Шлиман, Генрих

Великий археолог и гениальный маркетолог

Клад Приама. Фото: Википедия

Прославившись на всю Европу открытием Трои, Шлиман продолжил раскопки в Греции и Италии, успешно комбинируя археологические открытия с кампаниями по популяризации археологии. Но за год до своей смерти ему все-таки пришлось признать, что по поводу своей главной гордости — «клада Приама» — он ошибался. Слой, в котором были найдены сокровища, оказался значительно древнее того времени, в которое, как предполагалось, шла Троянская война, описанная Гомером. Драгоценности были изготовлены примерно в 2400 году до н. э. То есть клад никак не мог принадлежать царю Приаму…

До сих пор не утихают споры: a действительно ли Генрих Шлиман открыл ту самую Трою? Ведь Гомер использовал устные сказания, которые многие сотни лет передавались из поколения в поколение. «Историческая основа „Илиады“? Это полная ахинея», — не стесняясь в выражениях, заявляет, например, кельнский археолог, профессор Дитер Хертель.

Так или иначе, но «Илиада» является великолепным образцом того, что современные историки называют «устной историей» (oral history). Многие строки поэмы с их точным гекзаметром и архаичными формулировками легко заучивались наизусть и могли передаваться неизменными многие поколения, пока их не записал слепой поэт. Именно поэтому большинство ученых сегодня склоняются к тому, что Шлиман все же был прав. Искатель сокровищ с авантюрной жилкой стал одним из основателей современной археологической науки.

Начало карьеры

В 14 лет Генрих начал работать в продуктовом магазине разнорабочим. От подъема тяжестей у него лопается кровеносный сосуд, поэтому оставаться на работе становится невозможно.

– Реклама –

На деньги, сэкономленные его матерью, Генрих Шлиман поехал учиться в Росток, но пробыл там недолго. Он переехал в Гамбург, где долгое время не мог найти подходящую работу из-за слабого здоровья.

Генрих решил закаляться, купаясь в ледяных водах реки Ольстер, однако вместо того, чтобы укрепить свое здоровье, он заболел болезнью легких и был в полном отчаянии.

Однажды он случайно встретил соотечественника своей матери, который помог ему устроиться переводчиком на корабле в Венесуэле. Однако корабль потерпел крушение у берегов Нидерландов, а Шлиман чудом спасся. Позже он говорил, что его спасло только Провидение, и утверждал, что не помнит, как попал в Амстердам.

Одно можно сказать наверняка – у Шлимана невероятная воля и гениальный ум: еще в молодом возрасте он прекрасно говорил на более чем 8 языках. Генрих разработал собственную систему изучения языков и учил не только разговорный, но и письменный язык в среднем за шесть недель.

Именно знание языков открыло ему путь для международной торговли. В возрасте 26 лет он начал работать в офисе элитной торговой семьи Амстердама Шредер, которая торговала по всему миру. Они специализировались на торговле сахара, хлопка, табака, индиго и других востребованных на рынке товаров. Генрих следя за международными обменами, проявляет невероятную креативность, что быстро поднимает его на руководящую должность в компании Шредера. В январе 1846 года он был отправлен в качестве представителя компании в Россию.

По следам Гомера

Поиски древнего города Трои никогда не прекращались на протяжении тысячелетий. Но за все это время никто так и не смог доказать, что сага Гомера о Троянской войне действительно основывалась на реальных событиях. Так было до 1871 года, когда Генрих Шлиман, которому тогда было 49 лет, обнаружил руины города под холмом Хисарлик в районе Троаса на северо-западе современной Турции.

Он был не единственным, кто пытался найти город в этой местности, описанный Гомером. До Шлимана британский археолог Фрэнк Калверт уже начал раскопки в том же регионе. Два одержимых Троей исследователя столкнулись друг с другом по чистой случайности. Калверт фактически приобрел землю вокруг Хисарлика, чтобы продолжать свою работу, но у него не было средств, чтобы и дальше вести раскопки, которые в этот момент зашли в тупик.

Калверт убедил Генриха продолжать работать в том же месте. После нескольких неудачных попыток Шлиман упорно продолжал раскопки, пока в 1872 г. не нашел руины, принадлежащие доисторическому городу. Он пришел к выводу, что эти стены когда-то были частью укрепления города Троя в Турции.

Русский экспат

Способности и страсть Генриха Шлимана к языкам были феноменальными. За три года, например, он овладел безо всяких учителей голландским, французским, английским, итальянским и португальским языками. Когда же Шлиман устроился в международную торговую компанию Б. Г. Шрёдера, он принялся изучать и русский. Уже через полтора месяца он писал деловые письма в Россию — и их понимали. Компания избрала Генриха своим торговым представителем и отправила этого перспективного сотрудника в Санкт-Петербург. В январе1846 года Шлиману было 24 года и он отправился в Россию. Так началась его предпринимательская карьера.

Учеба в Сорбоне

Зимой 1866 года Шлиман поселился в Париже, где купил многоквартирные дома для сдачи в аренду. Он поступил студентом в Сорбонну и проявлял большое рвение к знаниям во время лекций. Вокруг него сформировался круг интеллектуалов.

Однако его личная жизнь по-прежнему была «без статуса» – он живет один, но не разведенный. Его русская жена не хочет ехать за ним в Париж, но при этом на развод не соглашается.

Чтобы избавиться от этого брака, Шлиман идет на рискованный шаг – он решает попробовать получить американское гражданство до развода. Притворившись «оседлым» американцем, его акции железнодорожных компаний принесли ему новую огромную прибыль. Но то, для чего он здесь, не происходит – он не получает американское гражданство и возвращается в Париж. Более богатый, но все еще несчастливый в браке.

Гражданин империи

К тому времени Генрих давно не бывал в родном доме. Детей Эрнст Шлиман отправлял на воспитание к более обеспеченным родственникам. Генрих воспитывался у дяди Фридриха и продемонстрировал хорошую память и желание учиться.

Но в 14 лет учёба закончилась, и Генриха отправили работать в лавку. Ему доставалась самая чёрная работа, его рабочий день длился с 5 утра до 11 часов ночи, что сказалось на здоровье подростка. Однако одновременно выковывался характер Генриха.

Пять лет спустя Генрих отправился в Гамбург в поисках лучшей доли. Испытывая нужду, он написал дяде с просьбой о небольшой сумме взаймы. Дядя деньги прислал, но всем родственникам описал Генриха как попрошайку. Оскорблённый молодой человек дал клятву более никогда ничего не просить у родни.

Амстердам в 1845 году. Рисунок Геррита Ламбертса. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1841 году 19-летний Шлиман добрался до Амстердама, где нашёл постоянную работу. Всего за четыре года он прошёл путь от рассыльного до начальника бюро с большим жалованием и штатом, состоящим из 15 подчинённых.

Молодому бизнесмену посоветовали продолжить карьеру в России, которая тогда считалась очень перспективным местом для бизнеса. Представляя голландскую фирму в России, Шлиман за пару лет сколотил солидный капитал на продаже товаров из Европы. Его способности к языкам, проявившиеся ещё в раннем детстве, делали Шлимана идеальным партнёром для русских купцов.

Одна из немногих сохранившихся фотографий Е. П. Лыжиной. Фото: Commons.wikimedia.org

Несмотря на то, что он успел погреть руки на калифорнийской золотой лихорадке, Шлиман обосновался в России, получив подданство страны. А в 1852 году Генрих женился на дочери преуспевающего адвоката Екатерине Лыжиной.

Второй брак

Несмотря на большую разницу в возрасте между супругами, второй брак Шлимана с гречанкой оказался счастливым. К этому браку он подходил довольно прагматично. Генрих позвонил другу-греку и попросил найти ему жену-гречанку. Знакомство прошло по фотографиям. Так он нашел 17-летнюю Софию, которая была на 30 лет моложе. В августе 1869 года Шлиман прибыл в Афины, чтобы жениться.

Кадр из телефильма SAT.1 «Auf der Jagd Nach dem Schatz von Troja» о жизни Генриха Шлимана. 2006 год

В медовый месяц они отправились на пароходе на Сицилию, затем в Неаполь, Рим, Флоренцию, Венецию и Мюнхен, а потом остановились в Париже. Шлиман, буквально как Пигмалион, «моделировал» свою молодую жену, чтобы превратить ее в любимого человека. Напряжение изучения языков и этикета высшего общества, однако, утомило Софию, и она в состоянии полного душевного истощения заболела. Врачи сообщили Шлиману, что София страдает от того, что не «дышит родным воздухом». В конце февраля 1870 года они уехали в Афины.

Ошибки в классификации

Среди наиболее значительных открытий Шлиман – тот, кто открыл Трою, обнаружил тайник с золотом и другими артефактами, которые он впоследствии окрестил «сокровищем Приама». Он вывез сокровище из страны и передал его правительству Германии. Однако клад был потерян во время Второй мировой войны, а затем появился в России, где сейчас хранится в Пушкинском музее.

Позже выяснилось, что тот, кто открыл Трою, с самого начала сделал неправильный вывод. Находки Шлимана не были сокровищем Приама. Скорее всего, они относились к неизвестной культуре, которая процветала за 1 250 лет до древнего города Троя.

Это был не единственный случай, когда немецкий исследователь совершил ошибку. На греческом археологическом памятнике Микены, где Шлиман проводил раскопки с 1874 по 1876 год, тот, кто открыл Трою, опять сделал несколько неправильных выводов, основанных на его работе. Шлиман ошибочно назвал золотую маску принадлежавшей древнегреческому военачальнику Агамемнону.

Несмотря на ошибки и неправильные выводы, мир продолжал чтить его как того, кто открыл Трою, и как одного из самых значительных археологов всех времен.

Генрих Шлиман умер в Неаполе 6 декабря 1890 года.

Мечта жизни – увидеть Трою

Он еще не знает, что судьба медленно ведет его к величайшему приключению в его жизни – Трое.

Фактически, он с самого детства мечтал «увидеть» Трою. Когда-то на одно Рождество Генрих получил в подарок иллюстрированную книгу «Илиада». Картинки так его увлекли, что он пришел к внутреннему убеждению, что стены древнего города реально существуют где-то под слоями времени. Желание открыть этот город стало его мечтой всей жизни, но ему даже в голову не приходило, что он может стать археологом.

После 10-дневного пребывания на острове Итака он решил, что руины дворца могут быть дворцом Одиссея. Вероятно, именно в этот момент «родился» археолог Шлиман.

Его воображение настолько укоренилось в древности, что все остальное осталось на втором плане. С этого момента в багаже археолога-самоучки постоянно находилось несколько книг – «Одиссея» и «Илиада» Гомера, четыре тома Плиния и «География» Страбона.

Сокровища, обнаруженные Генрихом Шлиманом в Гиссарлыке и идентифицированные им как принадлежащие троянскому царю Приаму

Шлиман посетил руины Коринфа, Микен и Афин, где познакомился с немецким архитектором Эрнстом Циллером, который участвовал как в строительстве Афин, так и в попытках найти Трою в 1864 году.

Заинтересовавшись этим, Шлиман отправился в Троаду в Турции и 10 августа 1868 года впервые увидел холм Хисарлак. Там он встретил очарованого Троей археолога-любителя англичанина Фрэнка Калверта, который даже купил часть Хисарлаки.

Шлиман сразу же поверил в идею, что этот холм более вероятно был местом расположения Трои, вопреки мнению археологов того времени, считавших, что она кроется под холмом Бунарбаши.

Впечатленный всем, что услышал и увидел в Греции, Шлиман вернулся в Париж и написал свою книгу на английском языке “Итака, Пелопоннес и Троя”. В ней он впервые упомянул, что интересовался историей Греции еще с детства.

После этой книги о древней Трое, жизнь Шлимана внезапно изменила направление. Вместо хаотичных путешествий по миру смысл его жизни приобретает строго определенную направленность. Этот выбор сопровождают два события:

  • первое – он стал доктором философии, что открывает новые горизонты и знакомства в научном сообществе;
  • второе – личное, он наконец хитростью «получил» развод.

Узнав о своей первой неудачной попытке получить американское гражданство, на этот раз он купил дом в Индиане и нашел лжесвидетеля, который подтвердил американским властям, что Шлиман долгое время жил в Америке. Таким образом он достиг заветного гражданства, благодаря которому добился развода с русской женщиной. Об этом знаменательном событии он сделал запись в своем дневнике 30 июня 1869 года.

Раскопки Трои

Официальные раскопки Генриха Шлимана в Трое начались в октябре 1871 года. Разрешение было дано при условии, что все найденное будет передано турецкому правительству.

Для раскопок Шлиман нанял греческих и турецких рабочих. Он называл их именами из греческого эпоса и обязывал их так обращаться друг к другу. Как будто так он призвал на помощь духов древности из Потустороннего мира.

Первые раскопки были сделаны с северо-запада на южную сторону холма. В ноябре впервые было обнаружено медное оружие, а затем и резные каменные блоки.

Раскопки Древней Трои, кадр из фильма «Auf der Jagd Nach dem Schatz von Troja»

Непогода прервала раскопки перед великой находкой – 7 различных исторических слоев. В апреле 1873 года Шлиман также открыл двери в крепостных стенах, которые он считал Скаскими воротами, а комплекс за ними – дворцом Приама. О своем успехе Генрих писал в письмах и статьях в газеты по всему миру и уже в мае заявил, что полностью выполнил свою миссию. Однако в глубине души он понимал, что еще не сделал своего главного открытия.

Некоторые из артефактов, обнаруженных Генрихом Шлиманом на месте древней Трои, выставлены в Музее Южного Кенсингтона в Лондоне

В июне 1873 года он нашел клад, который назвал «Сокровищем Приама». В нем содержалось более 8000 предметов, включая щит и шлем. Шлиман тайно перевез сокровища в Грецию, тем самым нарушив договор с турками. На вершине своей мировой известности он был привлечен к ответственности турецкими властями и был приговорен к штрафу.

После того, как раскопки были приостановлены из-за судебного разбирательства, Шлиман возобновил их в 1879 году с участием французского археолога Эмиля Бюрнуфа и Рудольфа Вирхова, известного немецкого патолога и основателя Немецкого общества антропологии, этнологии и предыстории. Шлиман не прекращал копать до конца своей жизни.

До своей смерти в 1890 году он дважды организовывал раскопки в Трое, работая в Микенах, недалеко от Львиных ворот и внутри цитадели. Было найдено пять или шесть могил в могильных валах, которые, как по его утверждению, принадлежат Агамемнону и Клитемнестре.

Личная жизнь

В молодости, заработав состояние, Шлиман решил заняться обустройством личной жизни и сделал предложение девушке по имени Софи Хеккер. Помолвка по неизвестным причинам была расторгнута незадолго до свадьбы. Вторую неудачу уроженец Виктории потерпел с подругой детства Минной Майнке, ставшей женой немецкого землевладельца.

Не зная, куда потратить накопленные деньги, Генрих, обосновавшийся в Петербурге, перевез в Россию младших сестер и братьев. Но родственники не сумели скрасить одинокое существование и не помогли преодолеть чувство нестерпимой тоски.

Отдушиной стала 18-летняя Екатерина Лыжина, в официальном браке родившая немцу троих детей. Но когда у авантюриста и полиглота появился интерес к археологии, супруга и младшее поколение отошли на второй план, а романтические отношения окончились скандальным разводом.

Embed from Getty ImagesГенрих Шлиман с женой

Вскоре после раздела имущества и улаживания юридических вопросов Шлиман занялся поисками новой спутницы – экзотической красавицы, знавшей произведения Гомера. Знакомые, разделявшие увлечения античным миром, свели бизнесмена с Софьей Энгастроменос.

Жительница Афин, выдержавшая экзамен по литературе и истории, стала второй и последней женой человека, главным открытием которого было местонахождение древней Трои. Со временем в семье, жившей в любви и согласии, появились дети Агамемнон и Андромаха. Немец души не чаял в потомстве и супруге, появлявшейся на публике в украшениях, предположительно принадлежавших Елене Троянской.

Грехи и заслуги

У профессиональных учёных к Шлиману масса претензий. Во-первых, он, как и обещал, буквально «обнажил» холм Гиссарлык. С точки зрения современной археологии это самый настоящий вандализм.

Раскопки должны вестись путём постепенного изучения одного культурного слоя за другим. В шлимановской Трое таких слоёв девять. Однако первооткрыватель в ходе своих работ многие из них уничтожил, смешав с другими.

Во-вторых, «клад Приама» абсолютно точно не имеет отношения к Трое, описанной Гомером.

Клад, найденный Шлиманом, относится к слою, который именуется «Троя II» — это период 2600–2300 гг. до н. э. Слой, относящийся к периоду «гомеровской Трои» — «Троя VII-A». Этот слой Шлиман при раскопках прошёл, практически не обратив на него внимания. Позже сам он признал это в своих дневниках.

Фотография Софии Шлиман в украшениях из «клада Приама». Около 1874 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Но, упомянув о грехах Генриха Шлимана, нужно сказать и о том, что полезного он сделал

Сенсация, в которую он превратил своё открытие, дала мощный толчок развитию археологии в мире, обеспечила приток в эту науку не только новых энтузиастов, но, что весьма важно, финансовых средств

Кроме того, говоря о Трое и «кладе Приама», часто забывают о других открытиях Шлимана. Продолжая упорно верить в точность «Илиады» как исторического источника, в 1876 году Шлиман начал раскопки в греческих Микенах в поисках могилы древнегреческого героя Агамемнона. Здесь археолог, набравшийся опыта, действовал гораздо аккуратнее, и открыл неизвестную к тому времени микенскую цивилизацию II тысячелетия до нашей эры. Открытие микенской культуры не было столь эффектным, зато с точки зрения науки имело куда большее значение, чем находки в Трое.

Впрочем, Шлиман был верен себе: обнаружив гробницу и золотую погребальную маску, он объявил, что нашёл могилу Агамемнона. Поэтому найденный им раритет сегодня известен как «маска Агамемнона».

Фото летних раскопок в Трое 1890 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Русская война

В военную кампанию 1853 года Шлиман — крупнейший производитель и поставщик необходимых для армии вещей, начиная от сапог и заканчивая сбруей для лошадей. Он монополист в производстве краски индиго в России, а синий в это время — цвет русских Военных мундиров. На этом Шлиман строит успешный бизнес, добиваясь получения подряда поставок в русскую армию и устанавливая высокую цену на свои товары во время военных действий.

Но бизнес его легкомысленный: он посылает на фронт сапоги с картонной подошвой, мундиры из некачественного сукна, ремни, провисающие под весом амуниции, пропускающие воду фляги, никуда не годную сбрую для лошадей… Предприниматель быстро обогащается на Крымской войне, но его махинации и обман не могут остаться незамеченными.

Наука

Посещая музеи в европейских столицах, Шлиман заинтересовался прошлым. Он стал с увлечением читать произведения античных авторов, предварительно выучив древнегреческий язык.

Не имея опыта полевых исследований, предприниматель написал диссертацию, посвященную истории древней Трои, и получил степень доктора философии в университете Ростока. Затем, изучив труды археолога Фрэнка Калверта, он отправился в Турцию, чтобы произвести раскопки на предполагаемом месте нахождения крепости, описанной в «Илиаде» и «Одиссее».

В начале 1870-х немец обнаружил остатки античных городов на холме Гиссарлык и нашел сокровища, принятые за клад Приама. Украшения и золотые монеты после скандала, связанного с незаконным вывозом, были выставлены в музее Константинополя и галереях крупных городов.

Embed from Getty ImagesГенрих Шлиман на раскопках древней Трои

Насладившись успехом, осыпанный почестями Шлиман организовал экспедицию в Микены и заметил остатки древних захоронений. Главной находкой конца XVIII века стала посмертная маска, принадлежавшая одному из царей, живших в Элладе во времена Гомера.

В последующие годы российский и американский подданный, чье дело продолжил английский ученый-историк Артур Эванс, неоднократно ездил на территорию Трои. Достижением считалось обнаружение сокровищницы Миния в 1879 году.

Ученик мужиков

Творческого подхода у делам Генриху Шлиману было не занимать, и он использовал его и в деле освоения русского языка. Выучив грамматику, он должен был упражняться в разговорной речи и произношении и решил нанять себе репетиторов. Конечно, носителей языка, то есть русских. Но кого же? Шлиман нанимал себе русского крестьянина, мужика, который не понимал, за что ему барин деньги дает, если он только сидит с ним в карете и слушает его чтение или обсуждает прослушанный текст. Коммерческие дела Шлимана шли хорошо, и ему частенько приходилось ездить по долгим русским дорогам. Вот в таких дорогах, как современные москвичи в метро, Шлиман не терял время, а учил язык.

Авантюрист

Археология шла к тому, чтобы считаться академической наукой, несколько веков. В ее долгой истории были и охотники за сокровищами, и искатели приключений. На стыке науки и авантюры стоял Генрих Шлиман — искатель сокровищ и один из основателей современной археологии в одном лице.

Бурная жизнь немецкого купца была совсем не похожа на биографию ученого. Родившийся 6 января 1822 года в бедной семье, начинавший мальчиком на побегушках у бакалейщика, Шлиман в 24 года становится представителем известной амстердамской компании в Санкт-Петербурге, а еще через несколько лет — успешным купцом первой гильдии, российским подданным и одним из крупнейших поставщиков русской армии в Крымской войне. Авантюрная жилка проявлялась у него не раз. Еще в 19 лет он пытался отправиться в Венесуэлу, но потерпел кораблекрушение, а в 1850 году на несколько лет переселился в США в разгар золотой лихорадки и удвоил свое состояние, ссужая деньгами золотодобытчиков. Все это время он грезил мифами Древней Греции, но никогда не занимался наукой всерьез.

Лишь в 1858 году Шлиман кардинально меняет судьбу, за несколько лет ликвидирует свое предприятие и начинает вести жизнь интеллектуала-путешественника. В возрасте 44 лет он поступает студентом в Сорбонну, изучает филологию и литературу. 15 августа 1868 года, во время поездки по Греции, он встречает британского дипломата Фрэнка Калверта. Их объединяет не только страсть к греческим мифам и к великой «Илиаде» Гомера, но и сам подход к древнему тексту.

Обоих не смущало, что слепой поэт воспел осаду Трои примерно в конце VIII века до нашей эры, в то время как описанные события (если они вообще происходили), происходили на 500 лет раньше. Но Калверт и Шлиман подходили к тексту, который читали в оригинале, буквально. Для них это не поэтическое описание древних легенд, а таинственный ребус, содержащий подсказки, которые нужно только распознать и расшифровать, чтобы найти путь к настоящей Трое. Географические описания, данные в Илиаде, заставляли подозревать, что руины Трои могут быть сокрыты под холмом Гиссарлык на северо-западе современной Турции.

Шлиман взялся за дело с размахом. Начиная с апреля 1870 года он, заручившись разрешением османских властей, буквально прорезает Гиссарлык с яростью искателя сокровищ. Шлиман прокапывает прямо посреди холма огромный ров глубиной в 15 метров, полностью игнорируя верхние слои заселения.

Равнина Троады. Вид с Гиссарлыка. По мнению Шлимана, на этом месте располагался лагерь Агамемнона. Фото октября 2007 года, wikimedia.org

Докопавшись до основания холма, Шлиман понимает, что друг над другом лежат руины не одного, а сразу нескольких древних городов. Когда во втором слое снизу он находит остатки массивных крепостных стен и следы пожара, археологу-самоучке все становится ясно: это, конечно же, может быть только дворец Приама, царя Трои, а следы разрушений, как он уверен, прямо указывают на успешное нападение героев-ахейцев, скрывшихся в знаменитом троянском коне.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий