Картье-Брессон, Анри

Книги известного мастера

Тот, кто хоть раз посмотрел фото этого знаменитого на весь мир фотографа, смог убедиться, что очень интересной личностью был Анри Картье-Брессон. Книги этого мастера распространились по всему свету. Первая из них, «Решающий момент», была выпущена в 1952 году. Кроме неё в печать вышли такие книги: «Москвичи», «Европейцы», «Мир Анри Картье-Брессона», «О России», «Лицо Азии», «Диалоги». В книге «Воображаемая реальность» содержится много мемуаров, дневниковых записей, эссе известного фотожурналиста. Книги Картье-Брессона очень ценные, на его советах учатся фотомастерству многие современные таланты.

Советы от мастера начинающим фотографам:

Необходимо точно выстраивать кадр, продумывать его границы и центр, использовать многоплановость.
Фотомастер не должен привлекать к себе внимание, его задача – оставаться незаметным.
Фотографу необходимо много путешествовать, изучать психологию и особенности людей.
Лучше приобрести одну хорошую камеру вместо нескольких некачественных.
Хорошо вначале учиться фотографировать детей и подростков, они непосредственные.
Настоящий фотограф должен иметь художественный вкус.
Не стоит делать много кадров, нужно очень чётко выждать нужный момент для съёмки.
Не нужно останавливаться на достигнутом, всё время следует стремиться к новым вершинам.

Человек мира

Его работа по укреплению фотожурналистики как законных новостей и художественных форм выходила за рамки того, что он делал за камерой. В 1947 году он объединился с Робертом Капой, Джорджем Роджером, Дэвидом Чимом. Сеймур и Уильям Вандиверт основали Magnum Photos, одно из ведущих мировых фотоагентств.

Вожделенная страсть к путешествиям, интерес Картье-Брессона к миру привел его к трехлетней одиссеи через азию. Когда фотограф вернулся во Францию ​​в 1952 году, он опубликовал свою первую книгу «Решающий момент», богатую коллекцию его работ, охватывающую два десятилетия.

Возможно, что более важно, книга закрепила за Картье-Брессоном роль фотографа с сердце.На протяжении своей долгой карьеры он таскал свою Leica по всему миру, чтобы задокументировать и показать триумф и трагедию во всех ее проявлениях. Он был там для гражданской войны в Испании и китайской революции

Он задокументировал коронацию Георгия VI и рассказал историю России Хрущева. Его предметы варьировались от Че Гевары до Мэрилин Монро, в то время как клиенты его журнала управляли гаммой, включая не только «Жизнь», но и «Базар Харпера», «Vogue» и многие другие.

Имейте терпение

FRANCE. Paris. Place de l’Europe. Gare Saint Lazare. 1932.

Говоря о “решающем моменте”, Картье-Брессон отмечал, что иногда тот приходит спонтанно, а иногда его приходится ждать — долго и терпеливо. При этом фотограф очень методично относился к съемке и из множества отснятых работ оставлял только те, где каждый элемент изображения (персонажи, фон, обрамление и так далее) был идеален. Чтобы получить такой снимок, он мог спокойно ждать, пока какой-нибудь прохожий войдет в кадр, чтобы получить законченную композицию. Правда, — говорил Картье-Брессон, — порой этого момента можно так и не дождаться.

Занятие живописью

В 1967 году Брессон развёлся со своей первой женой и занялся изобразительным искусством. Ему казалось, что от фотографии он взял всё что мог. Свою камеру спрятал в сейф и только изредка брал её с собой на прогулку.

Анри вскоре женился вторично, и в этом браке у него родилась дочь Мелани (1972 г.).

Сам же мастер никогда не любил фотографироваться, даже при вручении почётной степени Оксфордского университета. Он избегал моментов, когда его снимали, иногда даже закрывал лицо. Картье-Брессон никогда не афишировал свою личную жизнь.

Умер основатель фотожурналистики в 2004 г., на 96-м году жизни. Незадолго до смерти он успел открыть фонд своего наследия, чтобы на его творчестве учились всё новые и новые поколения фотографов.

Краткая история фотографа

У Анри, как и у многих известных фотографов, были свои особенности и подходы к фотографированию. Одним из таких был так называемый «решающий момент» – то есть тот самый момент съемки, когда наступал пик эмоционального напряжения, идеально подходящего для фотоснимка.

В его кадрах самым важным считалось наличие структуры и геометрии. Он приходил в полный восторг, когда у него получались самые лучшие фото, будто все, что он хотел внести в снимок, оказывалось на проявленном кадре.

Этот профессионал считал, что лучше жить не ради фотографии, а ради самой жизни, ведь она сама в нужный момент даст все необходимое для потрясающего кадра.

Юность и поездка в Африку

Анри Картье-Брессон родился в небольшом городке под названием Шантлуп-ан-Бри (Франция) 22 августа 1908 года. Такая необычная и красивая фамилия досталась ему путем соединения двух родов: Картье были обычными крестьянами, а Брессон – владельцы фабрик.

Маленький мальчик постоянно видел искусство в обычных вещах, его привлекало все новое и неизведанное в плане живописи, он очень любил картины. Из-за такого порыва его отправили обучаться в художественную школу, хотя родители глубоко внутри надеялись на то, что он одумается и продолжит развивать фамильный бизнес Брессон.

На удивление большое влияние на начинающего фотографа оказал его родной дядя по имени Луи, а когда тот умер, Анри решил пойти учиться в ателье известного французского художника, которого звали Андре Лот, и проучился там около 7 лет. Спустя 10 лет, в 21-летнем возрасте Анри начал посещать увлекательные лекции кембриджского университета по живописи, после чего вернулся на родину в Париж и нашел там единомышленников, которые были представителями невероятного художественного и литературного образа мышления.

В 1931 году Анри довелось посетить местные красоты Африки, поскольку жизнь занесла его на интересный континент, в страну под названием Кот-Д’Ивуар, что расположилась на западе. Бродя по улицам, он наткнулся на необычный снимок, автором был Мартин Мун, на котором был запечатлен прыжок мальчишек в озеро. Эта карточка стала началом в его дальнейшей жизни фотографа, именно это место стало заключительным этапом в решении юного Арни профессионально заняться фотосъемкой.

Не прошло и недели, как он купил свой желанный первый фотоаппарат, который имел огромные размеры и, к сожалению, из-за технических характеристик в то время умел снимать только статичные объекты.

Так как Анри стоял только в начале своего невероятного жизненного пути и фотографирования, у него получались весьма скучные и нелепые работы, а вдобавок к этому все умудрялся портить беспощадный климат Африки. Через некоторое время Картье заразился малярией, что его мгновенно побудило вернуться домой и пройти курс лечения. Так как он оставался в тяжелом состоянии много месяцев, Анри решил приобрести новую камеру Leica, которая позволяла вести удобную репортажную съемку.

Дальнейшая жизнь и первая выставка

Спустя 2 года Картье-Брессон решил уехать в Мексику и прожил там примерно год: он занимался фотографированием публичных зданий и не оставлял без внимания бурные ночи этой прекрасной страны. На его профессиональный взгляд эта страна казалась самой сюрреалистичной из всех, что могут быть.

Как-то раз давний друг Анри Картье-Брессона свел его с Жюльеном Леви, который был руководителем нью-йоркской галереи, на очередной своей выставке он решил показать лучшие работы начинающего профессионала, которые он отснял в Африке.

Биография этого фотографа удивительна, ведь как только он почувствовал, что фотографирование идет в гору – резко переключился на освоение кинематографа. Целый год своей жизни, находясь в Нью-Йорке, он досконально изучал все мельчайшие детали и принципы работы в этой нелегкой деятельности. Но успешно получив все необходимые навыки, этот парень вернулся в Париж и в 1936 году совместно с Жаном Ренауром выпустил пропагандистский фильм под названием «Жизнь наша».

Еще через полтора года, в возрасте 25 лет, Картье-Брессон устроился на работу в коммунистическую газету. Его идеи были превосходны. А спустя полгода его отправили снимать коронацию самого Георга VI – бывшего короля Великобритании.

Интересно то, что оттуда Анри привез огромную кучу фотокарточек, на которых были запечатлены моменты из жизни обычных людей.

Биография

Происхождение фамилии и имени

Матерью Анри была Марта Ле Вердьер (девичья фамилия), а отцом — Андре Картье-Брессон.

Двойная фамилия отца, «Картье-Брессон», впервые зарегистрированная в 1901 году, получилась соединением фамилии крестьян Картье, родом из департамента Уаза, и фамилии промышленников Брессон, производителей хлопковой нити.

Взаимоотношения начались, когда городская семья Брессонов поручила уход за своими детьми членам сельской семьи Картье. Позже два сына Картье (одного из них звали Андре) поступили учениками к Брессону — и, в конце концов, женившись на дочерях своего шефа, вошли в долю предприятия. Совместный бизнес двух семей процветал, и имя «Картье-Брессон» стало в начале XX-го века во Франции очень известной маркой хлопчатых ниток.

22 августа 1908 года у Марты и Андре Картье-Брессонов рождается первенец. В память о дедушке с отцовской стороны — Анри Картье, мальчику (старшему из пяти детей) дали имя Анри.

Художественное образование

Живописью он интересовался с юности. В декабре 1913 года Анри познакомился со своим дядей Луи, художником, который ввел его в мир искусства. К сожалению, дядя умер в 1915 году, но Анри продолжал следовать его советам. Он учился в ателье художника Андре Лота. Своим выдающимся мастерством фотографа Картье-Брессон во многом обязан образованию в качестве художника и графика.

Путешествие и увлечение фотографией

В 1930 году, после начала обучения живописи и графике, он отправился в путешествие в Африку. Вернувшись во Францию в 1932 году, он решил посвятить себя фотографии. Его очень впечатлили несколько снимков, сделанных Эженом Атже и Андре Кертесом, но более всего его подтолкнул к фотоискусству снимок, сделанный Мартином Мункачи (англ.) в 1929-м или 1930 году, на котором изображены трое чернокожих людей, голышом бросающиеся в волны озера Танганьики (Танзания). Он высоко оценил эстетику этой фотографии и восхищенно писал: «О! Это можно сделать при помощи фотоаппарата!!». В том же году в Марселе он приобрел новинку тогдашнего рынка, фотоаппарат фирмы Leica — лёгкую малоформатную камеру, позволившую наконец ему достичь необходимого мастерства в той фотографии, к которой он имел склонность.

Основание «Магнум фото», выставки и книги

В 1947 году Картье-Брессон со своими коллегами Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (англ.), Джорджем Роджером (англ.), Марией Айснер (англ.), Биллом Вандивартом и Ритой Андиверт основывает содружество фотожурналистов — агентство «Магнум фото» (Magnum Photos).

В 1954 году стал первым зарубежным фотографом, посетившим СССР после смерти Сталина.

В 1954 году Лувр организовал свою первую выставку фотографий, и это были работы Картье-Брессона. Его работы выставлялись в самых известных галереях и музеях мира. Издано множество книг, в которых опубликованы его фотографии, в основном сопровождаемые анализом их художественных достоинств.

В 1966 году покинул агентство и поселился в горах Прованса, где увлёкся рисованием альпийских ландшафтов.

Семейная жизнь

Женат Анри Картье-Брессон был дважды:

  • с 1937 по 1967 годы на Ратне Мохини, танцовщице, приехавшей из Джакарты
  • с 1970 года на фотографе Мартине Франк (англ.), которая родила ему дочь Мелани.

Умер 3 августа 2004 года в Монжюстене (Альпы Верхнего Прованса, Франция).

Книги о нём

  • Assouline, Pierre. Cartier-Bresson. El Ojo del Siglo, (ISBN 84-8109-403-X), 400 стр., Galaxia Gutenberg, Барселона, . (Пер. на испанский Cartier-Bresson. L’oeil du siècle)
  • Great Photographers, из серии The Library of Photography, 246 стр., en:Time-Life, , , .
  • Beceyro, Raúl. Henri Cartier-Bresson, (ISBN 968-5804-13-3), 68 стр., Независимый национальный университет Мексики, .
  • Montier, Jean-Pierre. Henri Cartier-Bresson and the artless art, (ISBN 0-500-54204-X), 328 стр., Thames and Hudson, Лондон, .
  • Bonnefoy, Yves. Henri Cartier-Bresson// Bonnefoy, Yves. Dessin, coileur et lumière. Paris: Mercure de France, 1995, p. 259—269.

2Москва

Анри Картье-Брессон прибыл в Москву. Фотограф вспоминал впоследствии, что они с женой чувствовали себя как крестьяне, приехавшие на городскую ярмарку, их обуревала жажда видеть и познавать. Картье-Брессон не был уверен, что сможет снимать свободно то, что хочет. Но его заверили, что можно снимать все, кроме объектов, имеющих военное назначение, железнодорожных узлов и городских панорам. «Меня спросили, что бы я хотел посмотреть, — вспоминал Картье-Брессон. — Я объяснил, что прежде всего меня интересуют люди. Мне хотелось бы наблюдать их на улицах, в магазинах, на работе и во время отдыха — словом, все зримые аспекты жизни повсюду, где можно приблизиться незаметно, не потревожив тех, кого снимаешь. Исходя из этого мы составили программу. В СССР мои методы съемки были достаточно новы, к тому же ни я, ни жена не знали ни слова по-русски. Нам выделили переводчика». Иностранец с фотоаппаратом на московских улицах в то время был очень заметной фигурой. «Люди выказывали удивление, — писал он, — что их без подготовки (!), вживую снимает какой-то фотограф-иностранец. Они задавали вопросы. Понять их я не мог, но произносил единственную (или почти единственную) фразу, которую мог усвоить: «Товарищ переводчик, сюда». Картье-Брессон категорически отвергал постановочные фото, проводя много времени на улицах в поисках интересных «натуральных» сюжетов и композиции. «До приезда в Москву я видел немало фото, сделанных в СССР, однако мои собственные первые снимки стали для меня удивительным открытием», — писал он. В Москве Картье-Брессон посетил открытие огромной сельскохозяйственной выставки. В ней принимали участие все республики страны советов, и фотограф стал свидетелем достаточно грандиозного события. Брессон делал фотографии только там, где ему это разрешили, и без всякой политики. За 10 недель, как признался фотограф, ему удалось составить лишь фрагментарный взгляд на Россию. Результатом его поездки стала публикация в журнале «Life» в начале 1955 года и изданный в том же году фотоальбом «Люди Москвы». Это были одни из первых западных публикаций о Советском Союзе после Второй мировой войны.

В парке Горького

В парке Горького

Завод «ЗИС»

Казанский вокзал

Площадь трех вокзалов

Открытие ВДНХ

Пляж в Серебряном бору

Пляж в Серебряном бору

Третьяковская галерея

Спортивный фестиваль на стадионе «Динамо»

Спортивный фестиваль на стадионе «Динамо»

Бурная юность

Дед Картье-Брессона по отцу был богатым промышленником; нитки, производимые на его фабрике, шли на экспорт по всему миру. Мать Анри была потомком Шарлотты Корде, французской аристократки, которая убила Жана Поля Марата. Судьба старшего сына Андре Картье-Брессона и Марты Ле Вердьер, родившегося 22 августа 1908 года, была распланирована заранее — школа, университет, работа на семейной фабрике, которую он унаследует за своим отцом. Но у решительного и волевого Анри были свои планы.

Отучившись в католической школе, той же, которую окончили Марсель Пруст и Андре Мальро, он провалил экзамены в университет и решил стать художником, как его дядя, погибший в Первой Мировой войне. Отец не был в восторге от этой идеи, но дал денег на художественные занятия. Анри стал учеником у кубиста Андре Лота, который научил юношу ценить графические формы. После этого Картье-Брессон провел год в колледже Магдалины при Кембриджском университете в Великобритании (английский он знал с детства, благодаря гувернантке-англичанке). Там он познакомился и подружился с историком и шпионом Антони Блантом и легендарным антропологом и этнологом сэром Джеймсом Фрэзером.

SOVIET UNION. Russia. Moscow. 1954.

Вернувшись в Париж в 1929-м, он вошел в художественные и литературные салоны французской столицы благодаря знакомству с портретистом Жаком-Эмилем Бланшем. Богема приняла его по-разному: Гертруда Стайн, посмотрев картины Анри, порекомендовала ему вернуться к семейному бизнесу, но Рене Кревель взял молодого человека под свое крыло и познакомил с сюрреализмом (течению было тогда всего четыре года). Слушая Андре Бретона, Луи Арагона, Макса Эрнста, Картье-Брессон впитывал их идеи о снах, совпадениях, сознании и коммунизме.

Участие в этой романтической революции привело к знакомству с американским поэтом Гарри Кросби, который тоже бежал в авангардистские круги от буржуазности и обязательств своего круга. Друг Кросби побудил Анри заняться фотографией, а его жена, с которой у Кросби были свободные отношения, стала первым серьезным романом в жизни Картье-Брессона. Их отношения окончились в 1931-м, и Анри уехал лечить разбитое сердце в Кот-Д’Ивуар.

Здесь, потратив все деньги, что у него были с собой, Брессон начал стрелять дичь и продавать ее местным жителям. Подхватив малярию, которая едва не убила его, он вернулся домой — лечиться и отходить от увиденного в колонии. Именно в это время он наткнулся в журнале на фотографию Мартина Мункачи, на которой трое мальчишек бегут в воды озера Танганька, и окончательно “заболел” фотографией.

Но не стремитесь делать как можно больше кадров

“Не нужно снимать слишком много, изводя пленку”, — был убежден Картье-Брессон. Казалось бы, в век цифровой фотографии о пленке можно не беспокоиться — снимай и снимай, чтобы точно не пропустить “решающий момент”, было бы место на флешке. Но тут дело в другом. “Это все равно, что много есть или пить: человек теряет вкус, теряет форму”, — говорил он. С другой стороны, и необходимость практики фотограф не отрицал. “Первые 10 000 снимков — худшие”, — гласит еще одно известное его изречение. Чтобы достичь золотой середины между бездумным щелканьем затвора и получением опыта, надо помнить, любая съемка должна быть продумана и иметь определенную цель.

Советский Союз глазами мэтра фотоискусства

Великий Картье-Брессон смог посетить СССР два раза. Впервые он приехал сюда, когда умер Сталин (1954 г.). Уже в 1955 году был издан первый альбом «Москва», который опубликовали в журнале Live. Это первая публикация на Западе о жизни советских граждан в послевоенное время. Впервые за многие годы советские люди получили возможность выйти из-за завесы секретности. Брессон путешествовал по России, Узбекистану, Грузии.

О Советском Союзе фотограф всегда говорил с опаской, как будто боялся, что его кто-то подслушает. Второй раз Анри приезжал сюда в 70-е годы. На переднем плане снимков Картье-Брессона всегда были люди: дети с родителями, танцующая молодёжь, рабочие на стройке. Среди его шедевров есть снимки мирных демонстраций, очереди у прилавков универмагов и к мавзолею Ленина. Фотограф мастерски снял связь человека с действительностью.

Коммерческий успех

Рост Cartier-Bresson, поскольку фотограф оказался быстрым. К середине 30-х годов он показал свои работы на главных выставках в Мексике, Нью-Йорке,и мадрид. Его изображения показали ранние необработанные возможности уличной фотографии и фотожурналистики в целом.

Во время выставки своих гравюр в Нью-Йорке в 1935 году Картье-Брессон подружился с другим фотографом Полом Стрэндом, который начал экспериментировать с фильм. Вдохновленный увиденным, Картье-Брессон отказался от фотографии и вернулся во Францию, где работал ассистентом французского режиссера Жана Ренуара. В течение следующих трех лет Картье-Брессон работал над несколькими фильмами Ренуара, в том числе над фильмом «La Règle Du Jeu» (1939), получившим наибольшее признание критиков.

Но документальный фильм в «Картье-Брессон» не имел никакого смысла или особенного талант режиссера художественных фильмов. Вместо этого он был привлечен к показу реальных историй о реальной жизни.

Его собственная жизнь резко изменилась в 1940 году после немецкого вторжения во Францию. Картье-Брессон вступил в армию, но вскоре был захвачен немецкими войсками и в течение следующих трех лет помещен в военный лагерь.

В 1943 году, после двух неудачных попыток, Картье-Брессон сбежал навсегда и сразу же вернулся к своей фотографии и киноработам. Он создал фото-отдел для сопротивления и после окончания войны по заказу Соединенных Штатов снял документальный фильм о возвращении французских заключенных.

Библиография Анри Картье-Брессона

  • 1947. The Photographs of Henri Cartier-Bresson. Text by Lincoln Kirstein, Museum of Modern Art, New York.
  • 1952. The Decisive Moment. Texts and photographs by Henri Cartier-Bresson. Cover by Henri Matisse. Simon & Schuster, New York. French edition
  • 1954. Les Danses à Bali. Texts by Antonin Artaud on Balinese theater and commentary by Béryl de Zoete Delpire, Paris. German edition
  • 1955. The Europeans. Text and photographs by Henri Cartier-Bresson. Cover by Joan Miro. Simon & Schuster, New York. French edition
  • People of Moscow. Thames and Hudson, London. French, German and Italian editions
  • 1956. China in Transition. Thames and Hudson, London. French, German and Italian editions
  • 1958. Henri Cartier-Bresson : Fotografie. Text by Anna Farova. Statni nakladatelstvi krasné, Prague and Bratislava.
  • 1963. Photographs by Henri Cartier-Bresson. Grossman Publisher, New York. French, English, Japanese and Swiss editions
  • 1964. China. Photographs and notes on fifteen months spent in China. Text by Barbara Miller . Bantam Books, New York. French edition
  • 1968. The World of HCB. Viking Press, New York. French, German and Swiss editions
  • 1969. Man and Machine. commissioned by IBM. French, German, Italian and Spanish editions
  • 1970. France. Text by François Nourissier. Thames and Hudson, London. French and German editions
  • 1972. The Face of Asia. Introduction by Robert Shaplen. Published by John Weatherhill (New York and Tokyo) and Orientations Ltd. (Hong Kong). French edition
  • 1973. About Russia. Thames and Hudson, London. French, German and Swiss editions
  • 1976. Henri Cartier-Bresson. Texts by Henri Cartier-Bresson. History of Photography Series. History of Photography Series. French, German, Italian, Japanese and Italian editions
  • 1979. Henri Cartier-Bresson Photographer. Text by Yves Bonnefoy. Bulfinch, New York. French, English, German, Japanese and Italian editions
  • 1983. Henri Cartier-Bresson. Ritratti. Texts by André Pieyre de Mandiargues and Ferdinando Scianna. Coll. ” I Grandi Fotografi “. Gruppo Editoriale Fabbri, Milan. English and Spanish editions
  • 1985. Henri Cartier-Bresson en Inde. Introduction de Satyajit Ray, photographies et notes d’Henri Cartier-Bresson. Texte d’Yves Véquaud. Centre National de la Photographie, Paris. Editions anglaise
  • Photoportraits. Texts by André Pieyre de Mandiargues. Thames and Hudson, London . French and German editions
  • 1987. Henri Cartier-Bresson. The Early Work. Texts by Peter Galassi. Museum of Modern Art, New York. French edition
  • Henri Cartier-Bresson in India. Introduction by Satyajit Ray, photographs and notes by Henri Cartier-Bresson, texts by Yves Véquaud. Thames and Hudson, London . French edition
  • 1989. L’Autre Chine. Introduction by Robert Guillain. Collection Photo Notes. Centre National de la Photographie, Paris
  • Line by Line. Henri Cartier-Bresson’s drawings. Introduction by Jean Clair and John Russell. Thames and Hudson, London. French and German editions
  • 1991. . America in Passing. Introduction by Gilles Mora. Bulfinch, New York. French, English, German, Italian, Portuguese and Danish editions
  • Alberto Giacometti photographié par Henri Cartier-Bresson. Texts by Henri Cartier-Bresson and Louis Clayeux. Franco Sciardelli, Milan
  • 1994. A propos de Paris. Texts by Véra Feyder and André Pieyre de Mandiargues. Thames and Hudson, London . French, German and Japanese editions
  • Double regard. Drawings and photographs. Texts by Jean Leymarie. Amiens : Le Nyctalope. French and English editions
  • Mexican Notebooks 1934—1964. Text by Carlos Fuentes. Thames and Hudson, London. French, Italian, and German editions
  • L’Art sans art. Texte de Jean-Pierre Montier. Editions Flammarion, Paris. Editions allemande, anglaise et italienne
  • 1996. L’Imaginaire d’après nature. Textes de Henri Cartier-Bresson. Fata Morgana, Paris. Editions allemande et américaine
  • 1997. Europeans. Texts by Jean Clair. Thames and Hudson, London. French, German, Italian and Portuguese editions
  • 1998. Tête à tête. texts by Ernst H.Gombrich. Thames & Hudson, London. French,German, Italian and Portuguese editions
  • 1999. The Mind’s eye. Texts by Henri Cartier-Bresson. Aperture, New York. French and German editions
  • 2001. Landscape Townscape. Texts by Erik Orsenna and Gérard Macé. Thames and Hudson, London. French, German and Italian editions
  • 2003. The man the image and the world Texts by Philippe Arbaizar, Jean Clair, Claude Cookman, Robert Delpire, Jean Leymarie, Jean-Noel Jeanneney, Serge Toubiana. Thames and Hudson, London 2003. German, French, Korean, Italian and Spanish editions.
  • 2008. Воображаемая реальность. — СПб-М.: Лимбус-Пресс, 2008. — 128 с. Перевод с французского Галины Соловьёвой.
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий