Прокопович Феофан

Темная полоса жизни

Такое положение вещей сохранялось вплоть до кончины Петра I, последовавшей в 1725 году. Со смертью царственного покровителя наступили тяжелые времена для многих его прежних фаворитов. В их числе оказался и Феофан Пркопович. Кратко описывая сложившуюся ситуацию, следует прежде всего упомянуть церковных иерархов – яростных ненавистников теории просвещенного абсолютизма. Все они люто ненавидели архиепископа Феофана за проводимую им политику, поддерживающую приоритет светской власти над духовной, но вести открытую борьбу не могли, опасаясь навлечь на себя гнев государя.

Когда же Петр Великий скончался, их партия подняла голову и излила на Феофана всю свою ненависть. Характерно, что предъявленные ему обвинения носили сугубо политический характер и грозили весьма серьезными осложнениями. В обстановке непрекращающейся травли прежний царский фаворит пережил два коротких царствования: вначале Екатерины I – вдовы почившего государя, а затем его сына Петра II Алексеевича.

Конец жизненного пути

Скончался преосвященный Феофан 8 сентября 1736 года в одном из помещений своего подворья, подаренного ему когда-то императором Петром I. Его последние слова: «О голова моя, исполнившаяся разума, куда ты приклонишься?» также сделались расхожей цитатой. Причиной смерти стал сердечный приступ.

Тело покойного архиерея было перевезено в Новгород и там, после отпевания, совершенного викарным архиепископом Иосифом, погребено в усыпальнице Софийского собора. Среди его богатого наследия особую ценность представляла обширная библиотека, включавшая в себя несколько тысяч томов религиозных сочинений. По указу императрицы она была полностью передана в дар Новгородской духовной академии.

Российский Торквемада

Лишь после вступления на престол Анны Иоанновны Феофан сумел вернуть себе прежнее влияние при дворе. Произошло это благодаря тому, что он своевременно возглавил сформировавшуюся тогда партию людей среднего чина, члены которой помешали высшим сановникам ограничить самодержавную власть. Заслужив тем самым признание и безграничное доверие новой императрицы, мудрый архиерей упрочил свое положение и теперь уже сам преследовал своих вчерашних обвинителей. Делал он это с необычайной жестокостью и полемику вел не на страницах печатных изданий, а в застенках Тайной канцелярии.

Этот период жизни архиепископа Феофана отмечен его тесным сотрудничеством с государственными структурами, занятыми политическим сыском. В частности, для сотрудников Тайной канцелярии им была составлена подробная инструкция по теории и практике ведения допросов. В последующие годы многие отечественные историки характеризовали Феофана как российское воплощение великого инквизитора Торквемады.

Детство и образование

Родился в семье мелкого торговца, предположительно выходца из Смоленска; имена родителей неизвестны. Об отце ничего не известно, носил фамилию матери. Оставшись в раннем возрасте сиротой, был взят на воспитание дядей по материнской линии — Феофаном Прокоповичем, ректором Киево-Братской коллегии и наместником Киево-Братского монастыря. Образование получил в Киево-Могилянской академии; совершенствовал свои знания во Львове и после перехода в униаты обошёл пешком всю Европу. Посещал университеты в Лейпциге, Халле, Йене. В 1701 году в Риме поступил в прославленную тогда иезуитскую коллегию св. Афанасия, учреждённую для греков и славян.

Прослушав в этой коллегии полный курс, приобрёл громадную начитанность в исторических, богословских и философских сочинениях, а также в древнеклассической литературе и своими выдающимися дарованиями обратил на себя внимание папы Климента XI, но не пожелал остаться в Риме и в 1704 году вернулся в Киев.

Византийский закон, возрожденный в России

Вполне понятно, что подобные выступления еще выше подняли киевского богослова в глазах государя, доказательством чего стало последовавшее вскоре возведение его в сан архиепископа. Феофан Прокопович, продолжая развивать ту же линию, стал активнейшим пропагандистом теории, получившей впоследствии название «цезаропапизм». Под этим термином принято понимать установившиеся еще в Византии отношения между церковью и государством, при которых император был не только главой государства, но и осуществлял функции высшего духовного иерарха.

Озвучивая мысли и чаяния самого Петра I, он утверждал, что император должен являться не только главой светской власти, но и понтификом, то есть епископом, поставленным над всеми прочими архиереями. В подтверждение своих слов он заявлял, что никто не может стоять выше помазанника Божьего, коим является законный государь. Эту же доктрину неустанно пропагандировала и ученая дружина Феофана Прокоповича, собранная им из молодых и амбициозных богословов Петербурга.

Следует отметить, что в синодальный период, продлившейся с 1700 по 1917 год, принцип цезаропапизма был положен в основу идеологии Русской православной церкви. Так, каждый новый член Святейшего Синода, принимая присягу, текст которой был составлен самим Феофаном, клялся безоговорочно признавать императора высшим духовным и светским правителем.

Оценка

Ректор Московской академии, впоследствии архиепископ Тверской, второй вице-президент Синода Феофилакт Лопатинский полагал (как и иные, например, Маркелл Радышевский) Феофана протестантом.

Протоиерей Георгий Флоровский: «Феофан Прокопович был человек жуткий. Даже в наружности его было что-то зловещее. Это был типический наемник и авантюрист, — таких ученых наемников тогда много бывало на Западе. Феофан кажется неискренним даже тогда, когда он поверяет свои заветные грезы, когда высказывает свои действительные взгляды. Он пишет всегда точно проданным пером. Во всем его душевном складе чувствуется нечестность. Вернее назвать его дельцом, не деятелем. Один из современных историков остроумно назвал его „агентом Петровской реформы“. Однако, Петру лично Феофан был верен и предан почти без лести, и в Реформу вложился весь с увлечением. И он принадлежал к тем немногим в рядах ближайших сотрудников Петра, кто действительно дорожил преобразованиями».

«Не было почти рода писательства, к которому не был бы причастен Феофан. Богослов, проповедник, канонист, юрист, историк, поэт совмещались в нём с разною степенью дарования, но, во всяком случае, в необыкновенном сочетании. Таких разносторонних и плодовитых талантов мало можно встретить среди наших деятелей XVIII века. Взятая в целом личность Феофана Прокоповича всегда останется одной из центральных фигур русской истории XVIII столетия».

Опровержение прежних истин

Прочное положение при дворе Анны Иоанновны потребовало от него формального отказа от многих прежних убеждений и принципов. Так, заявляя о себе в царствование Петра I как о яростном стороннике прогрессивных реформ и разного рода нововведений, направленных на преодоление пережитков старины, теперь он безоговорочно перешел в лагерь более угодных ей консерваторов. С этих пор и вплоть до самой смерти Феофан Прокопович беззастенчиво оправдывал в своих публичных выступлениях установившийся в стране режим беззакония и произвола, отбросивший Россию далеко назад от тех рубежей, которых она достигла благодаря преобразованиям Петра Великого. Если обратиться к его наиболее цитируемым высказываниям этого периода, то в них можно с полной ясностью отметить ту же тенденцию отхода от прежних принципов.

Преподавательская деятельность в Киеве

Феофан Прокопович на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Вернувшись в Киев и снова обратившись в православие, он стал преподавать в Киево-Могилянской академии сначала поэтику, потом риторику, философию и наконец, богословие. По всем этим предметам он составил руководства, отличавшиеся от других подобных изданий того времени ясностью изложения и отсутствием схоластических приёмов.

Будучи преподавателем поэтики и удовлетворяя обычаю, требовавшему сочинения драматических представлений для школьной сцены, написал трагикомедию «Владимир», посвящённую гетману Мазепе, в которой, изображая победу христианства над язычеством и осмеивая жрецов, как поборников суеверия и невежества, выступил горячим защитником просвещения и сторонником начатой уже Петром Великим решительной борьбы со старыми народными предрассудками. По случаю Полтавской победы 1709 года сочинил панегирическую проповедь, которая была по приказанию Петра переведена на латинский язык самим автором.

В 1711 году был вызван в царский лагерь во время Прутского похода, а по возвращении оттуда сделан игуменом Братского монастыря и ректором Киево-Могилянской академии.

Продолжая свою преподавательскую деятельность, издал ряд популярных рассуждений, диалогов и проповедей о различных богословских вопросах. Все эти сочинения отличаются живым и остроумным изложением и стремлением к критическому анализу. Несмотря на полученное в юности католическое образование, Феофан являлся заклятым противником всего католического в науке и жизни и поклонником новой европейской науки, созданной Фрэнсисом Бэконом и Рене Декартом; он решительно выступал с резким, принципиальным отрицанием всякого авторитета духовенства как учительского сословия, требуя свободного, критического отношения ко всем научным и жизненным вопросам и опровергая старую теорию о первенстве духовной власти над светской и вообще о первенстве духовенства над всеми прочими сословиями.

Труды

  • “Приветственное слово”, сказанное государю в Киеве 5 июля 1706 г.
  • “Похвальное слово”, произнесенное по случаю Полтавской победы в присутствии Петра.
  • Проповедь, произнесенная 24/XI-1717 г. в день именин императрицы, на текст: “Крепка, яко смерть, любы”.
  • “Слово в неделю цветную о власти и чести царской, яко от самого Бога в мире учинена есть и како почитати царей и оным повиноватися людие долженствует ; кто же суть и коликий имеют грех противляющиеся им”. 6 апреля 1718 г.
  • Слово в день памяти Александра Невского, произнесенное в 1718 году, на текст: “Учителю Благий, что сотворив, живот вечный наследую?”
  • Слово похвальное о флоте российском и о победе галерами российскими над кораблями шведскими. (Произнесено 8/IX-1720 г.)
  • Слово во время торжеств по случаю Ништадтского мира. (Произнесено в Москве 28 января 1722 г.)
  • Две проповеди на смерть Петра Великого (1 марта 1725 года – в день погребения и в том же году в день Петра и Павла).
  • Надгробное слово Екатерине I, произнесенное 16 мая 1727 г.
  • Речь в день коронации имп. Анны Иоанновны 28 апреля 1730 г.
  • Слово в день коронации, произнесенное в 1732 году, на текст: “Воздадите Кесарева Кесареви”.
  • Слово в день коронации в 1734 году, сказанное в пользу монархии вообще.
  • Шесть монашеских (или аскетических) проповедей.
  • “Поучения и речи” в 3-х частях (собрание проповедей). СПб., 1760, 1761, 1765.
  • “Правила риторические” (учебник), составлен в 1706 г., полностью не издан.
  • Духовный регламент.
  • Вещи и дела, о которых духовный учитель народу христианскому проповедовать должен. М., 1784.
  • Владимир, славянороссийских стран князь и повелитель, от неверия тьмы в свет Евангельский приведенный Духом Святым (трагикомедия в рукописи сборника имп. публ. библ.).
  • Торжественная песнь на Полтавскую победу (латинские стихи).
  • Ода на путешествие Петра II в Москву на коронацию (напеч. в “???”).
  • Описание Киева (латинские элегические стихи).
  • Увещательная элегия (латинская).
  • Монашеская элегия (латинская) – эти три элегии помещены в сборнике”???”.
  • Родословная роспись великих князей и царей российских до гос. Петра I, с кратким описанием знатнейших дел их и гравированным каждого портретом. СПб., 1717.
  • История имп. Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии, изд. Щербатова. СПб., 1783; М., 1788 (есть мнение, что к этому труду Феофан делал лишь замечания и поправки).
  • Краткая повесть о смерти Петра. СПб., 1726.
  • Надгробное слово под названием: “???”.
  • Сказание о кончине Петра II и о вступлении на престол Анны Иоанновны. СПб., 1737.
  • Правда воли монаршей во определении наследника державы своей. Напеч. в авг. 1722 г.
  • Манифест о коронации.
  • Церемониал встречи государя в Новгороде в 1728 году. (напеч. в IX ч. “Древней Российской Вивлиофики”, 2-е изд.).
  • Рассуждение о нетлении мощей св. угодников Божиих в Киевских пещерах нетленно почивающих. Киев, 1890.
  • Семь богословских трактатов, составляющих неоконченную систему Богословия.
  • Христовы о блаженствах проповеди. // Русский архив. 1916. кн. 1.
  • Диалогизм или беседа о догматах Православной Церкви.
  • Истинные основания и должности христианской веры, или наставления язычникам, обращающимся в христианскую веру.

Возвращение на родину

По завершении учебы молодой россиянин получил известность в академических кругах своей необычайной эрудицией, начитанностью, а также способностью легко ориентироваться в самых сложных философских и богословских вопросах. О выдающихся способностях Феофана Прокоповича стало известно римскому папе Клименту XI, и тот предложил ему место в Ватикане. Однако, несмотря на все выгоды подобной перспективы, молодой человек ответил понтифику вежливым отказом и, пропутешествовав два года по Европе, возвратился на родину. В Киеве он прежде всего принес надлежащее покаяние и вновь обратился в православие.

С этого времени началась обширная преподавательская деятельность Феофана Прокоповича, развернутая им в Киево-Могилянской духовной академии, откуда он в свое время отправился в европейский вояж. Ему было поручено вести такие дисциплины, как поэтика, богословие и риторика. В эти области знаний молодой педагог сумел внести большой вклад, составив руководства, отличающиеся полным отсутствием схоластических приемов и ясностью изложения материала.

Смерть деятеля

В конце января 1725 г. Пётр умер, после этого Феофан примкнул к партии Екатерины. Он всячески поддерживал императрицу, поэтому уже через несколько месяцев был возведён в сан Новгородского архиепископа. Параллельно с этим Прокоповичу приходилось бороться с противниками его политических убеждений. Многие обвиняли его в неискренности и даже боялись.

Постоянное давление заставило учёного пересмотреть свои взгляды. Он оставался приверженцем науки и просвещения, но уже не так яростно спорил с несогласными. Феофан стал панегиристом, оправдывавшим существующий порядок, независимо от собственных идеалов. Он оказал влияние на Татищева, Кантемира и других учёных. Восьмого сентября 1736 года Феофан Прокопович умер в Санкт-Петербурге, там его и похоронили.

Аргументы, почерпнутые из Священного Писания

Особенно ярким стало его выступление, текст которого впоследствии был издан под заголовком «Слово о власти и чести царской». Оно было приурочено к возвращению государя из заграничной поездки и содержало в себе почерпнутые из Священного Писания доказательства того, что неограниченная монархия является непременным условием процветания государства. В нем же проповедник нещадно обличал тех церковных иерархов, которые пытались установить главенство духовной власти над светской. Слова Феофана Прокоповича были подобны стрелам, без промаха разящим всех, кто дерзал посягнуть на приоритет самодержавия.

Верный слуга самодержавия

В 1716 году Петр I начал подготовку масштабной церковной реформы и в связи с этим окружил себя наиболее передовыми людьми из числа высшего духовенства. Зная об образе мыслей и выдающихся способностях Феофана Прокоповича, он и его вызвал в Петербург, сделав одним из своих ближайших помощников.

Оказавшись в столице, Феофан проявил себя не только как талантливый проповедник-публицист, но и как весьма ловкий царедворец, способный добиться расположения государя, действуя в полном соответствии с его мыслями и убеждениями. Так, выступая с проповедями перед многочисленными аудиториями столичной публики и доказывая в них необходимость проводимых царем преобразований, он громил с церковных амвонов всех, кто тайно или явно пытался им воспротивиться.

Сотрудничество с Петром

В 1711 г. Пётр I назначил талантливого писателя игуменом Братского монастыря в Киеве. Елеазар продолжил свою деятельность, издавая статьи и рассуждения на различные темы. Все его произведения отличались живым языком, остроумием и стремлением критически анализировать ситуацию с разных сторон. Прокопович был противником схоластических методов и католицизма, он отдавал предпочтение европейским взглядам. Особое уважение учёный испытывал к теориям Френсиса Бейкона и Рене Декарта.

В 1716 г. Пётр вызвал Феофана в Петербург. Изначально тот стал советником правителя, писал переводы и толкования различных иностранных книг. Также он составил «Духовный регламент», издал несколько правительственных документов, написал предисловие к «Морскому уставу». За свои заслуги в 1720 г. Прокопович получил сан архиепископа. В следующем году его избрали первым вице-президентом Святейшего Синода. Благодаря привязанности Петра писатель регулярно получал дорогие подарки, деньги и хозяйство.

Любимец государя

Краткая биография Феофана Прокоповича, положенная в основу данного повествования, поражает обилием милостей, оказанных ему государем. Так, в начале июня 1718 года, пребывая в Петербурге, он стал епископом Нарвским и Псковским, обеспечив себе место главного царского советника по религиозным вопросам. Вслед за тем, когда тремя годами позже Петр I учредил Священный Синод, стал его вице-президентом, а вскоре и единоличным главой, сконцентрировав в своих руках почти неограниченную духовную власть. Выше него был только царь.

Поднявшись на вершину церковной иерархии, Феофан Прокопович вошел в число богатейших людей столицы и вел образ жизни, вполне соответствующий своему положению. В основе его благосостояния лежали многочисленные подарки, сделанные лично государем. Среди них несколько деревень, обширное подворье, расположенное на берегу реки Карповки, и, кроме того, регулярно отчисляемые огромные денежные суммы.

Образование богослова

Будущий церковный деятель воспитывался в купеческой семье. Он рано остался без родителей, поэтому воспитанием мальчика занимался дядя, ректор Киево-Могилянской коллегии. Именно там Елеазар получил начальное образование, он изучал греческий язык и латынь. После этого юноша отправился в польскую иезуитскую школу, для этого ему пришлось принять униатство.

Окончив школу в Польше, Прокопович перебрался в Рим. Там он продолжил обучение в коллегии Святого Афанасия. Студент увлекался произведениями римских и греческих классиков, читал философскую и богословскую литературу

Учёба давалась ему легко, вскоре Папа Римский обратил внимание на талантливого юношу. Он предложил ему остаться в Италии, однако Елеазар предпочёл вернуться в Киев

Борец с пережитками прошлого

Свою дальнейшую преподавательскую деятельность Феофан совмещал с работой над сочинениями по самому широкому кругу богословских вопросов, но, независимо от затронутых в них тем, все они отличались живым языком изложения, остроумием и стремлением к глубокому научному анализу. Несмотря на то что, обучаясь в Риме, он был вынужден следовать традициям католической схоластики, дух европейского просвещения во многом определил его мировоззрение. Лекции, прослушанные в университетах Лейпцига, Йены и Халле, поставили его в ряд передовых людей своего времени, безоговорочно принявших сторону философов-просветителей Рене Декарта и Фрэнсиса Бэкона.

Вернувшись на родину, где в то время еще господствовал дух патриархального застоя, и написав свое первое сатирическое произведение «Владимир», Феофан Прокопович повел неустанную борьбу с пережитками прошлого, к которым он относил, в частности, приоритет церковной власти над светской. Оспаривал он и право духовенства на разного рода привилегии, чем уже в этот ранний период своей деятельности нажил себе весьма опасных врагов. Однако когда стало известно о благоволении, проявленном к нему государем, его противники были вынуждены молчать в ожидании более подходящего момента.

Литература[править | править код]

  • Самарин Ю. Ф. Стефан Яворский и Феофан Прокопович как проповедники. — М.: 1844.
  • Морозов П. О. Феофан Прокопович как писатель. — СПб.: 1880.
  • Самарин Ю. Ф. Стефан Яворский и Феофан Прокопович // Он же. Сочинения. — Т. V. — М.: 1880.
  • Ігор Шаров. 100 видатних імен України. — К.: АртЕк, 2004. — С. 332—336. ISBN 966-505-218-7.
  • Ничик В. М. Феофан Прокопович. — М.: Мысль, 1977. — 192 с. — (Мыслители прошлого).
  • Смирнов В. Г. Феофан Прокопович. — М.: Соратник, 1994. — 221 с.
  • Буранок О. М. Ораторская проза Феофана Прокоповича и русский историко-литературный процесс первой трети XVIII века. Монография. — Самара: НТЦ, 2002. — 192 с.
  • Буранок О. М. Русская литература XVIII в.: Петровская эпоха; Феофан Прокопович. — М.: Флинта; Наука, 2003. — 336 с.
  • Буранок О. М. Лирика Феофана Прокоповича и русский историко-литературный процесс первой трети XVIII века. Монография. — Самара: НТЦ, 2004. — 145 с.
  • Буранок О. М. Феофан Прокопович и В. К. Тредиаковский: преемственность литературных традиций // В. К. Тредиаковский и русская литература / Под ред. А. С. Курилова. — М.: ИМЛИ РАН, 2005. — С. 73—93.
  • Абашник В. А. Георг Вильгельм Стеллер (1709—1746) и Феофан Прокопович (1681—1736) // Aus Sibirien — 2011 / Научно-информационный сборник (к 75-летию А. В. Христеля). — Тюмень: Печатник, 2011. — С. 10—15.
  • Абашник В. А. Феофан Прокопович (1681—1736) и немецкие богословы // Collegae, amico, magistro: збірник наукових праць до 70-річчя д-ра Віланда Ґiнтцше / за ред. В. О. Абашніка, Л. Д. Бондар, А.-Е. Ґінтцше. — Харків: Майдан, 2019. — С. 101—116.
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий