Страдивари, Антонио

Из какого дерева делались?

В течение своей жизни Антонио Страдивари много экспериментировал с древесиной. Сначала он делал это под руководством своего учителя, Никколо Амати, а потом и самостоятельно. Стоит отметить, что вне зависимости от того, какой вид дерева мастер использовал, он всегда хорошо его просушивал.

Специалисты утверждают, что основной материал, с которым мастер предпочитал работать, – это древесина высокогорных елей и кленов, которые росли в холодной местности. Она отличалась особой плотностью. Поэтому звучание скрипок, которые были изготовлены из нее, получалось совершенно уникальным.

Биография

Точной даты рождения Антонио Страдивари не зарегистрировано, но многочисленные историки сходятся во мнении, что появился на свет мастер в 1644 году в итальянском городке Кремона (Cremona), регион Ломбардия (Lombardia).

Его отца звали Алессандро Страдивари (Alessandro Stradivari), а маму – Анна Морони (Anna Moroni).

С 1657 и последующие десять лет Антонио служит подмастерьем в доме Николо Амати, причем существуют сведения, что тот ему даже не платил. Фактически, Страдивари работает на Амати только для того, чтобы получить опыт изготовления музыкальных инструментов.

Начало работы и первая скрипка

Первая скрипка мастера датируется 1666 годом, и при ее изготовлении Страдивари точно придерживается техники, которой он обучился у наставника. Поэтому инструменты того времени носили символическое название «аматизе».

После того, как будущий мастер женился, он решает заняться собственным изготовлением инструментов, поэтому в 1667 году он поселяется в рыбацком доме, где открывает первую мастерскую. Его женой становится женщина по имени Франческа Ферабоски (Francesca Feraboski), которая в браке подарила мастеру шестерых детей. Из них два сына Франческо и Омобоно впоследствии увлеклись искусством создания музыкальных инструментов и стали верными помощниками Антонио.

Когда Страдивари начинает выпускать первые скрипки, он уже не ставит на них маркировку Амати, не пишет о себе, как о его ученике. Теперь Антонио – самостоятельный мастер. Однако он не сразу стал таковым, поскольку на протяжении всего времени проживания в домике рыбака он учится у владельца Франческо Пескароли (Francesco Pescaroli) искусство резьбы по дереву. Как полагают биографы, именно Франческо научил мастера в совершенстве владеть инкрустацией, обучив множеству нюансов и деталей.

В 1681 году Страдивари на заработанные от первых инструментов деньги приобретает себе дом, который располагается неподалеку от доминиканского монастыря в родном городе. На территории дома были подвал, несколько антресолей, а также небольшая квадратная пристройка на крыше. Она открывалась с южной и западной стороны, там же располагались сушильни, где Антонио любил работать в хорошую погоду, а также высушивал свои инструменты после нанесения краски. Мастер старался сделать каждую скрипку настоящим произведением искусства, поэтому всякому инструменту уделял много времени, прислушиваясь к звучанию и чувствуя малейшее неверное колебание.

Великолепные творения Антонио Страдивари сложно был не заметить, поэтому спустя непродолжительное время у его инструментов стали появляться первые поклонники. Мастер получил уникальную возможность еще при жизни испытать на себе, каково это – быть признанным и иметь привилегированное социальное положение. Когда музыканты стали все чаще заказывать у Страдивари ту или иную работу, у мастера, наконец, появился финансовый достаток.

В те времена зародилась крылатая фраза «Богат, как Страдивари». Даже спустя многие годы она остается актуальной, поскольку сейчас применяется к очень богатым и обеспеченным людям.

Мастерство

В молодости Страдивари соперничал с Андреа Гварнери, который жил в доме Николо Амати и входил в число его учеников. Постигая ремесленные секреты мастеров итальянской национальности, Антонио начал эксперименты в конце 1660-х годов.

В течение продолжительного периода времени юноша выверял пропорции и подбирал материалы, чтобы придать инструментам изящный вид. Он искал собственных заказчиков из числа аристократов и дождался банкира, однажды нанесшего в мастерскую учителя визит.

Антонио Страдивари и Николо Амати / “Википедия”

С производства комплекта инструментов, предназначавшихся Якову II, репутация уроженца Кремоны стала укрепляться и расти. Отход от практических методов и стиля Николо Амати помог Страдивари не сбиться с собственного творческого пути.

В 1680-х герцог Казимо III де Медичи купил солидную партию скрипок, виолончелей и альтов. Благодаря четким скосам и элегантно вырезанным эфам имя итальянца стало известным у представителей высших кругов.

Стремясь подчеркнуть индивидуальность, мастер пользовался темным лаком и делал удлиненные деки, по-новому резонировавшие звук. После 1698 года инструменты стали короче за счет внутреннего изгиба, напоминавшего разорванный круг.

Находясь в центре скрипичного производства, расположенного в Кремоне, Страдивари изготовил арфу и ряд мандолин и гитар. Знаменитые испанские скрипки из «королевского квинтета» принесли одаренному итальянцу довольно солидный гонорар.

В начале XVIII века мастерство Страдивари достигло вершины, и неподалеку от дома в Кремоне он открыл собственный магазин. Наделенные душой инструменты получали образные названия Antonius Stradivarius Cremonenfis Faciebat Anno — «Добрые времена» и «Дельфин».

В отличие от Андреа Гварнери, работавшего по заказу церкви, Антонио делал произведения искусства для представителей светских слоев. Скрипки, украшенные клеймом автора, пользовались огромной популярностью у людей, неравнодушных к музыке, из европейских городов.

Судя по документальным источникам, количество инструментов Страдивари свидетельствовало о том, что итальянец прибегал к помощи сыновей. Известно, что Омобоно делал сырые заготовки, а также занимался финальной чисткой покрытых слоем лака частей.

Не желая тратить драгоценное время на воспитание будущих поколений, Антонио, в отличие от других итальянцев, не брал в мастерскую учеников. Духовным преемником считался Карло Бергонци из Кремоны, который прославился после смерти наставника в конце 1730-х годов.

Скрипка Антонио Страдивари Gould

Сейчас скрипки Страдивари вместе с виолончелями и альтами хранятся в мировых музеях и в частных коллекциях знаменитых людей. Сделанные гением инструменты не подвержены влиянию времени: при бережном использовании с годами они становятся только ценней.

Шедевр под названием «Восход солнца» стал частью собрания редкостей в Вене, а «Спящая красавица» принадлежит компании Landeskreditbank Baden Württemburg. На скрипке LeBrun играл итальянский маэстро Никколо Паганини, входивший благодаря таланту в европейский творческий круг.

Некоторые произведения Страдивари выставлялись на аукционах, цену $ 15,89 млн имел инструмент «Леди Блант». Представители культурной элиты считают, что на творениях итальянского мастера достоин играть только гений, имеющий природный талант.

В чём секрет скрипок Страдивари?

Современные скрипки создаются при помощи самых передовых технологий и достижений физики — а звук всё равно не тот! Триста лет ведутся споры о таинственном «секрете Страдивари», и каждый раз учёные выдвигают все более и более фантастические версии. По одной из теорий, ноу-хау Страдивари в том, что он владел неким магическим секретом лака для скрипок, который придавал его изделиям особенное звучание. Легенды гласят, что эту тайну мастер узнал в одной из аптек и усовершенствовал рецепт, добавив в лак крылышки насекомых и пыль с пола собственной мастерской.

Ещё одно предание гласит, что кремонский мастер готовил свои смеси из смол деревьев, росших в те времена в тирольских лесах и вскоре начисто вырубленных.

Учёные не оставляют попыток понять, чем же обусловлена чистая уникальная звучность страдивариевских скрипок. Профессор Джозеф Нагивари (США) утверждает, что для сохранности древесины клён, используемый знаменитыми скрипичными мастерами XVIII века, подвергался химической обработке. Это и влияло на силу и теплоту звука инструментов. Он задался вопросом: могла ли обработка против грибков и насекомых обусловить такую чистоту и яркость звука уникальных кремонских инструментов?

Используя ядерный магнитный резонанс и инфракрасную спектроскопию, им были проанализированы образцы древесины пяти инструментов. Нагивари утверждает: если будет доказано воздействие химического процесса, окажется возможным изменение современной технологии изготовления скрипок. Скрипки зазвучат на миллион долларов, а реставраторы обеспечат лучшую сохранность старинным инструментам.

Некогда был проанализирован лак, которым покрыты инструменты Страдивари. Выяснилось, что его состав содержит наномерные структуры. Получается, что ещё три столетия тому назад создатели скрипок опирались на нанотехнологии? Был проведён интересный эксперимент. Сравнивали звучание скрипки Страдивари и скрипки, изготовленной профессором Нагивари. 600 слушателей, из них 160 музыкантов, провели оценку тона и силы звука по 10-бальной шкале. В результате, скрипка Нагивари получила более высокие оценки.

Однако, были и другие исследования, в ходе которых выяснили, что лак, используемый Страдивари, ничем не отличался от того, что использовали в ту эпоху мебельщики. Многие же скрипки вообще были покрыты заново лаком при реставрации в XIX веке. Нашёлся даже безумец, решившийся на святотатственный эксперимент — полностью смыть лак с одной из скрипок Страдивари. И что же? Скрипка не стала звучать хуже.

В свою очередь изготовители скрипок и музыканты также не признают, что волшебство звучания их инструментов обусловлено химией. И в качестве доказательства их мнения свидетельствуют результаты ещё одних научных исследований. Так, учёные Массачусетского технологического института доказали, что особенный «мощный» звук скрипок Антонио Страдивари был вызван случайной ошибкой в ходе производства этих инструментов.

Как передает The Daily Mail, исследователи поняли, что столь необычное глубокое звучание скрипок знаменитого на весь мир итальянского мастера вызвана F-образными отверстиями — эфами. С помощью анализа множества других инструментов Страдивари ученые сделали вывод, что эта форма изначально была воспроизведена по ошибке. Один из исследователей Николас Макрис поделился собственным мнением: «Вы режете по тонкому дереву и не можете избежать несовершенства. Форма отверстий в скрипках Страдивари отклоняется от традиционной для XVII–XVIII веков на 2%, но это похоже не на ошибку, а на эволюцию».

Бытует также мнение, что никто из мастеров не вкладывал в свою работу столько труда и души, сколько Страдивари. Ореол тайны придаёт изделиям кремонского мастера дополнительное очарование. Но учёные-прагматики не верят в иллюзии лириков и давно мечтают поделить волшебство чарующих скрипичных звуков на физические параметры. Во всяком случае, в энтузиастах точно недостатка не ощущается. Нам остаётся только ждать того момента, когда физики достигнут мудрости лириков. Или наоборот…

Говорят, в мире каждые две недели кто-нибудь да «открывает» тайну Антонио Страдивари. Но на самом деле за 300 лет секрет величайшего мастера так и не удалось разгадать. Только его скрипки поют, словно ангелы. Современной науке и новейшим технологиям не удалось достичь того, что для кремонского гения было всего лишь ремеслом.

ИсточникПо материалам

Жми «Нравится» и получай лучшие посты в Фейсбуке!

Интересные факты

В жизни Антонио Страдивари произошло множество интересных событий, среди которых выделяются следующие:

  1. Познакомился Страдивари с Николо Амати когда Антонио, будучи простым столяром, работал в одной из непримечательных мастерских, он был совсем юн. Николо принимает решение взять мальчика к себе в подмастерья, не до конца осознавая, с каким талантом столкнула его судьба.
  2. Согласно одной из легенд, чтобы создать идеальный инструмент, Амати использовал внутренние органы ягнят. Каждое утро он отправлял Страдивари в мясную лавку с тайной запиской, в обмен на которую Антонио получал внутренности животных, их возраст начинался строго с 3 месяцев. Лишь спустя длительное время Страдивари осознал, что это и есть секретный ингредиент, благодаря которому звучание скрипок становилось мощным, чистым и невероятно красочным. Но сам Антонио никогда не прибегал к таким мерам, и когда у него спросили, в чем же секрет его волшебных скрипок, он сообщал, что использует собственноручно изготовленное покрытие из крыльев и лапок насекомых, которых он находит на полу своей мастерской. Страдивари не спешил расставаться со своими тайнами, он хотел быть единственным в своем роде.
  3. У Антонио был великолепный слух, который позволял ему улавливать даже едва слышную фальшь. Поэтому если он замечал какое-то несовершенство в инструменте, то вновь принимался за работу и старался довести ее до конца.
  4. Мастер был трудолюбивым, и именно это качество позднее распространило о нем славу далеко за пределы родной Кремоны.
  5. Одним из первых нововведений Страдивари был удлиненный корпус инструмента, который позволял ему звучать сильнее, насыщеннее и пронзительнее. Такое новшество Антонио стал использовать, когда постепенно отошел от влияния Николо.
  6. В сфере создания музыкальных инструментов Страдивари заслуженно получил звание новатора и революционера, потому что он преобразил не только внешний вид скрипок, но и начал создавать виолончели по совершенно новым законам. Антонио сделал этот инструмент легче, уменьшил габариты и улучшил частоту звучания.
  7. Из-за того, что скрипки Страдивари представляли собой огромную материальную ценность, на них часто покушались воры. В 1936 году скрипка «Гибсон» была украдена прямо из гримерки музыканта Бронислава Губермана, практически сразу после того, как он выступил на сцене. Любопытно, что грабитель так и не продал инструмент, а старательно хранил его более 50 лет, до тех пор, пока не осознал, что вскоре умрет от смертельного заболевания. Тогда вор завещал своей жене хранить скрипку, но и так и не рассказал, в чем заключалась ее истинная ценность. Только спустя 4 года женщина поняла, какой уникальной вещицей обладает, и решает вернуть пропажу за символическое вознаграждение. За инструмент она получила 263 тысячи долларов, а в настоящее время обладателем «Гибсона» является эксцентричный музыкант Джошуа Беллу.

И напоследок будет любопытно узнать, что старый еврейский анекдот про портных переделан из старого итальянского анекдота про скрипачей:

В небольшом итальянском городке Кремона на центральной улице жило несколько великих скрипичных мастеров. Первым боевые действия начала семья Амати, повесившая большую вывеску над своей мастерской «Лучшие скрипки в Италии». В ответ на это семья Гварнери тоже украсила свой магазин – «Лучшие скрипки в мире» Мастерская Антонио Страдивари, который раньше служил бесплатным учеником у Николо Амати, находилась в самом конце улицы и Страдивари повесил на ней скромную вывеску «Лучшие скрипки на этой улице».

Петербургская история

История пребывания творений Страдивари в Северной Венеции невелика.

Одна из её страниц связана с именем Константина Карловича Штакельберга – начальника Придворного оркестра, которому Александр III передал в 1884 году скрипку работы Антонио Страдивари и восемь флейт, принадлежавших Александру I. Щедрый дар побудил барона положить начало формированию коллекции музея музыки. С небывалой энергией и целеустремленностью Штакельберг стал осуществлять свою заветную идею. В 1908 году он убедил Министерство императорского двора приобрести на аукционе замечательную коллекцию бельгийского собирателя Снука, насчитывавшую 363 инструмента, затем музей пополнился инструментами народов России, собранными Н. Приваловым, а еще через несколько лет – народными восточными из собрания Рабиндраната Тагора. Тогда же музей приобрел новый скрипичный шедевр работы Николо Амати, а также инструмент, изготовленный сыном Страдивари, Франческо.

Увы, после революции большевики, вооружившись антикварным каталогом 1875 года, немедленно приступили к экспроприации ценностей – и вскоре скрипка Антонио Страдивари была изъята из собрания Шереметевского дворца для передачи в московский Гохран. К счастью, ее судьба не стала трагичной – скрипка продолжала звучать и с тех пор побывала в руках многих исполнителей. Сейчас ею пользуется Юрий Башмет, за рубежом нередко выступающий не только в качестве альтиста, но и скрипача.

Известно также, что скрипка Антонио Страдивари была в коллекции князей Юсуповых, купивших ее в начале XIX века в Италии. Инструмент почти сто лет был семейной реликвией – на нем изредка играли члены княжеской фамилии. В начале ХХ века эта скрипка (на картинке слева) хранилась во дворце Юсуповых на Мойке, находясь почти всё время (за исключением редких концертов) в особой витрине в форме фонаря, сделанной по проекту Феликса Юсупова. В 1917 году скрипка исчезла, как и владельцы дворца на Мойке. Однако она не была вывезена за границу, как полагали многие – в 1919 году, когда дворец Юсуповых был превращен в Дом учителя, она была обнаружена в одном из тайников. Оказалось, что эта скрипка, сделанная мастером всего за год до кончины – одна из лучших его инструментов! К сожалению, и она была вскоре увезена из Петербурга для пополнения московской Госколлекции, хотя и не стала после этого пылиться в хранилище: на «Юсупове» в разное время играли Давид Ойстрах, Леонид Коган, Владимир Спиваков.

Однако редкая возможность услышать настоящую скрипку Страдивари петербуржцам изредка предоставляется. Так, в рамках фестиваля «Дворцы Петербурга» на короткие гастроли приезжали две скрипки – «Франческо» и «Императрица России». История последней неразрывно связана с Петербургом: созданная в 1708 году, она была приобретена для российской императрицы Елизаветы Петровны, подарившей её своему секретарю Криберскому. Впоследствии у инструмента часто менялись хозяева, а после революции она оказалась в фонде немецкой компании «Редкие скрипки Махольда» (основанной в 1861 году). «Императрица» звучала в декабре 1993 года в Царском селе и в мае 1994 года на открытии отреставрированной ротонды Мариинского дворца в Петербурге.

Не менее интересен был уникальный концерт, состоявшийся в Эрмитажном театре в сентябре 1995 года, посвященный «гастролям» легендарной скрипки Паганини, изготовленной, правда, не Страдивари, а его вечным соперником Гварнери в 1742 году. Инструмент, завещанный «дьявольским скрипачом» родному городе Генуе, почти сто лет хранился в запаянной стеклянной колбе, но затем итальянцы освободили-таки его из плена, позволяя играть на нем лучшим скрипачам мира. Однако за пределы Италии скрипка вывозится крайне редко – в частности, концерту в Петербурге предшествовали переговоры правительств двух стран и заключение страховки в четыре с половиной миллиарда лир с итальянским модельером Труссарди. Высокой чести играть на столь раритетном инструменте удостоился петербуржец Сергей Стадлер – думаем, что ему впервые в жизни приходилось играть концерт в присутствии роты автоматчиков. Охрана действительно была беспрецедентной – даже во время антракта скрипка Паганини опечатывалась. Любопытно высказывание музыканта о звучании инструмента: «Когда я взял первые звуки, стало ясно, что скрипка помнит и любит только прежнего хозяина – Паганини. И никого больше знать не хочет. Для меня это была не столько игра, сколько общение. И я решил тогда: пусть она звучит не так, как я хочу, а как сама она хочет и как помнит». Судя по всему, звучание инструмента стало неожиданностью для Стадлера – возможно, виной тому возраст скрипки или её длительное заточение.

Изготовление инструментов

Первую скрипку, выпущенную под своей фамилией, Страдивари изготовил в 1666 году и до 1683 года точно придерживался стиля Амати, но с 1688 года мастер начинает экспериментировать, и, чем ближе к 1690 году, тем его инструменты становятся крупнее. Скрипки этого периода получили условное название «аматизе». Резкий отход от школы Амати выявляется лишь в 1691 году, и на свет появляется собственный тип скрипки. Это так называемые удлинённые скрипки (allonge), у которых клён уже исключительно радиального распила и тембр звука с сопрано меняется на меццо-сопрано. В 1698 году он опять вернулся на короткое время к модели Амати и только около 1704 года в возрасте 60 лет Страдивари окончательно сконструировал свою модель скрипки, которую по совершенству никто ещё не смог превзойти. Этот период продолжался с 1704 года по 1725, около 21 года. В этом промежутке различают два периода: с 1704 по 1717 года, когда ель на инструментах с шелковистым блеском, правильная по наслоению и плотная, и нижние деки чаще всего выполнены из одного куска, и второй период с 1717 года, когда для своих дек мастер стал употреблять сорт ели «хазельфихте».

Кроме скрипок, Страдивари также изготавливал гитары, альты, виолончели и даже одну арфу — по различным каталогам число его работ достигает 1150 единиц, но учитывая, что значительное количество его инструментов исчезло под влиянием различных катастроф, количество его инструментов могло бы достигнуть 5000 единиц.[источник не указан 550 дней]

Великий кремонец

Общепризнано, что высшее совершенство инструменту придал Антонио Страдивари , имя которого известно не только музыкантам, но и всякому культурному

Image

человеку.

Страдивари родился в 1644 году и всю жизнь прожил, никуда не выезжая, в Кремоне. Уже в тринадцатилетнем возрасте начал заниматься скрипичным делом. К 1667 году он закончил учение у Амати (в 1666 году сделал без помощи наставника свою первую скрипку), но период творческих исканий, в течение которого Страдивари искал собственную модель, длился более 30 лет: его инструменты достигли безупречности формы и звука лишь в начале 1700-х годов. В это время Страдивари сконструировал свою, до сих пор непревзойденную скрипку, имеющую богатейший тембр и исключительную «дальнобойность» – способность наполнять звуком огромные залы. Она была удлинена по форме и имела внутри корпуса изломы и неровности, благодаря чему звук необыкновенно обогащался

за счет появления большого количества высоких обертонов. С этого времени принципиальных отклонений от разработанной модели Антонио уже не делал, но экспериментировал до конца своей долгой жизни. Из его одиннадцати детей двое – сыновья Франческо и Омобоно – также делали скрипки, но особенно в этом не преуспели. Самым способным учеником Страдивари был Карло Бергонци (1686-1747), скрипки которого имеют много общего с инструментами учителя.

Великий мастер умер в возрасте 93 лет. Его рабочий инструментарий, чертежи, рисунки, модели, некоторые скрипки попали в коллекцию известного собирателя XVIII века графа Козио ди Салабуе. Ныне это собрание хранится в Музее Страдивари в Кремоне.

Современником Страдивари и его соперником был Бартоломео Джузеппе Гварнери – внук родоначальника династии скрипичных мастеров Андреа Гварнери. Джузеппе Гварнери получил прозвище «дель Джезу», так как на этикетках своих инструментов он ставил значок, напоминавший эмблему монашеского ордена иезуитов. Инструменты Гварнери отличались от скрипок Страдивари более плоской формой деки и были покрыты лаками самого разнообразного оттенка, от золотисто-желтого до вишневого (у Страдивари после 1715 года лак всегда имел оранжево-коричневый оттенок).

Чрезвычайной популярностью в Западной Европе пользовался также австриец Якоб Штайнер (1617?-1683), чьи инструменты были похожи по форме на скрипки Никколо Амати, но отличались более высокими сводами дек и мягким, лирическим звучанием. В XVIII веке скрипки Штайнера ценились гораздо выше Страдивари, однако его подлинных инструментов сохранилось очень мало.

Сегодня на самой вершине скрипичного Олимпа уверенно расположился лишь один мастер – Антонио Страдивари. Летящий, неземной звук его творений до сих пор никто не воспроизвел. Как он добился этого чуда – достоверно неизвестно. На его родине, в знаменитой Кремоне, традиции великого итальянца блюдут по сей ден – в городе работают около 500 скрипичных мастеров, плюс несколько сотен студентов со всего света посещают «Школу Страдивари». Но повторить шедевры мастера пока никому не удалось (хотя один музыкальный журнал подсчитал, что в мире каждые две недели кто-нибудь да «открывает» тайну Страдивари).

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий