Фальконе, Этьен Морис

Отливка статуи Петра

Президент Академии художеств генерал-поручик Бецкой раскритиковал работу Этьена Фальконе и буквально извел ваятеля своими замечаниями. Причиной вражды послужило то, что Фальконе еще изначально отказался исполнить детально разработанный Бецким проект памятника.

В поисках поддержки мастер обратился к Екатерине, но она все меньше интересовалась ходом работ и все реже реагировала на его жалобы. Время шло, а к отливке статуи так и не приступали. К лету 1774 г. выяснилось, что Бенуа Эрсман, приглашенный в качестве литейщика, не способен справиться с поставленной Этьеном задачей, после чего он сам решил взяться отливать памятник. В возрасте 58 лет Фальконе сел за учебники и принялся штудировать описание работ по отливке конных статуй.

Затем вместе с помощником Емельяном Хайловым ваятель часами не выходил из мастерской. Первая отливка вышла не совсем удачной: в процессе работы пламя было слишком сильным и испепелило верх формы. Голова всадника пострадала, скульптор трижды ее переделывал, но никак не мог создать образ, соответствующий задуманному. Спасла ситуацию Мари Анн Колло: ученица блестяще выполнила то, что по каким-то причинам не получалось у ее учителя.

И вот настал день, когда работа была закончена. «Медного всадника» Этьена Мориса Фальконе, как впоследствии назовет скульптуру Пушкин, оставалось лишь укрепить на постаменте, который давно был подготовлен на Сенатской площади.

Фальконе «Памятник Петру I»

Фальконе “Памятник Петру I”

И прямо в темной вышине Над огражденною скалою Кумир с простертою рукою Сидел на бронзовом коне.

(А.С. Пушкин).

Всю жизнь Фальконе мечтал о создании монументального произведения, — воплотить эту мечту ему удалось в России. По совету Дидро императрица Екатерина II поручила скульптору создание конного памятника Петру I. Эскиз из воска был сделан ещё в Париже, а после приезда мастера в Россию в 1766 г. началась работа над гипсовой моделью в величину статуи.

Он отказался от канонизированного образа императора-победителя, римского цезаря, в окружении аллегорических фигур. Он стремился воплотить образ созидателя, законодателя, преобразователя, как сам писал в письме к Дидро: «Мой монумент будет прост. Там не будет ни Варварства, ни Любви народов, ни олицетворения народа. Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем, и другим. Гораздо выше личность Созидателя, Законодателя, Благодетеля своей страны и вот ее-то и надо показать людям». В качестве аллегории он оставил лишь змею, имеющую не только смысловое, но и композиционное, конструктивное значение: усиление статуи.

Памятник этот стал пластическим образом целой эпохи. Конь, вставший на дыбы, смиряется твердой рукой могучего всадника. Голова всадника — это также совершенно новый образ в иконографии Петра – это торжество ясного разума и действенной воли.

Фальконе “Памятник Петру I” (фрагмент)

В качестве постамента был использован так называемый «Гром-камень», на который при поисках в окрестностях Петербурга (8-12 км) указал крестьянин Семен Григорьевич Вишняков. Первоначально камень весил около 2 тыс. тонн.

Этот памятник больше известен под названием «Медный всадник», хотя поэма Пушкина была написана намного позже, в 1833 г., а памятник отлит из бронзы. Его отлил артиллерийский  литейщик Емельян Хайлов, тогда как привезенный из Франции литейщик отказался от этой работы в силу особой ее сложности: скульптура была со стенками разной толщины – передняя часть должна была быть тоньше, а задняя – толще, чтобы вздыбленный конь имел большую устойчивость.

Голова бронзового императора была отлита по проекту ученицы и невестки Фальконе Мари-Анны Колло.

Памятник открыли 7 августа 1782 года – в столетний юбилей воцарения Петра. Фальконе не дождался открытия памятника, он  уехал в Париж в 1778 г. Работы по завершению монумента были поручены Юрию Матвеевичу (Георгу Фридриху) Фельтену – архитектору, работавшему с уже знаменитым тогда Растрелли. Вскоре с Фальконе случился удар, приведший к параличу, приковавшему художника к постели на восемь лет. Он так и не оправился от этой болезни. 24 января 1791 года жизнь замечательного художника оборвалась.

Фальконе “Памятник Петру I” (фрагмент)

Змея под копытами коня, по замыслу Фальконе играющая роль дополнительной опоры и символизирующая «побеждённую зависть», выполнена русским скульптором Федором Гордеевичем Гордеевым.

Увенчала постамент памятника надпись царицы: «Екатерина II Петру I».

«Санкт-Петербургские ведомости» (август 1782 г.) писали об открытии памятника: «В 2 часа стали собираться гвардейские полки… Строй войска простирался до 15 000… На месте памятника взорам людей представилась дикая каменная гора, вышиной в 5, а в окружении в 32 сажени… Сигнал открытия был дан ракетою… Вдруг видению всех предстал изумленным очам зрителей Петр на коне, как будто бы из недр он внезапно въехал на поверхность огромного камня… Ему отдали честь ружьем и уклонением знамен, а суда на Неве поднятием флагов и пальбою с обеих крепостей и беглым огнем».

По смелости композиционного и технического решения, строгости и лаконизму форм памятник Петру – одно из лучших произведений монументального искусства того времени. До сих пор Фальконе в первую очередь известен как автор этого памятника, равных которому в мировой скульптуре немного.

Биография

Этьен Морис Фальконе появился на свет в Париже 1.12.1716. Его семья происходила из французской провинции Савойя, мать была дочерью сапожника, а отец – подмастерьем столяра. Как и у других детей из третьего сословия, у Этьена было нищее детство, с ранних лет приходилось зарабатывать себе на хлеб. Ничего удивительного, что в восемнадцать лет он едва умел писать и читать. Да и этому научился самостоятельно. Родители считали, что мастеровому парню требуется не так уж много знаний: главное, чтобы владел ремеслом, был честен и не забывал ходить в церковь по воскресеньям.

Впервые обращаться со скульптурным материалом Фальконе научился в мастерской своего дяди, который был мраморщиком. Будущий скульптор уже тогда имел ловкие руки и хорошо рисовал. Неизвестно, как бы дальше сложилась биография Этьена Фальконе, если бы однажды он не набрался смелости показать свои рисунки Жану-Луи Лемуану – известному в то время придворному скульптору-портретисту. Юноша взял первое попавшееся изображение и отправился в ателье.

Интересные факты

Петербург невозможно представить без всевозможных легенд и мифов. Многие из них связаны с памятниками, которые, как верят суеверные люди, могут оживать и хранить в своих бронзовых склепах души умерших героев.

Не обошли легенды стороной и известного «Медного всадника». Самая распространенная из них связана с Павлом Первым, правнуком Петра Первого. Именно он увидел призрак своего знаменитого родственника, который указал ему на место, где в будущем будет возведен монумент в его честь.

Еще одна мистическая история случилась много позже, в 1812 году. Когда угроза французского нападения во главе с Наполеоном стала вполне реальна, действующий царь Александр Первый решает увезти «Медного всадника» из Петербурга. Тогда соратнику императора снится сон, как медный всадник срывается со своего каменного пьедестала и мчится в сторону Каменного острова. Петр Первый возмущенно кричит Александру: «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию? Но до тех пор, пока я стою на своем месте, моему городу нечего опасаться». Этот сон произвел такое сильное впечатление на императора, что он решает оставить памятник на своем месте.

Кроме мистических историй в жизни памятника есть вполне реальные вещи. Например, голова Петра Первого, вылепленная Мари Анн Коло, так понравилась Екатерине II, что она назначила ей пожизненной жалование. И это несмотря на то что скульптор памятника Фальконе все-таки изменил сделанный девушкой гипсовый слепок.

С постаментом также связано множество мифов. Один их самых известных, который выглядит вполне реальным, — это происхождение «Гром-Камня». Как выяснили ученые и искусствоведы, такого гранита, из которого состоит скала, не было на территории Петербурга и области. Предположили, что это ледники принесли огромную каменную глыбу в эту местность. И именно на нем древние люди совершали свои языческие обряды. Гром расколол скалу надвое, и в народе ей дали имя «Гром-Камень».

Еще одна история связана со смертью Петра. Как известно, император простудился во время своего похода к Ладожскому озеру. Именно там произошло событие, окончательно подкосившее Петра. В той самой деревне Лахта, где был найден камень, Петр по пояс в воде спасал севший на мель бот со своими солдатами. Во время отдыха после тяжелого происшествия Петр лежал именно на этом «Гром-Камне», который впоследствии станет постаментом к великому монументу в его честь! Так камень забрал душу царя, чтобы навсегда сохранить ее в себе и В городе, созданном им.

Однако памятник не раз проклинали, были это в основном жители окрестных сел и деревень, которым не нравились преобразования нового государя. Когда монумент был открыт, кто-то назвал Петра Первого «Всадником Апокалипсиса», несущим зло и разрушения. Но, как нам известно, проклятье не в силах разрушить прекрасно созданное произведение искусства. Во главе стоит здравый смысл и профессионализм людей, работавших над бронзовой скульптурой.

Также интересные факты о памятнике «Медный всадник» связаны с тяжелым военным временем. Во время блокады Ленинграда все значимые объекты Санкт-Петербурга были спрятаны, чтобы фашисты не смогли их уничтожить во время бомбежек. Медный всадник был тщательно укрыт мешками с землей и песком, а сверху заколочен деревянными досками. После снятия блокады памятник освободили и с удивлением обнаружили, что на груди Петра Первого была мелом нарисована Звезда героя Советского Союза.

Под крылом Лемуана

Позже в своих мемуарах Фальконе описывал первую встречу с Жаном-Луи. Когда он постучал в дверь, на пороге появился невысокий старик в рабочем халате, весь в гипсе и глине. Этьен, не говоря ни слова, протянул ему свой рисунок. Старик несколько минут рассматривал изображение, а затем спросил, есть ли у парня другие работы и давно ли он этим занимается.

В тот же день Этьен Фальконе был принят в ателье Лемуана помощником. У него имелись чудовищные пробелы в образовании, но была огромная любознательность и прекрасная память. Эти качества наряду с привычкой к самостоятельным суждениям и философскому осмыслению всего происходящего посодействовали тому, что впоследствии Фальконе превратился в одного из наиболее оригинальных мастеров искусства.

Однако тогда до этого еще было далеко. Жан-Луи учил юношу по старинке, давал как можно больше упражнений. Неделями и месяцами Этьен Фальконе копировал старинные гравюры, срисовывал древнеримские орнаменты, штудировал натуры, имитировал античные бюсты, головы и торсы. Вместе с Лемуаном молодой скульптор участвовал в украшении Версальского парка, и там впервые увидел произведения Пьера Пюже, выдающегося французского ваятеля.

Жан-Луи Лемуан до самой своей смерти оставался близким другом и учителем Фальконе, а тот, в свою очередь, навсегда сохранил к наставнику чувства уважения и благодарности.

НАШИ ЛЮДИ

Янсонс, Карлис
Скульптура

латвийский скульптор

Янкелевич, Идель
Скульптура

бельгийский и французский скульптор и график

Янделл, Энид
Скульптура

американский скульптор

Якопо делла Кверча
Скульптура

итальянский скульптор переходной эпохи от средневековых традиций к стилю Возрождения

Яковлев, Борис Иванович
Скульптура

русский и советский скульптор, работал большей частью в области станковой скульптуры

Якерсон, Давид Аронович
Скульптура

советский скульптор, график, оформитель

Яворский, Игорь Теодорович
Скульптура

советский и российский скульптор

Юрьевич, Сергей Александрович
Скульптура

французский скульптор русского происхождения; камергер при дворе Николая II

«Грозящий Амур»

В 1757 г. маркиза де Помпадур поручила ваятелю исполнить статую бога любви Амура для украшения будуара в ее парижском особняке. Античный миф о Купидоне был особо популярен во французском искусстве восемнадцатого века.

Этьен Фальконе изобразил Амура жизнерадостным шаловливым ребенком, от облика которого веет непосредственностью и искренней радостью. Он непринужденно сидит на облаке и, улыбаясь и как бы предостерегая или грозя, готовится вытащить губительную стрелу из колчана, чтобы пустить ее в намеченную жертву. Хитрый взгляд, мягкий наклон головы, приложенный к губам пальчик и лукавая улыбка — все придает живость композиции.

Прелесть пухлого детского тела и естественную ребячью грацию скульптор передал скромными, но весьма выразительными средствами. Фальконе обработал мрамор так совершенно, что вьющиеся мягкие волосы и шелковистая кожа Амура воспринимаются как будто иллюзорно. С таким же мастерством ваятель изобразил крылья с нежными перышками за спиной ребенка и изогнутые лепестки лежащей у его ног розы.

Кажущаяся легкость и простота, с которой Этьен Морис решил композиционную задачу, говорят о его высоком профессионализме. Силой своего таланта Фальконе сделал из холодного мрамора пластическую форму, наполненную жизненным дыханием.

Работы архитектора

Скульптуры Этьена Фальконе, созданные до поездки в Россию, сегодня можно увидеть в Эрмитаже и Лувре. Самые известные его работы, до «Медного всадника» — «Сидящий купидон» (1757 года) и «Зима» (1763 года). Фальконе был приверженцем европейского классицизма, все его фарфоровые статуи нежны и романтичны. Плавные линии, сложные позы и реалистичные образы — классическое виденье искусства 18 века.

Маленького херувима можно увидеть и на статуе «Пигмалион и Галатея».

Сегодня, глядя на ранние работы Фальконе, сложно представить, что именно он стал архитектором «Медного всадника». Монументальная скульптура, дышащая своей мощью, огромная по размерам, агрессивная и в тоже время очень сильная, не идет в сравнение с нежными образами обнаженных дев. В этом и есть гениальность его создателя.

Работы для церкви святого Роха

В 1753—1766 годах Фальконе принимает участие в украшении капелл Распятия и святой Девы в парижской церкви святого Роха. Из восьми скульптурных групп, исполненных в манере барочных алтарей XVII века, сохранилась лишь одна — «Моление о чаше», остальные погибли в годы Французской революции. В капелле Распятия скульптурную группу со Спасителем на кресте Фальконе установил на постаменте в виде груды необработанных камней, контраст естественной фактуры постамента и отполированных фигур создавал изысканный декоративный барочный эффект (впоследствии этот прием будет использован в памятнике Петру I).

«Гром-камень»

Изначально Фальконе задумал поставить громадный монумент на скалу, естественную и цельную. Притом скала должна была быть в виде волны, символизирующей великую морскую державу, которую создал Петр Первый.

Найти такой камень оказалось непросто. Можно сказать, что искали камень всем миром. И вот обычный крестьянин Семен Григорьевич Вишняков подходящий монолит нашел в деревне Лахта. В народе у этого монолита было прозвище «Гром-камень» из-за давней истории. Старожилы утверждали, что в камень как-то попала молния и расколола его надвое. По приблизительным расчетам, камень весил около 2000 тонн. Это очень много. После изъятия камня на его месте образовался водоем, названный Петровским прудом.

Возникла дилемма, как доставить скалу в Петербург (около восьми километров). Екатерина объявила конкурс, и нашелся человек, который придумал метод. С помощью рычагов и домкратов камень загрузили на заранее приготовленную платформу. От места, где находился камень, прорыли канал, укрепили его и отправили груз по воде.

«Гром-камень» оказался из чрезвычайно плотного и качественного гранита с прожилками кристаллизации. Около года его везли в город, за это время ему придавали нужную форму и очертания 48 мастеров.

Когда гранитная глыба для памятника «Медный всадник» была доставлена в город, местные жители отламывали от нее кусочки, чтобы сделать наконечники для своих тростей.

Длина камня была 13,5 м, ширина — 6,5 м, высота — 8 м. Однако когда громаду очистили от мха и обтесали, оказалось, что его длины недостаточно. В итоге монолит нарастили спереди и сзади из отколовшихся кусков.

Над перевозкой огромного камня ежедневно трудилось около тысячи человек.

Описание памятника

Глядя на памятник на Сенатской площади, сразу бросается в глаза его величие и символизм. Позади Петра Первого — Исаакиевский собор, сам Петр смотрит на Неву, за которой возвышается Петропавловская крепость. Та самая, с которой началось строительство города.

Огромная каменная глыба, на которой установлен бронзовый монумент — высококачественный гранит, весом около тонны. На обоих сторонах монумента написано «Петру Первому Екатерина Вторая лета 1782», притом надпись с одной стороны на русском, на второй — на латыни.

Сам бронзовый памятник стоит всего на двух точках опоры — это задние копыта коня. Ни хвост, ни змея не обеспечивают устойчивости статуи.

Лошадь встала на дыбы, Петр Первый восседает на ней, осматривая свои владения с высоты. Он смотрит на город, который построил: красивый, величественный, сильный. Правой рукой он указывает вдаль, на просторы реки Невы. Левой держит поводья. В ножнах у императора меч с головой змеи. На голове — терновый венок. Лицо спокойное, но решительное. По задумке Фальконе, «Медный всадник» смотрит на свой город влюбленными глазами, в глазах Петра зрачки выполнены в виде сердец.

Немаловажный эпизод в монументе — змея, которую давит копытами конь всадника. В ней сосредоточено зло, которое великий государь растоптал и преодолел силой своей власти и духа.

Памятник Петру 1 в Петербурге — «Медный всадник» — одна из самых ярких достопримечательностей города.

Парижская академия

Почти всю жизнь Этьен Морис провел в Париже, и этот город стал для него школой художественного мастерства. Главным образом дарование Фальконе развивалось на почве национальной культуры. В 1744 г. в возрасте двадцати восьми лет он решил поступить в Парижскую академию художеств и для этого выполнил свое первое гипсовое произведение «Милон Кротонский».

В этой скульптуре Этьен Морис Фальконе отразил театральность и динамику, свойственную пластике барокко, но в то же время показал классицистическую ясность формы. Члены Академии и общественность восприняли работу холодно, но тем не менее его приняли в учебное заведение.

Спустя десять лет за перевод «Милона Кротонского» в мрамор Фальконе получил звание академика, которое давало ему ряд определенных привилегий: право на получение ежегодной пенсии и королевских заказов, предоставление бесплатной мастерской в Лувре, присвоение звания дворянина.

Памятник в культуре

Попадая в один из самых красивых городов России и прогуливаясь по центральным и значимым местам, вы никогда не сможете обойти стороной Исаакиевский собор и памятник Петру Первому.

И сегодня он поражает своей красотой и величием. Многие россияне, никогда не посещавшие города на Неве, читали Пушкина, и «Медный всадник» знаком им по одноименному произведению.

Когда бронзовый монумент открыли, Екатерина Вторая приказала сделать памятные монеты. Позже юбилейные монетки с «Медным всадником» появятся и в нумизматике советского периода. В настоящее время мы можем увидеть нашего героя на 5 копейках.

В СПб «Медный всадник» — памятник номер один. Описание скульптуры, посвященной Петру Первому, часто встречается в рассказах и стихотворениях известных писателей и поэтов. Во все времена город неразрывно был связан со своим создателем и самым красивым монументом в его честь.

Не обошла стороной «Медного всадника» и филателия. Знаменитую скульптуру можно увидеть на марках 1904 года.

И, пожалуй, самое красивое воплощение в культуре — это яйцо Фаберже. Выполненный по заказу Николая Второго, этот шедевр было подарен царем своей жене на пасху. Сюрприз его заключается в том, что когда яйцо открывается, механизм поднимает золотую миниатюрную статую «Медного всадника».

Где находится памятник, знают не только горожане, но и гости Петербурга: Сенатская пл., Санкт-Петербург, Россия.

Просмотры:
92

Фальконе «Грозящий Амур»

Фальконе “Грозящий Амур”

Во второй половине 1750-х годов он работал на Севрской мануфактуре, вначале выполняя модели по рисункам художника Буше, в дальнейшем он вступает на путь самостоятельного творчества. К этому периоду относится его мраморная статуя «Грозящий амур». Античный Амур был веселым, кокетливым, а подчас и жестоким богом любви. Летая повсюду со своим луком и колчаном, наполненным стрелами, он поражал сердца людей, неся им радость и счастье, а порой и жестокие муки любви.

У Фальконе Амур – это шаловливый ребенок, жизнерадостный и лукавый. Скульптор превратил холодный мрамор в фигуру, наполненную жизнью и теплом. Мягкий наклон его головы, хитрый взгляд, лукавая улыбка, пальчик, приложенный к губам, — все это наполняет композицию жизнью. Очень выразительно передана прелесть пухлого детского тела, его естественная ребячья грация, его крылья, нежные перышки которых как бы трепещут. О высоком мастерстве скульптора, создавшего бога любви в образе ребенка, покоряющего своей искренностью, говорит эта работа.

Работы для церкви Святого Роха

Пьетро Стаджи Пигмалион и Галатея (копия с работы Фальконе из Лувра), 1763. Мрамор. Эрмитаж.

В работах, исполненных по заказу мадам де Помпадур, фаворитки Людовика XV, старался следовать господствовавшей при дворе моде на искусство рококо.

Статуи «Музыка», «Грозящий Амур», «Купальщица», полные рокайльной изысканной грации, естественны и изящны без жеманства, — аллегорические образы по-земному конкретны. В 1757 году Фальконе был назначен директором Севрской фарфоровой мануфактуры (находившейся под покровительством маркизы де Помпадур), для которой создаёт множество сразу вошедших в моду статуэток из бисквита, изображающих мифологических персонажей и аллегорические фигуры.

Преклоняясь перед античным искусством, мастер, однако, никогда не воспринимал его как холодный и безжизненный канон. «Только природу, живую, одухотворенную, страстную должен воплощать скульптор в мраморе, в бронзе или в камне», — эти слова всегда были девизом Фальконе. Образы сидящей девочки-подростка с розами у ног, юной девушки в античном хитоне с голубем в руках, ожившей Галатеи, перед которой склонился восхищенный Пигмалион, исполнены нежного элегического настроения, силуэты фигур плавны и изящны, легкие наклоны полны музыкальной грации.

Подлинным шедевром мастера явилась статуя «Зима», о которой восторженно отозвался друг скульптора Дени Дидро, не раз повторявший, что ценит в творчестве Фальконе прежде всего верность природе. Облик сидящей девушки, олицетворяющей зиму и прикрывающей плавно спадающими складками одеяния, как снежным покровом, цветы у ног, полон тихой мечтательной грусти. А иллюзией зимы являются знаки зодиака, изображенные по сторонам постамента, и чаша у её ног, расколовшаяся от замерзшей воды. «Это, может быть, самая лучшая вещь, какую я мог сделать, и я смею думать, что она хороша», — писал Фальконе.

Выполнил несколько скульптур для церкви Святого Роха в Париже.

«Купальщица»

Неменьшего внимания и восхищения в салоне 1757 г. была удостоена статуя «Купальщица», изображающая нимфу, погрузившую свои ноги в воду. Это произведение Этьена Фальконе выполнено очень изящно, без малейшего намека на вульгарность.

Текучи и плавны линии фигуры девушки с маленькой грудью и покатыми плечами. Она стоит, опираясь о высокий пень, и, слегка придерживая у бедра легкую ткань, пробует кончиками пальцев ноги воду. За счет небольшого наклона головы красиво подчеркивается гибкая линия шеи купальщицы, а ее лицо сохраняет детскую округлость. Так, казалось бы, обычные черты девушки под резцом мастера становятся поэтически выразительными.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий