Ежов Николай Иванович

Николай Иванович Ежов

Официальная справка члена ЦК

Ежов Николай Иванович (апрель
1895— 04.02.1940), член партии с 1917 г., член ЦК в
1934—1939 гг. (и член КПК в 1934—1939 гг.),
кандидат в члены Политбюро ЦК 12.10.37— 10.03.39
гг., член Оргбюро ЦК 10.02.34 — 10.03.39 гг.,
секретарь ЦК 01.02.35—10.03.39 гг. Родился в
Петербурге. Русский. Самоучка. Трудовую
деятельность начал с 14 лет учеником
слесаря на заводе. Участник гражданской
войны, до 1922 г. в Красной Армии. С 1922 г. на
партийной работе: секретарь Марийского
обкома, Семипалатинского губкома,
Казахского крайкома. В 1927—1929 гг. зам. зав.
Отделом ЦК ВКП(б). В 1929— 1930 гг. заместитель наркома
земледелия СССР. С 1930 г. зав. Распред-отделом,
Отделом кадров и Промышленным отделом ЦК
ВКП(б). С 1934 г. зам. Преде., с 1935 г. Преде.
Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б)
и одновременно с 1935 г. секретарь ЦК ВКП(б).
В 1936— 1938 гг. нарком внутренних дел СССР,
Генеральный комиссар государственной
безопасности (1937 г.).В 1938—1939 гг. нарком
водного транспорта СССР. Член ВЦИК и ЦИК
СССР, депутат Верховного Совета СССР 1
созыва
. 10 июня 1939 г. арестован. Военной
коллегией Верховного суда СССР 3 февраля
1940 г. приговорен к расстрелу за
необоснованные репрессии против
советского народа. Расстрелян 4 февраля
1940 г.

Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990.

Другие биографические материалы:

Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Шпионил в пользу иностранных разведок…
(Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический
справочник. Санкт-Петербург, 2000
):

“…10 апреля 1939 г. он был арестован по обвинению в руководстве
заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении
шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов
против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против
Советской власти. Помимо указанных традиционных обвинений, Ежову добавили и
более оригинальные: в фальсификации уголовных дел и гомосексуализме. На
следствии он все признал. Видимо, боялся пыток. А на суде все отрицал, кроме
гомосексуализма…”

Залесский К.А. В реабилитации отказано (Залесский
К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече,
2000):

“…Принимал участие в развертывании коллективизации и раскулачивания. В 1930
заместитель председателя
ВСНХ СССР по кадрам. С ноября 1930 заведующий
распредотделом, отделом кадров, промышленным
отделом ЦК ВКП(б). Одновременно в 1933 Ежов был
назначен председателем Центральной комиссии по чистке
партии. С 1934 член ЦК ВКП(б), с 10.2.1934 член Оргбюро ЦК
и бюро Комиссии партийного контроля. С февраля 1934
заместитель председателя, в феврале 1935 – марте 1939 председатель Комиссии
партийного контроля при ЦК ВКП(б). С 1.2.1935
секретарь ЦК ВКП(б). Присутствовал при расстреле
Г.Е. Зиновьева
,
Л.Б.
Каменева
и других; пули, которыми они были
убиты, он позже хранил в письменном столе в
качестве сувенира. 26.9.1936 назначен наркомом
внутренних дел СССР. Провел чистку выдвиженцев
Г.Г. Ягоды
, большинство из которых
были арестованы и расстреляны…”

Шикман А.П. “Сталинский” стиль работы (Шикман
А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997
):

“…В 1936 по рекомендации Сталина Ежов, отличившийся в чистках, был назначен
наркомом внутренних дел, сменив Г. Г. Ягоду.
Патологически жестокий, мстительный Ежов с
огромной энергией и самоотдачей уничтожал
“врагов народа”, являясь исполнителем
задуманного Сталиным “большого террора”.
официально разрешил
применять пытки. Был до предела упрощен механизм
репрессий, кроме ОСО были введены “двойки” и
“тройки”, которым для вынесения приговора
было достаточно записи следователя. Был
уничтожен высший состав армии, многие сотрудники
НКВД и партийно-советской элиты, значительно
увеличилось число концлагерей. В 1937 Ежов
присвоили звание генерального комиссара гос.
безопасности, наградили орденом Ленина,
утвердили кандидатом в члены Политбюро.
А.
Микоян
призывал учиться “у товарища Ежова сталинскому стилю
работы”…”

Далее читайте (постановления, переписка, мемуары,
персоналии).

Детство и юность

Биографические сведения о Николае Ивановиче Ежове крайне противоречивы. Доподлинно известно только то, что будущий нарком появился на свет 9 апреля (1 мая) 1895 года в обычной семье, в которой воспитывался вместе с братом и сестрой.

Нарком Николай Ежов

О родителях «сталинского питомца» нет достоверных сведений. По одной из версий, отец партийного деятеля Иван Ежов был литейщиком, по другой – глава семейства служил в Литве, где и женился на местной девушке, а потом, встав на ноги, устроился в земскую стражу. Но, по некоторым сведениям, отец Николая Ивановича был дворником, который убирался у дома владельца.

Николай Ежов – ученик слесаря

Коля посещал общеобразовательную школу, но умудрился проучиться только два или три года. Впоследствии Николай Иванович в графе «образование» писал «неоконченное низшее». Но, несмотря на это, Николай был грамотным человеком и редко допускал в своих письмах орфографические и пунктуационные ошибки.

После школьной скамьи, в 1910 году Ежов отправился к родственнику в город на Неве, дабы обучиться портняжному делу. Это ремесло пришлось Николаю Ивановичу не по вкусу, но зато он вспоминал, как, будучи 15-летним подростком, пристрастился к гомосексуальным утехам, однако и с дамами Ежов тоже кутил.

Николай Ежов в молодости

Через год молодой человек бросил шитье и устроился учеником слесаря. Летом 1915 года Ежов добровольно пошел в Русскую Императорскую армию. Во время службы Николай Иванович не отличился никакими заслугами, потому что был переведен в нестроевой батальон из-за своего роста в 152 см. Благодаря такому телосложению карлик Ежов смотрелся нелепо даже с левого фланга.

Взятие под стражу

Имея фактически безграничную власть, Ежов становится все более жестоким и беспощадным, он собственноручно руководил допросами и пытками находящихся под арестом. Приближенные Сталина, стали откровенно бояться Ежова, появились слухи, что совсем чуть и НКВД сместит рычаги власти.

10 апреля 1939 года был произведен арест Николая Ежова. В аресте участвовали Берия и Маленков самолично. Судя по запискам Судоплатова, персональное дело Николая Ивановича Ежова было под личным наблюдением Берии. Бывшего наркома НКВД обвинили в заговоре и подготовке к государственному перевороту. Во время судебного разбирательства Ежов заявил, что им было уничтожено четырнадцать тысяч чекистов, и говорил, что слабо проводил зачистку. 4 февраля 1940 года прогремели выстрелы – Ежова расстреляли

Во главе НКВД[править]

1 октября 1936 года Ежов подписывает первый приказ по НКВД о своём вступлении в исполнение обязанностей народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

Как и его предшественнику Г. Г. Ягоде, Ежову подчинялись и органы государственной безопасности (Генеральное управление ГБ — ГУГБ НКВД СССР), и милиция, и вспомогательные службы вроде управления шоссейных дорог и пожарной охраны.

На этом посту Ежов, в деятельном сотрудничестве со Сталиным и обычно по его прямым указаниям, занимался координацией и осуществлением репрессий против лиц, подозревавшихся в антисоветской деятельности, шпионаже (статья 58 УК РСФСР), «чистками» в партии, массовыми арестами и высылками по социальному, организационному, а затем и национальному признаку. Систематический характер эти кампании приняли с лета 1937 года, им предшествовали подготовительные репрессии в самих органах госбезопасности, которые «чистили» от сотрудников Ягоды. В этот период предельно широко использовались внесудебные репрессивные органы: т. н.(«особые совещания (ОСО)» и «тройки НКВД»). При Ежове органы госбезопасности стали зависеть от руководства партии гораздо сильнее, чем при Ягоде.

Берия, Ежов и Анастас Микоян в группе партийных делегатов. Сентябрь

17 июля 1937 года Сталин продиктовал постановление Политбюро: «За выдающиеся успехи в деле руководства органами НКВД по выполнению правительственных заданий наградить тов. Н. И. Ежова орденом Ленина». А в газете Правда опубликовали «Песню о Батыре Ежове», прославляющую его как верного и преданного сталинского друга.

Жена наркома Ежова — Евгения Соломоновна Фейгенберг, по первому мужу — Хаютина. Предполагается, что Михаил Шолохов, Михаил Кольцов и Исаак Бабель были любовниками Евгении Соломоновны.

При Ежове проведён ряд громких процессов против бывшего руководства страны, закончившихся смертными приговорами, особенно Второй Московский процесс (), Дело военных () и Третий Московский процесс (). В своём рабочем столе Ежов хранил пули, которыми были расстреляны Зиновьев, Каменев и другие; эти пули были изъяты впоследствии при обыске у него.

Данные о деятельности Ежова в области собственно разведки и контрразведки неоднозначны. По отзывам многих ветеранов разведки, Ежов был в этих делах абсолютно не компетентен и всю энергию посвящал выявлению внутренних «врагов народа». С другой стороны, при нём органами НКВД был похищен в Париже генерал Е. К. Миллер () и проводился ряд операций против Японии. В 1938 году руководитель дальневосточного УНКВД Люшков бежал в Японию (это стало одним из предлогов для отставки Ежова).

Ежов считался одним из главных «вождей», его портреты печатались в газетах и присутствовали на митингах. Широкую известность получил плакат Бориса Ефимова «Ежовые рукавицы», где нарком берёт в ежовые рукавицы многоголовую змею, символизирующую троцкистов и бухаринцев. Была опубликована «Баллада о наркоме Ежове», подписанная именем казахского акына Джамбула Джабаева (по некоторым данным, сочинённая «переводчиком» Марком Тарловским).

Подобно Ягоде, Ежов незадолго до своего ареста был смещён из НКВД на менее важный пост. Первоначально в апреле 1938 года его по совместительству назначили наркомом водного транспорта (НКВТ): эта должность имела отношение к предшествующей его деятельности, так как сеть каналов служила важным средством внутренней связи страны, обеспечивающим государственную безопасность, и возводилась зачастую силами заключённых. После того, как 19 ноября 1938 года в Политбюро обсуждался донос на Ежова, поданный начальником НКВД Ивановской области Журавлёвым, 23 ноября Ежов написал в Политбюро и лично Сталину прошение об отставке. В прошении Ежов брал на себя ответственность за деятельность различных врагов народа, проникших по недосмотру в органы, а также за бегство ряда разведчиков за границу, признавал, что «делячески подходил к расстановке кадров» и т. п. Предвидя скорый арест, Ежов просил Сталина «не трогать моей 70-летней старухи матери». Вместе с тем Ежов подытожил свою деятельность так: «Несмотря на все эти большие недостатки и промахи в моей работе, должен сказать, что при повседневном руководстве ЦК НКВД погромил врагов здорово…»

9 декабря 1938 года «Правда» и «Известия» опубликовали следующее сообщение: «Тов. Ежов Н. И. освобождён, согласно его просьбе, от обязанностей наркома внутренних дел с оставлением его народным комиссаром водного транспорта». Его преемником стал Л. П. Берия, несколько умеривший репрессии (произошёл временный отказ от «списочных» кампаний, от использования особых совещаний и троек) и реабилитировавший некоторых репрессированных в 1936—1938 гг. (в рамках так называемой «кампании против клеветы»).

Суд над Ежовым

2 февраля 1940 года, Ежова судила в закрытом заседании Военная коллегия под председательством известного Василия Ульриха. Ежов, как и его предшественник, Ягода, до конца клялся в любви к Сталину. Подсудимый отрицал, что является шпионом, террористом и заговорщиком, говоря, что «предпочитает смерть лжи». Он утверждал, что прежние его признания были выбиты пытками («применили ко мне сильнейшие избиения»). Единственной своей ошибкой он признавал то, что «мало чистил» органы госбезопасности от «врагов народа»:

Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил… Я не отрицаю, что пьянствовал, но я работал как вол… Если бы я хотел произвести террористический акт над кем-либо из членов правительства, я для этой цели никого бы не вербовал, а, используя технику, совершил бы в любой момент это гнусное дело…

В заключение он сказал, что умрет с именем Сталина на устах.

После заседания суда Ежова вернули в камеру, но через полчаса вызвали вновь и объявили ему смертный приговор. Услышав его, Ежов обмяк и повалился в обморок, но стража подхватила его и вывела из помещения. Просьба о помиловании была отклонена, и Ежов впал в истерику и плач. Когда его вновь вели из комнаты, он вырывался из рук охранников и вопил.

Ежов Николай Иванович: личная жизнь

Как уже было сказано, первой женой расстрелянного наркома была Антонина Титова (1897—1988). Супруги развелись в 1930 году и не имели детей.

Со второй женой — Евгенией (Суламифью) Соломоновной — Ежов познакомился, когда она еще была замужем за дипломатом и журналистом Алексеем Гладуном. Молодая женщина вскоре развелась и стала супругой перспективного партийного функционера.

Произвести на свет собственного ребенка паре не удалось, однако они удочерили сироту. Девочку звали Натальей, и после самоубийства приемной матери, которое произошло незадолго до ареста Ежова и его расстрела, она оказалась в детском доме.

Теперь вы знаете, кем был Николай Ежов, биография которого была достаточно типична для многих сотрудников государственного аппарата тех лет, дорвавшихся до власти в первые годы образования СССР и завершивших жизнь так же, как и их жертвы.

↑ Биография и деятельность Николая Ежова

Родился Николай Ежов 19 апреля 1895 года по старому стилю. По некоторым сведениям его отец был дворником у домовладельца. В школе он учился всего два-три года. Впоследствии, заполняя анкеты, Ежов писал в графе «образование» – «незаконченное низшее». В 1910 году подростка отдали на выучку к портному. Ремесло пришлось ему не по вкусу, зато с пятнадцати лет, как признавался сам Ежов в застенках учреждения, которое еще недавно сам возглавлял, он пристрастился к мужеложству. Этому увлечению Ежов отдавал дань до конца жизни. Одновременно он проявлял интерес и к женскому полу. Одно другому не мешало. Было в чем каяться, равно как и было, чем гордиться.

Через год мальчик расстался с портным и поступил на завод учеником слесаря. Позже, как и многие его сверстники, был призван в русскую императорскую армию. Первая мировая война застала его в захолустном провинциальном Витебске. Казалось, сама судьба дает шанс маленькому честолюбивому человеку отличиться. Однако Ежова очень скоро переводят из запасного батальона в нестроевую команду. Причина банальна и проста – при своем росте в 151 см. он плохо смотрится даже на левом фланге.

Работал Ежов в артиллерийских мастерских, где началась его революционная деятельность, о которой так любили писать официальные биографы. Сколько-нибудь внятных подтверждений этой деятельности, впрочем, историки так и не удалось обнаружить. В партию большевиков Ежов вступил уже в мае 1917 года. Что с того, что рано? Он не выжидал и не осторожничал, как другие – принял новую власть сразу и безоговорочно. После стихийной демобилизации из царской армии на некоторое время следы Ежова теряются.

Полтора года его биографии – «темное время» для историков. В апреле 1919 года его снова призывают – на этот раз в Красную Армию. Но вновь он попадает не на фронт и даже не в артиллерийскую часть, а на должность переписчика при комиссаре. Несмотря на малограмотность, он сумел зарекомендовать себя активистом, и вскоре пошел на повышение. Через полгода Ежов стал комиссаром радиошколы. Ничего героического в гражданскую войну, таким образом, судьба ему не уготовила.

Малый рост не позволил ему стать настоящим солдатом. Он же стал препятствием для оперной карьеры, хотя Ежов прекрасно пел. Николай Иванович обладал феноменальной памятью – запоминал многое наизусть и твердо. В окружении Сталина преобладали люди малорослые (как тут не вспомнить известную строку Мандельштама: «А вокруг него сброд тонкошеих вождей») и Ежов, как говорится, пришелся ко двору. В определенный период Ежов стал самым близким к Сталину человеком. Он бывал в кабинете Хозяина ежедневно и подолгу.

Сталину нужен был человек без заслуг перед революцией и не связанный с высшим эшелоном власти. Ежов подошел идеально. Он прошел испытание еще в истории с гибелью Кирова в декабре 1934 года. Руками Ежова Сталин расправился с Зиновьевым и Каменевым. Это была репетиция будущих больших репрессий. Ежов сменил Генриха Ягоду на посту министра внутренних дел. Он на пике карьеры. В его руках – судьбы сотен тысяч приговоренных к смерти. Была обезглавлена армия. Репрессированы многие известные военачальники во главе с М.Тухачевским.

Всё человеческое постепенно выгорало в Ежове. Он никогда и никого не пытался защитить. Скоро этот человек превратился в тяжелого алкоголика и педераста. Вместе с тем, он умел быть обаятельным и нравиться женщинам, после потоков крови легко переключался на обыденную жизнь. С женой, Евгенией Ивановной Хаютиной, они не имели детей, поэтому удочерили трехлетнюю Наташу. В доме Ежовых был художественный салон, часто бывали Бабель, Кольцов, певцы и музыканты.

В конце концов, Ежова назначили наркомом водного транспорта, а на его место пришел Л.Берия. 10 апреля 1939 года последовал арест Ежова. Незадолго до этого застрелилась жена Ежова – должно быть, в предчувствии неизбежной развязки. Ежова обвиняли как в злоупотреблении служебным положением, так и в аморальном образе жизни. Сам же он, признавая все обвинения, сожалел, что был недостаточно беспощаден к врагам народа и мог бы расстрелять в несколько раз больше, чем ему было дозволено. Расстрелян 4.02.1940г по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.

Сын крестьянки

Детские годы Коли проходили сложно. Будущий глава НКВД родился в 1895 году в мае, в Петербурге, в небогатой семье. Отец был бывшим военным из Тульской губернии, а мать — из семьи крестьян из Литвы. Ежов окончил три класса в Мариамполе и в возрасте 11 лет родители отправили Николая на обучение ремеслу в столицу.  По одной из версий трудился на заводе, а по другой был учеником у портного и сапожника. Добровольцем участвовал в Первой Мировой войне, где был легко ранен. В марте (по другим данным – в августе) 1917 года Ежову удается вступить в партию большевиков и стать участником последовавшей октябрьского переворота Петрограде.

НКВД

До 1934-го Николай Иванович заведовал орграспредотделом, а в 1933–1934 годах Ежов входил в Центральную комиссию ВКП(б) по «чистке» партии. Также пребывал на должностях председателя КПК и секретаря ЦК ВКП(б). В 1934–1935 годах политик с подачи своего хозяина участвовал в деле об убийстве Кирова. Сталин не случайно послал товарища Ежова в Ленинград разбираться в истории гибели Сергея Мироновича, потому что товарищу Ягоде уже не доверял.

Николай Ежов и Иосиф Сталин

Смерть Кирова была поводом, которым воспользовались Николай Ежов и руководство: он, не имея никаких доказательств, объявил преступниками Зиновьева и Каменева. Это дало толчок «Кировскому потоку» – репетиции масштабных сталинских репрессий.

Дело в том, что после случившегося с Сергеем Мироновичем правительство объявило об «окончательном искоренении всех врагов рабочего класса», из-за чего последовали массовые политические аресты.

Николай Ежов

Ежов сработал так, как и нужно было вождю. Поэтому неудивительно, что 25 сентября 1936 года, находясь в отпуске в Сочи, Жданов и Сталин отправили в ЦК срочную телеграмму с просьбой назначить Ежова на пост наркома внутренних дел.

Здесь маленький рост Николая Ежова пришелся кстати, ведь Сталин окружал себя людьми, на которых можно было смотреть свысока. Если верить журналу записей посетителей, то Ежов появлялся в кабинете генсека каждый день, и по частоте заходов его опережал только Вячеслав Молотов.

Николай Ежов на трибуне (справа)

По слухам, Николай Иванович приносил в кабинет Сталина списки людей, обреченных на погибель, и вождь ставил галочки только напротив знакомых фамилий. Следовательно, смерти сотен и десятков тысяч людей были на совести наркома.

Известно, что за расстрелом Зиновьева и Каменева Николай Иванович наблюдал лично. И далее он вытащил пули из трупов, которые подписал фамилиями убитых и хранил их на своем столе в качестве трофея.

Стальные ежовые рукавицы

На 1937–1938 годы пришелся вошедший в историю так называемый Большой террор – то время, когда сталинские репрессии достигли своего апогея. Также это время называют «ежовщиной» благодаря стахановской работе наркома, сменившего Генриха Ягоду.

Под расстрелы попадали сторонники Троцкого, Каменева и Зиновьева, а также «социально-вредные элементы» и уголовники, а вот доносы, вопреки распространенному мнению, не играли большой роли. Также были распространены пытки, в которых нарком участвовал лично.

Молодость и партийная карьера

Отец Николая Ежова был выходцем из Тульской губернии (село Волохонщино близ Плавска), но попал на военную службу в Литву и остался там, женившись на литовке. Согласно официальной советской биографии, Николай Ежов родился в Санкт-Петербурге, однако, по архивным данным, вероятнее, что местом его рождения была Сувалкская губерния (на границе Литвы и Польши). В анкете 1920-х он писал, что немного умеет говорить по-польски и по-литовски.

Ежов имел лишь начальное образование. С 1906 по 1915 он работал учеником портного и слесаря. Во время Первой Мировой войны, в 1915 Ежов добровольцем пошёл на фронт, но уже через пару месяцев, легко раненный, был признан негодным к строевой службе из-за малого роста и отправлен в тыловую артиллерийскую мастерскую в Витебск.

По утверждению самого Ежова, в партию большевиков он вступил в мае или даже марте 1917 в Витебске. Однако архивные документы показывают, что это произошло лишь в августе 1917. Осенью 1917 он заболел, был уволен из армии в полугодовой отпуск, уехал к родителям в Тверскую губернию и устроился там работать на стекольный завод. В апреле 1919 его призвали  в Красную армию и направили на саратовскую базу радиоформирований. Там он вскоре продвинулся в комиссары, а в 1921 стал заместителем заведующего агитационно-пропагандистским отделом Татарского обкома РКП(б). В июле 1921 Ежов женился марксистке на Антонине Титовой и вскоре переехал с нею в Москву. За «непримиримость» к партийной оппозиции Ежова стали быстро возвышать в чинах. В 1922 он работал ответственным секретарём Марийского обкома РКП(б), а затем – в Семипалатинском губкоме, Киргизском обкоме и Казакском крайкоме. Став делегатом XIV съезда партии, Ежов познакомился там с видным чиновником И. Москвиным, который вскоре занял пост начальника Орграспредотдела ЦК ВКП(б). В начале 1927 года Москвин взял к себе Ежова инструктором.

С 1929 по ноябрь 1930, в самую жаркую пору коллективизации, Ежов занимал довольно видный пост заместителя наркома сельского хозяйства. В ноябре 1930 года он занял место Москвина во главе Орграспредотдела и лично познакомился со Сталиным. Всегда придававший огромное значение расстановке партийных кадров Сталин стал близко контактировать с Ежовым. Тот неуклонно выполнял все указания Вождя.

В 1934 году Ежов был избран в ЦК, а в следующем году стал его секретарем. С февраля 1935 по март 1939, он был также председателем Комиссии партийного контроля при ЦК.

В «Письме старого большевика» (1936), написанной Борисом Николаевским, есть описание Ежова, каким он был в то время:

За всю свою долгую жизнь, я никогда не встречал такой отталкивающей личности, как Ежов. Когда я смотрю на него, то вспоминаю гадких мальчишек с Растеряевой улицы, чьим любимым занятием было привязать кусок смоченной в керосине бумаги к хвосту кошки, поджечь его, а потом с восторгом смотреть, как охваченное ужасом животное будет носиться по улице, отчаянно, но тщетно пытаясь убежать от приближающегося пламени. Я не сомневаюсь, что в детстве Ежов забавлялся именно такими вещами, и что он сейчас продолжает проделывать нечто подобное. (Цитата приводится в обратном переводе с английского.)

Однако Надежда Мандельштам, встречавшая Ежова в Сухуми в начале тридцатых годов, ничего зловещего в его манерах или внешности не заметила. По её впечатлению он выглядел скромным и довольно приятным человеком. Ежов был низенького роста (151 см.). Те, кто знал его наклонность к садизму, называли его между собой Ядовитым Карликом или Кровавым Карликом.

Учитель и ученик: Сталин и Ежов

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий