Биография Говарда Лавкрафта

Дом Стивена Харриса. Провиденс, штат Род-Айленд

Здание, получившее название «Дом Стивена Харриса», находится на Бенефит стрит в Провиденсе и построено в 1763 году. С ним связан один из самых зловещих рассказов Лавкрафта. Это некогда мрачное строение действительно построено на месте старого гугенотского кладбища и мимо него в свое время часто ходил Эдгар Аллан По. Оба этих факта дали богатую пищу для фантазий о кошмарном доме, в котором умирают от жутких болезней целые поколения жильцов. Все заканчивается столкновением с чертовски жутким существом (язык не поворачивается назвать его «монстром») из чуждого нам измерения.

Тем удивительнее тот факт, что этот дом не только сохранился до наших дней, но и является обиталищем обычных представителей среднего класса. Он обшит пошлой желтой вагонкой (что по иронии напоминает о светящейся желтой плесени из рассказа) и вообще выглядит до ужаса безлико. Хотелось бы знать: читали ли его нынешние жители «Зловещий дом», или они берегут себя от лишних волнений? К слову, рассказ был опубликован после смерти писателя — Лавкрафт сам умер от рака, совсем как несчастные жертвы этого дома.

Биография

Когда Говарду было три года, Уилфрида поместили в психиатрическую больницу, где тот находился в течение пяти лет до самой смерти 19 июня 1898.

Лавкрафт был воспитан матерью, двумя тётками и дедушкой (Уиппл Ван Бюрен Филлипс), который приютил семью будущего писателя. Говард был вундеркиндом — читал наизусть стихи ещё в возрасте двух лет, а с шести уже писал свои. Благодаря дедушке, у которого была самая большая библиотека в городе, он познакомился с классической литературой. Помимо классики он увлёкся готической прозой и арабскими сказками Тысячи и одной ночи.

Говард Лавкрафт “Жизнь Чарльза Декстера Варда” Глава 1-2

Все видео

В возрасте 6—8 лет Лавкрафт написал несколько рассказов, большая часть которых к сегодняшнему дню не сохранилась. В возрасте 14 лет Лавкрафт пишет своё первое серьёзное произведение — «Зверь в пещере».

С детства у Лавкрафта бывали кошмарные сны, но управлять ими или проснуться у него не получалось. Существа с перепончатыми крыльями, которых он называл «ночными мверзями», поднимали его в воздух и относили на «мерзкое плато Лэнг». Эти переживания писатель использовал в творчестве. Так, рассказ «Дагон» — это один из таких снов. После пробуждения состояние Лавкрафта было совершенно безумным, но он нашёл в себе силы записать сон. Перечитывая его через несколько дней, он ничего не изменил.

Ребёнком Лавкрафт часто болел, и в школу пошёл лишь в возрасте восьми лет, но через год его забрали оттуда. Он много читал, изучал между делом химию, написал несколько работ (размножал их на гектографе небольшим тиражом), начиная с 1899 года («Научная газета»). Через четыре года он вернулся в школу.

Уиппл Ван Бурен Филлипс умер в 1904 году, после чего семья сильно обеднела и была вынуждена переехать в меньший дом на той же улице. Говарда опечалил выезд, и он даже подумывал о самоубийстве. Из-за нервного срыва, случившегося с ним в 1908 году, он так и не окончил школу, чего сильно стыдился.

Лавкрафт писал фантастику ещё в детстве («Зверь в пещере» (1905), «Алхимик» (1908)), но позже предпочёл ей поэзию и эссе. Вернулся к этому «несерьёзному» жанру он лишь в 1917 году с рассказами «Дагон», затем «Гробница». «Дагон» стал его первым изданным творением, появившись в 1923 году в журнале «Таинственные рассказы» (Weird Tales). В то же время Лавкрафт начал свою переписку, ставшую в итоге одной из самых объёмных в XX веке. Среди его корреспондентов были Форрест Аккерман, Роберт Блох и Роберт Говард.

Сара, мать Говарда, после долгой истерии и депрессии попала в ту же лечебницу, где умер её муж, и там же умерла 21 мая 1921 года. Она писала сыну до своих последних дней.

В 1919—1923 гг. Лавкрафт активно писал, создав за эти годы более 40 рассказов, в том числе в соавторстве.

Небожественные существа

Подземные

Подземные (Chtonians) — милые зверюшки, напоминающие крупных кальмаров и отличающиеся от них удлиненными телами, покрытыми скользкой слизью (эта морфологическая особенность позволяет им легко перемещаться под землей). О Подземных известно, что они живут тысячи лет, ревностно охраняют свое потомство от людей и издают тягучие печальные звуки, по которым легко определить их приближение. Подробнее об этих тварях можно узнать из сборника рассказов Брайана Ламли “Из глубины” (1974).

Глубоководные

Глубоководные (Deep Ones) — рыбо-лягушкоподобные существа, обитающие глубоко в океане. Будучи амфибиями, они неплохо чувствуют себя на суше и иногда выходят к людям. В обмен на человеческие жертвы Глубоководные могут дарить золото, украшения и наполнять сети рыбой. Глубоководные также могут спариваться с людьми, порождая гибридов. В молодости такие дети выглядят совершенно обычно, однако с возрастом они постепенно превращаются в Глубоководных. Их глаза становятся выпученными, веки атрофируются, голова сужается, волосы выпадают, а кожа покрывается чешуей.

Глубоководные поклоняются Дагону и Ктулху. Лавкрафт подробно описал их в романе “Тень над Иннсмаутом”.

Старцы

Старейшие (Elder Things) / Старцы — инопланетяне, населявшие Землю до людей. Представляли собой помесь растения и животного. Старцы строили гигантские города на земле и под водой, воевали с богами (без особого успеха) и, вероятно, произвели на свет тех существ, которые населяют планету и по сей день. Цивилизация Старейших погибла в ледниковый период, их замерзший город в Антарктиде был обнаружен лишь в 1931 году. Подробно описаны в “Хребтах Безумия”.

Старцы первыми пришли из далеких глубин космоса на молодую Землю. В то время они были высокоразвитой в технологическом отношении расой, но использовали свои знания только в случае крайней необходимости. Старцы ушли со своей планеты по причине техногенного кризиса. Считали свою прошлую механистическую цивилизацию пагубной для эмоциональной сферы. Первоначально Старцы населяли только подводные пространства Земли, но впоследствии расселились и на суше.

Ранние поселенцы — Старцы создали первые «местные» живые организмы на Земле, которые затем эволюционировали до современного состояния, а также искусственно отбирали интересные виды и ограничивали развитие вредных, с точки зрения Старцев, видов. Так, прообраз человека и обезьяны — результат селекции, с целью выведения вкусного мяса и в качестве декоративной игрушки. Одним из уникальных видов организмов, созданных Старцами, были шогготы, существа из протоплазмы, способные принимать любую форму по телепатическому приказу, и используемые Старцами для выполнения различных физических работ.

В ходе развития своей цивилизации Старцы были вынуждены сражаться с потомками Ктулху, с Ми-го, с вышедшими из-под контроля создателей Шогготами.

Размножение Старцев происходило спорами, но поощрялось только при заселении новых пространств. Воспитание и образование Старцев было на высочайшем уровне. Как предполагает главный герой романа «Хребты Безумия», строй государства Старцев был социалистическим.

На протяжении длительного времени пребывания на Земле технические и физиологические возможности Старцев угасали. Так, они утратили изначально доступную способность к космическим перелетам и не смогли покинуть Землю, а также потеряли контроль над шогготами.

Одно из наиболее значимых и последних известных наземных поселений Старцев располагалось в Антарктиде. Окруженный горами город процветал на протяжении целых геологических эпох, но со временем изменение климата (сильное похолодание) вынудило Старцев переселиться в согретые геотермальными водами пещеры под ним. Руины города были обнаружены в 1931ом году экспедицией Мискатонского университета. Судя по обнаруженным исследователями трупам Старцев и некоторым другим признакам, вышедшие из-под контроля шогготы всё-таки победили Старцев и заняли даже подводный антарктический город.

Гули

Гули (Ghouls) — существа, некогда бывшие людьми, но превратившиеся в человекоподобных чудовищ, прячущихся от солнца под землю. Причиной такой метаморфозы является людоедство. Вполне логично, что гули сохраняют свои прежние кулинарные пристрастия и питаются человеческими трупами. Подробнее о них можно узнать из романа “Сомнамбулический поиск неведомого Кадата”.

Многообразие существ мифов Ктулху данным списком не ограничивается. В других статьях мы еще поговорим о низших расах, о многочисленных монстрах, локациях и персонажах произведений Лавкрафта.

Древние

Древние (Great Old Ones) — невероятно могущественные существа, предположительно — ровесники Вселенной. Члены мистических сект и культов почитают их как богов. Древние обитают в других звездных системах либо вообще за пределами нашего измерения. Очень вероятно, что многие из них бестелесны, вернее говоря — состоят не из материи.

Их могущество основано на неизвестных человечеству силах, которые традиционно считаются магическими. Оно не безгранично и имеет свои пределы, зачастую распространяющиеся на всю планету. Древние могут влиять на земные дела лишь при определенных астрономических условиях (особое расположение звезд на небе) и лишь тогда, когда им помогают их последователи — культисты.

Ньярлатхотеп

Ньярлатхотеп (Nyarlathotep) — Ползучий хаос, Посланец Азатота, Черный человек. Это божество очень сильно отличается от своих собратьев. В отличие от Хастура, живущего на звездах, или Ктулху, спящего в морской глубине, Ньярлатхотеп полон жизни и активно вмешивается в судьбу мироздания.

Его излюбленная внешность — высокий человек с темными волосами и хорошим чувством юмора. Он говорит на обычном человеческом языке, не имеет своего культа и служит посланником Азатота, реализуя его волю на Земле.

Ньярлатхотепа часто ассоциируют с древнеегипетским богом Сетом, а также ацтекскими божествами: Тецкатлипокой («дымящееся зеркало») и Ксайп Тотеком («человеком без кожи»).

Чистилище святого Патрика. Ирландия

Герои рассказа «Крысы в стенах» 1924 года отправляются в расположенный в британской глуши замок Эксхэм Праэри. Там они выясняют, что фамильная крепость стоит на месте древнего капища. Со времен появления первых людей на Альбионе здесь проходили отвратительные оргии и жертвоприношения. Эстафету зла и непотребства подхватили друиды, а затем римляне и, наконец, нечестивые дворяне из рода Де ла Поер. Однако археологические находки — еще не худшее, что можно найти под фундаментом замка. Сначала герои встречают полчища крыс, затем тварей намного хуже. И, что ужаснее всего, когда-то они были людьми.

Замок Эксхэм Праэри, очевидно, выдуман. Да и Лавкрафт никогда не был в Северной Англии и Ирландии. Однако рассказ отсылает к известной достопримечательности — так называемому «Чистилищу святого Патрика». Это — глубокая пещера, над которой построена часовня. По легенде здесь Патрик нашел вход в Чистилище. Любой паломник, придя сюда, мог испытать посмертные муки, спустившись в неизвестность, а затем подняться, вернувшись в мир живых. Исследователи творчества Лавкрафта считают, что именно Чистилище Патрика вдохновило его на «Крыс в стенах».

Кстати, с дискуссии об этом рассказе началась переписка и дружба Лавкрафта с другим великим современником — Робертом Говардом, создателем Конана-варвара.

Г. Ф. Лавкрафт в России[править]

Знакомство российского читателя с творчеством Лавкрафта произошло в 1991—1993 гг. Ключевую роль этом сыграли 2 группы энтузиастов:

1. Петербургский публицист Евгений Головин и московская переводчица Валерия Бернацкая подготовили 256-страничное собрание рассказов писателя для издательства «Terra Incognita» (1991).
2. Коллектив переводчиков из Екатеринбурга, сформировавшийся вокруг литературного агентства Kubin Ltd, подготовил полное 4-томное собрание сочинений Лавкрафта для издательства «Форум» (1991‒93). В группу входили Игорь Богданов, Василий Дорогокупля, Федор Еремеев и Олег Мичковский. Всего ими было издано 12 книг Лавкрафта в издательствах Москвы, Киева, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Эта же команда ответственна за издание 7-томной Энциклопедии читателя и создание издательства Фабрика комиксов.
В настоящее время сборники Лавкрафта регулярно переиздаются в России по крайней мере тремя крупными издательствами — «Азбука», «АСТ», «Эксмо».

Литературное творчество

Предшественники

Эдгар Аллан По, чьё творчество оказало влияние на Лавкрафта.

К писателям, чьё творчество оказало влияние на Лавкрафта, что можно увидеть по его рецензиям в эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» и из списка, представленного его биографом Сунандом Джоши, в первую очередь нужно отнести: Эдгара Аллана По (рассказ «Падение дома Эшеров»), Эдварда Дансейни, Артура Мейчена (новеллы из романа «Три обманщика»: «Повесть о белом порошке», «Повесть чёрной печати» и повесть «Белые люди»), Алджернона Блэквуда (рассказ «Ивы»), Амброза Бирса («Смерть Хэлпина Фрэйзера»), Лафкадио Хирна, Роберта Чамберса (новелла «Желтый знак» из романа «Король в жёлтом»), Монтегю Родса Джеймса (рассказ «Граф Магнус», также «Чарующие руны»).

Последователи

Август Дерлет

Пожалуй, главным из последователей Лавкрафта как с точки зрения хронологии, так и с позиций преемственности, является Август Дерлет. Несмотря на то, что впоследствии многие авторы обращались к созданному Лавкрафтом пантеону космических богов, именно Дерлет стал создателем и руководителем издательства «Arkham House», в котором публиковались произведения самого Лавкрафта, Дерлета и всех, кто так или иначе соприкасался в своём творчестве с созданными Лавкрафтом мирами. Дерлет также был довольно успешен как писатель, хотя и не мог сравниться по силе воздействия со своим учителем. Однако он был гением издательского дела — книги издательства «Arkham House» того периода в настоящее время являются библиографическими редкостями. К тому же это был редкий случай, когда издательство создавалось под творчество конкретного человека.

Стивен Кинг

Творчество Лавкрафта, повлиявшее на массовую культуру Запада, оставило неизгладимый след на творчестве бесчисленного числа писателей, работавших и работающих в жанре мистики и ужасов. Одним из творческих наследников Лавкрафта является и Стивен Кинг. Наиболее ярким произведением, в котором Стивен Кинг не подражает манере повествования Говарда Лавкрафта, но отдаёт дань таланту последнего, является повесть «Крауч Энд», экранизированная кинокомпанией «TNT» в сборнике киноновелл «Кошмары и фантазии Стивена Кинга». В работах Кинга чётко просматриваются следы влияния творчества Лавкрафта. Так, Роман «Оно» непосредственно отсылает читателя к космическому ужасу, пришедшему из незапамятных времён. Следует однако отметить, что ужас Кинга может быть довольно чётко разграничен на три основные части: космический (Лавкрафт), загробный и научный (Мэри Шелли).

Помимо прочего, действие большинства книг Стивена Кинга происходит в небольших американских городках, что также характерно и для работ Лавкрафта, который считал, что самые страшные вещи творятся в тихих местах.

Произведения Лавкрафта в России

Знакомство российского читателя с творчеством Лавкрафта произошло в 1991—1993 годах. Ключевую роль в этом сыграли две группы энтузиастов:

1. Писатель Евгений Головин и московская переводчица Валерия Бернацкая подготовили 256-страничное собрание рассказов писателя для издательства «Terra Incognita» (1991).

2. Коллектив переводчиков из Екатеринбурга, сформировавшийся вокруг литературного агентства Kubin Ltd, подготовил полное 4-томное собрание сочинений Лавкрафта для издательства «Форум» (1991—1993). В группу входили Игорь Богданов, Василий Дорогокупля, Фёдор Еремеев и Олег Мичковский. Всего ими было издано 12 книг Лавкрафта в издательствах Москвы, Киева, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Эта же команда ответственна за издание 7-томной «Энциклопедии читателя» и создание издательства «Фабрика комиксов».

В настоящее время сборники Лавкрафта регулярно переиздаются в России по крайней мере тремя крупными издательствами — «Азбука», «АСТ», «Эксмо».

В 2006 году интерес к произведениям Лавкрафта в России был сильно подогрет после акции «Вопрос Путину», в ходе которой президенту России задавались вопросы, предварительно отобранные интернет-голосованием. На голосовании неожиданно, в результате флешмоба, победил шуточный вопрос «Как Вы относитесь к пробуждению Ктулху?». После этого образ и имя Ктулху стали гораздо чаще использоваться в Рунете.

Таинственный холм: «Американский Стоунхендж». Салем, штат Нью-Гемпшир.

В 1928 году, незадолго до того, как был написан «Ужас Данвича», Лавкрафт посетил место, известное как «Американский Стоунхендж». Правда, кроме названия он не имеет почти ничего общего со своим британским «аналогом». Разве что эта конструкция тоже сделана из камня и, судя по данным радиоуглеродного анализа, ее могли построить 4000 лет назад, то есть со Стоунхенджем они примерно ровесники.

Другое название этого места — «Таинственный холм». Строения здесь выглядят как череда различных построек из каменных блоков и плит: стены, каирны (что-то вроде камер с выходами) и просто причудливые каменные конструкции. Высказывались различные предположения о том, кто и зачем их построил. Какое-то время считалось, что «Американский Стоунхендж» создали ирландские монахи, бежавшие сюда от викингов. Потом — будто бы это, наоборот, остатки Винланда, колонии скандинавов.

Кто-то из археологов вообще посчитал, что постройки сделаны финикийцами или египтянами. В свою очередь, скептики отметали все это, утверждая, что камни навалены в XIX веке местными фермерами. На самом деле, радиоуглеродная датировка — тоже не идеальный метод. Она дает понять, что 4000 лет назад здесь имела место некая человеческая деятельность. Возможно, основу некогда построили индейцы, а позже европейские колонисты «достроили» ее уже для утилитарных нужд.

Хастур

Хастур (Hastur) — Непроизносимый; Тот, кого нельзя называть. Лавкрафт позаимствовал его у Амброза Бирса (рассказ «Пастух Гаита»), где Хастур был покровителем пастухов — сугубо доброй сущностью, в отличие от той злобной твари, которая появилась на страницах рассказа Лавкрафта «Шепоты во мраке».

Говард Лавкрафт, прочитав «Жёлтый знак» Чемберса в 1927 году, высоко оценил рассказ и решил совместить использованную британским писателем символику со своими мифами Ктулху. В результате он создал «классический» образ Хастура как одного из Древних Богов, являющегося в обличье чёрного вихря и способного похищать душу и рассудок того, кто увидит его.

Вероятно, единственное произведение Лавкрафта, в котором Хастур действует непосредственно — это рассказ «Обитающий во мраке», где, кроме того, упоминается о культе его последователей и неком их священном предмете — «сверкающем трапециоэдре», способном вызывать Хастура. Также имя этого божества встречается в рассказе «Шепчущий во тьме», где вновь говорится о существовании культа его почитателей и вскользь упоминается Жёлтый Знак из одноимённого рассказа Чемберса. Лавкрафт не описывал роль Хастура в изобретённом им пантеоне сколько-нибудь подробно.

Согласно мифам Ктулху, любой желающий мог вызвать Хастура, произнеся его имя три раза (отсюда и все вышеуказанные прозвища). Внешность этого божества аморфна, но перед людьми он предстает в стандартном «ктулхианском» виде — нечто, напоминающее гигантского осьминога.

Шуб-Ниггурат

Шуб-Ниггурат (англ.Shub-Niggurath), также Чёрная коза Лесов с Тысячным Потомством (иначе Чёрная коза Лесов с Тысячью Младых, “Iä! The Black Goat of the Woods with a Thousand Young!”) — персонаж мифического пантеона, классифицируется как “божество извращённой плодородности”, выдуманного Говардом Лавкрафтом.

Впервые упоминается в его рассказе «Последнее испытание» («The Last Test», 1928). У самого Лавкрафта ни разу не описывается, в отличие от его продолжателей, но неоднократно поминается в заклинаниях и воззваниях. Шуб-Ниггурат описывается как туманная, облакоподобная масса cо множеством длинных, чёрных щупалец, роняющими слизь ртами и короткими козлиными ногами. Её сопровождают множество порождённых ею мелких монстрообразных существ, которых она постоянно извергает из себя, а затем снова пожирает и переваривает.

Из всех существ мифического пантеона Мифов Ктулху, культ Шуб-Ниггурат описывается как наиболее распространённый. Возможно, потому, что изо всех Древних она единственная, кто проявляет некоторую благосклонность к своей пастве: например, именно она дала жрецу Т’юогу свиток с заклинанием, долженствующим повергнуть Гатаноа. Ей поклоняются даже внеземные Ми-го. Проведя должным образом обряд, можно вызвать Шуб-Ниггурат в любом лесу в новолуние, причём иногда она является в образе прекрасной женщины.

В произведении «Тварь на Пороге» главный герой пересказывает молитвы оккультистов, на которых он невольно побывал:

В произведении «Ужас в музее»тоже используется подобный оборот:

Также в произведении “Окно в мансарде”:

Иоганн Генрих Фюссли (Генри Фюзели) (1741-1825)

“Любой маляр, рисующий журнальные обложки, может выплеснуть на холст ведро краски и назвать это кошмаром, шабашем ведьм или даже портретом самого дьявола, но лишь подлинный мастер способен создать произведение, которое окажется по-настоящему пугающим и действительно, что называется, возьмет вас за живое. И это потому, что лишь настоящий художник знает во всех мельчайших деталях анатомию ужасного или психологию страха, только ему одному ведомо, какими линиями и пропорциями связаны мы со скрытыми, потаенными инстинктами или наследственными воспоминаниями о страшном, и какими именно цветами, контрастами и подсветками добиться нужного эффекта, способного пробудить в нас дремлющее ощущение чего-то странного, непонятного и зловещего. Не мне вам объяснять, почему Фюзели заставляет нас по-настоящему содрогаться, тогда как фронтиспис из какого-нибудь дешевого рассказа про привидения вызывает всего лишь смех”. (“Модель для Пикмэна”, 1926 г.) 

Мегалитические руины Нан-Мадол. Микронезия

В 1926 году (за два года до написания «Зова Ктулху») США и Европу облетела информация о затерянном посреди Тихого океана острове, где нашли огромные мегалиты. Точнее, целый заброшенный город: дворцовые комплексы, храмы, «виллы» элит. И все это из мощных колонн базальта, при том, что местное население едва вылезло из каменного века и его слишком мало для постройки такого чуда.

Позже ученые узнают, что архипелаг Нан-Мадол был лишь частью местной протоимперии, а этот комплекс был религиозным центром и строился сотни лет подряд усилиями всего государства. Да и было это не так давно: последние монолиты возведены в XV веке. Известна даже династия, затеявшая это строительство: Сауделер (как раз в XV веке она потеряла свою власть). В общем, когда-то в Тихом океане кипела жизнь и цивилизация, строились протоимперии и первые города. Просто современники Лавкрафта об этом не знали.

Сам Говард Лавкрафт высказал фантастическое предположение в своем духе: мегалиты Понапеи построены десятки тысяч лет назад неизвестной расой и являются лишь малым осколком Р’льеха — того самого ушедшего на дно города, где спит Ктулху. Неевклидова геометрия этого места сводит с ума, а само оно, к счастью для нас, поднявшись, снова ушло под воду. Так невежество и конспирологические теории 1920-х подарили нам один из самых ярких образов мифологии Ктулху.

Ктулху

Ктулху (Cthulhu) — самый известный из монстров Лавкрафта, созданный самим автором. Насчет произношения его имени существуют разные мнения. Сам писатель говорил, что имя этого божества уходит корнями в некий древний язык, совершенно чуждый для людей. Наиболее близким вариантом произношения, согласно Лавкрафту, является: «Кхлул’Хлуу».

Ктулху — злой бог, который покоится в затонувшем городе Р’Льех и ждет своего часа, когда звезды примут нужное положение и он вернется к жизни, чтобы сеять хаос и разрушения. Он же – брат Древних и погонщик Их рабов.

Внешность Ктулху известна всем поклонникам творчества Лавкрафта — это гигант (он смог преследовать корабль в Атлантическом океане, стоя в воде) человекоподобной формы со скользкой чешуйчатой зеленой кожей и когтями на руках (предположительно — и ногах). Его голова напоминает осьминога — череп лишен волос, а вокруг рта растут многочисленные щупальца. В довершение этой милой картины, на спине у Ктулху имеются два крыла, как у летучей мыши.

В Мифах Ктулху описывается древняя религиозная традиция поклонения (культа) Ктулху. Согласно Лавкрафту, почитатели культа присутствуют в самых разных уголках Земли; в частности, и среди эскимосов Гренландии, и среди жителей Луизианы. Во время обрядов служители культа устраивают человеческие жертвоприношения, беснуются и читают мантру «Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн», что приблизительно означает «В глубине вод под Р’льехом покоится Ктулху, дожидаясь своего часа».

Ктулху способен воздействовать на разум людей, но его способности заглушаются толщей воды, так что подвластными ему остаются только сновидения особо чувствительных людей. В «Зове Ктулху» сны, напускаемые Ктулху, ужасают видевших их и порой доводят до сумасшествия. Вся история человечества есть лишь миг для Ктулху. Почитатели Ктулху убеждены в великом могуществе своего идола, и гибель цивилизации представляется им весьма вероятным, хотя и незначительным, последствием пробуждения Ктулху.

Ктхулла (Cthulla) — Тайная дочь Ктулху. Как ясно из ее второго имени, эта юная (по космическим меркам) дама — родная дочь самого Ктулху. Будучи полной копией своего папочки, она прячется в некоем потайном месте под названием Ютх (Yth). Ее предназначение — возродить Ктулху в том случае, если он погибнет. В связи с этим она представляет большую ценность для отца — Ктхуллу тщательно охраняют его слуги.

Детство и юность

Говард родился 15 марта 1937 года в столице Рот-Айленда – Провиденсе. Этот город с хаотично расположенными улочками, многолюдными площадями и готическими шпилями часто встречается в произведениях Лавкрафта: на протяжении всей жизни гений литературы остро тосковал по родине. Писатель рассказывал, что род его происходит от астронома Джона Филда, жившего в эпоху Елизаветы I и познакомившего Соединенное Королевство с трудами Николая Коперника.

Детство юного Говарда было своеобразным. Тихий и умный мальчик рос до двухлетнего возраста в пригороде Бостона и воспитывался в семье ювелирного коммивояжера Уинфилда Скотта, который лишился рассудка и сошел с ума. Уинфилда поместили в психиатрическую больницу, где тот вскоре скончался, а Сара Сьюзан с двухлетним сыном на руках переехала в трехэтажный дощатый дом своих родственников на Энджелл-стрит, 454.

Портрет Говарда Лавкрафта

Коттедж принадлежал дедушке Лавкрафта Уипплу Вану Бурену Филлипсу и его жене Роби, которые слыли заядлыми книгочеями и держали большую библиотеку. Также в их распоряжении было несколько слуг, фруктовый сад с фонтаном и конюшня с тремя лошадями. О такой роскоши можно было только мечтать, однако в жизни маленького Говарда было не все так гладко. Душевная болезнь Уинфилда передалась Сьюзан: потеряв супруга, она стала одержима идеей, что Говард – это все, что у нее есть.

Поэтому Сьюзан не отходила от своего горячо любимого чада ни на шаг, стараясь выполнять даже самые причудливые капризы сына. Да и дедушка любил побаловать маленького внука, во всем потакая ему. Мать Говарда обожала одевать мальчика в девчачью одежду. Примечательно, что родительница Эрнеста Хемингуэя тоже покупала своему отпрыску платья и резинки для волос.

Говард Лавкрафт в детстве

Такое воспитание не помешало вундеркинду Говарду, который начал декламировать стихотворения, едва ли научившись ходить, пристраститься к литературе. Лавкрафт днями и ночами сидел в дедушкиной библиотеке, перелистывая книги. В руки юноши попадали не только классические произведения, но и арабские сказки: он с удовольствием читал истории, рассказанные Шехерезадой.

Первые годы Говард получал домашнее образование. Так как мальчик обладал слабым здоровьем, он не мог посещать учебное заведение, поэтому физику, химию, математику и литературу ему пришлось осваивать самостоятельно. Когда Лавкрафту исполнилось 12, он, к своему счастью, снова стал ходить в школу, но это продолжалось недолго. Дело в том, что в 1904 году Уиппл Ван Бюрен Филлипс скончался, из-за чего семья лишилась основного источника дохода.

Следовательно, Лавкрафту вместе со своей матерью, еле сводящей концы с концами, пришлось переехать в домик поменьше. Смерть дедушки и выезд опечалили Говарда, он погрузился в глубокую депрессию и даже подумывал свести счеты с жизнью. В конечном итоге автор «Дагона» так и не получил аттестата о среднем образовании, чего стыдился всю жизнь.

Кладбище Коппс-Хилл. Бостон, Массачусетс

Когда Лавкрафт писал рассказ «Модель для Пикмана» в 1927 году, кладбище на Коппс-Хилл в Бостоне уже было полузаброшенным. Место это очень старое, хоронить здесь начали еще в 1659 году. Ассиметрично покосившиеся могильные камни, атмосфера запустения и тревоги, мутные личности, шастающие здесь по ночам — со времен Лавкрафта здесь почти ничего не поменялось. Идеальное место для вдохновения!

По сюжету рассказа главный герой, изучающий трущобы северного Бостона, находит гениального, но, как позже окажется, спятившего художника. Его образы богохульны, а созданные им на холсте твари ужасающе-правдоподобны. Секрет этой реалистичности даже не будет спойлером — любому современному читателю почти сразу становится ясно, что Пикман рисовал пожирающих человечину гулей с натуры. И один из них даже заперт в колодце в затхлых катакомбах, которые художник избрал своим рабочим кабинетом. Но заперт ли он на самом деле?

К слову, в рассказе сами гули с интересом изучают попавший в их лапы современный Лавкрафту «Путеводитель по Бостону» — еще одна вещь, которой вдохновлялся писатель.

Дом Сэмуэля Б. Мамфорда, также известный как «Дом Лавкрафта». Провиденс, Род-Айленд

В этот написанный незадолго до смерти рассказ Лавкрафт вложил много личных переживаний. Во-первых, его герой Роберт Блейк — это отсылка к другу и коллеге, писателю Роберту Блоху, автору романа «Психо». Во-вторых, описания захватывающих видов из окна Лавкрафт делал с натуры — эта картина открывалась перед ним каждый вечер. Иными словами, в «Обитающем во Тьме» он описал собственный дом, свое последнее в жизни пристанище. Как и сам Лавкрафт, герой этого рассказа умер от чего-то невыразимо ужасного и в одночасье сгубившего его изнутри.

Если не считать того, что одним из его многочисленных хозяев был мастер хоррора, дом Сэмуэля Б. Мамфорда можно назвать довольно заурядным для Провиденса местом. Единственная необычная деталь его истории: когда-то он был перемещен с Колледж-стрит на Проспект-стрит. Он мешал расширению университета Брауна, и целое здание переместили подальше. Так что тот самый вид из его окон мы уже никогда не увидим.

Биография Говарда Филипса Лавкрафта

Говард Филипс Лавкрафт родился в 1890 году в Провиденсе, штат Род-Айлэнд, США, где он провел большую часть своей жизни. Говард был единственным ребенком в семье Винфилда Скотта Лавкрафта и Сары Сьюзан Филипс. Детство мальчика было эмоционально тяжелое.

Его отец работал коммивояжером в ювелирной компании. Но когда мальчику было семь лет, Винфилд заболел душевным расстройством и окончил свои дни в психиатрической больнице. Мать мальчика, дочь состоятельного бизнесмена, также обладала весьма изменчивым и неуравновешенным характером.

В раннем возрасте Говард страдал ночными кошмарами, что впоследствии отразится в литературных произведениях будущего писателя.

Говард Филипс, сообразительный и умный по своей натуре, уже в возрасте трех лет научился читать. Дедушка по материнской линии оказал большое положительное влияние на мальчика, привил ему интерес к классической литературе, а также физике, химии и астрономии. В очень юном возрасте Говард заинтересовался греческой мифологией, готическими таинственными рассказами и восточными сказками.

В 1904 году, после смерти любимого дедушки, семья стала испытывать серьезные финансовые трудности, что привело к смене места жительства. Данные обстоятельства способствовали тому, что Говард испытал нервный срыв, в результате чего он так и не смог окончить школу.

Позже Лавкрафт занялся написанием стихов и продолжил изучение астрономии. Он публиковал свои поэмы и эссе в различных журналах. Говард Филипс вступил в Национальную ассоциацию любительской прессы, которая вывела его из затворнического образа жизни. В дополнение к публикации стихов и эссе, Говард приступает к выпуску коротких фэнтэзи-рассказов. В это время его мать заболевает нервным расстройством и попадает в психиатрическую клинику, в которой и скончалась в 1921 году. В дальнейшем Говард вел активную творческую деятельность, которую нельзя назвать финансово успешной.

Сам писатель умер от продолжительной болезни 15 марта 1937 года в родном Провиденсе.

Джон Мартин (1789-1854)

“Под руководством Лавмэна я искал гравюры Мартина в Нью-Йоркской Публичной библиотеке и был приведен в восторг мрачно грозовой, пророчески величественной и катастрофически неземной властью того, кто, как мне казалось, поддерживал сущность космической тайны… Чувствовалось, что он был Мильтоном среди художников… Ночь; большие пустынные залы с колоннами; нечестивые пропасти и богохульные потоки; террасные титанические города на далеком полубожественном фоне, где сияет свет незнакомого людям неба; вопящие орды смертных, которых уносит вниз, в обширные пустоши и циклопические водовороты, где протекают Флегетон и Ахерон; лишь эти доминирующие впечатления уносят от исследования ряда гравюр Мартина”. (Винсенту Старрету, 10 января 1928 г.) 

Поэзия[править]

«Когда встарь Боги Землю создавали,
Юпитера обличье Человеку дали.
Вслед сотворили меньший ранг зверей —
Но непохожи вышли на людей.
Связать с людьми, исправить сей изъян,
Замыслили с Олимпа Боги план:
С людской фигурой тварь изобрели,
Порок вложили, негром нарекли».
When, long ago, the gods created Earth
In Jove’s fair image Man was shaped at birth.
The beasts for lesser parts were next designed;
Yet were they too remote from humankind.
To fill the gap, and join the rest to Man,
Th’Olympian host conceiv’d a clever plan.
A beast they wrought, in semi-human figure,
Filled it with vice, and called the thing a Nigger.

Дагон

В реальности Дагон был божеством зерна и земледелия (dagan, иуд. — зерно), почитаемым северо-западными семитскими племенами. Упоминания о нем встречаются даже в Библии — например, в пятой главе первой книги Царств.

Некоторые исследователи также считают, что Дагон был покровителем рыболовов и поэтому изображался как бородатый мужчина с рыбьим хвостом вместо ног. Последнее, видимо, и вдохновило Лавкрафта на создание пугающего образа подводного божества, впервые появившегося в романе «Тень над Иннсмутом» (1936).

Наряду с его супругой Гидрой, Дагон является непосредственным покровителем Глубоководных, которые почтительно именуют их Отец Дагон и Мать Гидра. Выглядит Дагон аналогично Глубоководным (гуманоид с чертами рыбы и амфибии), но отличается гигантскими размерами. Дагон упоминается в нескольких произведениях Г. Ф. Лавкрафта, в том числе, в качестве действующего лица в рассказе «Дагон».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий