Гавел, Вацлав

«Бархатная» вершина

Фото: Vojenský historický ústav

«Манифестация 17 ноября не была, насколько мне известно, самой масштабной из всех, которые здесь когда-либо происходили. К сожалению, побоище, которым она закончилась, было одним из самых жестоких. Общество этим по-настоящему возмущено, и многое тому подтверждение. Например, студенты объявили недельную забастовку, через день, то есть 18 числа, к ним присоединились актеры театров, на многих спектаклях вслух заявляли протесты против сложившейся ситуации, во многих театрах проходили открытые дискуссии, звучал гимн и так далее. В некоторых театрах представления все-таки прошли по программе (кажется, в городах Пльзень, Хеб), но и то лишь потому, что они вовремя не узнали об объявлении общей забастовки».

«Гавела – на Град!» – так звучал главный лозунг «бархатной» революции. Популярность автора высказывания «Правда и любовь должны победить ложь и ненависть» быстро росла, и 29 декабря 1989 года на совместном заседании обеих палат Федерального собрания Чехословакии во Владиславском зале Пражского Града Гавел был единогласно избран президентом — первым некоммунистическим президентом за последние сорок лет.

Иоанн Павел II и Вацлав Гвел, фото: ЧТ24

Покарать, но не отобрать надежду на исправление ситуации; указывать на моральные нормы, но не судить; отрицать коллективную вину, но вместо этого воззвать к чувству коллективной ответственности – так, по свидетельствам историков и современников, можно было охарактеризовать политический подход Вацлава Гавела к работе со своими гражданами.

Вацлав Гавел покинул свой пост 20 июля 1992 года, за три месяца до окончания своего официального второго президентского срока. Федеральное собрание его не переизбрало, более того, сам Гавел видел конец единой Чехословакии неизбежным.

За время пребывания в кресле президента Гавелу удалось вернуть Чехословакию в международную политику и утвердить прозападную ориентацию страны. Успех внешней политики демонстрируют государственные визиты той поры: в 1989 году Чехословакию посетили папа Иоанн Павел II и президент США Джордж Буш. К важным моментам относится также выход из сферы влияния СССР и первые экономические реформы. Под руководством Гавела страна работала над присоединением к западным структурам, а также над обновлением отношений между странами Центральной Европы, прежде всего в рамках Вышеградской четверки.

Вацлав Гвел и Олга Гавлова, фото: Výbor dobré vůle, Ondřej Němec, CC BY 4.0

Срок президентских полномочий Вацлава Гавела истек 2 февраля 2003 года. В ходе своего президентства политик отстаивал право и стремление Чехии стать полноправным членом Евросоюза.

Как и положено в случае со значимой исторической фигурой, мнения очевидцев о временах, когда политик стоял во главе государства, разделились. Некоторые полагают, что Гавел слишком задержался на руководящем посту, другие, наоборот, считают период его управления страной светлой полосой надежды. В последнем обращении к народу Вацлав Гавел сказал: «Всем, кого я разочаровал своими идеями и действиями, у для кого я просто вызываю ненависть, я приношу искренние извинения и надеюсь на прощение».

Вацлав Гвел, фото: Томаш Адамец, ЧРо

Биография

Происхождение и ранние годы

Вацлав Гавел родился 5 октября 1936 года в Праге в известной чешской семье.

Его дед, Вацлав Гавел (1861—1921) — предприниматель в области строительства. В числе прочего он построил пражскую Люцерну на Вацлавской площади (1907—1920) и основал кинокомпанию «Люцернафильм» (1912 год). Продолжателями его дела стали отец Гавела Вацлав (1897—1979) и его дядя Милош Гавел (1899—1968). До начала Второй мировой войны в 1939 году во владении семьи Гавелов была киностудия «Баррандов», рестораны фирмы «Люцерна», охотничий домик на Чешско-Моравской возвышенности (а при нём — 1400 га леса, ежегодно сдававшихся в аренду) и дома на пражской набережной Влтавы.

Мать, Божена Гавлова, урождённая Вавречкова (1913—1970), происходила из семьи Гуго Вавречки, редактора буржуазной газеты «Lidove noviny» («Народная газета»), во времена довоенной чехословацкой республики — посла в Венгрии и Австрии. С 1932 года он был директором обувных заводов фабриканта Томаша Бати, а в 1938 году недолгое время занимал пост министра пропаганды.

Родители Вацлава Гавела, Вацлав М. Гавел и Божена Вавречкова, вступили в брак в июне 1935 года. Вацлав стал их старшим сыном. Через год родился Иван.

2 сентября 1942 года, в годы немецкой оккупации, Вацлав начал ходить в школу в Ждярце (чеш. rec). Ему было 8 лет и он учился в третьем классе, когда в мае 1945 года под натиском Красной армии немецкие войска оставили Чехословакию.

В 1947 году он закончил среднюю школу в Ждярце. Сразу же после этого Вацлава отправили в школу-интернат для мальчиков в Подебрадах, где он должен был начать самостоятельную жизнь. Интернат имени короля Иржи, расположенный в Подебрадском замке, изначально был рассчитан на детей, осиротевших в годы войны. Однако очень быстро школа стала привлекательна как для сыновей прежней элиты, так и коммунистов, и в итоге настоящие сироты — как, например, Милош Форман, — оказались в меньшинстве. В 1955 году Гавел поступил в Чешский Технический университет в Праге на транспортный факультет, кафедра экономики транспорта, где учился до 1957 года. Безуспешно пытался перевестись в FAMU, после чего не был принят назад в ЧВУТ.

После прихода к власти коммунистов в 1948 году имущество семьи было конфисковано. Вацлава исключили из средней школы как сына противника нового режима.

В 1950 году Вацлав поступил лаборантом в химическую лабораторию и одновременно начал учиться в вечерней гимназии в Праге. В 1954 году он получил свидетельство о среднем образовании.

Начало писательской деятельности

В 1955 году Гавел впервые выступил как литературный критик и вскоре становится достаточно известным в литературных кругах. В это время появляются его первые пьесы.

С 1957 года по 1959 был призван на военную службу.

В 1960 году начал работать в театре Na zbradl, сначала как техник, впоследствии как драматург (до 1968 года). В этом же театре в декабре 1963 года был поставлен первый спектакль Гавела «Садовый праздник». Через год этот спектакль был показан в Западном Берлине в театре Шиллера.

Из-за своего буржуазного происхождения Гавел долго не мог получить желаемое гуманитарное образование. Ему удалось закончить училище по специальности «химик-лаборант» и параллельно окончить вечернюю гимназию. В 1966 году ему также удалось закончить заочное отделение театрального факультета Пражской Академии искусств.

В 1965 году Гавел вошёл в состав редакции литературно-художественного журнала «Тварж» (Лицо). К этому времени относятся первые запреты чехословацкой цензурой его произведений. Признание за границей приходит к нему в этот же период.

Театр «На забрадли»

В 1960-м Вацлав Гавел, помышлявший о карьере театрального критика, написал несколько статей о зарождавшихся на склоне 1950-х в Чехословакии театрах малых форм – «На забрадли» (возможный перевод: «На перилах»), «Семафор», образованных в 1958 году, а также о театре «Ширма», появившемся в 1959 году.

Театр на Забрадли, фото: Aktron, CC BY-SA 3.0

Именно эта работа открыла ему тогда двери в журнал «Культура», сотрудничая с которым на одной из проводившихся дискуссий он познакомился с актером и режиссером Иваном Выскочилом. Тогда он занимался именно развитием театра, альтернативного по отношению к конформистскому социалистическому.

«Выскочил и переманил Вацлава Гавела из театра «АВС» в театр «На забрадли». Официально он должен был продолжать трудиться рабочим сцены, но ему была обещана возможность подключиться к творческому процессу и в качестве автора.

Вы же понимаете, что над Гавелом висела тень его «буржуазного происхождения», что ограничивало продвижение его карьеры. Но если ему удастся пробиться в качестве автора, пообещал Иван Выскочил, он сможет потом работать уже и официально. Так оно и произошло», – повествует театровед Ленка Юнгманнова.

Первый президент Чехии и закон о реституции

Понятно, что в сложившихся обстоятельствах, Гавел просто не мог не воспользоваться служебным положением: ему кровь из носу, до чесоточного зуда необходимо было вернуть себе наследство предков, когда-то конфискованное коммунистами – до войны Гавелы владели строительной фирмой, киностудией «Баррандов», несколькими ресторанами «Люцерна», домами на набережной Влтавы в пределах Праги и так далее, и не без основания считалась одной из богатейших семей Чехии.

А в годы войны дядя первого главы Чешской Республики Милош Гавел сотрудничал с нацистами… Можем себе представить, среди каких и насколько озлобленных людей прошло детство и юность Гавела-младшего.

Однако, в связи с пособничеством семьи Гавелов нацистам, на конфискованное у них после войны и национализированное имущество принципы и предписания реституции не распространялись, а потому сами способы его получения Вацлавом Гавелом выглядят, мягко говоря, странными и даже незаконными – и, тем не менее, получил он это имущество одним из первых в стране. И даже успел его выгодно продать.

Впрочем, это-то как раз и не удивительно – для таких, как покойный Вацлав Гавел мораль и закон всегда были и будут на последнем месте. Ну да Бог им всем судья…

«Аудиенция»

Следующая пьеса того же периода – «Аудиенция» (1975), далее был «Вернисаж» (1975) и «Протест» (1978). Последние три упомянутые пьесы получили общее обозначение «Ванековки» – по фамилии их главного героя Ванека.

Рассказывает Владимир Гулец, театровед и публицист: «Я отношусь к поколению, которое драматурга Вацлава Гавела открывала для себя уже в тот момент, когда он оказался в числе запрещенных авторов – в 1970-х и 80-х годах. Для нас он являлся примером, доказывающим существование живого театра. Они читали эти пьесы и играли спектакли вечерами друг у друга на квартирах. В этих текстах описывалось состояние интеллектуала в обществе того времени. У себя дома мы крутили магнитофонные записи таких домашних спектаклей. Очень известной и популярной была «Аудиенция», которую сыграл сам Гавел с актером Павлом Ландовским.

Пьесы этого толка для меня до сих пор остаются особенно интересными из-за их текста. Появившиеся позже постановки на сцене меня захватывали уже не столь сильно. Главным остался текст, который описывал безвременье и сопротивление воцарившемуся безвременью. Это мое ощущение

Для меня, парня в возрасте 15–20 лет, это было очень важно»

Письма Ольге, фото: Knihovna Václava Havla

В пятницу, 23 декабря 2011 года, когда Прага прощалась с Вацлавом Гавелом, Московский театр имени Йозефа Бойса, ныне уже расформированный, заявил о подготовке в память о чехословацком и чешском драматурге чтений избранных фрагментов из его публицистических текстов, в Московском театре юного зрителя во время памятного вечера актер Вениамин Смехов читал отрывки из книги Вацлава Гавела «Письма Ольге» и последнее обращение к российскому обществу, написанное бывшим чешским президентом всего за две недели до смерти по просьбе и специально для российской «Новой газеты».

А на вечере, организованном 23 декабря 2011 года историко-просветительским, благотворительным и правозащитным обществом «Международный Мемориал», актер Александр Филиппенко в переполненном зале читал отрывки из пьесы Вацлава Гавела «Аудиенция», в которой начальник с пивзавода Сладек безуспешно пытается завербовать в доносчики на самого себя подсобного рабочего – интеллектуала, диссидента, писателя Фердинанда Ванека.

Из пьесы Вацлава Гавела, «Аудиенция»:

Сладек: Я никак не возьму в толк, что же я им каждую неделю должен о тебе докладывать. Я же ничего про тебя не знаю! Ну, в лабораторию ты зачастил, видели тебя с Марушкой из разливочного… Ну скажи, что я им должен все время докладывать? О чем?
Фердинанд: Извините, но я вряд ли смогу вам в этом помочь.
Сладек: Нет, ты сможешь, если захочешь! Ты интеллигент! Ты писатель! У тебя кругозор есть! Кому, как не тебе знать, что им нужно!
Что с тобой сделается, если ты мне разок в неделю чиркнешь пару строчек на клочке бумаги? Для тебя же это раз плюнуть, ты же писатель!
И не надо усложнять жизнь!
Ты представляешь, что ты будешь сам знать заранее, что они о тебе будут знать!

Largo desolato, фото: ČT

В 1984 году Вацлавом Гавелом была написана еще одна пьеса, связанная с личными переживаниями, в этот раз это были впечатления от пребывания в тюрьме. Пьеса рассказывает о диссиденте с минуты на минуту ожидающем ареста – Largo Desolato. В 2014 году это произведение британским Telegraf было включено в список 15 лучших пьес всех времен и народов.

Вацлав Гавел, из книги бесед с К. Гвиждялой «Заочный допрос»: 

Вацлав Гавел и Ольга, фото: Knihovna Václava Havla

«В моих пьесах трудно найти тонкое кружево атмосферы, настроений, дымок или богатую оттенками палитру психологических ситуаций – погружений в загадочно сложные движения души человеческой. Не обнаружить в них и хитроумной маскировки их внутренней структуры, того, как они “сделаны”. И менее всего они создают впечатление связной, спонтанной, согласованной с естественным ходом вещей цепочки событий. Я автор-конструктор: не отмежевываюсь от конструкции пьесы, а намеренно ее обнажаю, подчеркиваю, порой даже придавая ей правильные геометрические контуры, — в надежде, что это не истолкуют как неуклюжесть или натужный изыск, но почувствуют в этом и некий смысл».

В 1989 году, после «бархатной» революции, приведшей к падению в Чехословакии коммунистического режима, в чем Вацлав Гавел принимал непосредственное и весьма деятельное участие на протяжении практически всей своей жизни, драматург прерывает свою деятельность. Работа на посту президента страны позволяет Вацлаву Гавелу только размышлять о своих будущих пьесах в редкие свободные минуты. Но ему все-таки удается вернуться к творчеству.

НАШИ ЛЮДИ

Малышев Андрей Валентинович
Литература

русский писатель

Рахимов Родион Галинурович
Литература

советский и российский писатель, публицист, переводчик, эколог, общественный деятель

K’naan
Литература

сомалийско-канадский поэт, рэпер и музыкант

Iванiв, Виктор
Литература

российский поэт и писатель, кандидат филологических наук

FM-2030
Литература

писатель-фантаст, футуролог и философ, один из основателей трансгуманистического движения

Яшин, Александр Яковлевич
Литература

русский советский прозаик и поэт

Яшен, Камиль
Литература

советский узбекский прозаик, поэт, драматург, общественный деятель

Яшвили, Паоло Джибраэлович
Литература

грузинский советский поэт и общественный деятель

Кто такой Вацлав Гавел

Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост – он из той известной породы людей, которых принято называть политическими авантюристами. Такими были, например, первый президент Российской Федерации Борис Ельцин и всё его окружение. Такие очень любят власть, и ещё больше, до умопомрачения – самих себя во власти. Для таких мораль и совесть – понятия, вне всякого сомнения, отвлечённые. Зато двойные стандарты – всё.

Гавел же был из тех, кто «при первом же скачке расколется» – начинает отчаянно ломиться во власть, рваться на самые её вершины, и готов идти до самого конца, в прямом смысле по трупам идти, если надо, преследуя при этом исключительно личные цели, руководствуясь только собственными шкурными, своекорыстными интересами. Интересы же общественные при этом остаются далеко в стороне, отходят на второй план, а то и вовсе игнорируются.

Правда, в отличие от того же Ельцина и Ко, Гавел никогда не менял своей политической окраски, он всегда был ярым антисоветчиком, а позже – конченным русофобом, если угодно, умело маскировавшимся «крипто-фашистом». Да и таким клиническим (партийным) карьеристом, как Ельцин, Гавел уж точно не был.

Мы намеренно закавычили третье прилагательное в введении к данной статье – с приходом Вацлава Гавела к власти, довольно скоро, выйдя из сферы влияния СССР, его страна взяла курс на сближение с США и поддержку НАТО (одобрение Гавелом вторжения первых в Ирак в 2003 году и «гуманитарные бомбардировки» вторых в бывшей союзной Югославии в 1999 году – тому подтверждение), и не о какой независимой Чехии, точнее, ни о каком независимом внешнеполитическом курсе нового чешского государства не могло быть и речи.

Такова, однако, незавидная судьба всех без исключения мелких государств-лимитрофов – вечно следовать в фарватере государств крупных, будь то Советский Союз или Соединённые Штаты Америки.

И в этом мы опять же видим личные мотивы первого президента Чехии. Хотя сам Гавел был, в общем-то, действительно независимым – на сей раз без кавычек, ибо он никогда не принадлежал ни к одной из политических партий Чехии своего времени, не говоря уже о том, что и в деньгах он тоже не нуждался; Гавел был, как теперь говорят, финансово независимым – в том числе благодаря т. н. Бархатной революции и последующим реституциям, в результате которых он здорово «наварился».

Возможно, именно данный факт, вернее, оба этих обстоятельства вместе, позволили ему сохранять за собой пост главы государства на протяжении целых десяти лет.

С точки зрения официальной, впрочем, Гавел считался правозащитником, писателем, драматургом (оставим пока за скобками его писательский талант), ну и, конечно, «государственным и общественным деятелем». Из классических, но отнюдь не рядовых, вовсе не бедных диссидентов.

Вацлав Гавел и «бархатная» революция

В дни т.н. Бархатной революции в ноябре – декабре 1989 года в Праге, сам сценарий которой был написан в «вашингтонском обкоме», Гавел выступил одним из вдохновителей, идеологов и лидеров «Гражданского форума», превратившегося в главное оппозиционное движение в стране. Личная популярность Гавела в эти несколько недель неуклонно росла и в итоге выбросила его на самый верх, в Пражский Град – уже 29 декабря того же года он был единогласно избран первым Президентом тогда ещё социалистической Чехословакии. А три с небольшим года спустя, 2 февраля 1993 года, неожиданно для самого себя, Гавел стал первым главой «независимой» Чехии.

Приход его к власти стал следствием прямого предательства стран социалистического лагеря сначала Горбачёвым, а затем и Ельциным, которые бросили эти страны на произвол судьбы.

В это же время в Чехии началось глумление над советскими символами, над символами освобождения Праги и Чехословакии от немецко-фашистских оккупантов, каким был советский (читай, русский) танк Т-34 на одной из площадей чешской столицы, который сначала выкрасили в розовый цвет, а потом и вовсе лишили башни. С точки зрения нового президента это было «лёгкой сатирой».

При этом мало кого волновало, что экипаж этого танка погиб при освобождении Праги в мае 1945 года.

О выбранном Гавелом внешнеполитическом курсе мы уже вкратце говорили выше: «Лучше больной Советский Союз, чем здоровая Россия», – бывало говаривал самодовольный мерзавец (если уж называть вещи своими именами) с представительскими полномочиями.

Саркастическая ухмылка Истории: вступая в должность главы государства Гавел присягал на советской, коммунистической конституции Чехословакии.

От театра к политике

Йиржи Кубена, Вацлав Гавел и Иван Гавал (1955), фото: Knihovna Václava Havla

Вацлав окончил начальную школу в Ждярце в 1947 году и был отправлен в школу-интернат для мальчиков в Подебрадах, однако не успел ее окончить: в 1948 году к власти в стране пришли коммунисты, и Вацлав был исключен из учебного заведения как сын противника нового режима. Он продолжил обучение в Праге и в 1954 году все-таки получил свидетельство о среднем образовании. В течение следующих трех лет он был студентом кафедры экономики транспорта Технического университета, безуспешно пытался перевестись на факультет кино и телевидения. Обратно в Технический университет его уже не приняли. Гавел сможет воплотить свою мечту только в 1966 году, окончив заочное отделение театрального факультета.

Однако отсутствие гуманитарного образования не помешало будущему президенту получить известность в литературных кругах в середине 1950-х годов.

Václav Havel a Václav Sloup během autorského čtení v Památníku národního písemnictví, 1969, фото: Památník národního písemnictví v Praze, CC BY-SA 4.0

«Первые свои тексты он начал публиковать в середине 50-х годов в журнале «Май», который был умеренно реформистским

Уже тогда Вацлав Гавел привлек к себе заслуженное внимание некоторых коммунистически настроенных деятелей. Те поняли, что в стране появилась по-настоящему исключительная личность, человек, который способен формулировать мысли вне конформистских рамок, причем не в виде перечня, а в форме готового концепта»

В начале 60-х годов Гавел начинает писать пьесы – к ключевым постановкам по его произведению относится спектакль «Садовый праздник». В 1965 году Гавел вошел в редколлегию литературно-художественного журнала Tvář («Лицо»).

Вскоре последовали первые запреты чехословацкой цензурой его произведений, но вместе с тем пришло и признание за границей. В начале 1969 года Гавел побывал в США и встретился лично с людьми, которые существенно повлияли на формирование его взглядов в дальнейшем, в частности, с Фердинандом Пероуткой, с сотрудниками радио «Свободная Европа» и другими.

Переломным моментом, который можно считать началом политической карьеры Гавела, послужило его выступление на Четвертом съезде чехословацких писателей в июне 1968 года.

После ввода войск Варшавского договора в Чехословакию в том же году Вацлав Гавел начал активно вести диссидентскую и антикоммунистическую деятельность, участвовать в борьбе за западную демократию и права человека. Последовала череда арестов.

Рассказывает Даниэл Кайзер, в прошлом редактор газеты Lidové noviny и автор двух книг о Гавеле – «Диссидент» и «Президент»:

S přáteli na Hrádečku, фото: Post Bellum

«Я полагаю, что Вацлав Гавел сам заслужил некоторое подозрительное отношение к себе со стороны политических партий. В 70-е годы в своих оппозиционно настроенных эссе он писал о том, что система политических партий – в том виде, в котором она была известна на Западе, – в будущем изживет себя, и ей на смену придет более компактная система, возможно, какие-то гражданские инициативы. Думаю, что эту мысль он лелеял еще некоторое время и после того, как оказался в стенах Пражского Града в 1989 году, где-то в течение двух месяцев, затем подавил в себе»

По словам Кайзера, впоследствии он был не столько настроен против всех политических партий, сколько против крупных политических группировок.

«Я думаю, что Гавел был тем человеком, который умел объединять людей. Не всех, конечно, но многих. Он был человеком, который не участвовал в ненужных конфликтах. Это само по себе редкое качество, а в случае политика – еще более редкое. Гавел по-своему воспринимал либеральную демократию. Именно поэтому он не доверял определенным политическим партиям», – вспоминает журналист и историк Петр Новачек, которому посчастливилось знать Вацлава Гавела лично.

Фото: MD, CC BY-SA 3.0

Свой путь драматурга Вацлав Гавел начал во время службы в армии.

«Именно тогда появилась первая его пьеса, которая полностью соответствовала тому историческому периоду – была, как бы сегодня сказали, полностью социалистическая. И гавеловского стиля, который позже станет узнаваемым с первых строк, в ней вы не найдете.

Но именно эта пьеса стала переломной в его биографии. Именно тогда он буквально сросся с театром, что и подтолкнуло его позже направить свои стопы именно туда, правда, сначала в качестве простого рабочего сцены»,  – рассказывала в программе «Чешского Радио» театровед Ленка Юнгманнова.

Вацлав Гавел родился в семье предпринимателей времен Первой республики, относился к числу интеллигенции, и потому в коммунистической Чехословакии был ограничен в выборе сферы образования и профессии.

Вацлав Гавел, 1941, фото: Knihovna Václava Havla

Вот как о службе в армии в книге бесед с К. Гвиждялой «Заочный допрос» вспоминал сам Вацлав Гавел:

«В 1957 году я ушел из политехнического института и на два года был призван в армию. Служил я в саперных войсках в городе Ческе Будейовице. Служба мне далась нелегко; к саперам меня определили, верно, по причине неподходящего социального происхождения: наша армия последовала советской традиции посылать в инженерные войска, которые в случае войны идут впереди и имеют большой процент потерь, не слишком ценных членов общества. В моей части были парни, которые уже успели отсидеть в тюрьме, равно как ребята с некоторым образованием – но тоже не без греха в прошлом.

В армии я впервые творчески соприкоснулся с театром, причем произошло это при довольно курьезных обстоятельствах. В то время среди солдат весьма поощрялась художественная самодеятельность, за которую части и дивизии, проходя через смотры, вплоть до общеармейского, оценивались. Вместе со своим другом и однополчанином Карелом Брындой… я создал в части театральный коллектив. В первый год службы мы поставили «Сентябрьские ночи» П.Когоута; я играл там резко отрицательную роль поручика Шкрованека. Разумеется, для нас это была одна лишь потеха, мы играли главным образом из-за того, что это позволяло иногда отлынивать от муштры…

Йиржи Кубена, Вацлав Гавел и Иван Гавал (1955), фото: Knihovna Václava Havla

На второй год мы с Брындой в порыве удали затеяли сочинить пьесу сами. Мы рассчитывали, что если наш батальон, а затем и дивизия заявят о себе оригинальной пьесой из армейской жизни, то нашей труппе будут оказывать больше внимания и поддержки. И мы совершенно хладнокровно написали «соцреалистическую» и при этом острокритическую пьесу. Ввели много действующих лиц, чтобы роли получило больше ребят. В отличие от «Сентябрьских ночей», там изображались не офицеры, а солдатская среда, и в данном смысле мы пошли дальше, точнее, ближе к толще народа. Наша пьеса называлась «Жизнь впереди», и на отборочных конкурсах ее показу сопутствовал успех. Но когда мы собрались везти ее на общеармейский смотр в Марианске Лазне, грозя занять первое место, в Главполитуправлении чехословацкой армии изучили наши личные дела и не без основания заключили, что мы издеваемся».

После армии в судьбе Вацлава Гавела появился театра «АВС» легендарного Яна Вериха, куда он попал не без помощи родственников, водивших дружбу с людьми искусства, но официально – лишь на правах рабочего сцены.

Вновь отрывок из книги «Заочный допрос»:

«Всерьез я заинтересовался театром после армии, работая у Яна Вериха в «АВС». В это же время я бросил писать стихи — если не считать более поздний сборник типографической поэзии — и начал сочинять пьесы….

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио

Я твердо уверен, что тот сезон, когда я был в штате «АВС», заставил меня навсегда связать свои помыслы с театром. Там я понял и мог ежедневно наблюдать изнутри, что театр не обязан являть собой «фабрику спектаклей» или простую сумму пьесы, режиссера, актеров, билетерш и зрителей, но способен на большее: быть неугасимым очагом духовности, местом общественного самоосознания людей, центром силовых линий эпохи и ее сейсмографом, средством человеческого освобождения и прибежищем свободы…»

В театре «АВС» Гавелу нравилось, но внутренне он тянулся к другому: к зарождавшимся тогда малым сценам: «…прежде всего к сцене театра «На забрадли». Там работали едва ли не мои ровесники, и там не воскрешалось минувшее, а велся поиск новой поэтики. Там, как я ощущал, у меня было больше шансов найти себя когда-нибудь не только за кулисами».

Вацлав Гавел, 1965, фото: Jaroslav Krejčí/Jaroslav Krejčí dědicové, CC BY-SA 4.0

«Праздник в саду»

«Праздник в саду», фото: Archiv Národního divadla

Звезда Вацлава Гавела в полную силу начала разгораться в 1963 году, когда в пражском театре «На забрадли» режиссером Отомаром Крейча была поставлена пьеса «Праздник в саду», написанная в жанре театра абсурда, ставшим главным в творчестве драматурга.

Соавтором произведения стал чехословацкий драматург и режиссер Ян Гроссман. В 1965 году он поставит в театре «На забрадли» пьесу Вацлава Гавела «Уведомление», а в 1990 и 1991 соответственно Largo desolato и «Покушение».

«Уже в начале его пути проявилась универсальность таланта Гавела. Он был не только «поставщиком» пьес, во время работы всегда возникало сотрудничество – и в ходе постановки «Праздника в саду» и при работе над «Уведомлением». Мы сотрудничали не только при создании постановок, но и формировали весь стиль этого театра», – вспоминал Ян Гроссман в документальном фильме Карела Прокопа.

Главный герой пьесы «Праздник в саду» – Хуго Плудек, которого родители отправляют на праздничный раут так называемого «Ликвидационного комитета», организованного «Распорядительской службой», где он должен встретиться с неким весьма влиятельным лицом.

Все функционеры этих бюрократических организаций используют особый способ вести беседу, лишенный какого либо смысла и до максимума формализованный.

Хуго Плудек постигает эту науку с невероятной быстротой, быстро продвигается по карьерной лестнице и в итоге становится главой «Центральной комиссией по распорядительству и ликвидаторству».

Сживаясь с системой, Хуго Плудек полностью теряет свою идентичность и меняется до такой степени, что его не способны узнать даже родители.

Из пьесы Вацлава Гавела «Праздник в саду»:

Плудек: Не надо было Хуго соглашаться на ликвидацию!
Плудкова: Если бы он на нее согласился, то Ликвидком бы не ликвидировали и ликвидации шли бы дальше, да только без Хуго. Хорошо, что он не отказался!
Плудек: Раз он не отказался, Ликвидком ликвидируют, ликвидации закончатся, и один Хуго будет и дальше ликвидировать! Да его же затаскают!
Плудкова: Надо было отказаться!
Плудек: Наоборот: надо было не соглашаться!
Плудкова: Наоборот: надо было не отказываться!
Плудек: Может, надо было одновременно согласиться и не отказываться.
Плудкова: Скорее откзаться и не соглашаться!
Плудек: Уж лучше не соглашаться, не отказываться, а согласиться и отказаться!
Плудкова: А нельзя было одновременно отказываться, не соглашаться, но не отказаться и согласиться?
Плудек: Трудно сказать. А что вы скажете?
Гуго: Я? Ну, я бы сказал, что надо было не соглашаться, не отказываться, а согласиться и отказаться – и вместе с тем отказываться, не соглашаться, но не отказаться и согласиться. Или наоборот.

Фото: archiv Ivany Plíhalové

Для чехословацкого зрителя это было отражением тоталитарной системы их страны

Позднее Вацлав Гавел напишет: «Пафос этих пьес – не в страдании, а в освобождающем душу стремлении высмеять все то, что прямо или непрямо порабощает человека, душит его и при этом пытается убедить мир в собственной важности и величии»

Театровед Владимир Юст в интервью «Чешскому Радио» вспоминал:

«Самое большое впечатление у меня связано с гавеловским «Праздником в саду». До смерти об этом не забуду. На спектакли по этой пьесе я ходил бесконечно. В журнале «Театр» у меня были подчеркнуты все дни, когда его давали. С братом мы постоянно перебрасывались репликами из этого текста. Это были крылатые фразы, которые, по сути, описывали то, что постоянно происходило вокруг нас. Но по-настоящему разбираться в нюансах я начал гораздо позже. Тогда я просто впитывал дух пьесы, сотканной из фраз, которые мы читали в газетах, слышали от учителей в школе, из тех поверхностных фраз, которые создавали кулису для режима, пользовавшегося этим коктейлем в 60-е годы. Все, что я слышал во время спектаклей, меня чрезвычайно будоражило. Язык, которым написаны эти пьесы, поэтика Вацлава Гавела меня, юнца, просто очаровывала».

Владимир Юст, Фото: КСоукуп, CC BY-SA 3.0

Владимир Юст подчеркивает, что «Праздник в саду» стал началом звездных лет чехословацкого театра, который отошел от разрешенной режимом «коммунальной сатиры» и занял место критика системы.

Именно тогда карьера драматурга Вацлава Гавела начала свой фантастически быстрый подъем, набирая высоту как ракета. Именно после «Праздника в саду» драматурга признают и начинают играть в Европе.

Личная жизнь

Личная жизнь политика устроилась еще в молодости. С будущей женой Ольгой Шплихаловой Вацлав познакомился в 1953 году. Своенравная и самостоятельная девушка из рабочего предместья была старше парня на 3 года, но это не стало препятствием к их роману. Поженившись, оба работали в театре и едва сводили концы с концами, однако их любви предстояло пережить куда более серьезные испытания.

Вацлав Гавел и жена Ольга

Участие в протестных движениях, прослушивание квартир, вызовы на допросы, аресты мужа и последовавшие за этим болезни — все это Ольга переживала стойко и достойно, не теряя энергичности и жизнелюбия. Даже то, что муж не всегда оставался ей верным, супруга переносила философски и, случалось, сама увлекалась другими мужчинами.

В 1994 году стало известно, что первая леди Чехии больна. После двух лет борьбы с болезнью Ольга умерла, причиной смерти стал рак. У супругов не было детей. Приемным ребенком Гавел обзавелся в 1997-м, женившись на чешской актрисе Дагмар Вешкрновой.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий