Фолкнер, Уильям Катберт

Личная жизнь

Несмотря на множественные романы, то и дело случавшиеся в личной жизни популярного писателя, Фолкнер оставался преданным первой возлюбленной Эстелл Олдем, в 1929 году ставшей его законной женой.

Уильям Фолкнер и его жена Эстелл / Virginia

На пути к этому счастью Уильям столкнулся с преградами в виде измены избранницы, а также ожидания возобновления отношений, длившегося на протяжении 10 лет. Из-за этой девушки парень, не подходивший для воинской службы, пошел в британскую армию и едва не бросил занятия литературой, которая в итоге обеспечила обоим безбедную жизнь.

Только женившись на Эстелл, оставившей первого супруга, писатель вздохнул спокойно, а появление дочерей Джил и Алабамы сделало его по-настоящему счастливым и дало силы вдохновенно творить. Коммерческий успех произведений позволил семье Фолкнера приобрести дом Rowan Oak в штате Миссисипи, где сейчас разместился музей с коллекцией книг, рукописей, портретов и фотографий.

Уильям Катберт Фолкнер 122k

(25.09.1897 – 06.07.1962)

Большая советская энциклопедия: Фолкнер (Faulkner) Уильям (25.9.1897, Нью-Олбани, штат Миссисипи, – 6.7.1962, Оксфорд, штат Миссисипи), американский писатель. Выходец из аристократической семьи плантаторов-землевладельцев Юга. Во время 1-й мировой войны 1914-18 служил в канадской авиации, но в военных действиях не участвовал. После войны в течение года посещал университет штата Миссисипи. Прервав учебу, работал маляром, клерком, почтальоном. Дебютировал книгой стихов «Мраморный фавн» (1924), написанной под влиянием франц. символизма. К 1925 относится знакомство Ф. с Ш. Андерсоном. Первый роман Ф. «Солдатская награда» (1926, рус. пер. 1966) написан в духе прозы «потерянного поколения», роман «Москиты» (1927) свидетельствует о влиянии О. Хаксли.Роман Ф. «Сарторис» (1929, рус; пер. 1973) открывает цикл произведений о Йокнапатофе – вымышленном юж. округе. Роман «Шум и ярость» (1929, рус. пер. 1973) углубляет и развивает заявленную в «Сарторисе» тему обреченности патриархальной традиции фермерского Юга, распада и дегуманизации его общественных отношений. Деградацию Юга Ф. связывает с допущенной в прошлом роковой ошибкой – признанием законности рабства. Вместе с уходящей «южной цивилизацией» гибнут и порожденные ею люди – герои Ф. это и представители старого плантаторского рода, и бедняки-фермеры из романа «На смертном одре» (1930). Если до выхода в свет «Святилища» (1931) Ф. оставался «писателем для критиков», то история преступлений гангстера-садиста, лишь по чистой случайности уличенного законом, принесла ему коммерческий успех и приглашение в Голливуд в качестве сценариста-консультанта. Еще глубже погружает в «космос» Юга роман «Свет в августе» (1932, рус. пер. 1974), где вскрыта обреченность принципов расизма и пуританства, жестокое и непоправимое влияние их на судьбы людей. В центре одного из лучших романов Ф. «Авессалом, Авессалом!» (1936) судьба полковника-южанина Сатнена, чьи энергия и одержимость все же бессильны повернуть вспять неизбежный ход событий: любое его начинание гибнет, каждая идея обречена уже в зародыше. Зарождению хищнических капиталистических отношений и распаду былых патриархальных посвящена «южная эпопея» Ф. – трилогия «Деревушка» (1940, рус. пер. 1964), «Город» (1957, рус. пер. 1965), «Особняк» (1959, рус. пер. 1961), повествующая о представителях «нового рода» Сноупсов, жестоких, хладнокровных дельцах; такие, по мысли писателя, лишь и способны выжить в изменившемся «духовном климате» Юга. Из последних произведений Ф. известны «Реквием по монахине» (1951, рус. пер. инсценировки А. Камю 1970); своеобразный детективный роман «Осквернитель праха» (1948, рус. пер. 1968) и «Притча» (1954). На протяжении всего творческого пути любимым жанром Ф. оставался рассказ: сборники «Эти тринадцать» (1931), «Сойди, Моисей» (1942) и др.Хотя в ранних произведениях Ф. заметен интерес к «экспериментальным школам» европейского романа, в частности к роману «потока сознания», основными тенденциями своего творчества он, несомненно, принадлежит к литературе критического реализма. Творческий метод Ф. характеризуется глубоким историзмом, тяготением к символике, ведению повествования в нескольких временных пластах, использованием высокой риторики. Будучи глубоко национальным писателем, кровно связанным с судьбой амер. Юга, с его прошлым и настоящим, с его мифологией, культурой, языком и бытом, Ф. одновременно классик мировой литературы 20 в. Его творчество освещено верой в неистощимость человеческого духа, в безграничную способность человека к состраданию, жертвенности и жизнестойкости. Нобелевская премия (1949).

Сценарий.

Опубликовав несколько примечательных книг, Фолкнер обратился к сценарию. Начав с шестинедельного контракта в «Метро-Голдвин-Майер», он написал в 1933 году «Сегодня мы живем» с Джоан Кроуфорд и Гэри Купером в главных ролях. После смерти отца Фолкнера, нуждаясь в деньгах, он решил продать права на фильм «Святилище», позже названный «История Темпла Дрейка» (1933). В том же году Эстель родила Джилл, единственного оставшегося в живых ребенка. В период с 1932 по 1945 год Фолкнер десятки раз ездил в Голливуд, чтобы поработать сценаристом и внести свой вклад в создание бесчисленных фильмов. Однако, не вдохновленный этой задачей, он сделал это исключительно ради финансовой выгоды.

В этот период Фолкнер также опубликовал несколько романов, в том числе эпическую семейную сагу «Авессалом, Авессалом!» (1936), сатирическую «Посёлок» (1940) и «Сойди, Моисей» (1942).

Детство и юность

Мальчик, которого родители Марри Чарльз Фолкнер и Мод Батлер назвали Уильям Катберт, родился 25 сентября 1897 года в городе Нью-Олбани, принадлежавшем американскому штату Миссисипи. Ребенок рано познакомился с литературой и до момента поступления в школу научился читать и писать.

Embed from Getty ImagesУильям Фолкнер и его брат Джон

Семья несколько раз переезжала с места на место и в 1902 году обосновалась в Оксфорде, округ Лафайет. Там отец принял на себя управление несколькими предприятиями, а мать, бабушка и темнокожая няня Калли занялись домашним хозяйством и воспитанием и образованием детей. Именно женская часть семьи Фолкнер оказала решающее воздействие на биографию будущего писателя, привив ему любовь к искусству и насыщенному художественному языку.

Отец тоже внес свою лепту в становление личности Уильяма и других сыновей, приучая их наблюдать за красотой окружающего мира во время рыбалки, охоты и прогулок в отдаленных малоизученных лесах. Благодаря такому влиянию со стороны всех членов фамилии подросток добился успехов в освоении начальной школьной программы, но к средним классам потерял интерес к знаниям и начал систематически прогуливать уроки.

Увлекшись историей штата Миссисипи, он бросил учебу и начал мечтать о повторении судьбы известного прадеда, бывшего писателем, полковником и героем Гражданской войны. Эти интересы разделял старший товарищ Фолкнера Фил Стоун, который получил степень бакалавра Йельского университета и был старше юноши на несколько лет. Следуя советам ученого друга, Уильям начал посещать курсы в высшем учебном заведении округа и присоединился к студенческому братству Sigma Alpha Epsilon.

Уильям Фолкнер в молодости / Wikipedia

Организация, пропитанная атмосферой творчества, побудила нового члена проявить изобретательность, и чтобы не выбиваться из коллектива, 17-летний юноша начал сочинять стихи. Стоун, бывший первым читателем ранних произведений, высоко оценил талант приятеля и обратился к нескольким издателям, которые не сочли работу подходящей для печати.

Такое отношение подтолкнуло молодого Фолкнера на время отказаться от литературы и в 1918 году записаться в резервную часть военно-воздушных сил в Канаде. Но к этому времени Первая мировая война закончилась, и не нюхавший пороху юноша вынужден был вернуться домой. По протекции отца, заведовавшего административными делами университета Миссисипи, отставника летной школы снова взяли на курсы и, несмотря на посредственную успеваемость, пригласили печататься в студенческой газете.

* * *

Двухэтажный особняк в колониальном стиле превращен ныне в музей. Впрочем, тепло жилья в нем сохранилось, ибо за вычетом взятых под стекло счетов из магазинов, прачечной и т. д., да панели, на которой выбиты знаменитые слова из Нобелевской речи: «Я отказываюсь
принять конец человечества..» — все здесь осталось, как при жизни хозяина. Большая библиотека… На стенах рисунки матери, которая любительски занималась живописью, на столе, почти целиком занятом огромной пищущей машинкой, — стопка бумаги, банка с крошками
табака, потухшая трубка и… фигурка Дон-Кихота — подарок премьер-министра Венесуэлы. Появилась она здесь неслучайно. Подарок был сделан со смыслом.

Знаменитый испанский писатель Мигель де Унамуно еще в начале ХХ века сформулировал целую «теорию» кихотизма: «Если все идет прахом, если исчезли в мире порядочность, доброта, альтруизм, если люди, ослепленные эгоистическим интересом, готовы ради него
перебить друг друга, что же остается — сжать зубы и защищать мораль в себе, защищать, не расчитывая на успех, — по-донкихотски». Многие замечательные люди, живущие в нашем столетии, пережившие как личную трагедию крушение идеалов гуманизма, с болью осознав
их бессилие и неосуществимость, были верны этой теории и в жизни, и в творчестве. Разве не были своего рода донкихотами герои Хемингуэя? И не чистейшими ли донкихотами, хоть и в панцире сложнейших философских систем, выглядят персонажи драматургии Сартра,
проза и эссеистика Камю? Фолкнер был один из последних донкихотов ХХ века. «Бессмертие человека, — говорил он, — в том и состоит, что сталкиваясь с трагедиями, которые он не в силах одолеть, он все же пытается сделать это». Донкихоты 20-го столетия поняли
всю утопичность и наивность желания превратить мир из арены скорби в земной рай и воспитать новую породу людей — так называемого «нового человека». Эта мысль обнаженно-правдиво прозвучала в риторическом вопросе поэта.

«Так что, напрасно гениям горелось –
во имя изменения людей?
Так, может быть, идей неустарелость
свидетельство бессилия идей?»

Самые гуманнейшие и гениальнейшие поэты, писатели, философы, ученые и пророки не смогли предотвратить мировые войны, геноцид, Хиросиму и Гулаг, но в огне и крови 20-го столетия ими была выстрадана стоическая истина — «человека можно убить, но его нельзя
победить». И долг писателя состоит в том, считал Фолкнер, чтобы «помочь человеку выстоять, укрепляя человеческие сердца, напоминая ему о мужестве, чести, надежде, гордости, сострадании, самопожертвовании, о том, что составляет извечную славу человечества».

К прижизненной славе Фолкнер относился равнодушно и даже с раздражением. О посмертной не думал и хотел, пожалуй, только одного — того, что, как не раз он говорил, должен хотеть любой настоящий художник. «Вообразите, исчезая за стеной забвения, человек
оставляет на ней зарубку — вам где угодно и когда угодно попадутся эти слова: „Килрой был здесь“. Вот это и есть след художника. Он не может жить вечно. Он знает это. Но когда его не станет, кто-нибудь узнает, что в отпущенный ему краткий срок, он был
здесь».

Килрой-Фолкнер оставил зарубку. Он был здесь, и был не зря.

Нелли Горовская (Нью-Йорк)

Ранняя жизнь.

Уильям Катберт Фолкнер родился в маленьком городке Нью-Олбани, штат Миссисипи, 25 сентября 1897 года. Его родители, Марри Фолкнер и Мод Батлер Фолкнер, назвали его в честь своего прадеда по отцовской линии, Уильяма Кларка Фолкнера, предприимчивого и проницательного человека, который семь лет назад был застрелен на городской площади Рипли, штат Миссисипи. На протяжении всей своей жизни Уильям Кларк Фолкнер работал железнодорожным финансистом, политиком, солдатом, фермером, бизнесменом, адвокатом и — в свои сумеречные годы — автором бестселлеров.

Величие «старого полковника», как почти все его называли, не давало покоя детям и внукам Уильяма Кларка Фолкнера. Сын старого полковника, Джон Уэсли Томпсон, открыл первый Национальный банк Оксфорда в 1910 году. Однако вместо того, чтобы впоследствии завещать железнодорожный бизнес своему сыну, Марри, Томпсон продал его. Марри работал бизнес-менеджером в Университете штата Миссисипи. Сын Марри, писатель Уильям Фолкнер, крепко держался за наследие своего прадеда, написав о нем в своих самых ранних романах, действие которых происходило на американском Юге.

В семье Фолкнера старшие мужчины производили на него такое же впечатление, как и женщины. Мать Фолкнера, Мод, и бабушка Лелия Батлер были ненасытными читателями, а также прекрасными художниками и фотографами, и они научили его красоте линий и цвета. «Мамушкой» Фолкнер, как он ее называл, была чернокожая женщина по имени Кэролайн Барр. Она воспитывала его с рождения до того дня, когда он покинул дом, и была основой его развития. На ее поминках Фолкнер сказал скорбящей толпе, что для него большая честь видеть ее, что она научила его отличать добро от зла и была верна его семье, несмотря на то, что не родила ни одного из них.

В подростковом возрасте Фолкнер увлекся рисованием. Он также очень любил читать и писать стихи. Фактически, к 12 годам он начал намеренно подражать шотландским романтикам, в частности Роберту Бернсу, и английским романтикам, А. Э. Хаусману и А. С. Суинберну. Однако, несмотря на его недюжинный интеллект, а может быть, и благодаря ему, школа ему наскучила, и он так и не получил аттестата о среднем образовании. Бросив учебу, Фолкнер работал плотником и время от времени клерком в банке своего деда.

За это время Фолкнер познакомился с Эстеллой Олдхэм. Во время их встречи она была одновременно популярной и чрезвычайно искрометной и сразу же покорила его сердце. Некоторое время они встречались, но другой мужчина, Корнелл Франклин, сделал ей предложение раньше Фолкера. Эстелла восприняла это предложение беззаботно, отчасти потому, что Франклин только что получил чин майора в гавайских территориальных войсках и вскоре должен был явиться на службу. Эстелла надеялась, что он исчезнет естественным путем, но несколько месяцев спустя он прислал ей по почте обручальное кольцо. Родители Эстеллы предложили ей принять предложение, так как Франклин был выпускником юридического факультета Университета Миссисипи и происходил из семьи с высокой репутацией.

Огорченный помолвкой Эстеллы, Фолкнер обратился к новому наставнику Филу Стоуну, местному адвокату, который был впечатлен его поэзией. Стоун пригласил Фолкнера переехать к нему в Нью-Хейвен, штат Коннектикут. Там Стоун питал страсть Фолкнера к писательству. Погружаясь в прозу, Фолкнер работал в компании Winchester Repeating Arms Company, известном производителе винтовок. Привлеченный войной в Европе, он присоединился к британскому королевскому летному корпусу в 1918 году и прошел подготовку в качестве пилота в первых королевских канадских ВВС.

Фолкнер тренировался на Британских и канадских базах и закончил свое время в Торонто незадолго до окончания войны, так и не оказавшись на войне. Будучи человеком искусным в преувеличениях, Фолкнер приукрашивал свой опыт, а иногда и полностью выдумывал военные истории для своих друзей на родине. Он даже надел форму лейтенанта, чтобы поддержать свою репутацию, и надел ее, когда вернулся в Миссисипи.

Ранние произведения.

К 1919 году Фолкнер поступил в Университет штата Миссисипи. Он писал для студенческой газеты «Миссисипи», представляя свое первое опубликованное стихотворение и другие короткие произведения. Однако после трех семестров, будучи совершенно невнимательным студентом, он бросил учебу. Некоторое время он работал в Нью-Йорке помощником книготорговца и в течение двух лет почтмейстером в университете, а также провел короткое время в качестве скаутмейстера местного отряда.

В 1924 году Фил Стоун сопроводил сборник стихов Фолкнера «The Marble Faun» в издательство. Вскоре после тиража в 1000 экземпляров Фолкнер переехал в Новый Орлеан. Находясь там, он опубликовал несколько очерков для «The Double Dealer», местного журнала, который служил объединению и воспитанию литературной толпы города. В 1926 году Фолкнеру удалось опубликовать свой первый роман «Солдатская награда». Как только она была принята к печати в 1925 году, он отплыл из Нового Орлеана в Европу, чтобы пожить несколько месяцев в Le Grand Hôtel des Principautés Unies в Париже. Во время своего пребывания он писал о Люксембургском саду, который находился в нескольких минутах ходьбы от его квартиры.

Вернувшись в Луизиану, американский писатель Шервуд Андерсон, ставший его другом, дал Фолкнеру несколько советов: он посоветовал молодому автору написать о своем родном районе Миссисипи — месте, которое Фолкнер наверняка знал лучше, чем Северную Францию. Вдохновленный этой концепцией, Фолкнер начал писать о местах и людях своего детства, развивая множество ярких персонажей, основанных на реальных людях, с которыми он вырос или о которых слышал, включая своего прадеда Уильяма Кларка Фолкнера. Для своего знаменитого романа 1929 года «Шум и ярость» он разработал вымышленный округ Йокнапатофа — место, почти идентичное округу Лафайет, в котором расположен Оксфорд, штат Миссисипи. Годом позже, в 1930 году, Фолкнер выпустил роман «Когда я умирала»

“Авессалом, Авессалом”

Роман Фолкнера 1936 года “Авессалом, Авессалом!” уже в начале XXI века был признан в Америке лучшим произведением юга США всех времен. В нем рассказывается о трех семьях на протяжении достаточно продолжительного времени – до, во время и после Гражданской войны.

Основная история посвящена судьбе Томаса Сатпена, который приехал в Миссисипи, чтобы разбогатеть и построить патриархальную семью. Чтения этого произведения затрудняет тот факт, что события в нем развиваются не в хронологическом порядке, часто можно встретить противоречия в деталях, описание одной и той же ситуации с разных точек зрения. Благодаря такому приему, характер и личность Сатпена удается раскрыть со всех сторон.

Книги

В 1919 году американское издание The New Republic напечатало раннее произведение Фолкнера, а через 5 лет в свет вышел сборник стихов под названием «Мраморный фавн». Но к этому времени начинающий писатель уже отошел от стихотворений и по совету новеллиста Шервуда Андерсона начал работу над романами «Солдатская награда» и «Москиты».

Писатель Уильям Фолкнер / Library of Congress

В 1927 году Фолкнер задумал серию романов, действие которых разворачивалось в вымышленном округе Йокнапатофа, и написал первое произведение «Флаги в пыли». Но, вопреки ожиданиям, эта история, пронизанная традициями и духом американского юга, не понравилась редакторам и только в 1929 году была полностью переработана и напечатана под названием «Сарторис».

Опустошенный таким отношением к собственной книге, автор решил начать эксперименты со стилем и создал 3 рассказа о молодом поколении семьи Компсон. Через некоторое время описанные события сложились в единое повествование и в итоге стали полноценным романом «Шум и ярость», выразившим новаторский подход к языку и литературе. Но первые читатели не поняли авторского замысла, и по-настоящему великий роман оценили лишь в 1932 году.

На волне успеха Уильям опубликовал сборник рассказов «Тринадцать», в который вошли «Роза для Эмили», «Красные листья», «Вечернее солнце» и «Сухой сентябрь», рисовавшие картины расовой несправедливости и морального угнетения, распространенных в некоторых областях его родной страны.

Самым известным произведением Фолкнера современники сочли роман «Свет в августе», написанный и опубликованный в 1932 году. Другими не менее знаменитыми работами Фолкнера являются поздние романы «Авессалом, Авессалом!», «Осквернитель праха», «Город» и «Особняк», позволившие автору стать лауреатом Нобелевской премии по литературе и ставшие лучшими «южными» книгами всех времен.

Сотрудничество с Голливудом

С появлением семьи у героя нашей статьи возникла потребность зарабатывать больше денег, чем раньше. Поэтому он занялся написанием сценариев для голливудских фильмов. В 1932 году он даже заключил контракт с известной кинокомпанией “Метро-Голдвин-Майер”. По нему он получал в неделю 500 долларов, что были солидные по тем временам деньги.

В обязанности Фолкнера входило написание оригинальных диалогов и сюжетов, адаптации и переработка имеющих сценариев. Писатель рассматривал эту работу, как способ зарабатывания денег, который позволит ему всерьез сконцентрироваться на серьезной литературе.

Коллеги вспоминают героя нашей статьи как весьма строптивого сценариста, который к тому же часто отлучался домой. Но при всем этом к работе относился максимально добросовестно, поражая окружающих своей работоспособностью. Так, стандартной нормой для голливудских сценаристов было писать 5 страниц за один рабочий день, Фолкнер за это же время умудрялся написать 35 страниц.

Его сотрудничество с Голливудом в итоге растянулось на полтора десятилетия. С 1932 по 1946 годы он снабжал режиссеров своими сценариями, особенно удавались его совместные работы с Говардом Хоуксом.

Параллельно он, как и планировал изначально, продолжал трудиться над своими произведениями. По отзывам об Уильяме Фолкнере читателей и авторитетных литературных критиков к данному периоду относятся его самые удивительные произведения. Это “Свет в августе”, “Дикие пальмы”, “Непобежденные”, “Поселок”, “Авессалом, Авессалом!”, роман в новеллах “Сойди, Моисей”, в который вошла знаменитая повесть “Медведь”.

Автор книги: Уильям Катберт Фолкнер

Фолкнер УильямСвятилище

Уильям Фолкнер

Святилище

Перевод Д. Вознякевич

Укрытие от беды

Беседуя со Старой леди о современном искусстве в “Смерти после полудня”, автор среди других упоминает и Фолкнера. Отзыв о нем, пристрастный, как всегда у Хемингуэя, менее всего способного к объективности, когда дело касается коллег по ремеслу, полон сарказма. Произведения Фолкнера названы замечательными в том отношении, что благодаря им явилась возможность не стесняться, описывая малопривлекательные стороны жизни, ну вот хотя бы нравы домов терпимости. Издателей больше не пугают такие страницы. Живой пример убедительнее любых выкладок, а о таких домах “мистер Фолкнер пишет великолепно. За много лет ни один писатель из тех, кого мне приходилось читать, не написал лучше его”.

Ясно, какое произведение Фолкнера тут подразумевается, – конечно, “Святилище”. Этот роман появился всего за год до африканского дневника Хемингуэя, где описания сафари перемежаются рассуждениями на литературные темы, – в 1931-м. И поводы для иронии он в самом деле предоставлял, ведь и Фолкнер впоследствии высказывался об этом своем детище критически. Но отчего-то раз за разом возвращался к мотивам, которые затронуты в книге, им самим названной неудачной, И даже решил, что требуется продолжение. Так двадцать лет спустя появился “Реквием по монахине”.

В этой странной книге, где повествование является лишь прологом к драматургическим сценам, как бы мимоходом возникают один за другим эпизоды далекой и не очень давней истории Йокнапатофы, того самого “клочка земли величиной с почтовую марку”, который Фолкнер описывал всю свою творческую жизнь, превратив его в художественную вселенную. Непосредственно для событий, о которых узнает читатель “Реквиема по монахине”, подобные экскурсы в прошлое едва ли и нужны. Однако они обладают первостепенным значением, если задуматься о проблематике, возникающей за перипетиями действия.

Фолкнера десятилетиями не оставляла идея Большой книги, некоего всеобъемлющего современного эпоса, в котором точность изображения окружающей жизни соединилась бы с глубиной коллизий, не подверженных давлению времени, потому что они актуальны всегда и для всех. “Сага о Йокнапатофе”, как принято называть его основной цикл романов, повестей и рассказов, куда входят и “Святилище”, и “Реквием по монахине”, осталась памятником этого титанического усилия, аналогов которому, кажется, не отыскать в литературе кончающегося века. Но и то, что не относится к “Саге” по сюжету или по времени действия, сохраняет внутреннюю родственность с нею. Ведь у Фолкнера не бывает случайных мотивов.

Четыре части

Первая часть романа “Шум и ярость” написана от лица Бенджамина Компсона, умственно неполноценного мужчины, которому 33 года. Читателю так и не удается разобраться в особенностях его заболевания, по всей видимости, у него олигофрения. Повествования от лица Бенджи постоянно характеризуется частыми и непоследовательными хронологическими скачками.

Вторая часть посвящена его старшему брату Квентину, в том числе событиям, которые предшествуют его самоубийству. Третья часть написана от лица младшего брата Квентина, циничного Джейсона. А в четвертой, заключительной части произведения, Фолкнер вводит образ объективного автора-наблюдателя, посвящая ее одной из темнокожих служанок семейства Компсонов, которую зовут Дилси. В ней можно встретить упоминания о мыслях и поступках всех членов семейства.

Выход нового романа совпал с женитьбой Фолкнера на Эстелл Олдем, дождавшись, чтобы она развелась со своим первым мужем. У них родились две дочери. Джил и Алабама, которая умерла в младенчестве. Стоит при этом отметить, что произведения Фолкнера были очень популярны у критиков, но не у читателей, которые считали его слишком сложным и чересчур необычным.

История жизни Уильяма Фолкнера

Задавшись целью представить Ф. как можно более широкому кругу читателей, Каули в 1946 г. издал «Избранного Фолкнера» («The Portable Faulkner»); сборник имел большой успех и вызвал заметное оживление интереса к произведениям писателя. В своем предисловии к этому сборнику Каули исследовал сагу Йокнапатофы с точки зрения американского мифа, назвав романы Ф. «недосягаемым художественным подвигом». 

В 1950 г. Ф. была присуждена Нобелевская премия за 1949 г. «за его значительный и с художественной точки зрения уникальный вклад в развитие современного американского романа». Присуждение Нобелевской премии Ф. вызвало противоречивые отклики. «Его называют реакционером, – сказал в своей речи член Шведской академии Густаф Хельстрём, имея в виду чрезмерное увлечение Ф. темами ненависти и насилия на американском Юге. – Но даже если это и так, ненависть у Ф. уравновешивается чувством вины. Для такого писателя, с его чувством справедливости и гуманности, ненависть невозможна. Именно поэтому его Йокнапатофа универсальна».

 

В своей краткой речи Ф. остановился на проблеме выживания человека и ответственности писателя. «Перед угрозой ядерного уничтожения, – сказал он, – молодой мужчина или молодая женщина, пишущие сегодня, забыли о сердечных проблемах, о мятущихся душах… И все же я верю, что человек не просто выстоит, но победит. Человек бессмертен… потому что у него есть душа, потому что он способен к состраданию, жертвенности и стойкости». 

Ф. получил Нобелевскую премию в пору творческого кризиса. После очередной поездки в Голливуд он вернулся в Оксфорд и закончил «Реквием по монахине» («Requiem for a Nun», 1951), а затем попытался создать свой «magnum opus» – «Притчу» («A Fable», 1954), роман о первой мировой войне, главный герой которого, капрал, имеет много общего с Христом. Однако критики роман не приняли. 

Хотя здоровье Ф. было серьезно ослаблено регулярными и тяжелыми запоями, он воспользовался приглашением госдепартамента представлять Соединенные Штаты Америки на Международной писательской конференции в Бразилии в 1954 г. В следующем году Ф. совершает кругосветное путешествие в качестве официального представителя американского правительства. 

Романами «Город» («The Town», 1957) и «Особняк» («The Mansion», 1959) Ф. подвел черту под историей семьи Сноупсов, которую он начал в 1940 г. в «Деревушке». С 1957 г. и почти до самой смерти писатель ведет семинары в университете штата Виргиния; положение writer in residence (т.е. писателя, получающего стипендию от университета) еще больше повысило его репутацию и материальную обеспеченность. Признанный самым популярным американским писателем в Венесуэле, Ф. в 1961 г. принимает участие в праздновании 150-летней годовщины этой страны. 

Могила Фолкнера

В следующем году Ф. начал писать свою последнюю книгу «Похитители» («The Reivers», 1962). 17 июня 1962 г. он упал с лошади, а несколько недель спустя, 6 июля, приехав в санаторий в Байхелиа (штат Миссисипи), скончался от тромбоза. 

Литературная слава Ф. продолжает неуклонно расти и после его смерти. По словам Майкла Миллгейта, «критики, анализируя причудливые композиционные и образные модели его книг, приходят к выводу, что продуманность стиля органически связана с материалом романов, с их нравственными и эмоциональными мотивами». 

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий