Биография Генриха Шлимана

Гражданин империи

К тому времени Генрих давно не бывал в родном доме. Детей Эрнст Шлиман отправлял на воспитание к более обеспеченным родственникам. Генрих воспитывался у дяди Фридриха и продемонстрировал хорошую память и желание учиться.

Но в 14 лет учёба закончилась, и Генриха отправили работать в лавку. Ему доставалась самая чёрная работа, его рабочий день длился с 5 утра до 11 часов ночи, что сказалось на здоровье подростка. Однако одновременно выковывался характер Генриха.

Пять лет спустя Генрих отправился в Гамбург в поисках лучшей доли. Испытывая нужду, он написал дяде с просьбой о небольшой сумме взаймы. Дядя деньги прислал, но всем родственникам описал Генриха как попрошайку. Оскорблённый молодой человек дал клятву более никогда ничего не просить у родни.

Амстердам в 1845 году. Рисунок Геррита Ламбертса. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1841 году 19-летний Шлиман добрался до Амстердама, где нашёл постоянную работу. Всего за четыре года он прошёл путь от рассыльного до начальника бюро с большим жалованием и штатом, состоящим из 15 подчинённых.

Молодому бизнесмену посоветовали продолжить карьеру в России, которая тогда считалась очень перспективным местом для бизнеса. Представляя голландскую фирму в России, Шлиман за пару лет сколотил солидный капитал на продаже товаров из Европы. Его способности к языкам, проявившиеся ещё в раннем детстве, делали Шлимана идеальным партнёром для русских купцов.

Одна из немногих сохранившихся фотографий Е. П. Лыжиной. Фото: Commons.wikimedia.org

Несмотря на то, что он успел погреть руки на калифорнийской золотой лихорадке, Шлиман обосновался в России, получив подданство страны. А в 1852 году Генрих женился на дочери преуспевающего адвоката Екатерине Лыжиной.

Детство и юность

Род Шлиманов был известен с конца XV века. Первые представители являлись мелкими торговцами из немецкого городка Любек. Со временем семья повысила социальный и общественный статус и примкнула к разряду духовенства, в начале 1600-х именной герб использовали священники, фармацевты и процветающие купцы.

К моменту рождения Иоганна Людвига Генриха Юлия Шлимана (6 января 1822 года) дела предков оставляли желать лучшего. Отец Эрнст Шлиман был бедным пастором в провинциальном селении Росток, а мать, которую звали Луиза, производила на свет потомство и занималась домашним хозяйством.

Генрих Шлиман в молодости

В семье, где рос будущий археолог, было трое сыновей и четыре дочери. Когда главного блюстителя фамильной морали перевели в церковный приход коммуны Анкерсхаген, жена и дети отправились вслед за ним. В 1831 году кормилица и хранительница домашнего очага скончалась, Генрих лишился материнской заботы и остался один в обществе братьев и сестер.

Пастор был не в силах обеспечить мальчиков и девочек полноценным питанием и одеждой, поэтому сирот отправили к родственникам, жившим в немецких городах. Первый сын Эрнста и Луизы попал в дом дяди-священника. Фридрих Шлиман постарался, чтобы 10-летний ребенок, знавший латынь и обладавший феноменальной памятью, получил начальное образование под присмотром опытных педагогов.

В гимназии и реальном училище Калькхорста Генрих проявил тягу к сочинительству и овладел французским и английским языками. Несмотря на это, родственники, осознавшие, что воспитывают иждивенца, не посчитали нужным развивать таланты и не отдали племянника ни в один из университетов страны.

В подростковом возрасте Шлиману пришлось начать трудовую биографию и пойти работать в лавку, принадлежавшую знакомым. Заготовка дров, таскание воды и уборка помещения плохо отразились на здоровье. Генрих часто кашлял кровью, простужался и подолгу болел.

К моменту достижения совершеннолетия юноша, чей рост не превышал 156 см, получил материнское наследство и покинул дом дяди. Путешествуя по территории Германии, он как мог добывал средства на жизнь. В итоге по рекомендации школьного друга Луизы уроженца Ростока взяли на должность переводчика владельцы фирмы «Деклизур и Бевинг». В венесуэльском филиале молодой человек, считавшийся полиглотом, выучил испанский язык.

В начале 1840-х Шлиман занялся самообразованием. Деньги на учебу в Нидерландах он получил посредством занятий бухучетом, копирования документов и доставки газет. За короткий период времени, используя собственный метод запоминания слов и грамматических конструкций, он научился говорить по-русски и по-голландски и получил место счетовода в торговой компании «Шрёдер и К».

Продвинувшись по карьерной лестнице и сколотив внушительное состояние, молодой немец объездил полмира. Дела коммерческого предприятия, где он стал полноправным партнером, заставили наносить частые визиты в Россию. В 1847 году, пожив в Москве, Санкт-Петербурге и Одессе, Генрих обратился в консульство и принял подданство необъятной густонаселенной страны.

Авантюрист и предприниматель брался за любое дело, приносившее прибыль, и вскоре стал богатым человеком по меркам давно прошедших времен. На территории царской империи немец, ввозивший эксклюзивные товары для людей разных национальностей, считался монополистом во многих перспективных областях.

Выдающийся мистификатор

Многие из великих открытий в истории человечества были сделаны не учёными-подвижниками, а самоучками, удачливыми авантюристами, не имевшими академических знаний, зато готовыми идти к цели напролом.

«Маленький мальчик в детстве прочёл „Илиаду“ Гомера. Потрясенный произведением, он решил, что во чтобы то ни стало найдет Трою. Спустя десятилетия Генрих Шлиман исполнил свое обещание».

Эта красивая легенда об истории одного из самых значимых археологических открытий имеет мало общего с реальностью.

Статья по теме

Охотница за скальпами. История шпионки, добывшей секрет атомной бомбы

Человек, открывший миру Трою, с ранних лет был уверен в другом: рано или поздно он станет богатым и известным. Поэтому Генрих Шлиман очень щепетильно относился к своей биографии, старательно вымарывая из неё сомнительные эпизоды. «Автобиография», написанная Шлиманом, имеет столько же отношения к его реальной жизни, сколько «клад Приама» — к Трое, описанной Гомером.

Эрнст Шлиман. Фото: Commons.wikimedia.org

Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман родился 6 января 1822 года в Нойбукове, в семье, представители которой на протяжении столетий были лавочниками. Эрнст Шлиман, отец Генриха, выбился из этого ряда, став пастором. Но в духовном чине Шлиман-старший вёл себя непотребно: после смерти первой жены, родившей ему семерых детей, Эрнст закрутил роман со служанкой, из-за чего был отстранён от обязанностей пастора.

Позднее Эрнст Шлиман и вовсе покатился по наклонной, постепенно спиваясь. Разбогатевший Генрих, не питая тёплых чувств к родителю, присылал ему в подарок бочонки вина, чем, возможно, ускорил переход отца в лучший из миров.

Начало карьеры

В 14 лет Генрих начал работать в продуктовом магазине разнорабочим. От подъема тяжестей у него лопается кровеносный сосуд, поэтому оставаться на работе становится невозможно.

– Реклама –

На деньги, сэкономленные его матерью, Генрих Шлиман поехал учиться в Росток, но пробыл там недолго. Он переехал в Гамбург, где долгое время не мог найти подходящую работу из-за слабого здоровья.

Генрих решил закаляться, купаясь в ледяных водах реки Ольстер, однако вместо того, чтобы укрепить свое здоровье, он заболел болезнью легких и был в полном отчаянии.

Однажды он случайно встретил соотечественника своей матери, который помог ему устроиться переводчиком на корабле в Венесуэле. Однако корабль потерпел крушение у берегов Нидерландов, а Шлиман чудом спасся. Позже он говорил, что его спасло только Провидение, и утверждал, что не помнит, как попал в Амстердам.

Одно можно сказать наверняка – у Шлимана невероятная воля и гениальный ум: еще в молодом возрасте он прекрасно говорил на более чем 8 языках. Генрих разработал собственную систему изучения языков и учил не только разговорный, но и письменный язык в среднем за шесть недель.

Именно знание языков открыло ему путь для международной торговли. В возрасте 26 лет он начал работать в офисе элитной торговой семьи Амстердама Шредер, которая торговала по всему миру. Они специализировались на торговле сахара, хлопка, табака, индиго и других востребованных на рынке товаров. Генрих следя за международными обменами, проявляет невероятную креативность, что быстро поднимает его на руководящую должность в компании Шредера. В январе 1846 года он был отправлен в качестве представителя компании в Россию.

Раскопки Хисарлаки

Там Шлиман купил дом и, поселившись там, обязался получить разрешение от турецкой администрации на раскопки Хисарлаки. Его жизнь обретает новый смысл и начинает преследовать ясную цель.

С разрешением получилась задержка и в нервном ожидании, Шлиман самовольно начал раскопки. Он находит руины, но был вынужден засыпать их землей, чтобы не попасть под гнет закона.

Его прогнозы относительно официальных раскопок на ближайшие 5 лет были более чем пессимистичны даже при наличии денег. Склонность к хваставству сыграли плохую шутку – незаконные раскопки были обнаружены, и, Шлиман был вынужден написать письмо с извинениями в Совет министров Турции.

Начало франко-прусской войны вернуло его во Францию, но там Генрих чувствовал скуку. Шлиман принял твердое решение навсегда переехать с семьей в Афины. Для продолжения раскопок было необходимо разрешение служб Османской империи. На саммитах его встретили тепло, тем не менее, последовал молчаливый отказ.

Тем временем у гречанки Софии родился его первенец, которую Шлиман окрестил Андромахой. Позже у него появился и сын, которого назвали Агамемнон. Похоже, их имена свидетельствует о том, что Генрих полностью «погружен» в величие древности, и одержим идеей открытия Трои.

Цитадели древнего города Микены, раскопанный немецким археологом Генрихом Шлиманом в 1876 году

Маленькая Андромаха приносит ему удачу. Через несколько месяцев после ее рождения Шлиман получил разрешение на раскопки. Об этих хороших новостях он узнал в Лондоне 12 августа 1871 года.

Раскопки Трои

Официальные раскопки Генриха Шлимана в Трое начались в октябре 1871 года. Разрешение было дано при условии, что все найденное будет передано турецкому правительству.

Для раскопок Шлиман нанял греческих и турецких рабочих. Он называл их именами из греческого эпоса и обязывал их так обращаться друг к другу. Как будто так он призвал на помощь духов древности из Потустороннего мира.

Первые раскопки были сделаны с северо-запада на южную сторону холма. В ноябре впервые было обнаружено медное оружие, а затем и резные каменные блоки.

Раскопки Древней Трои, кадр из фильма «Auf der Jagd Nach dem Schatz von Troja»

Непогода прервала раскопки перед великой находкой – 7 различных исторических слоев. В апреле 1873 года Шлиман также открыл двери в крепостных стенах, которые он считал Скаскими воротами, а комплекс за ними – дворцом Приама. О своем успехе Генрих писал в письмах и статьях в газеты по всему миру и уже в мае заявил, что полностью выполнил свою миссию. Однако в глубине души он понимал, что еще не сделал своего главного открытия.

Некоторые из артефактов, обнаруженных Генрихом Шлиманом на месте древней Трои, выставлены в Музее Южного Кенсингтона в Лондоне

В июне 1873 года он нашел клад, который назвал «Сокровищем Приама». В нем содержалось более 8000 предметов, включая щит и шлем. Шлиман тайно перевез сокровища в Грецию, тем самым нарушив договор с турками. На вершине своей мировой известности он был привлечен к ответственности турецкими властями и был приговорен к штрафу.

После того, как раскопки были приостановлены из-за судебного разбирательства, Шлиман возобновил их в 1879 году с участием французского археолога Эмиля Бюрнуфа и Рудольфа Вирхова, известного немецкого патолога и основателя Немецкого общества антропологии, этнологии и предыстории. Шлиман не прекращал копать до конца своей жизни.

До своей смерти в 1890 году он дважды организовывал раскопки в Трое, работая в Микенах, недалеко от Львиных ворот и внутри цитадели. Было найдено пять или шесть могил в могильных валах, которые, как по его утверждению, принадлежат Агамемнону и Клитемнестре.

Возвращение в Европу

После закрытия банка в Америке Шлиман вернулся в Европу гораздо богаче и спокойно предавался своей музейной страсти. Обретя уверенность в себе молодого богатого человека, в 33 года он решил жениться. Он обставил дорогую квартиру в центре Петербурга и женился на русской красавице Екатерине Лижиной, дочери известного юриста. Свекор открыл для своего зятя новые двери в российскую торговую элиту.

Период совпал с началом Крымской войны, когда некоторые отрасли торговли оказались очень прибыльными. Шлиману удалось заручиться поддержкой военного министерства России в качестве контрагента. Он торговал серой, нитратами, оловом, свинцом, железом и порохом, а его ежемесячный оборот составлял 1 миллион рублей.

В тот период его безумная удача на какое-то время была омрачена: пожар на складе уничтожил большое количество товаров. Там Шлиман хранил ценные индиго, красители и кофе. После инцидента чудесным образом выяснилось, что его товар вообще не пострадал от пожара. Шлиман воспользовался дефицитом рынка, и его богатство снова резко возросло.

Удача пришла в его личную жизнь – у него родился сын Сергей. После него родились еще две дочери, но одна из девочек умерла в возрасте 10 лет.

Однако супружеская жизнь Шлимана была неудачной с самого начала. Он думал, что жена его не любит. Супруги избегали друг друга, и Шлиман использовал свои одинокие ночи, чтобы улучшить знания иностранных языков – он изучал французский, русский и голландский, а затем датский, шведский, польский и словенский.

Еще в 1855 году он начал изучать современный греческий язык, наняв греческого ученика в качестве своего учителя. Всего через несколько недель Шлиман даже начал писать по-гречески. Это помогло ему установить связи с купцами из Греции, и когда он начал там активную торговлю, помимо своих контактов, он также проявил большой интерес к древнегреческому языку – языку автора Илиады – Гомера. Катаревус (разновидность греческого языка) стал 13-м языком полиглота Шлимана.

Знание языков предоставили ему широкие возможности для путешествий и общения с людьми всего мира. Шлиман путешествовал по Греции, Египту, Италии, Испании, Португалии и Индии.

В 1857 году произошел экономический кризис на мировом фондовом рынке, в результате которого Шлиман потерял часть состояния, но это нисколько не сломило его. Вместо того, чтобы отчаиваться, он начал изучать латынь, а во время поездки в Александрию он также учил арабский язык.

В Каире он сблизился с двумя итальянцами, и вместе они поехали в Иерусалим, куда прибыли как раз к Пасхе. Через месяц он отправился в Петру, Баальбек и Дамаск, где заболел лихорадкой. Во время болезни Генрих Шлиман узнает о рождении второй дочери Натальи. Он вернулся в Петербург, чтобы заняться семейными делами, но спустя какое-то время пришел к выводу, что его брак с Лижиной, несмотря на детей, спасти не удастся. Его личная жизнь не складывается, а профессиональная находится на вершине.

В 1859 году Шлиман был назван крупным миллионером. Через два года он был избран членом Арбитражного суда России и получил почетное наследственное гражданство России. И как раз на вершине карьеры в России он объявил, что покидает ее навсегда. С мыслью о разводе со своей русской женой, Генрих Шлиман уехал в Лондон.

Он путешествует по миру из Туниса, через Египет в Индию и Индонезию, затем в Китай, Японию, Кубу, Мексику и США. Он ведет свой дневник на языках стран, которые посещает. Его биографам пришлось стать полиглотами, чтобы следить за всем, что написано в его путевых заметках. Шлиман писал названия посещаемых мест и исторических достопримечательностей на латыни.

При этом он вел активную переписку с торговцами всего мира – со всеми на их родном языке. Во время длительного морского путешествия между Японией и США Генрих Шлиман написал книгу «La Chine et le Japon au tempts present» на французском языке.

Увлечение «Андрея Аристовича»

Крымская война, неудачная для России, оказалась чрезвычайно прибыльной для Шлимана благодаря военным заказам.

Генриха звали «Андреем Аристовичем», его дела шли превосходно, в семье родился сын.

Но Шлиман, добившись успеха в бизнесе, заскучал. В апреле 1855 года он впервые приступил к изучению новогреческого языка. Первым его учителем был студент Петербургской духовной академии Николай Паппадакис, который по вечерам работал со Шлиманом по обычной его методике: «ученик» читал вслух, «учитель» слушал, поправлял произношение и объяснял незнакомые слова.

Вместе с изучением греческого пришёл и интерес к литературе Древней Греции, особенно к «Илиаде». Генрих пытался увлечь этим и жену, но Екатерина относилась к подобным вещам отрицательно. Она открыто говорила мужу о том, что их отношения с самого начала были ошибкой, потому что интересы супругов очень далеки друг от друга. Развод же по законам Российской империи был делом чрезвычайно сложным.

Первая сохранившаяся фотография Шлимана, отправленная родственникам в Мекленбург. Около 1861 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Когда к неурядицам в семье добавились проблемы в бизнесе, Шлиман просто уехал из России. Полным разрывом со страной и семьёй это не было: Генрих ещё несколько раз возвращался, а в 1863 году был из нарвских купцов переведён в Санкт-Петербургское первой гильдии купечество. В начале 1864 года Шлиман получил потомственное почётное гражданство, но остаться в России не захотел.

Мечта жизни – увидеть Трою

Он еще не знает, что судьба медленно ведет его к величайшему приключению в его жизни – Трое.

Фактически, он с самого детства мечтал «увидеть» Трою. Когда-то на одно Рождество Генрих получил в подарок иллюстрированную книгу «Илиада». Картинки так его увлекли, что он пришел к внутреннему убеждению, что стены древнего города реально существуют где-то под слоями времени. Желание открыть этот город стало его мечтой всей жизни, но ему даже в голову не приходило, что он может стать археологом.

После 10-дневного пребывания на острове Итака он решил, что руины дворца могут быть дворцом Одиссея. Вероятно, именно в этот момент «родился» археолог Шлиман.

Его воображение настолько укоренилось в древности, что все остальное осталось на втором плане. С этого момента в багаже археолога-самоучки постоянно находилось несколько книг – «Одиссея» и «Илиада» Гомера, четыре тома Плиния и «География» Страбона.

Сокровища, обнаруженные Генрихом Шлиманом в Гиссарлыке и идентифицированные им как принадлежащие троянскому царю Приаму

Шлиман посетил руины Коринфа, Микен и Афин, где познакомился с немецким архитектором Эрнстом Циллером, который участвовал как в строительстве Афин, так и в попытках найти Трою в 1864 году.

Заинтересовавшись этим, Шлиман отправился в Троаду в Турции и 10 августа 1868 года впервые увидел холм Хисарлак. Там он встретил очарованого Троей археолога-любителя англичанина Фрэнка Калверта, который даже купил часть Хисарлаки.

Шлиман сразу же поверил в идею, что этот холм более вероятно был местом расположения Трои, вопреки мнению археологов того времени, считавших, что она кроется под холмом Бунарбаши.

Впечатленный всем, что услышал и увидел в Греции, Шлиман вернулся в Париж и написал свою книгу на английском языке “Итака, Пелопоннес и Троя”. В ней он впервые упомянул, что интересовался историей Греции еще с детства.

После этой книги о древней Трое, жизнь Шлимана внезапно изменила направление. Вместо хаотичных путешествий по миру смысл его жизни приобретает строго определенную направленность. Этот выбор сопровождают два события:

  • первое – он стал доктором философии, что открывает новые горизонты и знакомства в научном сообществе;
  • второе – личное, он наконец хитростью «получил» развод.

Узнав о своей первой неудачной попытке получить американское гражданство, на этот раз он купил дом в Индиане и нашел лжесвидетеля, который подтвердил американским властям, что Шлиман долгое время жил в Америке. Таким образом он достиг заветного гражданства, благодаря которому добился развода с русской женщиной. Об этом знаменательном событии он сделал запись в своем дневнике 30 июня 1869 года.

Авантюрист

Археология шла к тому, чтобы считаться академической наукой, несколько веков. В ее долгой истории были и охотники за сокровищами, и искатели приключений. На стыке науки и авантюры стоял Генрих Шлиман — искатель сокровищ и один из основателей современной археологии в одном лице.

Бурная жизнь немецкого купца была совсем не похожа на биографию ученого. Родившийся 6 января 1822 года в бедной семье, начинавший мальчиком на побегушках у бакалейщика, Шлиман в 24 года становится представителем известной амстердамской компании в Санкт-Петербурге, а еще через несколько лет — успешным купцом первой гильдии, российским подданным и одним из крупнейших поставщиков русской армии в Крымской войне. Авантюрная жилка проявлялась у него не раз. Еще в 19 лет он пытался отправиться в Венесуэлу, но потерпел кораблекрушение, а в 1850 году на несколько лет переселился в США в разгар золотой лихорадки и удвоил свое состояние, ссужая деньгами золотодобытчиков. Все это время он грезил мифами Древней Греции, но никогда не занимался наукой всерьез.

Лишь в 1858 году Шлиман кардинально меняет судьбу, за несколько лет ликвидирует свое предприятие и начинает вести жизнь интеллектуала-путешественника. В возрасте 44 лет он поступает студентом в Сорбонну, изучает филологию и литературу. 15 августа 1868 года, во время поездки по Греции, он встречает британского дипломата Фрэнка Калверта. Их объединяет не только страсть к греческим мифам и к великой «Илиаде» Гомера, но и сам подход к древнему тексту.

Обоих не смущало, что слепой поэт воспел осаду Трои примерно в конце VIII века до нашей эры, в то время как описанные события (если они вообще происходили), происходили на 500 лет раньше. Но Калверт и Шлиман подходили к тексту, который читали в оригинале, буквально. Для них это не поэтическое описание древних легенд, а таинственный ребус, содержащий подсказки, которые нужно только распознать и расшифровать, чтобы найти путь к настоящей Трое. Географические описания, данные в Илиаде, заставляли подозревать, что руины Трои могут быть сокрыты под холмом Гиссарлык на северо-западе современной Турции.

Шлиман взялся за дело с размахом. Начиная с апреля 1870 года он, заручившись разрешением османских властей, буквально прорезает Гиссарлык с яростью искателя сокровищ. Шлиман прокапывает прямо посреди холма огромный ров глубиной в 15 метров, полностью игнорируя верхние слои заселения.

Равнина Троады. Вид с Гиссарлыка. По мнению Шлимана, на этом месте располагался лагерь Агамемнона. Фото октября 2007 года, wikimedia.org

Докопавшись до основания холма, Шлиман понимает, что друг над другом лежат руины не одного, а сразу нескольких древних городов. Когда во втором слое снизу он находит остатки массивных крепостных стен и следы пожара, археологу-самоучке все становится ясно: это, конечно же, может быть только дворец Приама, царя Трои, а следы разрушений, как он уверен, прямо указывают на успешное нападение героев-ахейцев, скрывшихся в знаменитом троянском коне.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий