Ковалевский Владимир Онуфриевич

«Вследствие дурных финансовых обстоятельств»

Брак полностью изменил их жизнь. Молодая жена получила свободу, возможность путешествовать по заграницам, слушать там лекции и, что греха таить, вести приятную жизнь молодой и интересной дамы из далекой и загадочной России.

Ковалевский же, напротив, все утратил. Его жизнь теперь была направлена на добывание денег для «воробушка», к чему непрактичный Владимир Онуфриевич не имел ровным счетом никаких способностей.

Жаловался в письме к брату: «Вследствие дурных финансовых обстоятельств и нравственное расположение мое плохое: не знаю, как пойдут занятия, хотя я и решил, что буду заниматься так, чтобы года через полтора держать экзамен на доктора за границей, а потом на магистра здесь».

Кстати, толчком к собственной научной деятельности послужил как раз пример супруги. Не желая сильно отставать от Софьи, он начинает осваивать палеонтологию и неожиданно делает стремительные успехи. Но, поскольку главным он считает счастье своего «воробушка», наукой занимается урывками, когда вдруг выпадет свободная от бизнеса минутка.

И несмотря на это в 1872 году Владимир Онуфриевич получил степень доктора философии в Йенском университете, а спустя три года – степень магистра минералогии в Петербургском университете.

Вероятно, если бы он мог всерьез заняться обучением и изысканиями, то давно уж вышел бы из тени Софьи Васильевны, и именно она вошла бы в историю как жена своего знаменитого супуга, а не наоборот.

Но, как известно, история сослагательного наклонения не имеет.

Софья слушает лекции великих математиков, при этом не отказываясь и от европейских светских удовольствий, а Владимир тянет лямку, зарабатывая деньги на все потребности жены.

Если бы ему сказали, что он совершает подвиг, он, наверное, не согласился бы. Но как еще это назвать?


Изображение с сайта informaxinc.ru

Смерть от пузыря

Все закончилось в 1883 году. Ковалевский в череде бесконечных попыток заработать хотя бы что-нибудь, вошел пайщиком в одно сомнительное товарищество, где его сделали членом правления и директором. Где-то он сам запутался в финансовых операциях, где-то его подставили коллеги по правлению. Так или иначе, над Владимиром Онуфриевичем нависло уголовное дело, приговор и тюрьма. Не выдержав этого, он покончил с собой.

Трагично, что великий во всех отношениях человек ушел из жизни. Еще более трагично, что ушел он таким способом. Обостренное чувство порядочности плюс нигилизм привели его к этому ужасному, непоправимому поступку.

Казалось бы, если здесь все зашло так далеко, перемени свою судьбу, займись наукой, сделай лучше мир вокруг себя. Ведь твой «воробушек» давно уж не воробушек, а состоявшаяся женщина-ученый с мировым именем и скверным характером. Остановись.

Но Ковалевский поступил иначе, а история, как мы уже упоминали, не имеет сослагательного наклонения.

«Московские ведомости» сообщали об этой трагедии: «16-го апреля прислуга при меблированных комнатах под фирмой Noblesse, по Салтыковскому переулку, Тверской части утром в 8 часов, по заведенному порядку, стала стучать в дверь одного из нумеров, занимаемого с прошлого 1882 года доцентом Московского университета, титулярным советником В.О.Ковалевским; но, несмотря на усиленный стук, отзыва не было получено. Тотчас же об этом было дано знать полиции, по прибытии которой дверь была взломана. Оказалось, что Ковалевский лежал на диване одетый, без признаков жизни; на голове у него был надет гуттаперчевый мешок, стянутый под подбородком тесемкой, закрывавший всю переднюю часть лица. Против носа в мешке сделано отверстие, в которое вставлена шейка стеклянной банки, обвязанной по краям; в банке лежало несколько кусков губки, пропитанной, по-видимому, хлороформом, который покойный, вероятно, вдыхал».

Софья Ковалевская была потрясена. Уже не первой молодости, привыкшая всегда рассчитывать на поддержку супруга, она вдруг оказалась в незавидной роли рыбы, выброшенной из воды.

Приехала в Россию. Не хотела ни с кем видеться. Сидела одна в комнате с завешенными шторами и плакала. Установила на могиле мужа камень с эпитафией:

И вдруг душа твоя,
Как радость, обрела покой,
Какого в жизни нет земной,
Покой небытия.

И снова уехала за границу, в Стокгольм, где зарабатывала на жизнь чтением лекций в университете. Умерла она в возрасте сорока одного года от воспаления легких.

Биография

Владимир Онуфриевич Ковалевский родился в имении своих родителей деревне Шустянка Динабургского уезда Витебской губернии. Его брат Александр стал впоследствии известным эмбриологом. Владимир окончил Училище правоведения, где подготовлялись высшие административные чиновники государства, однако по этому пути не пошёл.

В начале 1860-х годов уехал за границу, жил в Лондоне, где был учителем дочери Александра Герцена.

За границей В. О. Ковалевский изучал естественные науки. Особенно увлекла его палеонтология — наука о древних ископаемых организмах, тогда ещё мало разработанная область знания. За несколько лет Владимир Онуфриевич Ковалевский самостоятельно в совершенстве овладел ею, читая специальную иностранную литературу. Он ознакомился с коллекциями остатков ископаемых животных в европейских музеях. Горячий сторонник эволюционного учения Чарлза Дарвина, В. О. Ковалевский поставил своей целью доказать справедливость этого учения, используя палеонтологические находки, особенно копытных, наиболее полно представленные в музеях. Состоял в переписке с Ч. Дарвином, перевел его работу “Изменение животных и растений в домашнем состоянии”, причем настолько быстро, что на русском языке она вышла на два месяца раньше, чем на языке оригинала, английском.

После возвращения в Россию напечатал множество научных статей, а также, в 1866 г., книгу Герцена «Кто виноват?», весь тираж которой по приказу цензуры был сожжён.

В 1868 году вступил в фиктивный брак с дочерью генерала Софьей Корвин-Круковской, и они вместе уехали за границу, в Германию, где Софья Ковалевская поступила в Гейдельбергский университет. Фиктивные браки заключались обычно с целью освобождения молодых девушек от родительской власти, для того чтобы ехать за границу учиться: в России в то время высшее образование для женщин было недоступно. В данном случае впоследствии брак стал фактическим.

В 1871 году он и Софья Ковалевская посетили осажденный Париж, где находилась сестра Софьи — революционерка Анна Васильевна Корвин-Круковская. Короткое время участвуют в деятельности Парижской коммуны. После её падения помогали спасти Виктора Жаклара — коммунара и мужа Анны Жаклар.

В. О. Ковалевский пропагандировал учение Чарльза Дарвина. В 1872 году в Йенском университете получил степень доктора философии. Он хотел иметь учёную степень от русского университета и весной 1873 года сделал неудачную попытку получить степень магистра в Одессе. Только в 1875 году он получил степень магистра минералогии в Петербургском университете. В 1881 году избран доцентом кафедры геологии Московского университета. С 1861 года и до конца жизни состоял в чине титулярного советника. В последние годы жизни одновременно с научной работой занимался предпринимательской деятельностью.

Покончил жизнь самоубийством, не выдержав последствий финансового краха его фирмы. Пришла телеграмма о судебном процессе против промышленного общества, директором которого он ранее состоял. В. О. Ковалевский спешно возвратился в Москву и в ночь с 27 на 28 апреля 1883 года, не дождавшись суда, кончает жизнь самоубийством. Константиново — пункт нахождения нефтехимического предприятия В. И. Рагозина (на Волге, вблизи Ярославля), партнера В. О. Ковалевского. В Константинове в 1881 году жил и работал Д. И. Менделеев, также сотрудничавший с В. И. Рагозиным.

Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (участок 14).

«И значит будет весело»

Попытавшись – и безрезультатно – заработать денег с помощью разных финансовых мероприятий, Ковалевский взялся за издание научных книг. Казалось бы, это его стихия, успех должен быть гарантирован. Но – опять неудача.

Тогда Владимир Онуфриевич вступил пайщиком в «Новое время» – газету Суворина. Затея обернулась тем, что на него, как человека безотказного и исполнительного, взвалили львиную часть редакционной работы.

Сетовал в послании к брату: «Да, душа моя, меня вот можно жалеть, отбился от занятий, залез в этакую газетную тину, которая меня мучит, что чуть не ежедневно надо жилиться и писать статьи о предметах, которыми мало интересуешься, а главное, совсем не знаешь».

Кроме написания статей – громаднейший объем так называемой текучки. Бросить бы – да нельзя, Суворин понадеялся, и подводить его неблагородно.

Наконец, Ковалевский развязался с газетой. И тогда возникла новая идея – строить доходный дом и бани. Софья Васильевна лично все просчитала, и у нее все сошлось. Но результат был привычным – полный крах и долги.

Удивительно, что при всем при том у Ковалевского хватало времени и сил посещать лекции, ходить в музеи, изучать, штудировать и систематизировать. Он между делом, играючи, изобрел новый вид судоходства – подледного, зимнего.

Нужно взять сфероидные бочки, загрузить их таким образом, чтоб бочки не тонули, сверху прикрепить полозья, и готово дело. Вместо станций – проруби. Он запатентовал свое изобретение, однако денег это все равно не принесло.

Между тем союз с Софьей Васильевной, и с самого начала далеко не безмятежный, что называется, трещал по швам. Ее карьера была на подъеме. В 1874 году она наконец-то получила долгожданный диплом доктора наук. Сам Карл Вейерштрасс, немецкое математическое светило, преподнес новоявленному доктору роскошный бархатный футляр для содержания в нем диплома.

Деньги от мужа поступали с перебоями, и это Софью раздражало. Супруги то жили вместе, то вновь разъезжались. Сделались нормой скандалы. Ковалевский терпел.

Писал брату: «Относительно моих домашних или внутренних дел ты отчасти прав. Мы во многом не сходимся с Софой, особенно в занятиях, и пробовали, чтобы отвыкнуть друг от друга и испытать себя, не видаться целый год. Но оба увидели, что мы уже так привыкли друг к другу, что едва ли можем жить розно. Что из этого выйдет… я еще не решил, но мы очень сильно привязались друг к другу и теперь верно не будем расставаться».

Просил брата, чтобы тот купил кораллов, франков на двадцать пять. «Софе» был нужен лорнет – усердные математические занятия не остались для глаз безнаказанными. «Она ненавидит всякое золото, – объяснял он, – но любит кораллы. Я бы тогда велел сделать ручку с плоскими дощечками из кораллов. Видел раз такие часики в Венеции, это чудо как красиво».

Самой же «Софе» отправлял трепетные и виноватые послания: «Я уже, милый друг мой, так сказать, теперь… вышел из твоего повиновения, и еду в Тулузу, но ведь это не было решено, что ты абсолютно запрещаешь это, а только соображаясь с жарою. Вчера я полдня принужден был ехать в дилижансе, отсюда опять по чугунке и вечером в 10 часов буду в Тулузе, где жду твою телеграмму. Вчера было очень холодно и дождливо, и я всю дорогу кутался в плед; сегодня солнце, но не жарко, так как много туч и свежий ветер».

И радовался как ребенок, ежели его супруга соглашалась вдруг совместить свои планы с его собственными: «Софа тоже едет со мной, и значит будет весело».


Фото с сайта imyanauki.ru Изображение с сайта informaxinc.ru

Литература

  • // Список лиц, служащих по ведомству Министерства народного просвещения на 1901 год. — СПб.: Типография Министерства внутренних дел, 1901. — С. 164.
  • Мечников И. И. Александр Онуфриевич Ковалевский // Страницы воспоминаний. Сборник автобиографических статей. — М., 1946.
  • Письма А. О. Ковалевского к И. И. Мечникову (1866—1900). — Л., 1955.
  • Догель В. А. А. О. Ковалевский (1840—1901). — М.—Л., 1945;
  • Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского университета Св. Владимира : (1834—1884) / сост. и издан под ред. ордин. проф. В. С. Иконникова. — Киев: в тип. Имп. ун-та Св. Владимира, 1884. — С. 264—268.
  • Энциклопедический словарь юного химика / Сост. В. А. Крицман, В. В. Станцо. — М.: Педагогика, 1982. — С. 105.
  • Пилипчук О.Я. Александр Онуфриевич Ковалевский, 1840-1901 / Отв. ред. Н. М. Артёмов. — М: Наука, 2003. — 182 с. — (Научно-биографическая литература).

НАШИ ЛЮДИ

Ячевский, Леонард Антонович
Геологи

русский геолог, горный инженер и преподаватель

Яхимович, Варвара Львовна
Геологи

советский геолог

Яскульский, Станислав
Геологи

польский геолог, минералог, петрограф, педагог, профессор, доктор философии

Яншин, Александр Леонидович
Геологи

советский и российский естествоиспытатель, геолог, академик АН СССР и РАН

Якубович, Александр Лазаревич
Геологи

доктор технических наук, профессор, заслуженный геолог России, заслуженный изобретатель РСФСР , лауреат премии Совета Министров СССР

Яворский, Василий Иванович
Геологи

русский и советский геолог и палеонтолог

Юшкин, Николай Павлович
Геологи

советский и российский геолог, минералог, академик РАН, доктор геолого-минералогических наук, директор Института геологии Коми научного центра Уральского отделения РАН , заведующий кафедрой геологии Сыктывкарского государственного университета

Эсмарк, Йенс
Геологи

датский геолог и минералог, работавший в Норвегии, профессор геологии в университете Христиании , проводил исследования ледников; выдвинул тезис о ледниковой эпохе Скандинавии

Биография

В 1856 году А. О. Ковалевский поступил в Корпус инженеров путей сообщения, но после непродолжительного обучения перешёл в Санкт-Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета, который окончил в 1863 году. Там же получил степень магистра за диссертацию: «История развития ланцетника — Amphioxus lanceolatus» (1865), в 1866 был утверждён в звании приват-доцента Петербургского университета, в 1867 защитил докторскую диссертацию «Анатомия и история развития Phoronis» (1867).

Был последовательно профессором Казанского (с 1868), Киевского (с 1869), Новороссийского (ныне – Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова) в Одессе (с 1874), и Петербургского (в 1891—1894) университетов.

Для изучения морских животных предпринял многочисленные экспедиции и поездки: работал на Адриатическом море (Триест, 1867), Средиземном море (Неаполь, 1864, позже Мессина, 1868, Виллафранка, 1895), на Каспийском море (1869), Красном море (1870), в проливе Ла-Манш (Росков, 1892) и др.

Во время своей службы в Киевском университете св. Владимира был награждён орденом св. Станислава 2 ст. с императорской короной в 1872 г. В продолжение своей службы в Новороссийском университете (ныне – Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова) был награждён орденом св. Анны 2 ст. и чином действительного статского советника.

Участвовал в разработке мер борьбы с вредителем виноградников — филлоксерой — в Бессарабии, в Крыму и на Кавказе; был одним из организаторов Севастопольской морской биостанции.

В 1883 году избран членом-корреспондентом Императорской Петербургской академии наук по разряду биологических наук, в 1890 году избран ординарным академиком Императорской Академии наук.

С 1892 по 1901 год — директор Севастопольской биостанции. Внёс практический вклад в аквариумистику.

Умер 22 ноября 1901 года в Санкт-Петербурге. Похоронен на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга.

Научная деятельность

Выдающийся биолог-эволюционист, основные научные работы посвящены сравнительной эмбриологии и физиологии беспозвоночных животных.

Активный сторонник дарвинизма. Изучал эмбриональное развитие многоклеточных животных, особенно беспозвоночных, чем способствовал выяснению путей эволюции животного мира.

Основатель (совместно с И. И. Мечниковым, 1871) филогенетической теории зародышевых листков. Провел (1865—1876) многочисленные исследования в области сравнительной анатомии, физиологии и гистологии беспозвоночных. Заложил совместно с Мечниковым основы эволюционной сравнительной эмбриологии. Изучал строение и функции выделительной и лимфатической систем, а также фагоцитарных органов у беспозвоночных.

Его работы положили начало экспериментальной и эволюционной гистологии.

Состоял в редакции (отдел биологических наук) и был автором статей Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.

А. О. Ковалевский состоял почётным членом многих естественно-научных обществ, как русских, так и зарубежных, в 1898 году он был провозглашён почётным доктором Кембриджского университета.

В 1940 году АН СССР была учреждена премия имени А. О. Ковалевского «за заслуги в области эмбриологии».

Библиография

  • On the Osteology of the Hyopotamidae (1873)
  • Sur l`Anchitherium aurelianense Cuv. et sur l`histoire paleontologique des chevaux, «Memoires de l`Academie des sciencer de St-Petersbourg», VII serie, v. XX, № 5 (1873)
  • Остеология двух ископаемых видов из группы копытных — Entelodon и Gelocus Aimardi” (1875)
  • Osteologie des Genus Entelodon Aym.
  • Monographie der Gattung Antracotherium Cuv. und Versuch einer naturlichen Klassification d. fossilen Huftthiere” (1876)
  • Ковалевский В. О. О границах между юрской и меловой формациями” (1877)
  • Ковалевский В. О. Палеонтология лошадей. Серия «Классики науки». М., Изд-во АН СССР, 1948 (содержит 2 монографии В. О. Ковалевского).
  • Ковалевский В. О. Собрание научных трудов (в трех томах). M., Изд-во АН СССР, Т. 1. 1950; Т. 2. 1956; Т. 3. 1960.
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий