Щусев Алексей Викторович

Биография

А. В. Щусев родился 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1873 года в Кишинёве в дворянской семье. Отец — Виктор Петрович Щусев, надворный смотритель, служащий в земстве, а затем смотритель богоугодных заведений (кишинёвской земской больницы). Мать — в девичестве Мария Корнеевна Зазулина.

В 1891—1897 годах Щусев учился в Санкт-Петербурге в Высшем художественном училище Императорской Академии художеств у Л. Н. Бенуа и И. Е. Репина. В 1895 году, узнав из газеты о смерти генерала Д. П. Шубина-Поздеева, без рекомендаций пришёл к вдове с готовым эскизом надгробия и сумел убедить отдать заказ именно ему. На кладбище Александро-Невской лавры была построена квадратная часовенка под шатром.

За дипломный проект «Барская усадьба» Щусев был награждён Большой Золотой медалью и правом на заграничную командировку. После окончания Академии Щусев в составе археологической экспедиции отправился в Среднюю Азию, исследовав в ходе поездки два древних архитектурных памятника Самарканда — гробницу Тамерлана и соборную мечеть Биби Ханум. Впечатления от этой поездки оказали значительное влияние на дальнейшие работы архитектора. В 1898—1899 годы Щусев посетил Тунис и ряд стран Западной Европы, побывав в Вене, Триесте, Венеции и других городах Италии, а также в Англии, Бельгии и Франции, где в 1898 году посещал парижскую академию Жюлиана. Из рисунков этого периода была составлена отчётная выставка, получившая одобрительный отзыв И. Е. Репина.

Раннее творчество

После окончания Академии художеств Щусев поселился в Петербурге. Из самых ранних его работ надо прежде всего назвать первую строго научную реставрацию. Он воссоздал в 1900-е годы храм Св. Василия в Овруче XII века (в его обследовании принимал участие крупнейший специалист того времени П. П. Покрышкин; помощник — арх. Максимов В. Н.). С этого времени Щусев начал творческую борьбу с зодчими-эклектиками, которые ранее решительно «исправляли» старинные здания. Лидером этого общеевропейского направления «художественной» или «стилистической» реставрации был Э. Виолле-ле-Дюк. Среди русских его последователей были архитекторы Ф. Ф. Рихтер и Н. В. Султанов. Щусев их устаревшим к тому времени методам противопоставил совершенно иной подход, тщательно изучив и обмерив фрагменты XII века, и максимально их сохранив. О его работе писал И. Э. Грабарь, отмечая, что она «представляет совершенно исключительный интерес, как по приемам, впервые в этой области примененным, так и по тем научным данным, которые явились в результате раскопок и строгих обмеров, предшествовавших началу самих строительных работ. Реставратор поставил себе целью включить существовавшие развалины стен в тот храм, который должен был явиться после реставрации, при этом в новые стены ему удалось включить не только остатки стоявших ещё древних стен, но все те конструктивные части их — арки, карнизы, и даже отдельные группы кирпича, которые были найдены в земле иногда на значительной глубине». Щусев получил в 1910 году звание академика за реставрацию этого храма.

С 1901 года он состоял на службе в канцелярии оберпрокурора Святейшего Синода. Одним из первых самостоятельных заказов было проектирование иконостаса для Успенского собора Киево-Печерской лавры.

Программным произведением Щусева 1900-х годов стала церковь, спроектированная по заказу П. И. Харитоненко, сахарозаводчика, мецената и коллекционера, в имении под Харьковом Натальевка трактованная как храм-музей для собранных им древнерусских икон. Щусев создал здесь одну из самых выразительных своих построек, скульптурный декор которой выполняли С. Т. Коненков и А. Т. Матвеев, а мозаичное панно над входом, видимо, Н. К. Рерих, сотрудничавший с ним же в реализации проекта Троицкого собора Почаевской лавры.

Кишинёв

На Керченской улице (ранее – Долина Чар) родного города был построен первый двухэтажный дом архитектора Щусева – дача Михаила Карчевского, его однокашника, затем – дом Драгоева на перекрёстке улиц Пушкина и Кузнечной (теперь Бернардацци). А в 1912-м им была возведена церковь в селе Кучурешты. Всего, что проектировал и строил архитектор Щусев, православие касалось обязательно – в большей или меньшей степени, причём это относится не только к культовым сооружениям. Значительно позже Щусеву была поручена генеральная схема реконструкции полуразрушенного Кишинёва после Второй мировой войны. А в ранней молодости, сразу после блистательной защиты своего дипломного проекта, несколько месяцев провёл здесь Щусев – архитектор, семья которого на всю жизнь сохранила привязанность к этому городу. Несколько месяцев счастья: он не только спроектировал дом для однокашника, но и женился на его сестре – Марии Викентьевне Карчевской.

Там же, в Долине Чар, в кишинёвском предместье, началась личная жизнь архитектора Щусева, которая была надёжно укрыта от посторонних все долгие годы его жизни. Да и теперь найти данные в его жизнеописаниях, не касающиеся архитектуры, практически невозможно. Памятник Ленину его работы в 1991 году демонтировали. Он же спроектировал и новый мост на реке Бык, в то время она была весьма полноводной, также активно архитектор консультировал коллег при разработке проектов реконструкции множества разрушенных зданий – вокзала, магазинов, присутственных и других зданий. Кишинёв чтит память своего знаменитого земляка: его именем названа улица, в доме, где он родился и рос, располагается музей с его личными вещами, документами, фотографиями.

Увековечение памяти[править | править код]

Могила Алексея Викторовича Щусева на Новодевичьем кладбище

В память о А. В. Щусеве в Москве установлена мемориальная доска на доме, где он жил с 1939 по 1949 гг. (Ленинский проспект, 13). С 1949 по 1992 годы его именем называлась улица в Москве (в настоящее время ей возвращено историческое название Гранатный переулок). В 1980 году во дворе Центрального дома архитектора (Гранатный переулок, 7) установлен памятник А. В. Щусеву (скульптор И. М. Рукавишников, архитектор Б. И. Тхор). Имя А. В. Щусева носит музей архитектуры в Москве.

  • В родном городе архитектора, Кишиневе, его имя присвоено одной из центральных улиц и детской городской художественной школе. В его честь названы улицы в ряде городов бывшего Советского Союза: Великий Новгород, Киев, Луцк (Украина), Бельцы, Рыбница.
  • В 2016 году в Москве появилась улица Архитектора Щусева.

Реализованные проекты А. В. Щусева

  • Серафимо-Знаменский скит в деревне Битягово, Домодедовского р-на, Московской обл.
  • Иконостас для Успенского собора Киево-Печерской лавры, конец XIX века
  • Реконструкция церкви Василия (XII в.) в Овруче, 1904—1905 годы.
  • Женское коммерческое училище Комитета московского общества распространения коммерческого образования с церковью в честь иконы Богоматери Взыскания погибших (1904—1905, Москва, Улица Зацепа, 41/12), совместно с П. А. Заруцким, А. У. Зеленко, С. У. Соловьёвым, Н. А. Шевяковым
  • Марфо-Мариинская обитель, с 1907 по 1912 годы
  • Троицкий собор в Почаевской лавре, 1906—1912 годы.
  • Часовня Св. Анастасии у Ольгинского моста, Псков, 1911 год; интерьер расписан фресками по эскизам Н. К. Рериха
  • Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле, с 1911 по 1917 годы
  • Церковь в имении помещика Богдана (село Кугурешты, Молдавия), 1912 год.
  • Храм и парадный въезд в имении Павла Ивановича Харитоненко в Натальевке (Харьковская область, Украина)
  • Православный Храм Христа Спасителя в Сан-Ремо, 1913 год.
  • Церковь Николая Чудотворца в Бари, 1913 год. Строительство храма было завершено только после окончания Первой мировой войны.
  • Комплекс зданий Казанского вокзала, 1913 год (строительство завершено в 1928—1930 годы)
  • Коммерческий институт на улице Зацепа, сейчас одно из зданий РЭА имени Плеханова, 1914 год.
  • Часовня у Романовского моста через Волгу, 1915 год, (с. Нижние Вязовые, Татарстан)
  • Храм Спаса Преображения на Братском кладбище, 1915—1918 годы. Снесён.
  • План реконструкции Москвы «Новая Москва», 1918—1923 годы (с группой соавторов)
  • Павильон-пропилеи (1923, Москва, Советская площадь), снесён;
  • Павильон Кустарной промышленности на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промушленной выставке (реконструкция корпуса завода Бромлея), совместно с И. С. Николаевым (1923, Москва, у Крымского моста), перестроен;
  • Клуб имени Октябрьской революции, при участии инженера Г. Г. Карлсена (1925—1928, Москва, на Казанском вокзале), ныне Центральный дом культуры железнодорожников;
  • Мавзолей Ленина, 1924— деревянный, 2 варианта; 1927—1930 годы — каменный;
  • Два боковых крыла здания Госбанка Неглинной улице, 1927—1929 годы (совместно с Жолтовским)Эти сведения не подтверждены.
  • Здание Наркомзема на Садовой-Спасской улице, 1928—1933 годы. Соавторы: Д. Д. Булгаков, И. А. Француз, Г. К. Яковлев.
  • Гостиница Москва, 1930-е годы. Основные авторы О. А. Стапран и Л. И. Савельев.
  • Гостинично-санаторное здание в Мацесте, 1930-е годы.
  • Здание Механического института (сейчас Военный университет) на Большой Садовой улице, 1929—1934 годы.
  • Жилые дома в Брюсовом переулке: артистов МХАТ № 17 в 1928 году, артистов Большого театра № 7 в 1935 году.
  • План реконструкции улицы Охотный ряд, площади Свердлова, площади Революции и Красной площади, 1934 год. Работа огромного коллектива, а не Щусева. Возможно, его идеей была передвижка исторических зданий вместо их сноса.
  • Перепланировка Ленинградского шоссе (сейчас Ленинградский проспект), 1933—1934 годы. Работа коллектива без какой-либо явной роли Щусева.
  • Частично осуществлённый проект застройки Смоленской и Ростовской набережных, 1934—1935 годы. Осуществлены дом на углу Смоленской набережной и современного Нового Арбата и жилой дом на Ростовской набережной.
  • Большой Москворецкий мост, 1935—1937 годы. Инженер П. В. Щусев
  • Филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси, 1938 год.
  • Жилой дом № 13 для сотрудников Академии Наук СССР на Большой Калужской улице, 1938—1939 годы.
  • Здание института генетики, 1938—1939 годы.
  • Планировка участков берега Москвы-реки в районе Крымского моста, Замоскворецкой части Садового кольца, конец 1930-х годов
  • Реконструкция Октябрьской и Добрынинской площадей, конец 1930-х годов
  • Здание НКВД на Лубянской площади, 1940—1947 годы.
  • Комплекс однотипных зданий научно-исследовательских институтов Академии наук за Калужской заставой (институт органической химии, физический институт, институт металлургии, институт точной механики и вычислительной техники), проект конца 1930-х годов, строительство завершено в 1951 году.
  • Реконструкция здания президиума Академии наук СССР с участием инженера В. Г. Шухова (остекленное покрытие зала заседаний). конец 1930-х годов.
  • Здание Академии наук Казахской ССР Алма-Ата. 1948—1953 годы.
  • Проекты восстановления городов, разрушенных в годы Великой Отечественной войны (Истра, Великий Новгород, Туапсе, Кишинёв)
  • Станция метро Комсомольская-кольцевая, конец 1940-х годов, достроена после смерти Щусева сотрудниками его мастерской. Подземный вестибюль украшен мозаичными панно по эскизам П. Д. Корина

Казанский вокзал

Московские ворота на Восток – одно из наиболее профессионально выверенных решений архитектора из являвшихся трудными заданий. Даже оптимальная цветовая гамма была найдена. А какое гениальное решение по целостности ансамбля в его чисто географической сути! В октябре 1911 года Щусев был утверждён в должности главного архитектора этого строительства, на которое положили сумму просто баснословную – три миллиона золотых царских рублей. Детали проекта прорабатывались автором более двух лет – такого с ним ещё не бывало пока. Поиски были мучительными – эта “яма” на Каланчёвской площади не заполнялась никак, пока Щусева не осенила замечательная идея: самое высокое здание поместить в самом низком месте.

Вот тогда и заиграл единством ансамбль из множества зданий, прочитываемый легко одним взглядом. Башня послужила настоящей доминантой, собирая все двести метров сооружений под своё крыло. Успех этого проекта был равновелик усилиям по его созданию. Журнал “Зодчий”, поместивший его на своих страницах, был нарасхват. Поздравления сыпались дождём. И действительно: такая огромная протяжённость вокзала ничуть не мешает целостному восприятию всей постройки, потому что специально нарушена симметрия, а одинокая острая башня помогает открывать всё новые сочетания с любой точки площади. Пока что у архитекторов не получалось настолько свободно манипулировать светотенью, когда не только солнце, но и облака оживляют каменные узоры.

Литература

  • Академик Алексей Викторович Щусев (1873—1949): Выставка к столетию со дня рождения: Каталог / Автор вступит. статьи Е. В. Васютинская; Составители каталога Е. В. Васютинская, Н. В. Суходолец; Отв. ред. директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева канд. арх-ры В. И. Балдин. — М.: Советский художник, 1974. — 68 с. — 1000 экз.
  • Мастера советской архитектуры об архитектуре. Т. 1. — М., 1975. — С. 150—205.
  • Афанасьев К. Н. А. В. Щусев. — М.: Стройиздат, 1978. — 192 с, ил. — (Мастера архитектуры).
  • Сорокин И. В. Художник каменных дел: Страницы жизни академика А. В. Щусева. — М.: Московский рабочий, 1987. — 320,  с. — 50 000 экз.
  • Курц Р. Е. Алексей Викторович Щусев. — Кишинёв: Изд-во Штиинца, 1973. — 66 с.
  • Дружинина-Георгиевская Е. В. Корнфельд Я. А. Зодчий А. В. Щусев. — М., 1955.
  • Михайлов Б. П. Русское архитектурное наследие в творчестве А. В. Щусева // Сообщения Института истории искусств. — Вып. 7: Архитектура. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. — С.28—50.
  • Произведения академика А. В. Щусева, удостоенные Сталинской премии. — М.: Изд. АН СССР, 1954.
  • Соколов Н. Б. А. В. Щусев. — М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1952. — 388 с. — (Мастера советской архитектуры).
  • Хмельницкий Д. С. Архитектура Сталина: Психология и стиль. — М.: Прогресс-Традиция, 2007.
  • Алексей Щусев: Документы и материалы / Сост. М. В. Евстратова, послесл. Е. Б. Овсянниковой. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Щусев П. В. Страницы из жизни академика А. В. Щусева. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Васькин А. Щусев: Зодчий всея Руси. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 462 с. (Жизнь замечательных людей: Малая серия).
  • С. Н. Кондаков. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914. — Спб.: Товарищество Р.Голике и А.Вильборг, 1915. — Т. 2. — С. 417—418. — 454 с.

Первый архитектор СССР

Для работы над Казанским вокзалом, в 1913 году сорокалетний Щусев переехал Москву и больше ее уже не покидал. Во всяком случае, надолго. Здесь он пережил смутное революционное время и встретил новую эпоху. Коммунистом Щусев не стал, но советскую власть принял довольно спокойно: «С попами договаривался, и с большевиками договорюсь», говорил мастер. В 1922-ом он сменил Шехтеля на посту председателя Московского архитектурного общества. Первым серьезным заданием новых властей стал проект генеральной реконструкции города, который был поручен Щусеву и другому мастеру старой школы Ивану Владиславовичу Жолтовскому.

Впрочем, мастера быстро поняли безнадежность совместного творчества и стали работать отдельно. Проект Щусева, подразумевавший сохранение большинства исторических памятников города, показался недостаточно радикальными и принят не был. В отношениях Щусева и советской власти наступила тревожная пауза.

С именем Щусева связано множество легенд. Одна из них гласит, что когда морозной ночью на 25 января 1924 года на пороге его дома появились суровые люди в военной форме, зодчий решил, что пришли его арестовывать. Но визитеры предложили мэтру взять чертежные инструменты и доставили его в Дом Союзов на Большую Дмитровку. Там уже собрались все руководители страны, от которых Щусев узнал, что умер Ленин и ему предстоит срочно построить для тела вождя временный мавзолей. Эскиз проекта должен быть готов к утру.
Щусев успел. К рассвету он придумал и спроектировал деревянную конструкцию, а потом руководил работами по ее возведению. Несмотря на мороз, через четыре дня и пять ночей к началу траурных мероприятий все было готово.

«Нельзя украсть пиджак у голого»

В начале тридцатых Щусеву пришлось участвовать в строительстве гостиницы Москва. Именно пришлось. Дело в том, что на закрытом конкурсе победил проект молодых зодчих Леонида Савельева и Освальда Стапрана, кстати, работавших в мастерской № 2, которой руководил Щусев. Проект был решен в духе конструктивизма, но пока готовились к строительству и проводили начальный этап работ, настроения руководства страны резко изменилось. Конструктивизм был объявлен если не враждебным, то нежелательным, фактически оказавшись под запретом. А в центре Москвы строится грандиозная гостиница для депутатов съезда и зарубежных гостей как раз в этом «буржуазном» стиле. На высшем уровне было решено проект изменить, и поручено это было числившемуся консультантом Щусеву.

“Марфа”

В 1907 году Щусевым проектировалась Марфо-Мариинская обитель (община), все её здания. Великая княгиня Елисавета Фёдоровна продала свои драгоценности для того, чтобы появилось это богоугодное заведение, которое не являлось монастырём, хотя насельницы-сёстры милосердия и давали обеты, сравнимые с монашескими. Однако они по прошествии лет могли уйти оттуда без конфликта с церковью, создать семью и жить как миряне.

Чем вдохновлялся, проектируя с небывалой нежностью свою московскую “Марфу”, уже знаменитый архитектор Щусев? Великий Новгород его вдохновлял, псковские памятники – вот эта великолепная гладь стен со взаимосвязанными гармонией объёмами. Это очень заметно, если сопоставить. Крупные размеры сооружений обители выглядят уютными и домашними. План храма похож на массивный старинный ключ с повёрнутой на запад бородкой и ушком, всеми тремя лепестками смотрящим на восток. За счёт этих полукруглых апсид создаётся ощущение уюта, поскольку основной объём прячется от глаз, а высокий барабан, увенчанный заострённой сферой купола, завершает композицию.

Биография

Октябрьскую революцию Щусев встретил, уже будучи академиком, признанным зодчим с пятнадцатилетней практикой. В 1910 году его уже чествовали за исключительно удачный результат при самых оригинальных методах реставрации храма двенадцатого века в городе Овруче (Волынь). А родился он в 1873-м, в Кишинёве, третьим ребёнком в небогатой семье чиновника в отставке. Способности к рисованию проявились очень рано, и оторвать мальчика от этого занятия было почти невозможно. С одиннадцатилетнего возраста он начал заниматься у Л. Н. Бенуа, в мастерской которого все получали основательнейшую профессиональную подготовку. Относительно наставников будущий архитектор Щусев, работы которого восхищают высоким профессионализмом, был удивительно везуч.

Каноны русской классики и национального наследия, например, ему преподавал профессор Котов, кредо которого состояло в том, что недопустимо слепо копировать исторические памятники архитектуры, необходимо подвергать современному осмыслению русскую старину, а псевдорусский стиль – убожество. Огромное впечатление на молодого человека произвело древнее среднеазиатское зодчество, особенно Самарканд, где начинающий архитектор Щусев Алексей Викторович детально и тщательно обмерил красочные памятники Биби-Ханым и Гур-Эмир. Это сыграло огромную роль в его дальнейшем творчестве. Например, Казанский вокзал архитектор Щусев проектировал, опираясь на свои азиатские впечатления.

Архитектура как жизненный процесс

Щусев, архитектор хоть и до последней клетки организма советский, но одновременно, как говорится, зодчий от Бога. Он постоянно убеждал коллег всем своим творчеством, что художественные принципы всегда довлеют в зодчестве над самыми смелыми конструкциями, поскольку они самым тесным образом связаны с жизнью во всех её проявлениях, а жизнь не терпит нецелесообразности. “Застывших форм не существует, и архитектура наиболее хорошо способна это подтвердить”, – говорил Щусев. Архитектор в нём жил ищущий, постоянно пробующий новое, никогда до конца результатом не удовлетворённый, находящий удовлетворение только в познании. Начиная от Витрувия, каждый зодчий стремился создать собственную теорию этого искусства, и к началу двадцатого века их накопилось великое множество – самых различных и по категоричности, и по ширине охвата своих позиций, с разнообразными целями и принципами, объясняющими или оправдывающими, направляющими или лимитирующими само архитектурное творчество.

Вот на базе всех этих теорий, принятых самыми выдающимися зодчими, и формируются творческие направления и школы. В отличие от более честолюбивых коллег, Щусев (архитектор весьма знаменитый) основоположником чего бы то ни было стать никогда не стремился, не выдвигал теорий, не создавал школ. Это сделали его последователи, изучившие его подлинное значение в истории как русской, так и советской архитектуры, которое определили сооружения и здания, созданные им. Он, конечно, высказывался и теоретизировал, поскольку его понимание архитектуры, вкус и талант интересовали многих и многих. И эти высказывания встают вполне вровень с теми кропотливыми изысканиями, которые другие мастера сооружали в тиши кабинетов долгими десятилетиями. Теперь всячески разыскиваются по архивам и воспоминаниям те крупицы гениальных знаний, которые когда-то случайно обронил Алексей Щусев, архитектор.

Литература

  • Академик Алексей Викторович Щусев (1873—1949): Выставка к столетию со дня рождения: Каталог / Автор вступит. статьи Е. В. Васютинская; Составители каталога Е. В. Васютинская, Н. В. Суходолец; Отв. ред. директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева канд. арх-ры В. И. Балдин. — М.: Советский художник, 1974. — 68 с. — 1000 экз.
  • Мастера советской архитектуры об архитектуре. Т. 1. — М., 1975. — С. 150—205.
  • Афанасьев К. Н. А. В. Щусев. — М.: Стройиздат, 1978. — 192 с, ил. — (Мастера архитектуры).
  • Сорокин И. В. Художник каменных дел: Страницы жизни академика А. В. Щусева. — М.: Московский рабочий, 1987. — 320,  с. — 50 000 экз.
  • Курц Р. Е. Алексей Викторович Щусев. — Кишинёв: Изд-во Штиинца, 1973. — 66 с.
  • Дружинина-Георгиевская Е. В. Корнфельд Я. А. Зодчий А. В. Щусев. — М., 1955.
  • Михайлов Б. П. Русское архитектурное наследие в творчестве А. В. Щусева // Сообщения Института истории искусств. — Вып. 7: Архитектура. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. — С.28—50.
  • Произведения академика А. В. Щусева, удостоенные Сталинской премии. — М.: Изд. АН СССР, 1954.
  • Соколов Н. Б. А. В. Щусев. — М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1952. — 388 с. — (Мастера советской архитектуры).
  • Хмельницкий Д. С. Архитектура Сталина: Психология и стиль. — М.: Прогресс-Традиция, 2007.
  • Алексей Щусев: Документы и материалы / Сост. М. В. Евстратова, послесл. Е. Б. Овсянниковой. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Щусев П. В. Страницы из жизни академика А. В. Щусева. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Васькин А. Щусев: Зодчий всея Руси. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 462 с. (Жизнь замечательных людей: Малая серия).
  • С. Н. Кондаков. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914. — Спб.: Товарищество Р.Голике и А.Вильборг, 1915. — Т. 2. — С. 417—418. — 454 с.

Литература[править | править код]

  • Академик Алексей Викторович Щусев (1873—1949): Выставка к столетию со дня рождения: Каталог / Автор вступит. статьи Е. В. Васютинская; Составители каталога Е. В. Васютинская, Н. В. Суходолец; Отв. ред. директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева канд. арх-ры В. И. Балдин. — М.: Советский художник, 1974. — 68 с. — 1000 экз.
  • Мастера советской архитектуры об архитектуре. Т. 1. — М., 1975. — С. 150—205.
  • Афанасьев К. Н. А. В. Щусев. — М.: Стройиздат, 1978. — 192 с, ил. — (Мастера архитектуры).
  • Сорокин И. В. Художник каменных дел: Страницы жизни академика А. В. Щусева. — М.: Московский рабочий, 1987. — 320,  с. — 50 000 экз.
  • Курц Р. Е. Алексей Викторович Щусев. — Кишинёв: Изд-во Штиинца, 1973. — 66 с.
  • Дружинина-Георгиевская Е. В. Корнфельд Я. А. Зодчий А. В. Щусев. — М., 1955.
  • Михайлов Б. П. Русское архитектурное наследие в творчестве А. В. Щусева // Сообщения Института истории искусств. — Вып. 7: Архитектура. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. — С.28—50.
  • Произведения академика А. В. Щусева, удостоенные Сталинской премии. — М.: Изд. АН СССР, 1954.
  • Соколов Н. Б. А. В. Щусев. — М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1952. — 388 с. — (Мастера советской архитектуры).
  • Хмельницкий Д. С. Архитектура Сталина: Психология и стиль. — М.: Прогресс-Традиция, 2007.
  • Алексей Щусев: Документы и материалы / Сост. М. В. Евстратова, послесл. Е. Б. Овсянниковой. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Щусев П. В. Страницы из жизни академика А. В. Щусева. — М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Васькин А. Щусев: Зодчий всея Руси. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 462 с. (Жизнь замечательных людей: Малая серия).
  • С. Н. Кондаков. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914. — Спб.: Товарищество Р.Голике и А.Вильборг, 1915. — Т. 2. — С. 417—418. — 454 с.

Мавзолей

Его произведения пронизаны как простотой и мудростью, так и абсолютно полным знанием чисто ремесленной стороны большого зодчества. В них – жизненный опыт, здравый смысл, интуиция и огромное вложение чисто человеческого чувства. Именно это позволяло ему всегда наполнять свои детища главной общественной идеей. Применяя сложившиеся, даже, казалось бы, расхожие формы, архитектор Щусев А. В. уверенно создавал абсолютно индивидуальные образы. Был ли это исторический национальный стиль, классический или современный, у него получались не абстрактные логические выкладки, а художественное единство, спаянное эстетическим чувством и архитектуры, и скульптуры, и живописи. Именно таково одно из замечательнейших его творений – Мавзолей В. И. Ленина в Москве, на Красной площади, созданный в 1926-1930 годах. Пирамидальный ступенчатый объём, группы прямоугольных столбов, которые несут верхнюю плиту – всё это в архитектуре не новость.

Однако волшебным образом Мавзолей приобрёл мощь, самобытность, новаторские черты, исключительную выразительность всех пропорций, а главное – абсолютную связанность с назначением этого сооружения, слитность в ансамбле с остальными архитектурными элементами площади. Всё это и сделало данное сооружение главным символом своего времени. Всё решили пропорции. Архитектор Щусев А. В. так рассчитал высоту и толщину плит, то нарастающих, то сокращающихся, что траурные горизонтали образуют вертикаль, полную энергии, а скорбная замкнутость и компактность нижней камеры – ограждения саркофага, вдруг переходят в простор лестниц и трибуны, где торжествуют свобода, ветер и свет. Именно за счёт этой гениальной находки траурная величавость Мавзолея преображается в праздничность и радость победных демонстраций. В данное время проводится ремонт и реконструкция на территории Кремля, Мавзолей поэтому закрывали на последних парадах. Народ уже соскучился и много пишет об этом на просторах Интернета. И действительно, в этом сооружении виден весь архитектор Щусев, работы которого несут высокое духовное содержание, комплекс великих общественных идей.

Возведение Мавзолея Ленина[править]

Творением А. В. Щусева, которое известно всем жителям бывшего СССР стал Мавзолей Ленина. Первый мавзолей был деревянным, его под руководством Щусева построили буквально в течение суток ко дню похорон В. И. Ленина. Силуэт деревянного строения был такой же – кубический со ступенчатым завершением. Весной 1924 г. Алексей Викторович построил более просторный мавзолей с двумя трибунами, но затем выяснилось, что тело Ленина можно сохранить на очень длительный срок, и встала задача строительства долговечного здания. Среди архитекторов был объявлен конкурс на лучший проект, и выиграл его А. В. Щусев. В октябре 1930 г. новый Мавзолей был готов. Здание построено из железобетона, облицовано гранитными плитами, а отделка выполнена из мрамора и лабрадорита. По форме это сооружение представляет собой органичное сочетание конструктивизма и элементов, характерных для древних усыпальниц, таких как пирамида Джосера или гробница Кира Великого.

Многоплановость и стилевая свобода

С Казанским вокзалом Щусев поступил абсолютно нетрадиционно, это получилось сооружение-город, а не как обычно – слегка обогащённое промышленное или немножко упрощённое дворцовое сооружение. Функции станционных помещений весьма разнородны, это и подтолкнуло к тому, что спроектировал гениальный Щусев, архитектор. Работы, фото которых здесь представлены в изобилии, с той же широкой, уверенной, вольной трактовкой (хоть в больших, хоть в малых формах) демонстрируют Щусева как зодчего не только многоликого, но и во всякой находчивости постоянного и верного себе, своим воззрениям. Это и здание санатория в Мацесте, и Москворецкий мост, и Министерство земледелия, и Оперный театр в Ташкенте, и станция “Комсомольская” – кольцевая московского метро. Так же находчиво и в то же время канонически строго выстроен комплекс зданий Академии наук СССР – типично русский ансамбль, объединяющий разнохарактерные сооружения. Также Щусев возглавлял коллектив архитекторов, которые перепланировали Москву.

Именно им, и Щусеву в частности, должны принести свою благодарность водители, медленно передвигающиеся в дорожных пробках. Потому что если бы не они, движение не было бы возможно как таковое. Структура города была сложившейся, и места для транспорта практически не было предусмотрено нигде, тем более в сегодняшнем его количестве. Архитекторы значительно расширили все магистрали, особенно это коснулось Ленинградского проспекта, связали маршруты радиально-кольцевыми линиями с привязкой к железнодорожному транспорту. Это, надо заметить, происходило сразу после революции и Гражданской войны – в 1919 году. Комиссия, принимавшая проект, упрекала архитекторов в нецелесообразности таких широких проспектов и улиц, но именно Щусеву удалось членов правительства убедить.

Увековечение памяти

Могила Алексея Викторовича Щусева на Новодевичьем кладбище

В память о А. В. Щусеве в Москве установлена мемориальная доска на доме, где он жил с 1939 по 1949 гг. (Ленинский проспект, 13). С 1949 по 1992 годы его именем называлась улица в Москве (в настоящее время ей возвращено историческое название Гранатный переулок). В 1980 году во дворе Центрального дома архитектора (Гранатный переулок, 7) установлен памятник А. В. Щусеву (скульптор И. М. Рукавишников, архитектор Б. И. Тхор). Имя А. В. Щусева носит музей архитектуры в Москве.

  • В родном городе архитектора, Кишиневе, его имя присвоено одной из центральных улиц и детской городской художественной школе. В его честь названы улицы в ряде городов бывшего Советского Союза: Великий Новгород, Киев, Луцк (Украина), Бельцы, Рыбница.
  • В 2016 году в Москве появилась улица Архитектора Щусева.

Кроме того

В 1922 году Щусеву как главному архитектору была поручена ВДНХ, открывшаяся уже в августе 1923 года. Тогда она была возведена на территории Парка имени Горького. Щусевым было перестроено здание механического завода под павильон кустарной промышленности, а также он руководил практически всем строительством, а это двести двадцать пять зданий. В 1924 г. уже ведущий архитектор страны занимался созданием проекта Мавзолея Ленина. Во второй половине двадцатых годов в целом ряде работ Щусев проектировал и строил в стиле конструктивизма: филиал Тбилисского института при ЦК КПСС, Госбанк на Неглинной и в Охотном ряду, Библиотека имени Ленина, санаторий в Мацесте и многое другое.

Особый случай – не осуществлённое сооружение на Тверской Центрального телеграфа, где в ответ на обвинение в таком сильном пристрастии к конструктивизму Щусев доказал, что конструктивизм имеет право жить, если наполнить его духовностью, его особая динамика и ритм только помогают усилить основание духовной культуры, на котором зиждется вся архитектура как таковая. В облике здания телеграфа явно прослеживаются не только связь эпох, но и другие – интернационального плана связи, для чего, в принципе, он и предназначен – страны и континенты связывать. Гранитные вертикали, стеклянные пояса. Простор. Монументальность. Красиво, завораживает. Несмотря на то, что в проекте здание выполнено абсолютно точно программно, экономно, рационально. Это было слишком новаторски для того времени. Сейчас бы легко построили и были бы правы.

Радует хотя бы то, что прекрасную гостиницу “Москва” построили, советское посольство в Румынии и огромное количество других объектов. Кроме того, Алексей Щусев вёл активную преподавательскую деятельность практически до конца жизни – 1949 года, написал более двухсот научных работ.

«Стыдно вам, молодые люди!»

Забвение длилось примерно год, а помощь пришла с самой неожиданной стороны. Щусев узнал об аресте дочери своего старого друга художника Нестерова и пошел хлопотать за нее к новому наркому внутренних дел Лаврентию Берия. «У меня над столом всегда висела картинка вашего Казанского вокзала, как мы можем Вам не доверять!» – воскликнул Лаврентий Павлович, который по образованию был техником-архитектором.

А вот как по воспоминаниям самого Щусева происходила реабилитация:

«Однажды вечером в Академии архитектуры собралось несколько человек. Председательствовавший Веснин произнес краткую вступительную речь и предоставил слово одному из двух обвинителей. Выступление было довольно длинным и по своему содержанию мало отличалось от писем, помещенных за год до этого в «Правде». После окончания этой запальчивой речи Веснин достал из ящика стола фотографию и, не выпуская ее из рук, показал сидевшим в некотором отдалении Савельеву и Стапрану и тут же спросил: «Скажите, пожалуйста, что это за здание?» Оба ответили, что это их первоначальный проект гостиницы «Москва». «Стыдно вам, молодые люди!» – воскликнул Веснин и перебросил им фотографию».

На фотографии был санаторий в Мацесте, спроектированный Щусевым еще в 1927 году!

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий