Биография Леонида Мартынова

Кассовый успех картины

Но наибольшую популярность и известность Сергею Мартынову принес фильм «Ларец Марии Медичи». Кассовый успех картины был обеспечен. Более 23 миллионов зрителей с интересом следили за поисками пропавших сокровищ. По роману Е. Парнова была снята увлекательная картина. В Ленинграде внезапно исчезает бизнесмен и антиквар Савиньи, впоследствии выясняется, что его убили. Инспектор Люсин выясняет не только причины совершенного преступления, ему приходится исследовать тайны прошлого, загадку антикварного ларца. Из настоящего картина переносит нас в далекое прошлое, погружает в историю со спрятанными священными сокровищами, ставшими причиной раздора и борьбы.

И в том – искусства торжество!

(1905 – 1980)

Из книги судеб. Леонид Николаевич родился 9 (22) мая 1905 года в Омске в семье техника путей сообщения, детство провёл на Великом Сибирском железнодорожном пути, в служебном вагоне отца.

В 1921-м ушёл из пятого класса школы, сменил множество занятий (от сельского книгоноши до члена геолого-разведочной экспедиции). В конце 1920-х – начале 1930-х в качестве корреспондента сибирских газет и журналов много ездил по Сибири и Казахстану. Опубликовал несколько очерковых книг. Его первые стихи печатались в омском журнале «Искусство», в журналах «Сибирские огни», «Сибирь», газетах «Омский водник», «Рабочий путь». Ранние стихи и поэмы Мартынова («Звериха», 1925; «Золотая лихорадка», 1926) противопоставляют дерзость мечты и чувство «праистории», связанное с поэтическим восприятием величественного и древнего простора Сибири, мещанско-обывательскому миру горожан времён НЭПа. В эти же годы у Мартынова пробуждается интерес к прошлому Сибири в его конкретных историко-бытовых деталях (поэмы «Старый Омск», «Адмиралтейский час», 1924; «Сестра», 1939).

Историческому прошлому «азиатской» России (с проекцией в настоящее) посвящён своеобразный цикл сюжетных поэм «Патрик» (1935), «Правдивая история об Увенькае» (1935–1936), «Рассказ о русском инженере» (1936), «Тобольский летописец» (1937), «Искатель рая» (1937), «Волшебные сады» (1938), «Исповедь Елтона», «Сказка про атамана Василия Тюменца», «Домотканая Венера» (все – 1939), баллад «Бусы», «Пленный швед», «Ермак» и др. Поэмы отличаются изощрённой фабулой, великолепным знанием фольклорного и историко-бытового материала, масштабностью историко-философского фона. «Я ощущал прошлое на вкус, цвет и запах», – говорил поэт.

Поэмы написаны в оригинальной стихотворной манере: классический размер передан длинной прозаизированной строкой, что наряду с естественными интонациями диалога приближает ее к гибкой форме народного раёшника. Своеобразными комментариями к поэмам являются художественно-исторические очерки в прозе «Крепость на Оми» (1939) и «Повесть о Тобольском воеводстве» (1945).

Стержневой мотив лирических стихов Мартынова тридцатых годов – сказочно-фантастическая тема Лукоморья, нашедшая завершение в сборнике с одноимённым названием (1945). Заимствованный из новгородских сказаний образ Лукоморья (Обской губы) символически многогранен. Поэт рассматривал свои произведения как единую стихотворную повесть о легендарной стране счастья. Послевоенная критика резко осудила «лукоморский» цикл за «вневременность» и «аполитичность», что привело к почти десятилетнему перерыву в публикации стихов поэта.

Со второй половины 1940-х гг. лирическое творчество Мартынова вступает в пору расцвета («Седьмое чувство», «Земля», «Мир»). Для героя его лирики тех лет характерно радостное ощущение внутренней свободы, желание взять на себя ответственность за судьбы мира и человечества («Мне кажется, что я воскрес…», «Царь Природы», «Дедал», «Люди», «Радиоактивный остров», «Европа», « Свобода»).

Стихи Мартынова аллегоричны. Многие из них посвящены смене времён года, природе в её вольно-стихийных и тревожных проявлениях. Описания природы иносказательно раскрывают мысль поэта о неизбежности обновления бытия и человеческих отношений («Вода», «Август», «Клинок», «Градус тепла», «Дуб», «Декабрь», «Дрёма луговая»). Предельно обобщённая форма выражения мысли и чувства сообщает стихам Мартынова поистине космический масштаб («Природа», «Гимн Солнцу», «Северное сияние», 1965). «Гордость за нашего современника, творящего, мыслящего, идущего непроторёнными путями, делающего чудеса и достойного этих чудес, составляет краеугольный камень творчества Л. Мартынова», – писал В. Луговской.

Начало жизненного пути

Малая родина мэтра российского кинематографа – город Иваново. Третий сын в семье Мартыновых родился в победном 1945 году. Послевоенная обстановка, когда государство еще не оправилось от причиненных войной разрушений и не восстановило экономику, не предполагала особого достатка в советских семьях. Длинные очереди за продуктами на всю жизнь остались в памяти актера.

Родители будущей звезды занимались педагогической деятельностью. Папа Леонид Николаевич Мартынов – слабовидящий, инвалид по зрению. Однако проблемы со здоровьем не мешали активному, общительному человеку трудиться во Всесоюзном Обществе слепых и участвовать в работе любительского драматического театра. Сын смотрел все спектакли с участием главы семейства, и был до глубины души очарован необычной, праздничной атмосферой театра.

Однажды мальчик побывал на представлении гастролирующего кукольного театра, и загорелся идеей создать у себя дома такой же. Он смастерил кукол и декорации, и показывал родным и друзьям спектакли по пьесам собственного сочинения. Увлечение драматическим искусством постепенно набирало обороты. В школьные годы Андрей был активным участником всех праздничных концертов и творческих конкурсов. После того, как юный артист потрясающе выступил с инсценировкой по рассказу Чехова «Канитель», учителя заговорили о явном таланте, и настоятельно рекомендовали развивать способности на профессиональном уровне.

В 1961 году в Иваново на гастроли приехал МХАТ. Шестнадцатилетний юноша набрался смелости, и напросился к мэтрам сцены Алексею Грибову и Николаю Алексееву на слушания. Выразительное чтение монолога произвело впечатление на профессионалов, и они посоветовали молодому человеку сдать экзамены в Школу-студию МХАТ. Ободренный хвалебными отзывами, Андрей поехал в Москву. Однако поступить в театральное училище с первого раза не удалось.

Андрей Мартынов в юности

Юноша вернулся в родной город, год проработал каменщиком, а затем повторил попытку. Документы он подал в ГИТИС, с успехом прошел отборочный конкурс, и был зачислен на курс Павла Хомского. После второго семестра Андрею пришлось прервать учебу – юношу призвали в армию. Службу молодой боец проходил сначала в Воронеже, а затем – в воинской части, дислоцирующейся в Узбекистане. После демобилизации вернулся к учебе, и в 1970 году получил диплом о высшем образовании.

Зачастую карьера начинающего исполнителя берет старт с незначительных ролей, не оставляющих особой памяти. Андрею Леонидовичу посчастливилось начать свою творческую биографию с подлинного шедевра – экранизации повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие». Режиссер Станислав Ростоцкий изначально в главной роли видел Юматова. Однако в ходе проб стало ясно, что артист с утонченной внешностью и интеллигентной подачей не вписывается в сюжетные рамки. Нужен был особый типаж – русский мужик, крепкого телосложения, неяркой внешности, с незамысловатыми манерами и простой речью.

В фильме «А зори здесь тихие» (1972)

С подачи помощника режиссера позвали на пробы Мартынова. Несмотря на то, что начинающий актер был немного робок на сценической площадке, режиссер увидел в нем потенциал, и утвердил на роль старшины Васкова. Бонусом выданное молодому исполнителю доверие, он с лихвой оправдал. Мартынов создал практически гениальный образ, в достоверности которого не возникает ни тени сомнения

Зрители видят на экране настоящего русского воина, прекрасного и отважного человека, действия которого вызывает уважение и гордость соотечественников

В 1972 году картина вышла на экраны страны, и имела оглушительный успех. У миллионов зрителей появился новый кумир, за творческой судьбой которого они стали наблюдать с большим интересом. Долго ждать новых блестящих работ не пришлось. Через год актер предстал в роли Кирьяна в картине «Вечный зов». Герой Мартынова, согласно сценарию, не был главным действующим лицом, но благодаря таланту исполнителя, стал ключевым и любимым зрителями персонажем.

В сериале «Вечный зов»

История жизни Леонида Николаевича Мартынова

В 1954 году в сборнике «Разговор перед съездом» появилась статья Ильи Сельвинского «Наболевший вопрос». Говоря о советских поэтах, Сельвинский упомянул Мартынова «Вот Леонид Мартынов – человек, постигший тайну скрипичного волшебства. Мы, поэты, очень любим его чудесную «Кружевницу», его тонкое стихотворение «След», незаурядные русские пейзажи. После таких стихов чувствуешь себя благороднее, возвышеннее, счастливее. Хочется быть лучше и чище, потому что приобщился к какой-то большой духовной красоте. К сожалению, широкий читатель знает главным образом переводы Мартынова, о собственных же его стихах имеет слабое представление…» Статья эта послужила первым шагом к возвращению поэта из забвения.

«Мартынов, – вспоминал Илья Эренбург, – разговаривал мало и в жизни бывал незрячим, скажу даже – косноязычным. Однажды я его познакомил с Пабло Нерудой. Мартынова чилийский поэт изумил, как явление природы, а ливни, засуха, таяние снегов, ветер всегда его изумляли. Он написал стихи о Неруде и показал его таким, каким он изображался в газетных статьях – богатырем, мифическим Баяном. А Неруда понял Мартынова «Настоящий поэт – перед его глазами второй мир – искусства». Мартынова после 1946 года не печатали. Он продолжал писать стихи, вынимая из карманов смятые листочки, читал мне, и каждый раз я дивился его поэтической силе метеорология становилась эпопеей. А он рассеянно пил чай и отвечал невпопад на вопросы. То были годы расцвета его творчества. В 1955 году Мартынову исполнилось пятьдесят лет. Молодые поэты добились устройства его вечера в Доме литераторов и читали его стихи. Из старых писателей был, кажется, только я. Потом выступали представители литературных кружков московских заводов, железнодорожники. Все они говорили, что переписанные стихи Мартынова помогли им понять современную поэзию. Судьба поэта изменилась…»

В 1955 году вышел сборник Мартынова – «Стихи». Эта небольшая книжка мгновенно стала популярной. О полузабытом поэте заговорили, в одно мгновение он стал знаменитостью. «Что такое случилось со мною – удивлялся он сам. – Говорю я с тобою одною, а слова мои почему-то повторяются за стеною, и звучат они в ту же минуту в ближних рощах и в дальних пущах, в близлежащих людских жилищах и на всяческих пепелищах, и повсюду среди живущих. Знаешь, в сущности, это не плохо! Расстояние не помеха ни для смеха и ни для вздоха. Удивительно мощное эхо! Очевидно, такая эпоха».

В 1966 году книга стихов Мартынова «Первородство» была удостоена Государственной премии РСФСР, в 1974 году книга стихов «Гиперболы» – Государственной премии СССР.

«Я никогда не видел Мартынова пишущим, – вспоминал один из близких ему людей. – Естественно, что, встречаясь с друзьями, он давал себе волю отдохнуть, занять ум непринужденной беседой, а то и просто шутливой болтовней. Но, разговаривая о чем угодно, он нет-нет да и сворачивал к тому, что всего сильнее занимало, а это всегда была очередная работа, самая неотложная, лучшая, наиглавнейшая. Многие сюжеты будущих новелл он, очевидно, специально проговаривал заранее, как бы прикидывая, с какого боку это удобнее положить на бумагу. Иногда пересказывал уже существующее в набросках. При этом по ходу пересказа к произведению добавлялись какие-то неожиданные штрихи и детали. И наконец, Леонид Николаевич нередко зачитывал вслух черновые варианты почти готовых вещей. Нина Анатольевна обычно против этого возражала, полагая, что автор слишком торопится и докучает гостю. «А ты думаешь, что я должен читать другу только шедевры! – не соглашался поэт. – Почему я не могу поделиться с ним своими сомнениями Пусть откровенно выскажется, как идет дело…»

20 августа 1979 года умерла жена Мартынова.

«После кончины Нины Анатольевны, – писал его друг Л. Лавлинский, – что-то начало неотвратимо разрушаться и в характере поэта. Его скорбь и долголетние болезни приняли слишком жизнеопасную форму. Его нужно было буквально спасать от гибели. При нем, правда, почти неотлучно дежурила Галина Алексеевна Сухова – врач, на протяжении многих и многих лет лечившая эту семью. Отношения трех людей давно уже переросли в прочную и нежную дружбу, и не случалось праздника, чтобы я не заставал в доме поэта Галину Алексеевну. Мне даже известно, и думаю, что я вправе об этом сказать за несколько дней до кончины Нина Анатольевна, предчувствуя ее приближение, наказывала Суховой не оставлять поэта заботой. Завещание это было выполнено…»

Биография

Родился 9 (22) мая 1905 года в Омске в семье гидротехника путей сообщения Николая Ивановича Мартынова и дочери военного инженера-кантониста, учительницы Марии Григорьевны Збарской. Сибирский род Мартыновых идёт от «владимирского коробейника-книгоноши Мартына Лощилина, осевшего в Семипалатинске».

Дебютировал в печати в 1921 году заметками в омских газетах «Сигнал», «Гудок», «Рабочий путь». Первые стихотворения были напечатаны в сборнике «Футуристы», изданном в походной типографии агитпарохода «III Интернационал». Входил в футуристическую литературно-художественную группу «Червонная тройка» (1921—1922), куда входили также В. Уфимцев, В. Я. Шебалин и Н. А. Мамонтов. В конце 1921 года вслед за Н. А. Мамонтовым уехал поступать во ВХУТЕМАС, однако оба они вскоре вернулись из-за неустроенности быта. Став в 1924 году разъездным корреспондентом газеты «Советская Сибирь» (Новониколаевск), Мартынов исколесил всю Западную Сибирь и Казахстан. Участвовал в геологических экспедициях. В 1927 году редактор «Звезды» Н. С. Тихонов напечатал стихотворение «Корреспондент» — первая публикация за пределами Сибири. В 1930 году в Москве вышла первая книга Мартынова — очерки о Прииртышье, Алтае и Казахстане «Грубый корм, или Осеннее путешествие по Иртышу» (Москва, «Федерация», 1930). В 1932 году сдал в редакцию «Молодой гвардии» книгу «новелл о любви и ненависти в годы начала социалистической перестройки», которую так и не напечатали и которая считается ныне пропавшей.

В 1932 году был арестован по обвинению в контрреволюционной пропаганде и осуждён по делу так называемой «Сибирской бригады» по статье 58/10 УК РСФСР к высылке на три года в Северный край. (Реабилитирован прокуратурой СССР 17 апреля 1989 года посмертно). Административную ссылку провёл в Вологде, где жил с 1932 до 1935 год. Работал в местной газете «Красный Север», где и встретился с будущей женой, Ниной Поповой. После ссылки они вдвоём вернулись в Омск.

Началом «настоящей литературной известности» поэт называл публикации «Увенькая» и «Тобольского летописца» в «Сибирских огнях» В. Итина в 1936 г. По словам поэта, Вивиан Итин сыграл большую роль в его жизни: «…Нас объединяли многие творческие и, я бы сказал, политические, государственные интересы».

В 1939 году к Мартынову пришла литературная известность: вышла книга «Стихи и поэмы» (Омск, 1939). Поэмы с исторической сибирской тематикой заметил и оценил К. М. Симонов в рецензии «Три поэмы» («Литературная газета», июль 1939). На следующий год вышли исторический очерк об Омске «Крепость на Оми» и книги «Поэмы» (вышли одновременно в Москве и Омске).

В 1942 году благодаря хлопотам писателя А. Калинченко был принят в СП СССР. В 1943 году К. М. Симонов предложил своё место фронтового корреспондента в «Красной Звезде». Мартынов вернулся в Омск «за вещами», но был тут же призван в армию, в Омское пехотное училище. По состоянию здоровья был освобождён от военной службы, и служил как литератор — писал историю училища.

Сборник «Лукоморье», «зарезанный» А. А. Фадеевым, усилиями нового председателя Союза писателей СССР Н. С. Тихонова вышел в 1945 году. В феврале 1946 года Л. Н. Мартынов переехал в Москву.

В декабре 1946 года в «Литературной газете» вышла разгромная статья В. М. Инбер о книге стихов «Эрцинский лес» (Омск, 1946). После резкой критики и «проработки» в Москве, Омске и Новосибирске тираж книги был уничтожен, и доступ к печати закрылся на девять лет. Всё это время поэт писал «в стол» и зарабатывал переводами.

Переводил на русский язык стихотворения английских (Ч. Дибдин, А. Теннисон), чешских (Ян Неруда), чилийских (Пабло Неруда), венгерских (Э. Ади, А. Гидаш, Д. Ийеш, Ш. Петефи, И. Мадач, А. Йожеф), литовских (Э. Межелайтис), польских (Я. Кохановский, А. Мицкевич, Ю. Тувим, Ю. Словацкий, Ю. Пшибось, А. Важик, Ц. Норвид, К. Галчинский), французских (А. Рембо, В. Гюго, Ш. Бодлер), итальянских (С. Квазимодо, А. Северини), югославских (О. Жупанчич, М. Крлежа) и других поэтов. По словам Л. М., он перевёл около ста тысяч стихотворных строк. За переводческую деятельность награждён правительством Венгрии орденами «Серебряный Крест» (1949), «Золотая Звезда» (1964) и «Серебряная Звезда» (1970).

Личная жизнь

Первой женой Мартынова стала двоюродная сестра телеведущей и продюсера Киры Прошутинской – Ксения. Женщина работала юристом, в браке родилось 2 детей: дочь Анастасия и сын Сергей.

Супруги не комментировали ситуацию, но в один из дней Ксения ушла от Сергея. Она забрала детей и перебралась с ними в Англию. Мартынов периодически летал в Лондон, чтобы встретиться с дочерью и сыном. Когда экс-супруга скончалась в результате врачебной ошибки, актер забрал Сергея и Настю на родину.

Его вторая супруга находилась в дружеских отношениях с Ксенией, когда та была жива. Дети тоже приняли новую жену папы. Избранницей Мартынова стала актриса Ирина Алферова. Чувства между ними возникли не сразу.

Артистка давно нравилась Сергею Федоровичу. Между тем, в нее были влюблены все мужчины Советского Союза

Знакомство будущих супругов состоялось на кастинге криминальной картины «Братья Рико», который проходил в 1978 г. Алферова пробы не прошла, но ее зеленые глаза оставили глубокий след в душе Мартынова. Позже состоялась еще одна встреча.

Ирина и Сергей вместе работали на студии дубляжа, но у обоих были семьи, поэтому между артистами строились отношения лишь на профессиональном уровне. Роман между Алферовой и Мартыновым завязался в первой половине 1990 –х. они вместе снимались в ленте «Звезда шерифа».

Сергей не мог видеть ее грустные глаза, а актриса в тот момент переживала развод с Александром Абдуловым. Артист подставил ей свое сильное мужское плечо. В картине он играл роль психоаналитика, также он поступил и в жизни. Он слушал Ирину, ей было необходимо выговориться. Когда Сергей сделал актрисе предложение, она ответила согласием.

Совместных детей у пары не случилось, но они поставили на ноги четверых. Ирина заменила мать не только Насте и Сергею-младшему. Когда умерла ее сестра, чтобы мальчик не угодил в детский дом, Алферова забрала ее сына Александра к себе.

Дети Мартынова и Алферовой уже взрослые

Дети Мартынова получили образование в Англии: дочь Анастасия окончила Уимблдонский колледж искусств, сын Сергей – выпускник колледжа святого Мартина. Дочь Ирины от первого брака – Ксения, стала актрисой, вышла замуж за коллегу Егора Бероева. Племянник – Александр, выбрал для себя стезю юриста.

Позже Алферова призналась, что только в браке с Мартыновым обрела счастье в личной жизни. Сергей Федорович интервью дает крайне редко, но и он признался: вместе с Ириной им хорошо, они понимают друг друга с полуслова, полувзгляда.

В 2020 г. пара отметила серебряную свадьбу, в семье до сих пор царят любовь и гармония. С возрастом артисты не растеряли чувства, любят друг друга, как прежде.

Память о поэте

Памятник Л.Мартынову в доме-музее Ш.Петёфи (г. Кишкёрёш, Венгрия). Скульптор Т.Сабо

Мемориальный камень Л.Мартынову в Омске. Фото 2010 года

  • В 1985 г. в доме-музее Ш. Петёфи в Кишкёрёшё (Венгрия) был открыт «парк» из скульптурных портретов крупнейших поэтов разных стран, переводивших Петёфи. 26 июля 1985 г. были установлены первые три памятника: поэтам Джузеппе Касони (Италия), Л. Мартынову и Ивану Вазову (Болгария). Памятник Л. Мартынову выполнил скульптор Тамаш Сабо (Tamás Szabó). В настоящее время в «парке» увековечены 14 переводчиков поэзии Петёфи. Эта венгерская скульптура остаётся единственным в мире памятником Л. Мартынову.
  • В 1995 году именем поэта назван бульвар в Омске. Поэт на этой улице не жил, но жил недалеко отсюда, на ул. Красных Зорь, д. 30 (бывший Никольский проспект). В начале бульвара в 2001 году был заложен памятный камень (трехтонный базальтовый камень) со словами на гранитной доске: «Капитану воздушных фрегатов Леониду Мартынову от омичей». Сегодня на бульваре Мартынова есть целая : установлены памятные знаки-камни литераторам, чьи судьбы связаны с Омском, в том числе современникам поэта: П. Васильеву, П. Драверту, Г. Вяткину, А. Сорокину и другим.
  • Имя поэта присвоено одной из муниципальных библиотек Омска.
  • В Омске, как правило — в мае, проходят «Мартыновские чтения». Всего они были четырежды: в мае 1983, 1985, 1995 и 2005 годов. В 2005 г. они проходили в рамках юбилейных мероприятий, посвящённых 100-летию Мартынова. Исследователи сетуют, что литературное наследие Мартынова обширно, что ещё не всё напечатано, и многое затерялось в старых отечественных изданиях.

Соль земли Сибирской

В суровом краю, где снега и морозы не располагают к праздности, для поэзии имеется весьма скудная почва. Однако воспитанные суровой природой люди умудряются разглядеть крупицы светлого и прекрасного сквозь завихрения метели. Популярный советский поэт Леонид Николаевич Мартынов появился на свет 22 мая 1905 года в семье инженера Министерства путей сообщения. Родители на тот момент проживали в городе Омске. Отец занимался проектированием водопропускных сооружений на железной дороге. Мать работала учительницей в местной гимназии. 

В свободное от служебных обязанностей время, отец охотно занимался с маленьким Леней. Рассказывал ему русские народные сказки. Через некоторое время стал пересказывать мифы Древней Греции. Мальчик обладал великолепной памятью и частенько выспрашивал у главы семьи подробности сюжетов, о которых отец порой просто не знал. В общении с матерью будущий журналист вполне прилично освоил немецкий и польский языки. К четырем годам Мартынов выучился читать. В доме имелась неплохая подборка книг. Леонид прочел все, даже те, что были напечатаны на иностранных языках.  

После чего переключился на городскую библиотеку. Чтобы добраться до городского книгохранилища, мальчугану приходилось пересекать соборную площадь и проходить сквозь Казачий базар. Здесь, на стыке Европы и Азии, при любой погоде шумело и волновалось роскошное торжище. Перед глазами мелькали лисьи малахаи и бархатные шапочки, папахи и картузы. Поверх толкотни и суеты звучали колокола католического собора, звенели трамваи и цокали подковы лошадей. Мартынов любил наблюдать эту динамично меняющуюся картину. 

Леонида зачислили в мужскую гимназию, где он с первых дней демонстрировал похвальные способности в гуманитарных науках. Революционные события и эпизоды гражданской войны сохранились в его памяти до мельчайших деталей. Мартынова, который был еще подростком, угораздило столкнуться с Верховным главнокомандующим России адмиралом Колчаком. Два друга катались на лодке по Иртышу и «подрезали» катер с адмиралом на борту. По молодости лет гимназистам этот проступок сошел с рук. Хотя Мартынов с товарищем изрядно перепугались. 

Интересные факты

  • 11 лет Мартынов жил в Москве по адресу 11-я Сокольническая улица, дом номер 11, квартира номер 11, в комнате площадью 11 квадратных метров. Число одиннадцать поэт считал счастливым и завещал в день смерти положить ему на грудь одиннадцать камней из своей коллекции.
  • В юности Мартынов, катаясь на лодке с другом на Иртыше, из озорства «срезал нос» глиссеру, на котором, как потом выяснилось, находился и наблюдал за происходящим сам адмирал Колчак. На причале друзей поджидали офицеры с глиссера. Однако Верховный правитель сказал им: «Пропустите господ гимназистов!» — и инцидент был исчерпан.
  • В 1932 году «антисоветский ссыльный литератор» Мартынов написал ходатайство о переводе его вне Севкрая. Спустя год Москва разрешила: «Можно направить в Ср. Азию». Однако за прошедшее время коренным образом изменилась личная жизнь поэта, и он написал новое заявление с просьбой оставить его в Вологде.
  • Друзья Л. Мартынова, писатели, композиторы и художники:
  • В. Бутусов в первом альбоме «Наутилуса» использовал стихи венгерских поэтов в переводе Мартынова.
  • Юрий Визбор высоко ценил поэмы Л. Мартынова, особенно «Тобольского летописца», и за день до смерти, в больнице, читал эту поэму вслух.
  • Б. Слуцкий написал стихотворение «О Л. Н. Мартынове», которое имело подзаголовок «Статья»:

   О Л. Н. Мартынове

Начало творческого пути

Получив среднее образование, Мартынов недолго искал применение своим силам и талантам. К 1921 году в Омске выходили несколько периодических изданий. Свои заметки и стихи Леонид заносил в редакции сам. Через короткий промежуток времени его принимали как хорошего знакомого. Начинающий литератор даже составил график посещений. Первым делом относил подготовленные тексты в газету «Рабочий путь». Затем наведывался в редакцию «Гудка». И завершал свой поход чаепитием с редактором «Сигнала». Первые стихи молодого поэта появились на страницах альманаха «Искусство», который издавался омскими футуристами.

Мартынов быстро изучил и прочувствовал специфику редакционной работы. Карьера корреспондента складывалась вполне удачно. Через год его пригласили на должность разъездного репортера в газету «Советская Сибирь», редакция которой находилась в Новосибирске. Леонид колесил по просторам Сибири и Казахстана, набираясь впечатлений и новых знаний. Он собственными глазами наблюдал, как меняется повседневная жизнь людей вслед за политическими реформами. Готовил не только материалы для газеты, но и стихи, которые отправляет в московские журналы.  

Первый раз стихотворение Мартынова появилось на страницах журнала «Звезда» в 1927 году. К тому моменту у поэта уже готовы поэмы «Старый Омск» и «Адмиральский час». Но до поры, до времени они лежат в столе. Через два года увидела свет книжка очерков под названием «Осенние путешествия по Иртышу». В перерывах между командировками корреспондент участвует в дискуссиях о месте литературы в строительстве нового общества. Совершенно неожиданно Леонида обвиняют в контрреволюционной пропаганде и приговаривают к трем годам ссылки в далекой Вологде.

Смерть

Евгений Григорьевич Мартынов умер 3 сентября 1990 года в возрасте 42 лет. Согласно официальной версии он скончался от острой сердечной недостаточности.

Тем не менее, некоторые исследователи биографии Мартынова не согласны с таким утверждением. Согласно свидетельству очевидцев, перед смертью артист почувствовал боль в области сердца, когда находился в лифте.

Скорее всего, Евгения Григорьевича можно было спасти, если бы ему оказали своевременную и качественную медицинскую помощь.

Евгений Мартынов был похоронен на московском Кунцевском кладбище. Последней песней в его биографии, исполненной при жизни, была композиция «Марьина роща».

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Адреса

«Жилой дом А. П. Вальса» с мемориальной доской, напоминающей, что «здесь жил поэт Л. Мартынов» (ул. Красных Зорь, 30)

Омск
  • 1905—1909 — ул. Лагерная (ныне — ул. Жукова; дом не сохранился).
  • 1909—1932, 1935—1946 — ул. Красных Зорь, д. 30 (до 1919 года — Никольский проспект). Памятник истории и культуры регионального значения «Жилой дом А. П. Вальса», сохранившийся одноэтажный деревянный дом; ныне находится под угрозой сноса.
Вологда

1933—1935 — ул. Кузнецкая, 17 (ныне — ул. Авксентьевского; дом не сохранился).

Москва
  • 1946—1957 — ул. 11-я Сокольническая, д. 11, кв. 11 (ныне — ул. 4-я Сокольническая; дом не сохранился).
  • 1957—1980 — Ломоносовский пр-т, д. 19.

Примечания

  1. Мартынов Леонид Николаевич // Большая советская энциклопедия:
  2. — статья из
  3. Воздушные фрегаты: Книга новелл. — М.: Современник, 1974. — С. 21.
  4. , с. 452—461.
  5. (или см. Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008. — С. 460. — 672 с. — 1000 экз.)
  6. , с. 449.
  7. , с. 546—552.
  8. Инбер В. Уход от действительности // Литературная газета. — 1946, 7 декабря. Вывод В. Инбер: «Нам с вами не по пути, Мартынов!»
  9. L. Martynovas. Poezija / Vertė E. Mieželaitis, Vyt. Rudokas, V. Šimkus. — Vilnius: Vaga, 1964.
  10. Позже был обменян на награду Социалистической Республики Венгрии — Орден труда с рубинами. (Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008. — С. 576—581. — 672 с. — 1000 экз.)
  11. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 256.
  12. С разных точек зрения: «Доктор Живаго» Б. Пастернака. — М.: Советский писатель, 1990. — 288 с.
  13. Мартынов Л. Н. Собрание сочинений. В 3-х томах. — М.: Художественная литература, 1976. — Т. 1. Стихотворения. — С. 447—448. — 75 000 экз.
  14. Мартынов Л. Н. Собрание сочинений. В 3-х томах. — М.: Художественная литература, 1977. — Т. 2. Стихотворения. Поэмы. — С. 30. — 75 000 экз.
  15. , с. 400.
  16. Мартынов Л. Черты сходства. — М.: Современник, 1982.
  17. Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008.
  18. Сухова Л. О моей маме // Складчина. Литературный альманах. — Омск. 2016, № 1.
  19. Памяти Г. А. Суховой-Мартыновой // Складчина. Литературный альманах. — Омск. 2016, № 1.
  20. Шайтанов И. Леонид Мартынов : Художественные поиски и традиции в современной поэзии // Русская литература XX века / Под ред. В. В. Агеносова. 11 кл. — Ч. 2. — М.: Дрофа, 2007. — С. 374—381.
  21. «Собрание Постановлений Правительств СССР», 1974 год, № 23. — С. 470.
  22. «Собрание Постановлений Правительств РСФСР», 1966 год, № 31. — С. 545.
  23. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1965 год, № 27 (368). — С. 548.
  24. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1975 год, № 22 (1784). — С. 339.
  25. Дементьев В. В. Леонид Мартынов. Поэт и время. — М.: Советский писатель, 1986.
  26.  (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 июня 2010.
  27. , с. 420.
  28. В книгу вошли статья «Лукоморье», опубликованная в газете «Красная звезда» 16 сентября 1942 года, и отклики на неё сибиряков-фронтовиков

Столпник стиха

Столпник стиха вознесён над реальностью – иначе нет смысла. Столпник стиха, вооружённый светозарным словесным даром, видит потаённые механизмы реальности, прозревает её суть, переплавляя недоступное другим в золото стихотворных образов…

Огненная эрудиция Мартынова – переходящая в совершенство стихотворных форм.

Изгибающаяся волшебная лента стихов – будто мастер взмахнул мистической палочкой и украсил мир богатейшим метафизически орнаментом слов: расшифровывайте! Но – орнаментом ли? если стихи корневые: от сути и о сути, стихи огненные – обжигающие благотворным огнём мысли; стихи, скреплённые дугами необычных метафор и внезапных прозрений.

За холмом смысла будет новый, превосходящий его объёмом, за ним – другой: пока не увидим сияющую гору, совместившую зону античности со сферой славянства, романский трансмиф с современностью, рассмотренной в узлах.

Мартынов – сумма.

Мартынов – чародейный мастер мистического зельеваренья стиха.

Иллюстрации:

фотографии Поэта разных лет;

обложки его некоторых книг

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий