Биография Дмитрия Веневитинова

Поэт мгновения

Одновременно с изучением философских вопросов Дмитрий Владимирович Веневитинов не оставлял и литературных занятий. Написать (и тем более опубликовать) он успел немного – слишком мало лет оказалось ему отпущено. Но все-таки даже при его жизни свет увидели 9 стихотворений и 3 литературоведческие статьи. Всего же его поэтическое наследие состоит из полусотни стихов.

Стихи Веневитинова оказались на удивление зрелыми для юноши его возраста. Он оказался философом и в литературе, хотя сам полагал себя последователем Байрона. Он писал также музыку и неплохо рисовал, и его друзья, затеявшие после смерти автора издание собрания его сочинений полагали даже необходимым включить в него и ноты, и рисунки.

Личная жизнь

Современники характеризовали Дмитрия как задумчивого, учтивого и романтичного, как все поэты, молодого человека. Несмотря на свой юный возраст Веневитинов входил в круг передовой культурной знати и являлся завсегдатаем лучших московских салонов. На одном из творческих вечеров он и встретил Её…

Зинаида Александровна Волконская была представительницей старинного дворянского рода Белосельских, супругой князя Н. Г. Волконского и владелицей известного литературного салона, имела шумный успех в свете и обладала даром привлекать сердца. В её доме на Тверской собирались А. Пушкин, Е. Баратынский, А. Мицкевич, П. Вяземский, причём все они, как один, были очарованы красотой, образованием, умом и дивным глубоким голосом княгини. Последний вспоминал о доме Волконской как о «волшебном замке музыкальной феи», где «мысли, чувства, разговор, движения – все было пение», а Пушкин называл Зинаиду Александровну «царицей муз и красоты».

Влюблённый Веневитинов, осознавая безнадежность своих чувств, писал:

Двусмысленность положения была понятна и самой Волконской, поэтому она решила удалить от себя пылкого юнца и уговорила уехать его в Петербург. На память о себе княгиня преподнесла Дмитрию привезенный из Геркуланума бронзовый перстень, тем самым ещё крепче привязав его к себе (так полагают многие биографы). С подарком возлюбленной Веневитинов не расставался, носил его на брелоке часов и при случае говорил любопытствующим, что наденет перстень на палец либо во время венчания, либо на смертном одре. Так оно и случилось…

Небогатая личная жизнь

До обидного краткая биография Веневитинова почти не содержит страниц, не связанных с его работой или основными увлечениями – философией и литературой. На службе он особенно не отличился, хотя загорелся желанием поехать в Персию. Типичных для литераторов того времени политических неприятностей у него тоже не было. Только раз, при въезде в Петербург, его арестовали, и то исключительно за путешествие в обществе француза, друга нескольких семей декабристов. Три дня содержания в «каталажке» и допрос дали нулевой результат, и Веневитинова отпустили без последствий. Он действительно не был никаким таким оппозиционером режиму.

Зинаида Волконская, любовь и муза поэта

В плане личной жизни тоже наблюдается пустота. Дмитрий был привлекательным юношей с отличными манерами и пользовался светской популярностью. Но его угораздило влюбиться в даму, достойную во всех отношениях, но совершенно неподходящую. Княгиня Зинаида Волконская была литературно и музыкально одарена, покровительствовала людям искусства, да и собой была хороша. Но она была на 16 лет старше своего поклонника, да и замуж вышла, когда Дима Веневитинов еще азбуку осваивал…

Жизненный путь столь многообещающего таланта прервала глупая случайность – в холодном Петербурге Веневитинов позволил себе перебежать за пару домов к себе из гостей, не одеваясь как следует. В результате через 2 недели он умер от воспаления легких.

Похоронили его в Петербурге у Симонова монастыря. Но ныне могила находится на Новодевичьем кладбище в Москве. Перезахоронение произошло в 30-е годы ХХ века – из-за закрытия Симонова монастыря. При этом с пальца погребенного была снята реликвия – подаренное княгиней Волконской кольцо, археологическая редкость из Геркуланума.

Памятник поэту у музея-усадьбы Веневитиновых под Воронежем

В Воронежской области дом-музей Веневитинова устроен в родовой усадьбе семьи в Новоживотинном. Там же установлен и памятник поэту.

Дмитрий Веневитинов не стал «автором из школьной программы», и масштабам его творческого наследия далеко до Пушкина или Толстого. Но сделать вклад в развитие русской литературы и философии он за свои 21 год жизни все же успел.

Творчество

В своей литературной деятельности Веневитинов проявил разносторонние дарования и интересы. Он был не только поэтом, но и прозаиком, писал литературно-программные и критические статьи (известна его полемика с Н. А. Полевым по поводу 1 главы пушкинского «Евгения Онегина»), переводил прозаические произведения немецких авторов, в том числе Гёте и Гофмана (Е. А. Маймин. «Дмитрий Веневитинов и его литературное наследие». 1980).

Веневитиновым было написано всего около 50 стихотворений. Многие из них, особенно поздние, наполнены глубоким философским смыслом, что составляет отличительную черту лирики поэта.

Центральная тема последних стихотворений Веневитинова — судьба поэта. В них заметен культ романтического поэта-избранника, высоко вознесенного над толпой и обыденностью:

Ряд стихотворений Веневитинова 1826—1827 гг., написанных за несколько месяцев до смерти поэта («Завещание», «К моему перстню», «Поэт и друг») можно с полным правом назвать пророческими. В них автор словно предвидел свою раннюю кончину:

Веневитинов был также известен как одарённый художник, музыкант, музыкальный критик. Когда готовилось посмертное издание, Владимир Одоевский предлагал включить в него не только стихотворения, но и рисунки, и музыкальные произведения: «Мне бы хотелось издать их вместе с сочинениями моего друга, чудно соединявшего в себе все три искусства».

Список сочинений Веневитинова

Проза
  • «Скульптура, живопись и музыка»,
  • «Утро, полдень, вечер и ночь»,
  • «Беседы Платона с Александром»
Поэзия
  • XXXV («Я чувствую, во мне горит…») 1827
  • Веточка
  • Домовой
  • Евпраксия
  • Жертвоприношение
  • Жизнь
  • Завещание
  • Знамения перед смертью Цезаря
  • Италия
  • К друзьям на Новый год
  • К друзьям
  • К изображению Урании
  • К любителю музыки
  • К моей богине («Не думы гордые вздымают…») 1827
  • К моему перстню («Ты был отрыт в могиле пыльной…») 1826
  • К Пушкину
  • К С
  • К. И. Герке (В вечерний час уединенья…)
  • Кинжал
  • Крылья жизни
  • Люби питомца вдохновенья…
  • Любимый цвет
  • Моя молитва
  • На Новый 1827 год
  • Новгород
  • Освобождение скальда
  • Песнь грека
  • Песнь Кольмы
  • Песня Клары
  • Послание к Рну (Оставь, о друг мой…)
  • Послание к Рну (Я молод, друг мой…)
  • Последние стихи («Люби питомца вдохновенья…») 1827
  • Поэт и друг («Ты в жизни только расцветаешь…») 1827
  • Поэт
  • Сонет (К тебе, о чистый Дух…)
  • Сонет (Спокойно дни мои…)
  • Три розы («В глухую степь земной дороги…») 1826
  • Три участи
  • Утешение
  • Четверостишие (Я слышал, камены…)
  • Четыре отрывка из неоконченного пролога
  • Элегия («Волшебница! Как сладко пела ты…») 1827
  • Я чувствую, во мне горит…

Сердце

«Душа разрывается. Я плачу как ребенок», — писал Владимир Одоевский, выражая общее настроение. О юном поэте скорбели все — какая-то особенная несправедливость есть в ранней смерти. А друзья, знавшие обстоятельства его жизни, поговаривали, что умер он от несчастной любви…

С Зинаидой Волконской Дмитрия в 1825 году познакомил все тот же Одоевский. Московский дом княгини был хорошо знаком всем ценителям прекрасного. В своеобразную академию искусства превратила его очаровательная хозяйка. Умна, талантлива, красива, проста в обхождении, тонкая и внимательная собеседница — она заставила трепетать не одно влюбленное сердце. «Царицей муз и красоты» называл ее Пушкин.

Встреча с Волконской перевернула жизнь Веневитинова — он влюбился со всей страстью двадцатилетнего поэта. Увы, безнадежно: Зинаида была старше его на 16 лет, и к тому же давно замужем, за братом будущего декабриста. И хотя тот был человеком для нее бесконечно далеким, но… кроме чувств есть еще и мнение света.

Романтические прогулки по Симонову монастырю, задушевные разговоры — поэту дарован был всего лишь миг счастья… Пришел час, и Зинаида попросила о разрыве отношений, в знак вечной дружбы подарив Дмитрию кольцо. Простой металлический перстень, извлеченный на свет из пепла при раскопках Геркуланума… Друзья говорили, что Веневитинов никогда не расставался с подарком княгини и обещал надеть его или идя под венец, или стоя на пороге смерти. Кольцо стало для него талисманом, памятью о непреходящей любви:

О, будь мой верный талисман!
Храни меня от тяжких ран
И света, и толпы ничтожной,
От едкой жажды славы ложной,
От обольстительной мечты
И от душевной пустоты…

Эта трогательная история XIX века лучше, чем многое другое, свидетельствует о романтической натуре и отзывчивом сердце поэта. Но ограничить рассказ о Веневитинове лишь историей его любви было бы слишком несправедливо.

Биография

Дмитрий Веневитинов родился 14 (26) сентября  г. в Москве в приходе ныне утраченной церкви Архидиакона Евпла, что находилась на пересечении Мясницкой улицы и Милютинского переулка. Его отец, отставной прапорщик Семёновского полка Владимир Петрович Веневитинов (1777—1814), происходил из богатой воронежской дворянской семьи. Мать, Анна Николаевна, происходила из княжеского рода Оболенских-Белых. Через неё Дмитрий Веневитинов состоял в дальнем родстве с А. С. Пушкиным (приходился четвероюродным братом).

Веневитинов вырос в сохранившемся доме в Кривоколенном переулке, где получил классическое домашнее образование, которым руководила мать. Французскому и латинскому языкам, а также классической литературе, учил Веневитинова его гувернёр Дорер — отставной французский офицер, греческому — грек Бейля (Байло), живописи — художник Лаперш. Русскую словесность преподавал профессор Московского университета А. Ф. Мерзляков, а музыку, вероятнее всего, И. И. Геништа. Прекрасно изучил Веневитинов и немецкий язык, по-видимому, под руководством Х. И. Герке — гувернёра его рано умершего брата Петра.

В 1822 году Дмитрий Веневитинов поступил в Московский университет, где увлёкся немецкой философией и романтической поэзией. В университете слушал отдельные лекции, в частности курсы А. Ф. Мерзлякова, И. И. Давыдова, М. Г. Павлова и Лодера. В 1823 году успешно сдал экзамен по университетскому курсу и в 1824 году поступил на службу в Московский архив коллегии иностранных дел («архивные юноши» — так иронически назвал служащих этого архива Пушкин в своём романе «Евгений Онегин»). В августе — сентябре 1824 года вместе с младшим братом Алексеем посетил свои воронежские имения, что ярко отразилось в его письмах.

Веневитинов организовал вместе с князем В. Ф. Одоевским тайное философское «Общество любомудрия», куда входили также И. В. Киреевский, А. И. Кошелев, В. П. Титов, Н. А. Мельгунов и другие. Посещали заседания кружка, формально не являясь его членами, М. П. Погодин и С. П. Шевырёв. Кружок занимался изучением немецкой идеалистической философии — трудов Фридриха Шеллинга, Иммануила Канта, Фихте, Окена, Фридриха Шлегеля и других. Веневитинов принимал деятельное участие в издании журнала «Московский вестник».

В ноябре г. Веневитинов, по протекции княгини Зинаиды Волконской, перебрался из Москвы в Петербург, поступив на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел. При въезде в Петербург поэт, вместе с Ф. С. Хомяковым и библиотекарем графа Лаваля О. Воше, провожавшим в Сибирь жену декабриста кн. С. П. Трубецкого, Екатерину Ивановну (урождённую Лаваль), был арестован по подозрению в причастности к заговору декабристов. Он провёл три дня под арестом на одной из гауптвахт Петербурга. Допрашивал Веневитинова дежурный генерал Главного штаба А. Н. Потапов. По словам биографов, арест и допрос сильно подействовали на Веневитинова. Поселились Веневитинов и Хомяков в доме Ланских. Пребывание вдали от родных и друзей, вдали от родной Москвы угнетало поэта, хотя круг общения в Петербурге и был довольно широк: здесь уже жили В. Ф. Одоевский и А. И. Кошелев. Частым гостем Веневитинова был А. Дельвиг.

Памятник Дмитрию Веневитинову и усадьба Веневитиновых в Новоживотинном (скульптор — М. И. Дикунов)

Могила Д. В. Веневитинова на Новодевичьем кладбище

Веневитинов сильно простудился 2 марта, перебегая легко одетым с бала в доме Ланских в свой флигель.
Умер 15 (27) марта  г. в Петербурге в окружении друзей, по-видимому, от тяжёлой пневмонии, не дожив до 22 лет. Отпели поэта в церкви Николы Морского. Тело было отправлено в Москву. Похоронили Д. В. Веневитинова 2 апреля 1827 года на кладбище Симонова монастыря в Москве. На похоронах были А. Пушкин и А. Мицкевич.

Веневитинов завещал надеть ему на палец в час кончины перстень из Геркуланума — подарок Зинаиды Волконской. Когда он впал в забытьё, перстень надел на его палец А. С. Хомяков. Вдруг Веневитинов очнулся и спросил: «Разве меня венчают?» И умер. В тридцатые годы двадцатого века, при сносе Симонова монастыря, тело Д. В. Веневитинова было эксгумировано и перезахоронено на Новодевичьем кладбище, 2 уч. 13 ряд. Прах матери и брата Дмитрия, Алексея Веневитинова, перезахоронен не был. Могилы были уничтожены. При эксгумации перстень был снят с пальца поэта супругой архитектора Петра Барановского Марией Юрьевной и сейчас хранится в Литературном музее.

Ум

Первыми его воспитателями стали бывший наполеоновский офицер, большой поклонник римской литературы, и грек-книгоиздатель, знаток античных авторов. Поэтому Горация, Гомера и Платона Веневитинов прочитал в очень юном возрасте, и в подлиннике. Круг вопросов, занимавших его, был столь обширен, что он не смог выбрать для себя факультет при поступлении в университет и ходил слушать лекции разных профессоров. Здесь же Дмитрий серьезно увлекся немецкой философией: Шеллинг, Кант, Фихте. И вскоре вместе с университетскими друзьями: Одоевским, Кошелевым, Хомяковым — создал кружок «любомудрия» (так они перевели на русский греческое слово «философия»).

Целью кружка станет просвещение России, освобождение русской мысли от оков условностей, невежества и раболепства. Именно в зарождении у нас любомудрия-философии видит Веневитинов средство к пробуждению российской мысли и к обретению привычки действовать руководясь разумом. Став литературным критиком, он собирается, ни много ни мало, изменить ход развития русской литературы, слабость которой видит «не столько в образе мыслей, сколько в бездействии мысли». Пламенная натура поэта восстает против самого страшного порока русского человека — безразличия: «Легче действовать на ум, когда он пристрастился к заблуждению, нежели когда он равнодушен к истине». А потому после выхода в свет первых двух глав «Евгения Онегина» Веневитинов тонко и очень точно характеризует пушкинского героя: «Онегин уже испытан жизнью; но опыт поселил в нем не страсть мучительную, не едкую, деятельную досаду, а скуку, наружное бесстрастие, свойственное русской холодности (мы не говорим о русской лени)… Если жизнь его будет без приключения, он проживет спокойно, рассуждая умно, а действуя лениво». Среди всех откликов на роман в стихах Пушкин отметит именно рецензию Веневитинова.

Медленным, постепенным представлялся Веневитинову сей путь: «Вот подвиг… воздвигнуть торжественный памятник любомудрию если не в летописях целого народа, то, по крайней мере, в нескольких благородных сердцах, в коих пробудится свобода мысли изящного и отразится луч истинного познания».

Кто они, обладатели «благородных сердец», о которых так страстно мечтал Веневитинов? Уж не такие ли, как он сам, поэты, полюбившие мудрость, уверовавшие в силу и действенность слова, но не утратившие пыла души? Для них Веневитинов формулирует закон, который гласит, что «…философия есть высшая поэзия», к ним обращает строки своего стихотворения:

Блажен, блажен, кто в полдень жизни
И на закате ясных лет,
Как в недрах радостной отчизны,
Еще в фантазии живет.
Кому небесное — родное,
Кто сочетает с сединой
Воображенье молодое
И разум с пламенной душой.

Библиография

  • Кошелев А. И., Литературные записки. — Берлин, 1884.
  • Барсуков Н., Жизнь и труды Погодина. — СПБ., 1888—1899 (см. по указателю при последнем XXII т.).
  • Пятковский А. П., Кн. Одоевский и Веневитинов, 3-е изд. — СПБ., 1901.
  • Бобров Е., Литература и просвещение в России XIX в., т. I. — Казань, 1901.
  • Котляревский Н., Старинные портреты. — СПБ., 1907.
  • Бобров Е., Философия в России, сб. II и Известия отделения русск. яз. и словесн., т. XV, кн. 1. — СПБ., 1910.
  • Сакулин П. Н., Из истории русского идеализма, кн. В. Ф. Одоевский, т. I. — M., 1913.
  • Шпицер С., Материалы для биографии Веневитинова // «Голос минувшего». — № 1. — 1914.
  • Оксман Ю., Цензурные материалы о Веневитинове // «Лит-й музеум». — I. — П., 1921.
  • Стратен В. В., Веневитинов и «Московский вестник», Известия отделения русск. яз. и словесн. Р. А. Н., т. XXIX. — Л., 1924.
  • Мордовченко Н. И., Русская критика первой четверти XIX в. — М. — Л., 1959.
  • История русской литературы XIX в. Библиографический указатель. — М. — Л., 1962.
  • Каменский З. А. Московский кружок любомудров. — М., 1980. — 327 с.
  • Новичихин Е. Г. «Счастлив, кто прожил, как он…»: Вступит. статья //Дмитрий Веневитинов. Усадьбы Веневитиновых. Творческое наследие поэта. — Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2010. — С. 5-12.
  • Императорский Московский университет: 1755-1917 : энциклопедический словарь / А. Ю. Андреев, Д. А. Цыганков. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 117—118. — 894 с. — 2 000 экз. — ISBN 978-5-8243-1429-8.

НАШИ ЛЮДИ

Малышев Андрей Валентинович
Литература

русский писатель

Рахимов Родион Галинурович
Литература

советский и российский писатель, публицист, переводчик, эколог, общественный деятель

K’naan
Литература

сомалийско-канадский поэт, рэпер и музыкант

Iванiв, Виктор
Литература

российский поэт и писатель, кандидат филологических наук

FM-2030
Литература

писатель-фантаст, футуролог и философ, один из основателей трансгуманистического движения

Яшин, Александр Яковлевич
Литература

русский советский прозаик и поэт

Яшен, Камиль
Литература

советский узбекский прозаик, поэт, драматург, общественный деятель

Яшвили, Паоло Джибраэлович
Литература

грузинский советский поэт и общественный деятель

Значение творчества

Литературная деятельность Д. Веневитинова была разносторонней: он писал стихи и прозу, литературно-критические статьи, занимался переводами (Гофман, Гёте).

Основная тематика его стихов – лирика, философия, судьба поэта. Отмечают в его поэзии пророчество ранней смерти.

Эстетические взгляды Веневитинова основывались на идеях романтизма. Литературная критика, считал он, должна оценивать словесность не абстрактно, а с точки зрения своего времени. Философские взгляды Веневитинова были близки к идеалистической немецкой философии, особенно к идеям Ф. Шеллинга.

Веневитинов считал философию «наукой познания», а сам процесс познания связывал с историческим развитием общества. Общество проходит три «степени»:

  • Первобытное состояние (дофилософское) как время единения человека и природы.
  • Появление наук (в том числе философии), и тогда человек «раззнакомился с природой»
  • Философия приходит к вершине своего развития, между природой и человеком вновь устанавливается гармония.

Основные философские идеи Д. Веневитинова выражены в его письмах к княжне А.И. Трубецкой (1826). Для него характерны идеи «общего блага», гражданской позиции, критика индивидуализма.

Смерть

При въезде в Петербург Веневитинова арестовали по подозрению в сочувствии декабристам. Молодой человек был допрошен и трое суток провёл в сыром карцере, после чего его отпустили за отсутствием доказательств вины. Эти события сильно подействовали на впечатлительного поэта, и без того пребывавшего в состоянии крайнего уныния.

Вместе с Хомяковым Дмитрий поселился у Ланских, по протекции Зинаиды Волконской поступил на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел и вскоре выдвинулся в число ведущих сотрудников. Однако жизнь в промозглом Петербурге, вдали от привычного круга, тяготила его. «Тоска замучила меня, – писал Веневитинов М. Погодину. – Здесь, среди холодного, пустого и бездушного общества, я – один. Скорее бы отсюда – в Москву, к вам.»

2 марта в доме Ланских давали бал. Со свойственной молодости беспечностью Дмитрий, не надевая тёплой одежды, то уходил в свой флигель, то возвращался к гостям и сильно простудился. Друзья неотлучно дежурили у постели больного поэта, но ему с каждым днём становилось все хуже. Когда Веневитинов впал в забытье, стало понятно, что конец близок.

А. С. Хомяков, памятуя о желании друга, надел на палец Веневитинова тот самый перстень. Неожиданно Дмитрий пришёл в себя, спросил: «Разве меня венчают?» и скончался. Это случилось 15 (27 по н.с.), то есть за полгода до 22-летия поэта. После отпевания в церкви Николы Морского тело Д. В. Веневитинова было отправлено в Москву и захоронено на кладбище Симонова монастыря. Среди тех, кто пришёл проститься с одаренным юношей, были А. Пушкин и А. Мицкевич.

В 30-е годы XX в. во время сноса монастырских построек прах Дмитрия Владимировича эксгумировали и перезахоронили на Новодевичьем кладбище. При эксгумации супруга главного архитектора П. Барановского Мария Юрьевна сняла с пальца поэта знаменитый перстень. Сейчас талисман экспонируется в Литературном музее.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий