Биография Дмитрия Завалишина

Иностранный агент: есть доказательства

Ипполит Завалишин, которому в 1826 году исполнилось 18 лет, встретил императора Николая I во время прогулки по Елагину острову и сообщил, что может доказать: его брат Дмитрий готовил в России революцию на деньги иностранных государств.

Николаю I эта идея была близка: он очень хотел связать декабристов с европейскими революционными движениями. Ипполит представил следствию документы, найденные на столе у брата.

Дмитрий Завалишин 1822−1824 году был участником кругосветной экспедиции Михаила Лазарева. После этого у него остались различные бумаги, в том числе счета от бразильских поставщиков, написанные на португальском и с проставленными в них крупными суммами (в Бразилии была большая инфляция). Ипполит Завалишин, не знавший других языков, кроме французского, решил, что бумаги зашифрованы, что Дмитрий получал деньги от иностранных агентов и должен был на них организовать в России революцию.

Установить истинное происхождение документов труда не составило. Завалишин-старший к этому моменту уже был приговорен к ссылке в Сибирь, но и Ипполит был осужден за ложный донос. Во время следствия он получил следующую характеристику: «Артиллерийского училища юнкер Ипполит Завалишин нравственности дурной; имеет горячую голову, склонную ко всему дурному. Он ветрен, самонадеян, вольнодумец, думает всякого разговорами своими обмануть». В итоге младшего брата разжаловали в солдаты с сохранением дворянства, то есть у него оставались неплохие шансы быстро дослужиться до офицера. Служить его отправили в Оренбург.

Заговор в Калифорнии

Внешняя ситуация, по мысли Завалишина, тоже вполне благоприятствовала экспансии. В Мексике после расстрела в 1822 году императора Августина I несколько лет царил хаос – республиканцы воевали со сторонниками возврата под крыло Испании. Провинциальная элита Калифорнии занимала выжидательную позицию, не поддерживая открыто ни одну из сторон.

За 79 дней своего пребывания в Новом Свете Завалишин успел «прощупать почву», вступив в переговоры с католическими монахами-миссионерами, занимавшими происпанскую позицию. Одним из них был Иосиф Альтимира, настоятель миссии св. Франциска. Чтобы придать себе вес, русский лейтенант представился монахам как «магистр» влиятельного «Ордена восстановления» – придуманной им «общехристианской» организации.

Свои беседы с «калифорнийскими испанцами» Завалишин упоминал в статье «Дело о колонии Росс», вышедшей в 1866 году. Он был уверен, что отстаивая принадлежность территории, его собеседники просто хотели «выговорить себе повыгоднее условия». Россия, по мнению Завалишина, имела больше прав на Калифорнию, чем Испания и Мексика, уже хотя бы в силу дружественного отношения местных индейцев.

На противоположной стороне конфликта авантюрист попытался заинтересовать мексиканского губернатора провинции Калифорния Луиса Антонио Аргуэльо. Когда это не удалось, Завалишин решил сместить правителя. И, что самое интересное, заговор не был чистой фантазией. С помощью Иосифа Альтимиры Завалишин склонил на свою сторону троих из четырёх членов совещательной хунты (junta по-испански означает «собрание»). На место губернатора он рассчитывал поставить члена хунты Хосе Антонио де ла Герра-и-Нориега, коменданта Санта-Барбары, симпатизировавшего Испании. Завалишин лично написал Нориеге несколько писем. Неизвестно, чем закончилось бы предприятие, если бы лейтенант не был вынужден покинуть Америку.

Лейтенант-«колонизатор»

В декабре 1823 года берегов Калифорнии достиг русский фрегат «Крейсер». Среди тех, кто сошёл на берег в Форт Россе, был 20-летний дворянин Дмитрий Завалишин, лейтенант флота и будущий декабрист. К нему отнеслись с огромным почтением – как-никак, его отец, генерал-майор Иринарх Завалишин, был близким соратником самого Суворова.

Быстро ознакомившись с делами Российско-американской компании в её южном владении, наследник генерала взгрустнул: размах не тот! И тут же предложил руководству компании расширить влияние на территорию, называемую Новым Альбионом. Границы будущей российской колонии Завалишин представлял так: «к северу границу Соединённых Штатов Америки, признаваемую по параллели 42 северной широты; к югу залив Святого Франциска; к востоку реку Сакраменто, впадающую в залив Сан-Франциска».

Таким образом, во владении РАК оказалась бы территория площадью 68 тысяч кв км, то есть одну шестая часть современного штата Калифорния. В дальнейшем Завалишин планировал продвинуться и до Скалистых гор. На равнинах Калифорнии, как он считал, заниматься сельским хозяйством гораздо выгодней, чем в прибрежном Форт Россе.

НАШИ ЛЮДИ

Янушкевич, Иосиф Иосифович
Литературоведы

советский и белорусский литературовед, археограф, писатель

Янгфельдт, Бенгт
Литературоведы

шведский литературовед-русист, переводчик и издатель

Юзефович, Михаил Владимирович
Литературоведы

русский публицист, председатель киевской археографической комиссии, член Императорского русского географического общества и Копенгагенского общества северных антиквариев

Юзефович, Борис Михайлович
Литературоведы

русский публицист, чиновник и общественный деятель, педагог, председатель Киевского отдела Русского Собрания

Эфрон, Сергей Яковлевич
Литературоведы

публицист, литератор, офицер Белой армии, марковец, первопоходник, евразиец, агент НКВД

Эттвуд, Томас (политик)
Литературоведы

британский публицист и политический деятель, ведущий экономист Бирмингемской экономической школы и одна из ведущих фигур в проведении избирательной реформы 1832 года

Эспехо, Эухенио
Литературоведы

эквадорский просветитель, публицист, медик, юрист, прозаик и редактор XVIII века

Эрве, Эдуар
Литературоведы

французский публицист

НАШИ ЛЮДИ

Валиахметов Альберт Марселевич
Наука – Другое

эксперт в сфере IT и онлайн-маркетинга, известный блогер

Ящук, Ростислав Давыдович
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, старший лётчик-наблюдатель 47-го гвардейского отдельного авиационного полка дальних разведчиков Главного командования военно-воздушных сил Красной Армии, гвардии старший лейтенант, Герой Советского Союза

Ященко, Николай Иванович
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, командир 214-го гвардейского стрелкового полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии 57-й армии 3-го Украинского фронта, гвардии майор, Герой Советского Союза, военный комиссар Челябинской области

Ященко, Иван Григорьевич
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, командир взвода автоматчиков 738-го стрелкового полка 134-й стрелковой дивизии 69-й армии 1-го Белорусского фронта, Герой Советского Союза

Яшнев, Алексей Степанович
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, командир взвода 248-го стрелкового полка 31-й стрелковой дивизии 52-й армии 1-го Украинского фронта, Герой Советского Союза, лейтенант

Яшин, Николай Иванович
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, командир взвода разведки 830-го стрелкового полка 238-й стрелковой дивизии 50-й армии 2-го Белорусского фронта, Герой Советского Союза, старший лейтенант

Яшин, Георгий Филиппович
Наука – Другое

участник Великой Отечественной войны, помощник командира взвода, парторг стрелковой роты 134-го гвардейского стрелкового полка 45-й гвардейской стрелковой дивизии 21-й армии Ленинградского фронта, Герой Советского Союза

Яшин, Виктор Николаевич
Наука – Другое

советский лётчик, участник Великой Отечественной войны, командир эскадрильи 133-го истребительного авиационного полка 234-й истребительной авиационной дивизии 6-го истребительного авиационного корпуса 16-й воздушной армии 1-го Белорусского фронта, Герой Советского Союза

Биография

Родился в имении Зюзино, что в 3-х км от села Корноухова Лаишевского уезда Казанской губернии (ныне Республика Татарстан). В 1816—1819 годах обучался в Морском кадетском корпусе (МКК).

В 1817 году был назначен в числе лучших воспитанников МКК в практическое плавание на бриге «Феникс». В числе них были трёхкампанцы П. Станицкий, П. Нахимов, З. Дудинский, Н. Фофанов; двукампанцы П. Новосильский, С. Лихонин, В. Даль, И. Адамович, А. П. Рыкачёв, Ф. Колычев и однокампанец И. Бутенев. Посетил Стокгольм, Копенгаген, Карлскруну. Данное плавание стало для Д. Завалишина вторым. В 1819 году выпущен из МКК в мичманы Балтийского флота.

В 1822—1824 годах участвовал в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер» под командованием М. П. Лазарева. Принимал участие в деятельности Русско-американской компании. Сблизился с К. Ф. Рылеевым. Формально не являлся членом декабристских организаций, но тем не менее разделял их идеи.

В ноябре 1825 года отбыл в отпуск в Казанскую и Симбирскую губернии и во время восстания декабристов 14 (26) декабря 1825 года отсутствовал в Санкт-Петербурге. Арестованный в начале января 1826 года, после допроса был освобождён, однако в марте 1826 вновь арестован. В ходе следствия содержался под арестом в Главном штабе вместе с А. С. Грибоедовым, о котором оставил ценные воспоминания. Обвинён в согласии с умыслом цареубийства; был приговорён к каторжным работам.

Вернулся из Сибири в 1863 году (был принудительно выслан императором из Читы по представлению генерал-губернатора Н. Н. Муравьёва — уникальный в истории России случай — выслали из Сибири в Европейскую Россию. Власти считали пребывание его в Забайкалье опасным: Завалишин писал статьи, разоблачающие злоупотребления местной администрации).

Обосновался в Москве. Участвовал в печати, публикуя статьи и воспоминания («Московские ведомости», «Русский вестник», «Русская старина», «Исторический вестник» и другие газеты и журналы). Автор обширных «Записок декабриста» (Мюнхен, 1904; Санкт-Петербург, 1906), содержащих важные, хотя и не лишённые тенденциозности, сведения о жизни декабристов в Сибири.

Похоронен в Москве в Даниловом монастыре; могила ликвидирована в 1930-е годы.

Примечания

  1. КАМПАНЦЫ — термин мор., устар. Гардемарин проведший столько-то кампаний в плаваниях. В плавании гардемарины исполняли все матросские работы. Однокампанцы также назывались ротниками и на марсы не назначалась. (А. П. Беляев Восп. Декабриста, стр. 49). Старшие воспитанники — трехкампанцы, т. е. сделавшие три кампании (Д. Завалишин Восп. // РВ 1873 6 626.)
  2. Завалишин Д. И. Воспоминания о Грибоедове // А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников  : сборник / ред. В. Э. Вацуро ; Н. К. Гей ; С. А. Макашин ; А. С. Мясников ; В. Н. Орлов. — М. : Худож. лит., 1980. — С. 379—382.
  3. Завалишин Д. И. Воспоминания о Грибоедове // Древняя и Новая Россия. — 1879. — Том 1. — № 4. — С. 311—321.
  4. Минчик С. С. Грибоедов и Крым  : монография. — Симферополь : Бизнес-Информ, 2011. — С. 120—124. — 276 с. — ISBN 978-966-648-306-8.
  5. Завалишин, Дмитрий Иринархович // Русский биографический словарь. — Том «Жабокритский — Зяловский». — Пг., 1916. — С. 143—145.

Отпустить по случаю коронации

В 1837 году будущий император Александр Николаевич совершил большое путешествие по России, на которое ранее не решался никто из его предшественников. С мая по сентябрь он посетил тридцать губерний, а главное – добрался до Урала и Сибири. Сопровождал цесаревича наставник и близкий друг поэт В.А. Жуковский.

Около четырех часов дня 26 мая наследник престола въехал в Сибирь. Самыми отдаленными пунктами его путешествия были Тобольск и Курган, где отбывали ссылку некоторые декабристы. Александр Николаевич изъявил желание встретиться с ними, а организацию взял на себя Жуковский. Цесаревич увидел ссыльных после обедни в Троицкой церкви Кургана. Присутствовали там шестеро декабристов: Н.И. Лорер, В.Н. Лихарев, М.А. Назимов, М.М. Нарышкин, А.Е. Розен и И.Ф. Фохт. Свои впечатления о встрече изложил впоследствии Н.И. Лорер: «Тут, в храме божием, имели мы счастие в первый раз видеть нашего любезного наследника. Он стоял на ковре один, скромно и усердно молился. Ему едва минуло 18 лет, и он был прекрасен… Жуковский собрал нас в кучу и поставил поближе к наследнику. Вот надежда России, вот наша надежда! Мы искренне желали ему счастия, благополучия и благословения божия. По окончании обедни наследник пристально посмотрел на нас, поклонился и вышел из церкви». О том, какое мнение у него сложилось о декабристах, цесаревич не распространялся, однако с большим рвением поддерживал попытки своего учителя Жуковского облегчить их участь. Неслучайно после путешествия наследника Николай I сократил многим ссыльным сроки наказания и допустил их до службы.

Великий князь Александр Николаевич, наследник русского престола

Российским императором Александр II стал чуть менее чем через двадцать лет, в 1855 году. В день коронации он позволил декабристам, находящимся в Сибири, вернуться домой. До амнистии дожили 43 декабриста, многие из которых большую часть своей жизни уже провели вдали от европейской части России. Правом уехать воспользовались не все, и у каждого на то были свои причины.

«Участие» в декабристском движении

22 июня 1826 года во время прогулки Николая I на Елагином острове юнкер Завалишин передал ему донос (датированный 10 июня 1826 года) с обвинением брата Дмитрия в государственной измене и получении огромных денежных сумм от иностранных держав для ведения в России подрывной деятельности.

26 июня 1826 года дополнил донос, теперь уже сведениями о Симбирском тайном обществе, оговорив ни в чем не повинных людей, в том числе, даже своего сводного двоюродного брата Ф. Тютчева.

29 июля 1826 года в присутствии члена следственной комиссии по делу декабристов генерал-адъютанта В.В. Левашова состоялась очная ставка братьев Завалишиных. В своих воспоминаниях Д. И. Завалишин пишет

…На очной ставке оказалось, что ложным доносчиком, который вел меня на виселицу, был облаготельствованный мною мой младший брат Ипполит…

В тот же день Ипполит в письме Государю потребовал добровольной ссылки вместе с братом.

Одним из первых среди современников выразил своё отношение к доносу Ипполита на брата друг его отца Петр Никифорович Ивашев, отец декабриста В. П. Ивашева, который приходился братьям Завалишиным сводным троюродным братом. Летом 1826 года Ивашев-старший хлопотал в Петербурге о судьбе сына и уже от 3 августа в письме жене назвал доносчика «выкидышем из природы…, который обнаружил чувства и виды изверга, излив свой яд в новом деле на несчастного брата и на всех, кого знает, и просит себе за это награды».

22 августа 1826 года (в день коронации Николая I) Ипполит был заключен в Петропавловскую крепость.

22 сентября 1826 года за ложный донос разжалован в рядовые и сослан на службу в Оренбург.

12 декабря 1826 года прибыл в Оренбург.

Дмитрий Завалишин и Орден свободного человечества

Лейтенант Дмитрий Завалишин был арестован в январе 1826 года. Его подозревали в причастности к восстанию декабристов, однако в декабре 1825-го офицера не было в Петербурге. Он находился в отпуске в Казанской губернии, откуда был родом. Довольно быстро Дмитрия отпустили, но уже в марте 1826-го арестовали вновь.

На следствии он показал, что его жизненные цели были сколь глобальными, столь и утопическими. Во-первых, он мечтал о «контрреволюции в Испании без войны» (речь идет о революции 1820−1823 года). Во-вторых, он хотел «вывести из Европы тех людей беспокойного ума, которые желают перемен и смятений», то есть революционеров. Завалишин полагал, что их надо «переместить» в Латинскую Америку, где никакого вреда они не принесут. А для реализации этих идей он предлагал основать религиозный «Вселенский орден восстановления единого свободного человечества».

Идея ордена, который способствовал бы восстановлению нравственности, появилась у Завалишина еще в начале 1820-х, когда он преподавал в Морском кадетском корпусе. Тогда он называл его Общество восстановления Правды и Истины. Задумав «Вселенский орден», он написал записку Александру I, и тот отнесся к идее нейтрально — не одобрил напрямую, но и не запретил. Дмитрий Иринархович счел, что можно действовать. Он рассчитывал проводить свои утопические идеи с помощью обществ декабристов, но быстро понял, что они враждебны существующему строю. После этого он начал действовать против них и готовился выдать декабристов правительству.


Дмитрий Завалишин. (Wikimedia Commons)

Фактически — предательство и донос. Но картина складывалась такая, будто Дмитрий и сам входил в число заговорщиков. В итоге его сочли бунтовщиком и приговорили к ссылке в Сибирь. И в этот момент на исторической сцене появляется его младший брат, юнкер Ипполит Завалишин.

Литература

  • Декабристы. Биографический справочник / Под редакцией М. В. Нечкиной. — М.: Наука, 1988. — С. 69—70, 257—258. — 50 000 экз. — ISBN 5-02-009485-4.
  • Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / Гл. ред. П. А. Николаев. — Т. 2: Г—К. — М., 1992. — С. 297—299.
  • Иванян Э. А. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века. — Москва: Международные отношения, 2001. — 696 с. — ISBN 5-7133-1045-0.
  • Россия в Калифорнии. Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850. Сост. А. А. Истомин, Дж. Р. Гибсон, В. А. Тишков. Т. I. М.: Наука, 2005. С.555-560, 572-622.
  • Истомин А.А. Деятельность в Калифорнии Д.И. Завалишина (1824) // История Русской Америки, 1732-1867. Под ред. акад. Н.Н. Болховитинова. Т. II. М., Международные отношения, 1999. С.257-274.

Этапы биографии

  • В 1925 году окончил Ленинградский политехнический институт.
  • В 1925—1939 гг. работал в Ленинградском политехническом институте.
  • В 1935 г. присвоено звание профессора.
  • В 1939–1941 гг. заведующий кафедрой электрических машин в Военно-электротехнической академии им. С.М. Буденного.
  • В 1941–1946 гг. профессор кафедры специальной электротехники Высшего инженерно-технического училища ВМС.
  • В 1946–1959 гг. заведующий кафедрой электрических машин Ленинградского института авиационного приборостроения
  • С 1959 г. заведующий лабораторией научных основ автоматизированного электропривода Всесоюзного научно-исследовательского института электромашиностроения (ВНИИэлектромаш) АН СССР .
  • 10 июня 1960 года избран членом-корреспондентом АН СССР.

Забытый авантюрист

Одним из декабристов, оставшихся после амнистии в Сибири, стал Александр Николаевич Луцкий. Унтер-офицер, происходивший из семьи бедных служилых дворян, не состоял ни в каком тайном обществе, поэтому большинству декабристов был неизвестен. Это не помешало Луцкому вести себя шумно и вызывающе на Сенатской площади: он обозвал петербургского генерал-губернатора М.А. Милорадовича изменником, призывал колоть врага и кричал «Государь у нас – Константин», имея в виду отрекшегося от престола Константина Павловича.

Декабрист А.Н. Луцкий

После расследования Александра Луцкого приговорили к смертной казни, а затем приговор был изменен на каторгу. В Тобольск Луцкого отправляли вместе с уголовными ссыльными, и в течение всего пути ему предстояло передвигаться в ножных кандалах. На время дневного перехода заключенных заковывали еще и в наручные кандалы и пристегивали к длинной веревке, так называемому «канату». По дороге Луцкий заметил ссыльного, с которым они были очень похожи внешне. «Товарища по несчастью» звали Агафон Непомнящий, и наказание у него было сравнительно мягким – не каторга, а поселение. Декабрист предложил ему обменяться именами, заплатив за подлог 60 рублей. Под Томском Непомнящий «превратился» в Луцкого, а наш герой отправился на поселение, где прожил почти год. После раскрытия тайны Александр Луцкий был приговорен к ста ударам розгами и отправлен на Ново-Зерентуйскую каторгу.

Удивительно, однако даже разоблачение не заставило Луцкого бросить мысли о побеге. В 1830 года он сбежал с каторги, в течение нескольких месяцев скитался по Сибири, пока вновь не был пойман. Теперь декабриста приговорили к битью плетьми и приковали к тележке. Освободиться от каторжных работ он смог лишь спустя девятнадцать лет и поселился при Култуминском руднике.

Этапирование осужденных в Сибирь

В 1857 году Луцкий был амнистирован, правда, поговаривали, что о таком опасном «рецидивисте» поначалу вообще забыли и не включили в официальный указ. К тому времени Александр Николаевич успел обзавестись семьей и собирался немедленно отправиться вместе с женой и детьми в Новгородскую губернию. Увы, из-за болезни детей далеко уехать не получилось. Семейство остановилось в Иркутске, где провело почти год. За это время у Луцких закончились все деньги, а ждать помощи им было неоткуда. Пришлось возвращаться в Забайкалье и налаживать свою жизнь там. По злой иронии судьбы Александр Луцкий, более других желавший и пытавшийся покинуть чужие места, оказался последним по времени декабристом, который жил и скончался в Сибири в 1882 году.

Судьба проекта

Завалишина вызвал к себе император Александр I, заинтересованный запиской «Об «Ордене восстановления». Идея колонизировать Калифорнию силами тайной организации показалась царю неудачной. Но, находясь в Санкт-Петербурге, Завалишин не оставлял планов калифорнийской экспансии и даже нашёл в этом поддержку у известного государственного деятеля-либерала графа Николая Мордвинова. Соглашался с идеями юного лейтенанта и сенатор Пётр Полетика, бывший посол России в Соединённых Штатах.

Однако вскоре грянуло восстание декабристов. Несмотря на то, что Завалишин не участвовал в мятеже и не входил в тайные общества, его подвело тесное общение с одним из лидеров заговорщиков Кондратием Рылеевым, который был начальником канцелярии Главного правления Российско-американской компании. Во время следствия Завалишин написал Николаю I о необходимости заселения Калифорнии русскими.

«Приобретение её гаваней и дешевизна содержания позволяли содержать там наблюдательный флот, который доставил бы России владычество над Тихим океаном и китайскою торговлей, упрочило бы владение другими колониями, ограничило бы влияние Соединённых Штатов и Англии», – уверял декабрист царя.

Примечательно, что первоначальные предложения Завалишина руководство РАК в те же дни сожгло «от греха подальше».

Далее генеральского сына ждала каторга и ссылка в Сибирь. В Москву Завалишин смог вернуться только после амнистии в 1863 году. Однако идей своих он не оставил. Даже накануне продажи Аляски декабрист критиковал правительство за «нерешительность», проявленную при признании прав иностранцев на Калифорнию.

В Оренбурге

В начале XIX века в Оренбурге существовало «основанное отчасти по правилам масонства» отделение московского новиковского общества, руководителем которого сначала был начальник Оренбургского таможенного округа П. Е. Величко, а после его смерти – аудитор линейного батальона, одаренный писатель и историк П. М. Кудряшев. Появившийся в гарнизоне разжалованный в солдаты Ипполит Завалишин активно выдавал себя за жертву декабрьских событий и, воспользовавшись доверием вольнолюбивой молодежи, убедил некоторых из них приступить к осуществлению политической цели – изменению монархического правления в России.

Портупей-прапорщик Колесников обратился за советом к Кудряшову и, чтобы выяснить намерения Завалишина, получил разрешение продолжать с ним отношения. Подготовку к достижению своих истинных целей Завалишин завершил тем, что получил от принятых в мнимое общество расписки на сочиненной им же клятве.

14, 19 и 23 апреля 1827 года в трех донесениях, написанных командующему Оренбургским корпусом военному губернатору П. К. Эссену, Ипполит Завалишин открыл планы и членов тайного общества и приложил к ним копии устава, инструкции и семь подлинников клятвенных расписок. Последовали аресты. В ночь с 25 на 26 апреля 1827 года были арестованы 33 военных и гражданских чиновников. Завалишин пытался замешать в дело многих лиц и даже ухитрился из-под караула послать донос в Петербург о злоупотреблениях самого Эссена . Арестованный наряду с другими Кудряшов скоропостижно умер.

Ипполит Завалишин в Оренбурге — заговор и донос

К новому месту службы Ипполит Завалишин ехал через Москву. По ходатайству генерал-губернатора Дмитрия Голицына, который знал Завалишина-отца, Ипполит поступил под надзор начальника внутренней стражи полковника Штемпеля. Тот отнесся к юноше лояльно: разрешил ему свободно перемещаться по городу. В итоге Ипполит, отбыв из Москвы, написал на него донос: Штемпель, по его словам, плохо исполнял свои обязанности.

Прибыв в Оренбург, юноша продолжил начатое. По воспоминаниям декабриста Владимира Штейнгеля, в городе в это время существовало местное тайное общество (к слову, в России подобных было немало). Оно больше напоминало кружок, в котором молодые люди собирались и обсуждали политику. В него входили мелкие чиновники, младшие офицеры, юнкеры, руководителем был Петр Кудряшёв — чиновник-аудитор, а также писатель и фольклорист.


Владимир Штейнгель. (Wikimedia Commons)

Ипполит Завалишин знакомится с членами кружка и уверяет их, что он — жертва политического процесса, принадлежит к тайному обществу и уполномочен вербовать новых членов

Кудряшёв поначалу проявил осторожность, но потом решил, что Завалишину можно доверять, и несколько членов кружка: прапорщики Колесников, Таптиков, Дружинин, Старков и другие — вступили в мнимое общество. Завалишин изготовил документ, в котором указал, что оно «составлено с целью политическою»

И тут же написал на общество донос.

Так как практически все завербованные им были люди военные, то их судил соответствующий суд. Учитывая, что восстание декабристов было всего два года назад, приговор вынесли самый суровый: Таптикова, Колесникова, Ветошникова, Старкова, Дружинина и Завалишина приговорили к смертной казни. Потом приговор был смягчен, смертную казнь заменили ссылкой на разные сроки. Завалишин был приговорен к пожизненной каторге.


Дмитрий Таптиков , акварель Николая Бестужева. (petrovskzab.livejournal.com)

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий