Тынянов Юрий Николаевич

Примечания[править | править код]

  1. Нянковский М. А. «О тех, кого помню и люблю…» Гаркави. Тыняновы. Рохленко. Нянковские / М. А. Нянковский: худож. М. Е. Бороздинский. Ярославль, 2009. 240 с.: с ил. (нажать на линк Подробнее под текстом)
  2. Выставка в Ярославском музее-заповеднике «Ярославские страницы биографии Юрия Тынянова»
  3. Ярославль: История города в документах и материалах от первых упоминаний до 1917 года / Под ред. д-ра ист. наук, проф. А. М. Пономарёва; Авт. вступит. статьи д-р ист. наук, проф. А. М. Пономарёв; Сост. В. Н. Козляков, Г. Н. Полева, Л. А. Полушкина и др. Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1990. С. 384.
  4. Архивная служба Ярославской области: В годы НЭПа — Кожевенный завод «Наследники Эпштейн» Ярославского губернского Совета народного хозяйства.
  5. Статья «Ю. Н. Тынянов» в Электронной Еврейской Энциклопедии
  6. Филолог-славист Михаил Константинович Шапиро (род. 1939, сноска 1) (Michael Shapiro); на русском языке была опубликована книга его брата Исаака Константиновича Шапиро «Эдокко» (КоЛибри, 2010; «Edokko: Growing Up a Foreigner in Wartime Japan»)
  7. В большинстве утрачены. Одно из стихотворений — «Дождь» — приводится без текстологической справки Вениамином Кавериным в В. А. Каверин, В. И. Новиков. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. — М.: Книга, 1988. — С. 36—37. (см. ISBN )

  8. Lib.ru/Классика: Тынянов Юрий Николаевич. Смерть Вазир-Мухтара
  9. Юрий Тынянов. Писатель и ученый. Воспоминания. Размышления. Встречи. — М.: Молодая гвардия, 1966. (см. ISBN )

  10. В большинстве утрачены. Один из коротких рассказов — «Яблоко» — приводится без текстологической справки Вениамином Кавериным в В. А. Каверин, В. И. Новиков. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. — М.: Книга, 1988. — С. 29—30. (см. ISBN )

О некоторых прелестях литературоведения.

Высокомерие «красного графа» и сочувствие директора издательства можно отнести к курьезам. Личные обиды со Шкловским – не более чем личные и искренне прощенные обиды. Да и не нам судить – это была великая дружба. А вот драки до крови, где отчаянные споры, где в битве аргументы, как бритвы – это уж совсем другая сторона жизни Тынянова. Это жизнь его в русской литературе и русской науке. И если кто-то думает, что эти споры – академические изящные словесные обороты при графине, колокольчике и рефери, да со скорой помощью при подъезде – разочаруйтесь, пожалуйста сами и сложите очарования в мусорный бачок у места серьезной мужской драки.

«И вот крадется, словно тать,

Сквозь ленинградские туманы

Писатель лекцию читать,

Профессор Т. — писать романы».

Лечится йодом, легкая студенческая шутка, выпускается из детской рогатки.

Научные труды и литературная критика

Основная статья: Научные труды Юрия Николаевича Тынянова

Книги по вопросам литературы

  • Достоевский и Гоголь (к теории пародии) Опояз, . — 1500 экз.
  • Проблема стихотворного языка Л., Academia, ()
  • Архаисты и новаторы Л., Прибой, . — 596 с., 3000 экз.

Сборники статей

Академическое собрание сочинений писателя никогда не издавалось, но его статьи печатались в следующих сборниках:

  • Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.
  • Пушкин и его современники. — М.: Наука, 1969. — 424 с.
  • История литературы. Критика. — СПб.: Азбука-классика, 2001.
  • Литературная эволюция: Избранные труды. — М.: Аграф, 2002. — 496 с.
  • Формальный метод : Антология русского модернизма / сост. С. Ушакин. — Москва ; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2016. — Т. 1. — С. 517—702. — 956 с. — ISBN 978-5-7525-2995-5.

Научные труды и литературная критика

Основная статья: Научные труды Юрия Николаевича Тынянова

Книги по вопросам литературы

  • Достоевский и Гоголь (к теории пародии) Опояз, . — 1500 экз.
  • Проблема стихотворного языка Л., Academia, ()
  • Архаисты и новаторы Л., Прибой, . — 596 с., 3000 экз.

Сборники статей

Академическое собрание сочинений писателя никогда не издавалось, но его статьи печатались в следующих сборниках:

  • Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.
  • Пушкин и его современники. — М.: Наука, 1969. — 424 с.
  • История литературы. Критика. — СПб.: Азбука-классика, 2001.
  • Литературная эволюция: Избранные труды. — М.: Аграф, 2002. — 496 с.
  • Формальный метод : Антология русского модернизма / сост. С. Ушакин. — Москва ; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2016. — Т. 1. — С. 517—702. — 956 с. — ISBN 978-5-7525-2995-5.

Семья и родственники

У Тынянова были старший брат Лев и младшая сестра Лидия. В 1915 году из местечка Велионы Режицкого уезда в Ярославль был эвакуирован кожевенный завод предпринимателя и купца 1-ой гильдии Бера Мовшевича Эпштейна, совладелицами которого после смерти отца стали сёстры Софья Борисовна Тынянова и Анна Борисовна Гаркави, перебравшиеся сюда с семьями (кожевенный завод и раскройно-посадочные и заготовительные мастерские наследников Б. М. Эпштейна были разрушены в ходе ярославского восстания 1918 года и восстановлены в годы НЭПа; в 1917 году на заводе работали 236 рабочих). В 1918 году двоюродная сестра Юрия Тынянова детский врач Эсфирь Александровна Гаркави (1889—1986) вышла замуж за его брата Льва Тынянова (1891—1946), главврача ярославского городского противотуберкулёзного диспансера. Заслуженный учитель Российской Федерации М. А. Нянковский — внучатый племянник Ю. Н. Тынянова.

Юрий Тынянов женился 3 февраля 1916 года на Лие Абелевне (Елене Александровне) Зильбер (в первом браке Качановская, сестра Льва Зильбера и Вениамина Каверина); их дочь — поэтесса и переводчица Инна Тынянова (1916—2004).

Двоюродный брат — советский разведчик Альберт Иоахимович Сыркин-Бернарди.

Двоюродный племянник Тынянова — литературовед Александр Миронович Гаркави. Троюродные братья (по материнской линии) — языковед Виктор Максимович Жирмунский, журналист Яков Ноевич Блох, искусствовед Мирон Аркадьевич Малкиель-Жирмунский, музыкальный педагог и виолончелист Константин Исаакович Шапиро (1896—1992) и филолог-романист Яков Львович Малкиель. Троюродные сёстры — поэтесса Раиса Ноевна Блох и Магдалина Исааковна Малкиель-Шапиро (1905—1968), жена историка церкви Владимира Николаевича Лосского, мать филолога и богослова Николая Лосского.

А за коня он взял козла

Для тех, кто не в теме, РС – абсолютно ничего не значащая аббревиатура. А для тех, кто так или иначе сталкивался с рассеянным склерозом, это трагедия, кошмар и приговор. От него никто не застрахован, он может подойти в любой момент и в любом возрасте. И всегда незаметно.

Юрий Николаевич Тынянов родился в 1894 году в городе Режице Витебской губернии. «Город был небольшой, холмистый, очень разный. На холме – развалины ливонского замка, внизу – еврейские переулки, а за речкой – раскольничий скит. До войны город был Витебской губернии, теперь – латвийский. Староверы были похожи на суриковских стрельцов. Женщины ходили в ярких шубах, от которых снег горел», – вспоминал он о городе своего детства.

Тынянов рос здоровым, шустрым, любопытным и доверчивым. Однажды дядя пошутил над ним – дал яблоко, сказал положить под подушку и пообещал, что наутро там будет два яблока. Так оно и вышло. Паренек даже не подумал, что втрое яблоко могли подсунуть ему ночью. «Я поверил в это как в самое обыкновенное и радостное, чуть не научное явление», – признавался писатель.

В 1904 году все семейство переехало в Псков. Десятилетний мальчик поступил в тамошнюю гимназию, у него появились первые приятели-сверстники, вместе с которыми он, ничего не боясь, облазал всю тамошнюю крепостную стену. Запоем читал, в основном, приключения. Позже влюбился в цирковую наездницу. Играл в бабки (их там называли козатами).

Гимназия была окончена в 1912 году, за ней последовал историко-филологический факультет Петербургского университета, пушкинский семинар Семена Афанасьевича Венгерова.

Влюбился в Пушкина и возненавидел пушкинистов: «малые дела, смешки, большое высокомерие. Они изучали не Пушкина, а пушкиноведение».

Где Пушкин, там и Кюхельбекер. Словом, вся эта, если и не эпоха, то плеяда.

Женитьба на Елене Александровне Зильбер, женщине с характером. Тынянов безумно влюблен:

В комнате Леночки – пудра и духи,
В комнате Леночки пишутся стихи.

Рождение дочери, тоже обожаемой. Вениамин Каверин, брат Елены Александровны, писал в воспоминаниях: «Он изображал собаку, кошку, лошадь – и все было не так: лошадь мяукала, кошка лаяла, собака становилась на задние лапы и заливисто ржала.

Он сажал дочку на колено и, подбрасывая, пел по-немецки:

Портной пустился в путь со зла,
А за коня он взял козла,
Паршивый хвост ему взнуздал
Его аршином погонял,
Аршином бьет, иглою шьет
И едет задом наперед».

Ираклий Андронников писал о Юрие Николаевиче: «Он был невелик ростом. Пропорционален. Изящен. Пластичен. Слушая вас, подавался слегка вперед с полуулыбкой очаровательной и совершенно естественной, хотя в этом легком повороте головы, чуть склонясь и чуть-чуть повернув к собеседнику ухо, было что-то от галантных портретов восемнадцатого столетия.

Когда же к нему обращались старшие или дамы, Юрий Николаевич становился сверхувлекательным. Говорил любезно, с улыбкой, «упадая» на ударное слово и слог, отчеканивал».

Диплом был получен в 1918 году, революция прошла незаметно. Венгеров оставил Тынянова на университетской кафедре. Молодой ученый вступает в Общество по изучению поэтического языка, более известное как ОПОЯЗ, выступает с лекциями в Институте истории искусств, начинает издаваться. А в 1925 году пишет свой первый художественный роман – «Кюхля», о Вильгельме Кюхельбекере.

С этого момента в жизни Юрия Николаевича красной нитью пойдут три сюжетные линии – научная деятельность, историческая беллетристика и болезнь, которая как раз тогда впервые заявила о себе.

Примечания

  1. ↑ Тынянов Юрий Николаевич // Большая советская энциклопедия:
  2. Ярославль: История города в документах и материалах от первых упоминаний до 1917 года / Под редакцией доктора исторических наук, профессора А. М. Пономарёва. Составители В. Н. Козляков, Г. Н. Полева, Л. А. Полушкина и др. Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1990. С. 384.
  3. ↑ Нянковский М. А. «О тех, кого помню и люблю…» Гаркави. Тыняновы. Рохленко. Нянковские / М. А. Нянковский. Ярославль, 2009. — 240 с.
  4. — статья из
  5. Другой троюродный брат — манхеттенский юрист и политик Леон Эндрю Малкиель (англ. Leon Andrew Malkiel, 1866—1932) — баллотировался на пост верховного прокурора штата Нью-Йорк в 1904 году и на пост судьи апелляционного суда Нью-Йорка (от партии социалистов) в 1912 и 1920 годах.
  6. В большинстве утрачены. Одно из стихотворений — «Дождь» — приводится без текстологической справки Вениамином Кавериным в В. А. Каверин, В. И. Новиков. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. — М.: Книга, 1988. — С. 36—37.
  7. .
  8. . www.limonow.de. Дата обращения: 4 марта 2021.
  9. В большинстве утрачены. Один из коротких рассказов — «Яблоко» — приводится без текстологической справки Вениамином Кавериным в В. А. Каверин, В. И. Новиков. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. — М.: Книга, 1988. — С. 29—30.
  10. Ренате Лаздыня.  (латыш.). www.lsm.lv. Латвийские общественные медиа (15 мая 2019). Дата обращения: 4 ноября 2020.

Семья и родственники

У Тынянова были старший брат Лев и младшая сестра Лидия. В 1915 году из местечка Велионы Режицкого уезда в Ярославль был эвакуирован кожевенный завод предпринимателя и купца 1-ой гильдии Бера Мовшевича Эпштейна, совладелицами которого после смерти отца стали сёстры Софья Борисовна Тынянова и Анна Борисовна Гаркави, перебравшиеся сюда с семьями (кожевенный завод и раскройно-посадочные и заготовительные мастерские наследников Б. М. Эпштейна были разрушены в ходе ярославского восстания 1918 года и восстановлены в годы НЭПа; в 1917 году на заводе работали 236 рабочих). В 1918 году двоюродная сестра Юрия Тынянова детский врач Эсфирь Александровна Гаркави (1889—1986) вышла замуж за его брата Льва Тынянова (1891—1946), главврача ярославского городского противотуберкулёзного диспансера. Заслуженный учитель Российской Федерации М. А. Нянковский — внучатый племянник Ю. Н. Тынянова.

Юрий Тынянов женился 3 февраля 1916 года на Лие Абелевне (Елене Александровне) Зильбер (в первом браке Качановская, сестра Льва Зильбера и Вениамина Каверина); их дочь — поэтесса и переводчица Инна Тынянова (1916—2004).

Двоюродный брат — советский разведчик Альберт Иоахимович Сыркин-Бернарди.

Двоюродный племянник Тынянова — литературовед Александр Миронович Гаркави. Троюродные братья (по материнской линии) — языковед Виктор Максимович Жирмунский, журналист Яков Ноевич Блох, искусствовед Мирон Аркадьевич Малкиель-Жирмунский, музыкальный педагог и виолончелист Константин Исаакович Шапиро (1896—1992) и филолог-романист Яков Львович Малкиель. Троюродные сёстры — поэтесса Раиса Ноевна Блох и Магдалина Исааковна Малкиель-Шапиро (1905—1968), жена историка церкви Владимира Николаевича Лосского, мать филолога и богослова Николая Лосского.

Художественное творчество

Оригинальная почтовая марка к 100-летию со дня рождения Тынянова. Россия, , номинал 100 рублей

По свидетельствам, приводимым в мемуарной литературе, Тынянов писал рассказы и стихи, начиная с детских лет.

Систематическая профессиональная деятельность его в качестве литератора начинается в 1924 году, когда Тынянов, взявшись (по коммерческому заказу, организованному Корнеем Чуковским) за подготовку популярной брошюры о лицейском товарище Пушкина, а впоследствии декабристе, каторжнике и ссыльном В. К. Кюхельбекере, неожиданно написал о нём роман («Кюхля»). Роману, написанному достаточно неровно, но остающемуся одним из образцов воспроизведения «духа эпохи» в беллетристике, суждено было оказаться флагманом жанра «советского исторического романа», требуемого конъюнктурой. Однако сам роман не конъюнктурен ни в какой мере и остаётся переиздаваемым и читаемым восемь десятилетий спустя.

Следующий роман Тынянова — «Смерть Вазир-Мухтара» (), посвящённый последнему году жизни А. С. Грибоедова, представляет собой совершенно зрелое произведение со своеобразной стилистикой.

Несколько ранее Тынянов публикует первое из серии произведений («исторических повестей»), которые в равной мере могут быть отнесены к большим рассказам или коротким повестям — «Подпоручик Киже» (1927), за которым последовали «Восковая персона» (1930) и «Малолетный Витушишников» (1933). Автор привлекает в двух первых из них материал эпох, иных, нежели начало XIX века, являющееся «центром притяжения» большинства как научных работ, так и художественных произведений Тынянова (их действие относится к царствованию Павла I, Петра I и Николая I, соответственно).

В этих небольших по размеру и отточенных по форме произведениях сочетаются историческая стилизация языка (включая элементы сказовости, особенно в «Восковой персоне») с тонким пародированием «социологической прозы», получившей определённое распространение в советской литературе 1920-х — начала 1930-х годов (отчасти это относится и к миниатюрным зарисовкам, опубликованным в 1930 году под названием «Исторические рассказы»).

Согласно опубликованному Н. Л. Степановым списку (относящемуся к 1932 году), Тынянов вынашивал замысел «собрания сочинений», содержащего, наряду с написанными «Кюхлей», «Смертью Вазира-Мухтара», историческими повестями, а также незавершенным «Пушкиным» и романом «Ганнибалы» (работу над которым Тынянов начал, но оставил), ещё ряд пунктов. Они включали произведения «Граф Сардинский» (о Д. И. Хвостове, известном деятеле литературы и графомане конца XVIII — начала XIX веков), «Евдор» (по всей видимости, о П. А. Катенине), «Капитан Шишков 2-й» (о поэте и бретере А. А. Шишкове), «Овернский мул» (о Ж. Ромме; сохранился набросок, и по его мотивам написан поздний рассказ «Гражданин Очер»), «Бани Сандуновские», «Пастушок Сифил», «Иван Барков», «Потери».

Сниженная из-за болезни работоспособность и ранняя смерть не позволили Тынянову осуществить большую часть задуманного. Зная о неизлечимости своей болезни, он стремился успеть написать главное произведение своей жизни — роман «Пушкин», грандиозную эпопею о становлении, жизни и смерти национального поэта.

Наряду со «Смертью Вазир-Мухтара» и историческими повестями, две части «Пушкина» ( и -, соответственно), которые писатель успел завершить, относятся к вершинам его прозы. Третья часть (, опубликована посмертно) носит следы незавершённости, в последних главах выглядит как «творческий конспект» ненаписанного материала.

Художественное наследие Тынянова включает также короткие рассказы 1920-х годов; ряд рассказов («Гражданин Очер», «Генерал Дорохов», «Красная шапка»), написанных во время войны в эвакуации; киносценарии и одну пьесу; книгу переводов из Жоржа Дюамеля, три книги переводов из Г. Гейне.

Кроме того, по воспоминаниям знакомых, Тынянов был мастером устного рассказа и актёрской пародии. Ираклий Андроников ссылался на Тынянова как на неподражаемый образец этого жанра, который сам Андроников впоследствии популяризовал посредством телевидения.

Вариант 2

Тынянов Юрий Насонович, впоследствии Николаевич, (1894-1943 гг.) является ярким представителем прозаического творчества, относящегося к русскому формализму, советского периода времени.

Писатель появляется на свет в зажиточном еврейском семействе на территории современной Латвии. Начальное образование Тынянов получает в псковском гимназическом заведении, получив по его окончании серебряную медаль и поступив в Петроградский университет на историко-филологический факультет, в котором приобщается к литературной деятельности, разрабатывая совместно с другими молодыми литературоведами формальный метод в русской литературе.

С установлением большевистской власти в России Тынянов начинает работать школьным учителем литературы, после чего переходит в информационное отделение петроградского Коминтерновского бюро, параллельно проводя лекционные курсы.

Спустя три года писатель получает профессорскую должность, позволяющую выполнять научную деятельность. Одновременно Тынянов публикует собственные литературоведческие книги, в частности «Проблему стихотворного языка», а также занимается профессиональным написанием прозаических произведений в виде романов «Кюхля», «Смерть Вазир-Мухтара», повести о подпоручике по имени Киже. Кроме того, писатель активно работает над переводами произведений Генриха Гейне и созданием киносценариев.

С молодых лет у писателя обнаруживается тяжелое заболевание в форме рассеянного склероза, которое в зрелые годы Тынянова обостряется, что приводит к частичной потери работоспособности. В связи с прогрессирующей болезнью, а также с возникшими трудностями по внедрению формализма в литературу со стороны властей Тынянов полностью посвящает себя исключительно творчеству, оставив научную деятельность.

В течение последующих десяти лет из-под его пера появляются многочисленные произведения в виде повести «Восковая персона», двухтомного романа «Пушкин», а также различных рассказов и переводов гейневских сочинений.

В середине тридцатых годов XX века Тынянов оставляет питерскую столицу и обосновывается с женой и дочерью в Москве, активно занимаясь мероприятиями по подготовке литературных изданий, входящих в серию «Библиотека поэта». Данная работа начинается еще при жизни Максима Горького.

Перед началом Великой Отечественной войны Тынянов получает инвалидность, поэтому вынужден покинуть пределы осажденной Москвы, продолжая в эвакуации собственное литературное творчество, издаваясь в местных изданиях и работая над продолжением книги «Пушкин», так и оставшегося незавершенным.

Жизнь писателя прерывается в середине войны в возрасте 49 лет в Москве, куда Тынянов возвращается из эвакуации, а местом захоронения Юрия Насоновича становится Ваганьковское кладбище.

В настоящее время в городе, где родился писатель, существует музей имени Тынянова, в котором ежегодно проводятся чтения, посвященные его памяти.

Семья и родственники[править | править код]

У Тынянова были старший брат Лев и младшая сестра Лидия. В 1915 году из местечка Велионы Режицкого уезда в Ярославль был эвакуирован кожевенный завод предпринимателя и купца 1-ой гильдии Бера Мовшевича Эпштейна, совладелицами которого после смерти отца стали сёстры Софья Борисовна Тынянова и Анна Борисовна Гаркави, перебравшиеся сюда с семьями (кожевенный завод и раскройно-посадочные и заготовительные мастерские наследников Б. М. Эпштейна были разрушены в ходе ярославского восстания 1918 года и восстановлены в годы НЭПа; в 1917 году на заводе работали 236 рабочих). В 1918 году двоюродная сестра Юрия Тынянова детский врач Эсфирь Александровна Гаркави (1889—1986) вышла замуж за его брата Льва Тынянова (1891—1946), главврача ярославского городского противотуберкулёзного диспансера. Заслуженный учитель Российской Федерации М. А. Нянковский — внучатый племянник Ю. Н. Тынянова.

Юрий Тынянов женился 3 февраля 1916 года на Лие Абелевне (Елене Александровне) Зильбер (в первом браке Качановская, сестра Льва Зильбера и Вениамина Каверина); их дочь — поэтесса и переводчица Инна Тынянова (1916—2004).

Двоюродный брат — советский разведчик Альберт Иоахимович Сыркин-Бернарди.

Двоюродный племянник Тынянова — литературовед Александр Миронович Гаркави. Троюродные братья (по материнской линии) — языковед Виктор Максимович Жирмунский, журналист Яков Ноевич Блох, искусствовед Мирон Аркадьевич Малкиель-Жирмунский, музыкальный педагог и виолончелист Константин Исаакович Шапиро (1896—1992) и филолог-романист Яков Львович Малкиель. Троюродные сёстры — поэтесса Раиса Ноевна Блох и Магдалина Исааковна Малкиель-Шапиро (1905—1968), жена историка церкви Владимира Николаевича Лосского, мать филолога и богослова Николая Лосского.

Ученый/писатель?

Тынянов нашел свою спасительную нишу в истории и собственных книгах. Но и с историей в традиционном ракурсе он не спешил соглашаться. 

“Есть документы парадные, и они врут, как люди, – писал он впоследствии. – У меня нет никакого пиетета к “документу вообще”. Человек сослан за вольнодумство на Кавказ и продолжает числиться в Нижнем Новгороде, в Тенгинском полку. Не верьте, дойдите до границы документа, продырявьте его. И не полагайтесь на историков, обрабатывающих материал, пересказывающих его…”. А вскоре стали рассылать по стране документы с лживыми словами «10 лет без права переписки». Сейчас многие молодые люди не знают, что значат эти слова. А что еще хуже – и знать не хотят.

Читавшие «Кюхлю» и «Смерть Вазир-Мухтара» увлекаются сюжетом, им кажется, что, если что писатель и выдумал, так и хорошо, «не приврешь – так и не расскажешь». Но что важнее для нас – цвет рукояти пистолета системы Жана Лепажа, или повод для дуэли?  Тынянов любил порассуждать о том, насколько во времена Пушкина и декабристов не боялись смерти, и приводил пример: Вяземский и Пушкин забавнейшим образом описывали смерть пушкинского дяди Василия Львовича, которого оба, кстати – любили.

Трудно согласиться с теми, кто искренне считает, что Тынянов понимал время Пушкина или Петра Великого и совершенно не разбирался в том, в котором он жил сам. Довелось услышать даже, что Тынянов расхваливал Сталина и искренне восхищался колхозами. Как часто велико в нас желание собственную наивность прикрыть наивностью большого мыслителя. Мол, «он же сам сказал». Да мало ли что тогда приходилось говорить. В 1936 году приехав в Париж Тынянов встретил там Эренбурга, восхищенного созданием народного фронта, тот был просто в восторге. Все мол, конец фашизму. Тынянов печально сказал – «посмотрим». Время не располагало к искренности и развернутым мыслям. Не верится, что написавшему «Восковую персону», «Кюхлю», «Подпоручика Киже» что-то было неясно. Да и у читавших Тынянова чувство истории нередко обостряется. Но тут уж у кого как.  

НАШИ ЛЮДИ

Малышев Андрей Валентинович
Литература

русский писатель

Рахимов Родион Галинурович
Литература

советский и российский писатель, публицист, переводчик, эколог, общественный деятель

K’naan
Литература

сомалийско-канадский поэт, рэпер и музыкант

Iванiв, Виктор
Литература

российский поэт и писатель, кандидат филологических наук

FM-2030
Литература

писатель-фантаст, футуролог и философ, один из основателей трансгуманистического движения

Яшин, Александр Яковлевич
Литература

русский советский прозаик и поэт

Яшен, Камиль
Литература

советский узбекский прозаик, поэт, драматург, общественный деятель

Яшвили, Паоло Джибраэлович
Литература

грузинский советский поэт и общественный деятель

Художественное творчество

Оригинальная почтовая марка к 100-летию со дня рождения Тынянова. Россия, , номинал 100 рублей

По свидетельствам, приводимым в мемуарной литературе, Тынянов писал рассказы и стихи, начиная с детских лет.

Систематическая профессиональная деятельность его в качестве литератора начинается в 1924 году, когда Тынянов, взявшись (по коммерческому заказу, организованному Корнеем Чуковским) за подготовку популярной брошюры о лицейском товарище Пушкина, а впоследствии декабристе, каторжнике и ссыльном В. К. Кюхельбекере, неожиданно написал о нём роман («Кюхля»). Роману, написанному достаточно неровно, но остающемуся одним из образцов воспроизведения «духа эпохи» в беллетристике, суждено было оказаться флагманом жанра «советского исторического романа», требуемого конъюнктурой. Однако сам роман не конъюнктурен ни в какой мере и остаётся переиздаваемым и читаемым восемь десятилетий спустя.

Следующий роман Тынянова — «Смерть Вазир-Мухтара» (), посвящённый последнему году жизни А. С. Грибоедова, представляет собой совершенно зрелое произведение со своеобразной стилистикой.

Несколько ранее Тынянов публикует первое из серии произведений («исторических повестей»), которые в равной мере могут быть отнесены к большим рассказам или коротким повестям — «Подпоручик Киже» (1927), за которым последовали «Восковая персона» (1930) и «Малолетный Витушишников» (1933). Автор привлекает в двух первых из них материал эпох, иных, нежели начало XIX века, являющееся «центром притяжения» большинства как научных работ, так и художественных произведений Тынянова (их действие относится к царствованию Павла I, Петра I и Николая I, соответственно).

В этих небольших по размеру и отточенных по форме произведениях сочетаются историческая стилизация языка (включая элементы сказовости, особенно в «Восковой персоне») с тонким пародированием «социологической прозы», получившей определённое распространение в советской литературе 1920-х — начала 1930-х годов (отчасти это относится и к миниатюрным зарисовкам, опубликованным в 1930 году под названием «Исторические рассказы»).

Согласно опубликованному Н. Л. Степановым списку (относящемуся к 1932 году), Тынянов вынашивал замысел «собрания сочинений», содержащего, наряду с написанными «Кюхлей», «Смертью Вазира-Мухтара», историческими повестями, а также незавершенным «Пушкиным» и романом «Ганнибалы» (работу над которым Тынянов начал, но оставил), ещё ряд пунктов. Они включали произведения «Граф Сардинский» (о Д. И. Хвостове, известном деятеле литературы и графомане конца XVIII — начала XIX веков), «Евдор» (по всей видимости, о П. А. Катенине), «Капитан Шишков 2-й» (о поэте и бретере А. А. Шишкове), «Овернский мул» (о Ж. Ромме; сохранился набросок, и по его мотивам написан поздний рассказ «Гражданин Очер»), «Бани Сандуновские», «Пастушок Сифил», «Иван Барков», «Потери».

Сниженная из-за болезни работоспособность и ранняя смерть не позволили Тынянову осуществить большую часть задуманного. Зная о неизлечимости своей болезни, он стремился успеть написать главное произведение своей жизни — роман «Пушкин», грандиозную эпопею о становлении, жизни и смерти национального поэта.

Наряду со «Смертью Вазир-Мухтара» и историческими повестями, две части «Пушкина» ( и -, соответственно), которые писатель успел завершить, относятся к вершинам его прозы. Третья часть (, опубликована посмертно) носит следы незавершённости, в последних главах выглядит как «творческий конспект» ненаписанного материала.

Художественное наследие Тынянова включает также короткие рассказы 1920-х годов; ряд рассказов («Гражданин Очер», «Генерал Дорохов», «Красная шапка»), написанных во время войны в эвакуации; киносценарии и одну пьесу; книгу переводов из Жоржа Дюамеля, три книги переводов из Г. Гейне.

Кроме того, по воспоминаниям знакомых, Тынянов был мастером устного рассказа и актёрской пародии. Ираклий Андроников ссылался на Тынянова как на неподражаемый образец этого жанра, который сам Андроников впоследствии популяризовал посредством телевидения.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий