высеченной в дикой скале, поставлен ее заботливой рукой памятник, под которым покоится прах высокоталантливого человека. Мы преклонили колена в безмолвии».

Умерла Нина 25 июня 1857 года и была похоронена рядом со своим горячо любимым мужем. А душа ее соединилась с супругом за земными пределами – там, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная».

Друзья молодости

Юность Грибоедова прошла в кругу передовой дворянской молодежи. Он тесно общался со многими участниками будущего декабристского движения – И. Д. Якушкиным, С. П. Трубецким, Я. Н. Толстым, П. Я. Чаадаевым, И. Д. Щербатовым, П. А. Мухановым. Они много говорили о развитии России, обсуждали политические и социальные вопросы. Александр Сергеевич Грибоедов, кратчайшая биография которого не в состоянии дать полную картину жизни великого писателя, с его неистощимой остротой и веселостью был душой компании.

Знакомства его не исчерпывались декабристским кругом. Он общался с писателями, артистами, музыкантами, путешественниками, офицерами и дипломатами. Александр Сергеевич не был замкнутым человеком, как о нем говорят, он тянулся к людям; сферы общения менялись. А. С. Пушкин, знавший его лично, писал, что Грибоедов – «один из самых умных» в России людей. Муравьев-Карский нехотя признавал после знакомства с ним: «Человек умный и начитанный».

Даже из краткой биографии Александра Грибоедова видно, что будущий писатель избрал ученое поприще и получил редкое по тем временам образование. Но 1812 год круто изменил его планы. Он стал корнетом гусарского полка. После войны, чтобы отдаться своему призванию – поэзии, вышел в отставку. Но средства к существованию могла принести только служба. Он мечтал после окончания кампании сбросить военную форму и отдаться своему призванию: «Я рожден для другого поприща».

Персия

В Тегеран Грибоедов отправился, чтобы закончить дела, достигнутые мирным договором, который персияне никак не хотели исполнять. Ему удалось забрать из гарема Аллаяр-хана двух армянок, чтобы отправить на родину. Оскорбленный Аллаяр-хан стал волновать народ. Толпа выкрикивала угрозы в адрес российского посланника.

Александр, молодой слуга Грибоедова, приставал к бывшим наложницам хана, находившимся в посольстве. Женщины, явно недовольные перспективой попасть из богатого дома в нищету, которая ждала их на родине, выскочили на улицу и стали кричать, что их бесчестят. Толпа схватила Рустама, курьера посланника российского, шедшего в это время по площади, и растерзала его. Для разъяренного народа это оказалось недостаточно, они убили караульных у ворот и вломились во двор посольства. Казаки, охранявшие его, все погибли. Та же участь ждала чиновников и их слуг.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий