Боткин Сергей Петрович

«Реформатор» русской медицины

Боткин, помня о несправедливости, которую он встретил в виде закона Николая I, решил помогать людям, желавшим заниматься их любимым делом. Именно поэтому Сергей Петрович стоял у истоков развития женского медицинского образования в России. В 1874 году Боткин организовал школу фельдшериц, а ещё через пару лет — «Женские врачебные курсы».

Также именно Боткин выступал за введение карет скорой помощи в Российской империи. Благодаря Сергею Петровичу температуру тела начали измерять градусником. С середины 60-ых годов XIX столетия Боткин возглавил эпидемиологическое общество, боровшееся с распространением гепатита А. Кстати, это заболевание выявил и описал именно Боткин, поэтому гепатит, А называют Боткинской болезнью.

Боткин стал первым русским лейб-медиком, то есть официально служил врачом при императорском дворе, до него на эту должность брали только иностранцев. Потом лейб-медиком служил его сын Евгений — в семье Николая II. Потомка Сергея Петровича расстреляли вместе с семьёй Романовых в доме инженера Ипатьева в 1918 году.


Дезинфекционная камера. (pinterest.com)

Боткин повлиял на популяризацию отдыха в Крыму. Именно он, будучи придворным доктором, решил отправить на полуостров страдающую туберкулезом императрицу Марию Александровну, сделав больную женщину настоящим трендсеттером в сфере оздоровительного туризма. Лечение в Крыму стало невероятно популярным, императоры один за другим принялись строить в Тавриде дворцы, а позже в теплые края потянулась и интеллигенция: писатели, художники, музыканты, актеры.


Переноска холерной больной. (pinterest.com)

Кстати, про интеллигенцию: Боткин был настоящим магнитом для творческих людей. Сестра медика, Мария, была замужем за Афанасием Фетом. Да и сам Сергей Петрович лечил многих выдающихся деятелей русского общества, ставших его хорошими друзьями. Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Иван Крамской, Николай Некрасов, Александр Герцен, Дмитрий Менделеев, Михаил Салтыков-Щедрин, Фёдор Тютчев, Илья Репин — все они обращались за помощью к Боткину.

Боткин, в отличие от своих пациентов, стихи и романы не писал, но зато он изобрёл формулу работы терапевта, укладывающуюся в три пункта: 1) настроить больного на выздоровление; 2) лечить пациента целиком; 3) главную ответственность за появление болезни несёт внешняя среда, окружающий человека быт. Последняя составляющая особенно сильно волновала Боткина

Он убеждал своё окружение в важности среды, в которой живёт человек: «Понятие о болезни неразрывно связано с ее причиной, которая исключительно всегда обуславливается внешней средой, действующей или непосредственно на заболевший организм, или через его ближайших и отдаленных родителей…».

Друг Боткина Иван Сеченов как-то раз даже написал в своём дневнике о Сергее Петровиче: «Для Боткина здоровых людей не существовало, и всякий приближавшийся к нему человек интересовал его едва ли не прежде всего как больной…».


Сестра Боткина, Мария. (pinterest.com)

Впрочем, и сам Боткин был творческой личностью. У Сергея Петровича, помимо медицины, была еще одна страсть — музыка. Он ежедневно играл на виолончели и трижды в неделю брал уроки у профессора консерватории. Играли они обыкновенно ночью, в двенадцатом часу. Виолончель Боткин возил с собою всюду, но говорят, искусным музыкантом помешало стать плохое зрение. Порой он просто не видел нот и сбивался.

Но если выявить у человека слабое зрение не составляет труда, то куда сложнее определить болезнь сердца. А тем более — у себя самого. Ошибся и Боткин. Он долгое время подозревал у себя печеночную колику, не знал или не желал знать о проблемах с сердцем. А оно не выдержало чересчур напряженного ритма жизни неутомимого доктора, который про свою работу говорил так: «Научная работа для меня нужна, как насущный хлеб, без которого я существовать решительно не в состоянии…».

Ушёл из жизни Боткин в возрасте 57 лет, оставив след в истории российской медицины.

Родились в один день

Дата рождения: 17.09.1832. Возраст: 188.
Знак зодиака: Дева (информация о знаке).
Гороскопы для Девы: гороскоп на сегодня,
гороскоп на завтра,
гороскоп на неделю,
гороскоп на месяц,
гороскоп на год.

До следующего дня рождения осталось дней: 141 дней.

ОВЕЧКИН Александр Михайлович

Хоккеист, нападающий

1 место

МАМАЕВ Павел Константинович

Футболист

2 место

МЕНЬШОВ Владимир Валентинович

Актёр театра, кино и телевидения, кинорежиссёр, сценарист, продюсер, телеведущий

3 место

ЧУПШЕВА Светлана Витальевна

Гендиректор АСИ

4 место

КОСАЧЕВ Константин Иосифович

Заместитель Председателя Совета Федерации Российской Федерации

5 место

ЛИПНИЦКАЯ Татьяна Эдуардовна (Бьянка)

Певица

6 место

БОЕВ Сергей Федотович

Председатель Совета Директоров

7 место

ГОДИНА Елена Михайловна

член сборной России по волейболу на Олимпиаде-2000 в Сиднее

8 место

ОХЛУПИН Игорь Леонидович

Актер

9 место

ТОЛСТОПЯТОВ Василий Васильевич

Депутат

10 место

ЛЁШЕР Петер

Генеральный директор компании Siemens

11 место

АНТРОПОВ Евгений Сергеевич

Актер

12 место

ХЛУНОВ Александр Витальевич

Заместитель Министра образования и науки

13 место

ЛИСОВСКАЯ Янина Константиновна

Актриса

14 место

СЛОБОДИН Михаил Юрьевич

Вице-президент

15 место

Личная жизнь

Личная жизнь врача была весьма насыщенной. Сергей Петрович дважды вступал в брак и подарил жизнь шести сыновьям и семи дочерям. Часть отпрысков Боткина не дожила до совершеннолетия. Первая жена доктора Анастасия, скончавшаяся в 40 лет от лейкоза, приходилась сестрой драматургу Виктору Крылову, вторая Екатерина — дочерью генералу Алексею Оболенскому.

Большое число членов семьи привело к родственным связям Боткина со многими российскими знаменитостями. Сестра Сергея Петровича вышла замуж за поэта Афанасия Фета, дочь Людмила — за родственника автора «Вишневого сада» Петра Дмитриевича Чехова.

Терапевт дружил с художниками Ильей Репиным, Архипом Куинджи, Валентином Серовым и Сергеем Маковским. Среди пациентов Боткина были химик Дмитрий Менделеев, писатель Федор Достоевский, поэт Николай Некрасов, юрист Анатолий Кони, композитор Милий Балакирев. Некрасов посвятил Боткину главу поэмы «Кому на Руси жить хорошо», а Балакирев старшей дочери медика Анастасии — колыбельную.

Портрет Сергея Боткина

Сергей Петрович много зарабатывал, но спускал деньги на вечеринки с друзьями. В редкие часы досуга он играл на виолончели.

Третий сын Сергея Петровича — лейб-медик царской семьи Евгений Боткин. Мужчина разделил участь близких самодержца, расстрелянных в 1918 году в Екатеринбурге. Канонизирован русской православной церковью в 1981-м. Сын русского святого Глеб Евгеньевич Боткин — основатель и епископ неоязыческой Церкви Афродиты. Внук Евгения Сергеевича от дочери Татьяны Константин Мельник в молодости участвовал во французском Сопротивлении, в 60-х годах 20-го века координировал деятельность французских спецслужб.

Интересный факт: еще два сына Сергея Петровича, первенец Сергей и четвертый по старшинству Александр, пошли по стопам отца, став врачами. Судьбы братьев-врачей похожи: оба женились на дочерях мецената Павла Третьякова, Саше и Маше. Терапевтом стала также дочь Сергея Петровича Екатерина.

Школа жизни

Будущий авторитет российской медицины окончил университет с отличием. Молодой врач не отсиживался в комфортных условиях больших городов, а прошел испытание реалиями Крымской войны, где он трудился в команде прославленного хирурга Николая Ивановича Пирогова. Пребывание в военно-полевых госпиталях позволило Сергею приобрести уникальный опыт профессиональной практики, высокую оценку своего именитого наставника и тягостные воспоминания о деятельности военных чиновников, которые были отражены в книге “Образы великих хирургов”. Воровство, недобросовестность в отношении больных, получивших увечья и травмы на фронте, поразили и возмутили его.

Пользователь сможет разблокировать айфон с маской на лице, если у него есть часы

Поклонникоа удивил новый образ Равшаны Курковой: фото

Снимки ледника Исландии в разное время показывают изменения из-за климата

Именно в это время Сергей Петрович определился со специализацией окончательно, предпочтя всем другим направлениям медицины хирургию. Но вновь решение было принято за него – болезнь глаз закрывала для Боткина этот путь, приведя туда, где, как оказалось позже, ему трудно найти равных – в терапию и диагностику. Затем последовала практика и научно-исследовательская работа в лучших заведениях европейских столиц – Берлине, Вене, Париже.

Сергей Боткин

Сергей Петрович родился в 1832 году в Москве в семье купцов, которые занимались продажей чая. К сожалению, развитие ребенка происходило с большой задержкой. Читать Сергей Боткин научился лишь к десяти лет. Однако мальчик проявил невероятные математические способности, благодаря которым попал в частный пансион Эннеса.

Если бы не указ Николая I о том, что дети купцов могут поступать лишь на медицинскую специализацию, мы бы сейчас писали о гениальном математике, а не о выдающемся враче. И всё же судьба распорядилась именно так, что Сергей Петрович поступил на медицинский факультет Московского университета.

Depositphotos

На развитие молодого ученого существенно повлияли его преподаватели, такие, как И. В. Варвинский и И. Т. Глебов, а также его лучший друг молодости И. М. Сеченов.

Depositphotos

Во время Крымской войны Боткин отправился ординатором на фронт, тогда он уже сформировал свои понятия военной медицины и правильного лечебного питания солдат.

Depositphotos

Сергей Петрович планировал заняться хирургией, но из-за сильной близорукости этот путь был для него закрыт. Так ему открылся захватывающий мир терапии и медицинской диагностики. Врач Сергей Боткин развил в себе невероятную способность к точной и четкой постановке диагноза, которая спасла жизнь сотням человек.

Depositphotos

Благодаря свои выдающимся талантам, Боткин стал первым русским придворным медиком самого императора, а ведь до этого такую должность занимали лишь иностранные доктора.

Depositphotos

Интересным фактом является то, что во многом, именно из-за деятельности Сергея Петровича появился первый прототип кареты скорой помощи, которая так знакома нам сейчас.

Depositphotos

Прогрессивный метод Боткина

Доктор Сергей Боткин разработал уникальный на тот момент метод диагностики и соответственного лечения. Его мышление было гениальным, ведь Боткин по умолчанию считал всех своих пациентов уникальными и неповторимыми. Он полагал, что все организмы непохожи друг на друга, и не надо обобщать симптомы разных людей при определении диагноза.

Depositphotos

Часто бывало так, что Боткин ставил диагноз, совершенно противоположный всем тем, которые ставили предыдущие врачи, лечившие пациента. И именно благодаря его лечению больной выздоравливал.

Еще одним гениальным предположением доктора было то, что наш организм представляет собой единое целое, и все выводы касательно его состояние надо делать в соответствии с этим допущением. Психическое и физическое состояние пациента тесно связаны, более того, первое исходит из второго.

Depositphotos

Неверный диагноз

Сергей Петрович всю свою жизнь посвятил лечению пациентов и науке, совершенно не обращая внимания на свое здоровье и физическое состояние. Он очень мало спал, много работал и этим сильно подорвал свое самочувствие. Будучи профессионалом, Боткин, конечно же, знал в чём проблема на самом деле. У Сергея Петровича было больное сердце, но такой диагноз предполагал лишь одно лечение — полный отказ от предыдущего образа жизни. Именитый терапевт не мог себе такого позволить.

Depositphotos

Сергей Петрович Боткин умер в 1889 году во Франции, оставив после себя огромное медицинское наследие, сформировавшее понятие современной медицины.

Depositphotos

Жизнь и деятельность Сергея Боткина учит нас нестандартному мышлению. Для того, чтобы принять правильное решения, попробуй посмотреть на проблему с нескольких точек зрения, даже с тех, которые кажутся совершенно абсурдными с первого взгляда. Возможно именно такая тактика принесет тебе наилучшие результаты!

Смертоносная хитрость


Могила С.П.Боткина на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге. Фото с сайта mednecropol.ru

Боткин разрывался между медицинской наукой и помощью пациентам. Не отдыхал, спал лишь по нескольку часов. Поддерживал себя литрами кофе и крепчайшими сигарами. Не удивительно, что у него с годами начались проблемы с сердцем. Все чаще становились приступы удушья. Они случались прямо в академии, за преподавательской кафедрой, во время приема больных.

Он, конечно же, подозревал, что дело в сердце, но гнал от себя эту мысль. Если признать наличие стенокардии, то придется решительно поменять образ жизни. Но это было неприемлемо для Боткина. Ведь тогда приостановятся исследования, сотни людей останутся без помощи. Нет, это никак невозможно.

И Сергей Петрович выдумал такую хитрость. Он утешал себя тем, что слабость, полуобморочное состояние, одышка и удушье бывают также и при желчекаменной болезни. От которой сам себя лечил. Ясное дело, безуспешно.

В 1889 году болезнь стала совсем невыносимой. Сергей Петрович все-таки принял решение – ехать на курорт, во Францию. Там он и скончался – от приступа ишемической болезни, прожив всего 57 лет.

Это был единственный неправильный диагноз, поставленный доктором Боткиным.

Академик и лейб-медик императора

  • В 1870 году Боткин уехал за границу для отдыха и лечения больной печени. Возвратившись в Петербург, он получил звание академика и был назначен на должность лейб-медика императорской семьи, став первым русским врачом царского двора.
  • Сопровождая царскую семью на отдых в Крым, учёный заметил благотворное влияние его климата на лечение туберкулёза. В дальнейшем, по его инициативе, было построено несколько больничных корпусов на южном берегу полуострова.
  • В 1874 году Боткин стал инициатором создания первой фельдшерской школы для женщин, а в 1876 году «Женских высших врачебных курсов». Также он приложил немало усилий для создания санитарной кареты, которая стала прообразом «Скорой помощи».
  • Вплоть до 1877 года всё время Сергея Петровича, помимо обязанностей лейб-медика, поглощала научная и редакторская работа, лекции, клиника и её лаборатория, а также большая частная практика.
  • В начале Русско-турецкой войны, Боткин был в свите императора Александра II, выехавшего в район ведения военных действий. В качестве консультанта царя и главного врача, Сергей Петрович инспектировал военные госпитали и занимался организацией их работы и нередко сам становился к операционному столу.

О новом лейб-медике

…А за самыми своими родными и близкими он снова не углядел. Летом 1886 года умер его пятилетний сын Олег. Всего у Сергея Петровича было 12 детей, между старшим и младшим – тридцатилетняя разница. Но Олег – мальчик болезненный и при этом очень способный – был особенно любим. Боткин писал Белоголовому: «Мы с женой чуяли беду. Постоянное чувство страха за жизнь Ляли было так сильно, что я не мог встретить ни одного гроба ребенка, чтобы не вспомнить о нём

Всю зиму он провел в нашей спальне и при первом движении ночью то я, то мать были около него — и сколько любви, сколько сердца давал он нам за это внимание»

Вскоре после смерти сына на Боткина впервые накатило удушье. Грудь болела нестерпимо, в глазах темнело, на лбу выступил холодный пот. Придя в себя, Сергей Петрович объявил, что у него случился приступ желчнокаменной болезни

Старшие сыновья – Сергей и Евгений, успевшие к тому времени получить медицинское образование, с сомнением качали головами и советовали обратить внимание на сердце. Боткин сердился: «Не станете же вы учить меня медицине?»

Это был единственный случай, когда доктор Боткин ошибся в диагнозе. Он лечился от желчных колик и только от них, ездил в Карлбад, пил воды… А на лекциях задыхался, бледнел, голос становился глуше, рука беспрестанно вытирала со лба крупные капли пота. «Это грудная жаба», ‑ твердили Боткину со всех сторон, а он отмахивался в несвойственном ему раньше раздражении. Так прошло два года, пока вдруг не заболела одна из дочерей Сергея Петровича. Он просто не мог позволить себе потерять и её! Боткин провел у её постели совершенно без сна около трёх суток, словно отдавая старые долги за братьев, за первую жену, за маленького сына. К счастью, выходил! Но сам окончательно надорвался.

Примерно через год – в ноябре 1889 года ‑ вдалеке от России Боткин умер от инфаркта миокарда, случившегося вследствие застарелой сердечной недостаточности (иначе – «грудной жабы»). Все случилось так, как предсказывали коллеги. Впрочем, мог ли Боткин действительно ошибиться в диагнозе? Однажды он сам признался своему ближайшему другу, доктору Белоголовому, что желчнокаменная болезнь для него – «единственная зацепка; если у меня самостоятельная болезнь сердца, то ведь я пропал! Нужно тогда оставлять работу, а клиника для меня всё, я без нее жить не смогу». И, даже отправившись в последний момент лечиться в Швейцарию (откуда, впрочем, он успел еще уехать и прокатиться по Европе), в отеле, где не мог ни встать с кресла, ни лечь, не испытывая приступов удушья, изредка, по мере сил, принимал больных, которые его осаждали…

Похоронили Боткина в Петербурге. «Многотысячная толпа терпеливо стояла, несмотря на отвратительную туманную погоду с мокрым тающим снегом, залеплявшим глаза, — вспоминает один из друзей Сергея Петровича. — Гроб вынесли из вагона и так и понесли на руках. Процессия тянулась по пути следования к Новодевичьему монастырю, по Обводному каналу и Забалканскому проспекту на протяжении 4 верст»…

Лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин с царевнами Марией и Анастасией

…Дело отца продолжили сыновья. Старший ‑ Сергей Сергеевич ‑ по линии исследования инфекционных болезней. Другой сын ‑ Евгений Сергеевич Боткин – завоевал известность как главный врач лучшего госпиталя Русско-Японской войны. А вскоре он сделался новым лейб-медиком императорской семьи!

Когда император отрекся от престола, доктор Евгений Сергеевич Боткин отправился за ним в Тобольск, затем в Екатеринбург. Его чуть не силой вынуждали уехать, убеждали, просили, пугали… Евгений Сергеевич остался со своими пациентами и был расстрелян вместе с ними в подвале Ипатьевского дома. Накануне он послал письмо брату: «Я дал честное слово царю – быть при нем пока он жив».

Ирина Стрельникова

P.S. Прогуливаясь по Москве в районе Маросейки, я часто заглядываю в Петровериговский к Боткину. Будете проходить мимо – загляните и вы.

#совсемдругойгород

Семья

Родившийся в 1865 году в Царском Селе в семье врача Сергия Петровича Боткина, Евгений был воспитан в православных традициях, унаследованных его отцом от родителей.

Его дед, Пётр Кононович, был выходцем из Псковской губернии. В конце XVIII века он приехал в Москву и занялся торговлей. Быстро разбогатев на продаже чая, он стал одним из известнейших в городе благотворителей. Его огромную, даже по тем временам семью – всего у Петра Боткина было двадцать четыре ребёнка – отличала удивительная сплоченность, радушие и благочестие.

Сергей Петрович окончил медицинский институт Московского Императорского университета. Вскоре после начала врачебной деятельности у него проявился редкий талант диагноста, который впоследствии принёс ему всероссийскую известность.

С.П. Боткин

Свою работу доктор всегда сочетал с весьма деликатным отношением к больному. Среди пациентов Сергея Боткина были Н.Некрасов и М.Малтыкоа-Щедрин, И.Репин и А.Куинджи, Д.Менделеев и А.Кони и другие выдающиеся деятели науки и культуры, а также члены императорской фамилии. Доктор Боткин был знаком с отцом Иоанном Кронштадтским и очень почитал его.

Его супругой стала дочь чиновника, Анастасия Александровна Крылова. Блестяще образованная, она владела несколькими языками, любила и понимала музыку. У Боткиных родилось семеро детей, и, казалось, ничто не могло омрачить их счастье, однако, в 1975 году, когда Евгению было только десять лет, мать скоропостижно скончалась.

Через полтора года её постаралась заменить новая жена отца – княжна Оболенская. Вопреки сложившемуся стереотипу, мачеха относилась к детям тактично и с любовью. В семье прибавилось ещё шестеро детей.

Семья С.П. Боткина

До подросткового возраста Евгений обучался дома, постигая не только основы общеобразовательных предметов, но и изучая живопись, музыку, иностранные языки. Обладая отличными знаниями, он смог сразу поступить в пятый класс 2-ой классической гимназии – прославленного учебного заведения Санкт-Петербурга.

Е.С.Боткин — гимназист

Для продолжения образования он выбрал физико-математический факультет, но очень скоро понял ошибку, и через год стал студентом Императорской Военно-Медицинской академии. В 1890 году Евгений женился. Его избранницей стала дворянка Ольга Мануйлова. В браке родились дочь и четыре сына, старший из которых умер в младенчестве.

Первые годы между супругами царило доверие и взаимопонимание, но в 1912 году Ольга оставила мужа, увлекшись другим мужчиной. Заставляет задуматься реакция Евгения Сергеевича на измену жены: «Я наказан за свою гордыню. Как прежде, когда мы были так счастливы … и у нас были такие совсем особо хорошие взаимные отношения, мы с ней, оглядываясь кругом и наблюдая других, самоуверенно и самодовольно говорили, что как у нас хорошо, что с нами ничего подобного тому, что постоянно бывает у других, нет и не может быть, а затем закончили все наше исключительное супружеское счастье самым банальным разводом».

Е.С. Боткин с детьми

Эта потеря стала не единственной – через два года один из сыновей погиб на фронтах Первой Мировой войны.

Как лейб-медик взбунтовался

Лето 1877 года, императорская ставка. Боткин – главный медик действующей русской армии на Балканах, но его обязанности сводятся к ежедневным трёхразовым осмотрам императора, главнокомандующего, наследника престола и нескольких великих князей, прибывших на русско-турецкую войну. Пощупать пульс, выписать капли от несварения желудка и от бессонницы, сочувственно покивать головой. Боткин писал: «Тоска разбирает, когда глядишь на громадную свиту, сопровождавшую главнокомандующего: куча ординарцев, адъютантов, три священника — русский, лютеранский, католический

Объехав с осторожностью позиции, побывав около батареи, сели за завтрак. Все это ело, ело, ело, а там всё палили, палили и палили»

Последней каплей, переполнившей его чашу терпения, стала встреча с дорогим другом – Пироговым. Тот снова заведовал фронтовыми госпиталями, снова творил чудеса и спасал жизни

Только вот с Сергеем Петровичем он разговаривал теперь по-новому: подобострастно и осторожно. «Пирогов, очевидно, решился всё хвалить, говоря, что война — такое бедствие, которое ничем не поправляется, а что сделано, то прекрасно», ‑ в тот же вечер написал Боткин жене

А наутро, едва осмотрев государя, сел на коня и поскакал в ближайший полевой госпиталь. Он помещался в киргизских кибитках, на три сотни раненых там было всего пять медсестер и еще какой-то студент-медик с 5-го курса университета. Сергей Петрович скинул сюртук, засучил рукава и пошёл в операционную. Оказалось, стола здесь вообще не было, и раненых оперировали прямо на земле. Немолодой и тучный Боткин, ругаясь и кряхтя, грузно опустился на колени возле солдата с раздробленной ногой…

С тех пор каждый день, пренебрегая своими прямыми обязанностями, Сергей Петрович носился по госпиталям. С кем-то ссорился, что-то налаживал, кого-то наставлял, сам оперировал, перевязывал, кормил… «Не упрекай меня в донкихотстве, ‑ писал он жене. ‑ Я просто стремлюсь жить в согласии с своей совестью»…

Самое удивительное, что должности лейб-медика его не лишили, несмотря на вопиющее нарушение этикета. Ему прощалось все – даже равнодушное, неловкое высказывание по поводу убийства императора 1 марта 1881 года. Боткин сказал тогда на заседании Общества русских врачей: «Мне пришлось иметь счастье быть при последних минутах покойного государя. Или лучше сказать «несчастье». Просто новый император – Александр III – тоже слишком ценил медицинский талант Сергея Петровича, чтобы портить с ним отношения…

Впрочем, теперь Боткин сумел поставить дело так, что его вызывали в Зимний только когда действительно возникала необходимость. В остальное время он был свободен. И, к примеру, налаживал жизнь в трущобах. Просто рабочие районы с их грязью и нищетой грозили Петербургу распространением эпидемий… А бесплатные больницы? В них, как писал сам Сергей Петрович, «на еду больного человека отводилось 13 копеек в сутки, и несомненно, что громадный процент смертности тифозных больных зависит от недостатка питания». Грязь, зловоние, невежество врачей-немцев, ни слова не понимавших по-русски и не желавших вникать в жалобы пациентов…

Новой бесплатной больнице для инфекционных больных, учрежденной Боткиным, как положено, присвоили имя императора Александра III, но название не прижилось, и петербуржцы стали называть ее просто Боткинской. (В 1910 году и в Москве благодаря вовсе не Боткину, а Солдатёнкову была открыта бесплатная клиника нового типа, которая со временем стала называться Боткинской). Собственная лаборатория, чистота, передовые методы лечения – Сергей Петрович пригласил туда лучших своих учеников. Иностранцы, приезжавшие в Санкт-Петербург, в числе прочих достопримечательностей осматривали и эту больницу: в Европе ничего подобного, по крайней мере для бедных, не имелось. Доктору Боткину действительно было чем гордиться!

Семья

Отец — Пётр Кононович Боткин (1781—1853), купец первой гильдии и владелец крупной чайной фирмы, суконных и сахарных заводов, мать — Анна Ивановна Посникова (1805—1841). В двух браках у Петра Кононовича родилось 25 детей, Сергей был одиннадцатым ребёнком от второго брака.

Боткин, Михаил Петрович: Портрет А.А. Боткиной, ЭРЖ-2083

Братья: коллекционер Дмитрий, литератор Василий , художник Михаил. Сёстры: М. П. Боткина — жена поэта Афанасия Фета, А. П. Боткина — жена Павла Пикулина, знаменитого терапевта, доктора медицины.

Первая жена (с 19.04.1859; Штудгарт) — Анастасия Александровна Крылова (1835—1875), дочь небогатого московского чиновника, сестра драматурга Виктора Александровича Крылова (1838—1908). Умерла в Сан-Ремо от лейкоза, похоронена в Покровском монастыре.

Вторая жена — Екатерина Алексеевна Оболенская (в первом браке Мордвинова,1850—1929), дочь князя Алексея Васильевича Оболенского и графини Зои Сергеевны Сумароковой.

Сыновья:

  • Сергей (1859—1910) — врач-бактериолог и терапевт (сестра-близнец Сергея умерла в младенчестве). Жена — Александра Павловна Третьякова (1868—1959), дочь мецената Павла Михайловича Третьякова (1832—1898). Была членом правления Третьяковской галереи вместе с В. А. Серовым и И. С. Остроуховым, а затем почётным членом ученого совета.
  • Пётр (1861—1933) — дипломат, камергер (06.12.1908), действительный статский советник (29.03.1909). Второй секретарь русской миссии в Вашингтоне, секретарь дипломатического агентства в Болгарии и Бельгии; первый секретарь посольства в Англии (1906). С 1907 года — министр-резидент в Марокко; в 1912—1917 гг. — посланник в Португалии; вышел в отставку в марте 1917 года. В эмиграции в Швейцарии и Франции. Один из учредителей в Париже Общества друзей Русского музея (1930). Жена Фанни Пейсон (Fanny Payson), американка, дочь известного дипломата. Детей не было.
  • Евгений (1865—1918) — лейб-медик, лечащий врач семьи императора Николая II, погибший вместе с ней; канонизирован РПЦЗ в 1981 году. Прославлен в лике святых решением Архиерейского собора РПЦ, состоявшемся 2—3 февраля 2016 года.
  • Александр (1866—1936) — морской офицер, врач. В эмиграции в Италии, похоронен в Сан-Ремо. Жена — Мария Павловна Третьякова (1875—1952), дочь мецената Павла Михайловича Третьякова (1832—1898).
  • Виктор (1871— ?), из пажей переведён в 46-й драгунский Переяславский Его Величества полк (1893); подполковник, штаб-офицер для поручений при военном министре; кавалерийский полковник (1914), командир Приморского драгунского полка; в 1919 г. — секретарь британского консульства во Владивостоке. С 1920 г. — в эмиграции. Умер, предположительно, в Харбине. Жена — Лидия Порфирьевна N, жила в Ленинграде в 1928 году.
  • Дмитрий (1877—1877), умер в младенчестве.
  • Олег (1882—1886), умер в детстве.

Дочери:

  • Анастасия. Муж — Василий Михайлович Бородулин (1847— ?), доктор (ассистент Боткина); ей посвящена колыбельная для фортепиано М. А. Балакирева (1902)
  • Мария (ок. 1878?—1960), художница-любительница. В её квартире (Сергиевская ул., 24) в 1890-х годах собирались художники-передвижники, устраивались выставки. Училась живописи в Париже (1890-е) и в Италии (1906—1908). Писала пейзажи маслом, темперой и пастелью, рисовала портреты. Была в дружеских отношениях с М. Горьким и М. Ф. Андреевой. Во время отдыха на Капри в 1908 году исполнила два карандашных портрета писателя. С середины 1910-х годов жила в Финляндии. По другим сведениям, родилась в 1870 году и была ребёнком от первого брака.
  • Екатерина (1880—1940), врач. Умерла во Франции, похоронена на Сент-Женевьев-де-Буа.
  • Зоя (1883—1950), умерла во Франции
  • Софья (1884—1969), училась в Женевской консерватории, занималась музыкой. В эмиграции жила во Франции, умерла в Париже. Муж — Николай Любимович Кон (Nikolai de Conne) (1883—1956)
  • Людмила (1886–?). Муж (после 1917, Франция) — Пётр Дмитриевич Чехов (1884—1981), родственник знаменитого писателя; после революции оказались во Франции; сыновья: Сергей Петрович Чехов-Боткин и Дмитрий Петрович Чехов.
  • Елизавета (1888–?).
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий