Засулич Вера Ивановна

Жизнь Засулич после ссылки

В 1875 году девушка оказывается в Харькове. Все время она находится под пристальным надзором полиции. Для того чтобы как-то устроить свою дальнейшую жизнь, Вера принимает решение поступить на курсы акушерок, но и с революционной деятельностью она полностью прощаться ни в коем случае не собиралась.

В 1872 году она стала членом организации «Южные бунтари», которая располагалась в Киеве, но имела свои представительства по всей Украине. Пребывая в ее рядах, Вера принимала активное участие в организации крестьянских бунтов. После серии неудач Засулич вновь возвращается в Петербург и начинает работать в одной из подпольных типографий, которая принадлежала организации «Земля и Воля». Вера вступила в ее ряды и спустя небольшое количество времени, в январе 1878 года, она совершила свое легендарное покушение на Трепова.

Проступок градоначальника, вызвавший гнев Засулич

Однажды около Казанского собора группа студентов устроила демонстрацию. За участие в ней в декабре 1876 года был арестован, а затем приговорен к каторжным работам студент Боголюбов. На то время телесные пытки и наказания к заключенным на политической основе были категорически запрещены. Но по приказу градоначальника Трепова Боголюбов был жестоко высечен розгами. На сегодняшний день уже известна информация, что спустя 2 года после данного инцидента студент скончался в больнице. При этом из-за ранее перенесенного наказания Боголюбов находился в состоянии мрачнейшего умопомешательства.

Причиной, по которой градоначальник отдал приказ избить парня розгами, стало то, что Боголюбов не снял шапку перед ним и тем самым проявил свое неуважение к царскому чиновнику. Такое решение Трепова вызвало резонанс среди простого народа и, конечно же, многих возмутило. Не могли оставить данный факт без внимания и революционеры.

Засулич Вера Ивановна: биография, детство и семья

27 июля 1849 года в маленькой русской деревне Михайловка, которая территориально относила к Смоленской губернии, родилась девочка Вера. Ее семья не могла похвастаться особым достатком, поскольку родители считались обедневшими дворянами. Кроме Веры у них было еще две дочери. Отец – Иван Засулич, был отставным офицером. Он скончался в 1852 году, когда Вере исполнилось всего три года. Мать была не в состоянии прокормить троих детей и поэтому одну из дочерей решили отправить к более богатым родственником. Выбор пал на Веру, и она отправилась в деревню Бяколово, где проживали ее родные тетки. Там прошло все ее детство, и именно родственники полностью воспитали девочку.

Деятельность

Еще до встречи с Сергеем Геннадьевичем Нечаевым девушка успела побывать в нескольких революционных кружках. После знакомства с лидером «Народной расправы» Засулич попала под его влияние. Мужчина разглядел в Вере немалый потенциал и пытался приобщить ее к заговорщической организации. Однако та отвергала подобные предложения, считая идеи наставника фантастическими.

Впрочем, это не помешало девушке оставить Нечаеву свой почтовый адрес. Такая оплошность стоила ей свободы. Дело в том, что Сергей Геннадьевич использовал его для пересылки нелегальной корреспонденции. Отбыв 2-летнее заключение из-за этих писем, народница вновь была арестована и на этот раз отправлена в ссылку в Тверь.

Освободившись, Вера переехала в Харьков и решила начать новую жизнь, хоть и под пристальным надзором полиции. Засулич окончила курсы акушерок, но революционные идеи не оставляли ее. Первая организация, в которую она вступила, называлась «Южные бунтари». Затем, после возвращения в Санкт-Петербург, Засулич устроилась на работу в типографию, тесно связанную с «Землей и волей».

Будучи участницей этой нелегальной группировки, она и совершила преступление, которое прославило ее и на родине, и за границей. Революционерка произвела два выстрела из револьвера в градоначальника Санкт-Петербурга Федора Трепова, который приказал политзаключенного Боголюбова высечь розгами, и это при условии запрета телесных наказаний.

Вера Засулич и Федор Трепов / “Википедия”

Судебный процесс, который велся над Засулич, вошел в историю. Защита в лице адвоката Петра Александрова была феноменальна — талантливый юрист обратился к присяжным с речью, в результате которой вызвал негодование не в сторону совершившей покушение на убийство, а в отношении самого Трепова.

Суд вел молодой и бескомпромиссный Анатолий Кони. Задав 3 вопроса присяжным, прежде чем те удалились на совещание, он подтолкнул их к вынесению оправдательного приговора. Так и случилось — публика качала на руках адвоката, а не верящая в освобождение арестантка была отпущена и перевезена в штаб-квартиру, где и познакомилась с Клименцом.

К слову, новость об оправдании обвиняемой всколыхнула всю верхушку. Уже на следующий день был отдан приказ повторного ареста. Уголовное дело возобновилось, но друзья помогли Засулич уехать за границу и избежать повторного заключения. Эти действия впоследствии идентифицировали как теракт, ставший отправной точкой революционных движений в России.

В Швейцарии женщина примкнула к группе «Освобождение труда». В 1879 году вместе Львом Дейчем и Георгием Плехановым стояла у истоков «Черного передела». Испытывая реальную угрозу повторного ареста, она уехала в Париж, где коренным образом переосмыслила взгляды и стала проповедовать марксизм.

В эмиграции Вера занималась переводами работ Фридриха Энгельса, печатала статьи и занималась научным трудом. В Женеве пропагандировала идеи оппозиционной «Черному переделу» «Народной воли», которой в то время руководила Софья Петровская. Вернувшись на родину, активистка познакомилась с Владимиром Лениным, стала редактором газеты «Искра».

Литература[править | править код]

  • Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5-е изд. (см. Справочный том. ч. 2).
  • Степняк-Кравчинский С. М., Соч., т. 1, М., 1958.
  • Добровольский Е. Н. Чужая боль: Повесть о Вере Засулич. — М.: Политиздат, 1978. (Пламенные революционеры). — 334 с, ил. То же. — М.: Политиздат, 1988. — 335 с.: ил.
  • Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь / Гл. ред. П. А. Николаев. Т. 2: Г—К. Москва: Большая российская энциклопедия, 1992. С. 330—331.
  • Rindlisbacher S. Leben für die Sache: Vera Figner, Vera Zasulič und das radikale Milieu im späten Zarenreich. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2014. 364 p.
  • Пелевин Ю. А. Казус Засулич // Вопросы истории. 2015. № 1. С. 60-78; № 2. С. 52-70; № 3. С. 69-77; № 4. С. 41-61.

Биография

Вера Засулич родилась в деревне Михайловке (ныне урочище в Можайском районе Московской области) Гжатского уезда Смоленской губернии в обедневшей польской дворянской семье. Три года () спустя умер её отец, отставной офицер; мать была вынуждена отправить Веру, как одну из трёх сестёр, к материально более обеспеченным родственникам (Макулич) в деревню Бяколово близ Гжатска. В 1864 году была отдана в московский частный пансион. По окончании пансиона получила диплом домашней учительницы (). Около года служила письмоводительницей у мирового судьи в Серпухове (—). С начала 1868 года в Санкт-Петербурге устроилась переплётчицей и занималась самообразованием.

Приняла участие в революционных кружках. В мае 1869 года была арестована и в —1871 годах находилась в заключении в связи с «», затем — в ссылке в Новгородской губернии, затем в Твери. Вновь была арестована за распространение запрещённой литературы и выслана в Солигалич Костромской губернии.

С конца 1873 года в Харькове училась на акушерских курсах. С 1875 жила под надзором полиции, увлекшись учением М. А. Бакунина, вошла в кружок «Южные бунтари» (создан в Киеве, но имел филиалы по всей Украине, объединяя около 25 бывших участников «хождения в народ»; в эту группу входил и Л. Г. Дейч). Вместе с другими «бунтарями»-бакунистами пыталась с помощью фальшивых царских манифестов поднять крестьянское восстание под лозунгом уравнительного передела земли. Жила в деревне Цебулёвке вместе с М. Ф. Фроленко. Когда замысел «бунтарей» осуществить не удалось, Засулич, спасаясь от преследований полиции, выехала в столицу, где было легче затеряться.

Участники суда, вошедшие в историю права

Председателем Петербуржского окружного суда на этот момент являлся А. Ф. Кони. Главы Петербуржской прокуратуры настояли на том, чтобы дело Веры Засулич решалось судом присяжных, поскольку их основным желанием было минимизировать политический аспект этого дела. При этом обычные люди считали Трепова продажным взяточником, и еще до отданного им приказа высечь Боголюбова розгами, его репутация в обществе была не самой лучшей. После истории с наказанием студента мнение о нем, естественно, не улучшилось. Так что решение о том, что вердикт будут утверждать присяжные, сыграло Засулич только на руку.

Изначально она не собиралась пользоваться помощью адвоката, но, прочитав выдвинутый ей прокурором обвинительный лист, Вера поняла, что сама не справится. Свою помощь в защите ей предлагали многие (поскольку любой адвокат хотел засветиться в столь громком деле), но свое предпочтение она отдала Петру Александрову.

Он являлся сыном священника и ранее работал прокурором судебной палаты. В разговорах со своими коллегами Александров не раз заверял, что сделает все, что только можно, для того чтобы выиграть дело Засулич. И он полностью оправдал надежды Веры. Благодаря его гениальной речи, присяжные признали ее невиновной.

Возвращение в Россию

В 1899 году нелегально приехала в Россию по болгарскому паспорту на имя Велики Дмитриевой. Использовала это имя для публикации своих статей, установила связь с местными социал-демократическими группами России. В Петербурге познакомилась с В. И. Лениным.

В 1900 году вошла в состав редакций «Искры» и «Зари». Участвовала в конгрессах Второго Интернационала.

На Втором съезде РСДРП (1903) примыкала к искровцам меньшинства; после съезда стала одним из лидеров меньшевизма. В 1905 году вернулась в Россию. После революции 1905 года в 1907—1910 годах была одним из «ликвидаторов», то есть сторонников ликвидации подпольных нелегальных партийных структур и создания легальной политической организации.

М. Ф. Фроленко писал о встрече с Засулич в 1912 году, жившей в петербургском доме литераторов:

Февральскую революцию 1917 она расценила как буржуазно-демократическую, с иронией констатировав: «Социал-демократия не желает допустить к власти либералов, полагая, что единственный революционный хороший класс — это пролетариат, а остальные — предатели». В марте 1917 вошла в группу правых меньшевиков-оборонцев «Единство», выступала вместе с ними за продолжение войны до победного конца (эти взгляды изложила в брошюре «Верность союзникам». Пг., 1917). В апреле подписала воззвание к гражданам России, призывая поддерживать Временное правительство, ставшее коалиционным.

В июле 1917, по мере усиления противостояния большевиков и иных политических сил, заняла твёрдую позицию поддержки действующей власти, была избрана в гласные Петроградской Временной городской думы, от имени «старых революционеров» призывала к объединению для защиты от «объединённых армий врага». Перед самой Октябрьской революцией была выдвинута кандидатом в члены Учредительного собрания.

Октябрьскую революцию 1917 Засулич считала контрреволюционным переворотом, прервавшим нормальное политическое развитие буржуазно-демократической революции, и расценивала созданную большевиками систему советской власти зеркальным отражением царского режима. Она утверждала, что новое властвующее большинство просто «подмяло вымирающее от голода и вырождающееся с заткнутым ртом большинство». Утверждая, что большевики «истребляют капиталы, уничтожают крупную промышленность», решалась иногда на публичные выступления (в клубе «Рабочее знамя» 1 апреля 1918). Ленин, критикуя её выступления, тем не менее, признавал, что Засулич является «виднейшим революционером».

«Тяжело жить, не стоит жить», — жаловалась она соратнику по народническому кружку Л. Г. Дейчу, чувствуя неудовлетворённость прожитой жизнью, казнясь совершенными ею ошибками. Тяжело заболев, до последнего часа писала воспоминания, опубликованные посмертно.

Зимой 1919 в её комнате случился пожар. Засулич лишилась родного угла и любимого кота. 70-летняя, никому не нужная старуха сидела на ступеньках и плакала. Её приютили жившие в том же дворе две сестры, но уже началось воспаление лёгких, и первая русская террористка скончалась.

Похоронена на Волковском кладбище.

Смерть Веры Засулич

Несмотря на столь активную деятельность, к концу своей жизни Вера Засулич чувствовала сплошное разочарование. Опираясь на свой внушительный опыт, она всячески отвергала и выступала против любого проявления терроризма в качестве революционной борьбы.

Февральские события 1917 года она восприняла в качестве буржуазно-демократической революции, но никак не народной. Октябрьская революция принесла ей также лишь одни разочарования. Засулич писала о том, что созданная Советская власть является всего лишь зеркальным отражением предыдущего, царского режима.

Умерла Вера Ивановна 8 мая 1919 года. Ее похоронили на Волковом кладбище, рядом с могилой Плеханова.

Детство и юность

Вера родилась в Смоленской губернии, в маленькой деревушке под названием Михайловка, 27 июля 1849 года. В семье, кроме нее, еще было две дочери. Обедневшие дворяне, поляки по национальности, едва сводили концы с концами. А когда умер отец будущей революционерки Иван Петрович, мать решила отдать одну дочь к состоятельным родственникам.

Хотя в мемуарах общественной деятельницы ситуация выглядела не совсем так. Обращаясь к воспоминаниям о жизни в Бяколово, женщина писала о няне Мимине. Та воспитывала ее двух родных теток и дядю. Когда они подросли, встал вопрос о ее целесообразности нахождения в доме Макуличей.

Положение семьи требовало присутствия служанки, Мимина же хотела заботиться о детях. Так и решилась судьба девочки, которая попала в полное распоряжение богобоязненной прислуги.

Вера Засулич в молодости

Этот период детства позже народница опишет словами «сон кругом глубокий». Размеренная и даже вялая жизнь ей не нравилась. Мимина заставляла воспитанницу учить молитвы, ходить в церковь и есть постную пищу. Та безропотно следовала наказам, хотя не видела смысла в этом.

Большое впечатление на нее произвело Евангелие. Много девочка размышляла о вечности и спасителе, но, повзрослев, вовсе отказалась от Бога. Собственная земная жизнь казалась ей бесконечной. Иногда даже жалела, что родилась не мальчиком, поскольку мечтала о великой борьбе, жадно читала о подвигах в старинных стихах.

В Бяколово девочка так и не стала своей. Расставание с малой родиной далось на удивление легко. Вера полюбила это место, но жаждала большего. В 17 лет девушку отправили в московский пансионат.

Засулич готовилась стать гувернанткой. В 1867 году отправилась покорять Санкт-Петербург, имея в руках диплом домашней учительницы. Но надежды выпускницы не оправдались — без опыта работы и рекомендаций ее никто не хотела брать в семью.

Поэтому девушка устроилась к мировому судье в качестве письмоводителя в Серпухове. Через год Веру потянуло обратно в столицу. В Москве стала переплетчицей книг, что дало ей доступ к научным трудам. С упоением она занялась саморазвитием. Тогда же окончательно утвердилась в желании действовать на благо народа и страны.

Личная жизнь

Женщина, отдавшая все ради великой идеи, так и не родила детей. Доподлинно известно, что она состояла в романтических отношениях с соратником и единомышленником Львом Григорьевичем Дейчем. Но официального брака между ними не было.

Она мало уделяла внимания личной жизни, отдав сердце народному движению, однако посвятила довольно много страниц другу Дмитрию Александровичу Клименцу. Именно он повлиял на решение активистки уехать за границу.

Вера Засулич и Лев Дейч / “Виртуальные выставки”

С упоением мужчина рассказывал революционерке о невероятной природе и величественных горах этого места. Засулич решилась покинуть родину. Четыре месяца провели они вместе. Позже жена Клименца Анна Эпштейн (Анка) сказала, что муж пожалел Веру и решил ее «полечить горами».

Ходили слухи о том, что Вера и политзаключенный Алексей Боголюбов (Архип Петрович Емельянов) состояли в любовных отношениях. И только поэтому женщина совершила террористический акт, попытавшись убить Федора Трепова. На самом деле эти люди даже не были друг с другом знакомы.

Участие в революционных движениях и роковое знакомство с Нечаевым

Прожив в Петербурге всего год, Засулич Вера Ивановна успела поучаствовать в работе множества революционных кружков. В конце 1862 года, посещая один из них, девушка знакомится с небезызвестным революционером Нечаевым. Заприметив Веру и, видимо, разглядев в ней немалый революционный запал и потенциал, достаточно долго он пытался завлечь ее в свою организацию под названием «Народная расправа».

Засулич отвергала подобные предложения, поскольку считала все идеи Нечаева невыполнимыми и фантастическими. При этом, оставаясь приверженкой революционных взглядов, она оставила ему свой адрес проживания. Позднее Нечаев его использовал для получения и отправки писем нелегалами. Одно из таких писем, несмотря на то что Вера его даже не читала, и стало причиной ее первого ареста.

Покушение на Трепова[править | править код]

Webley British Bull Dog. Револьвером этого типа была вооружена Засулич

В июле 1877 года петербургский градоначальник Ф. Ф. Трепов отдал приказ о порке политического заключенного народника А. С. Боголюбова за то, что тот не снял перед ним шапку. Приказ Ф. Ф. Трепова о сечении розгами был нарушением закона о запрете телесных наказаний от 17 апреля 1863 года и вызвал широкое возмущение в российском обществе.

5 февраля 1878 года Засулич пришла на приём к Трепову и тяжело ранила его двумя выстрелами из револьвера в живот. Была немедленно арестована, но на суде снискала симпатии присяжных заседателей. И хотя по закону за подобные преступления полагалось от 15 до 20 лет тюремного заключения, суд присяжных 31 марта (12 апреля) 1878 года полностью оправдал Засулич. Обвинение поддерживал прокурор К. И. Кессель, который ранее проводил расследование по делу о Тилигульской катастрофе. На оправдательный вердикт присяжных повлияла и позиция председателя суда А. Ф. Кони и защитника П. А. Александрова.

Оправдательный приговор был восторженно встречен в обществе и сопровождался манифестацией со стороны собравшейся у здания суда большой массы публики. Весть об оправдании В. Засулич с большим интересом была встречена и за рубежом. Газеты Франции, Германии, Англии, США, Италии и других стран дали подробную информацию о процессе. Во всех этих сообщениях наряду с Верой Засулич неизменно упоминались имена адвоката П. А. Александрова и председательствовавшего в процессе 34-летнего А. Ф. Кони. За ним по заслугам закрепилась слава судьи, не идущего ни на какие компромиссы с совестью, а в либеральных слоях русского общества о нём открыто заговорили как о человеке, стоящем в оппозиции к самодержавию. Отозвалось на оправдательный приговор Засулич и правительство. Министр К. И. Пален обвинял А. Ф. Кони в нарушениях закона и убеждал его уйти в отставку. Кони остался твёрд в своём решении. Тогда начался долгий период его опалы: он был переведён в гражданский департамент судебной палаты, а в 1900 году оставил судебную деятельность. Гнев императора был настолько велик, что он не пощадил и министра юстиции. Граф Пален вскоре был уволен со своего поста «за небрежное ведение дела В. Засулич».

На следующий день после освобождения приговор был опротестован, и полиция издала приказ о поимке Засулич, но она успела скрыться на конспиративной квартире и вскоре, чтобы избежать повторного ареста, была переправлена к своим друзьям в Швейцарию.

Уже на второй день после оправдания в кабинете министра возникла служебная записка о необходимости упорядочения уголовных положений. Именным указом дела о вооружённом сопротивлении властям, нападении на чинов войска и полиции и вообще должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, если эти преступления сопровождались убийством или покушением на убийство, нанесением ран, увечий и пр., были переданы военному суду, и виновные лица подлежали наказанию по статье 279 Воинского устава о наказаниях, то есть лишению всех прав состояния и смертной казни. Эта мера была признана своевременной, когда через четыре месяца С. М. Кравчинский убил шефа жандармов Н. В. Мезенцева.

Интересно, что отказавшийся выступать в деле Засулич в качестве обвинителя юрист В. И. Жуковский оставил — под давлением недовольных исходом дела властей — поприще обвинителя и в дальнейшем работал в адвокатуре.

Литературная деятельность

Первое публицистическое произведение — речь к 50-летию польского восстания 1831 года, опубликованное в переводе на польский язык в сборнике Biblioteka «R?wnosci» (Женева, 1881). Засулич принадлежат очерк истории Международного товарищества рабочих, книги о Ж.-Ж. Руссо (1899, второе издание 1923) и Вольтере (первая русская биография Вольтера «Вольтер. Его жизнь и литературная деятельность», 1893, второе издание 1909), а также литературно-критические статьи о Д. И. Писареве (1900), Н. Г. Чернышевском, С. М. Кравчинском (Степняке), о повести В. А. Слепцова «Трудное время» (1897), романе П. Д. Боборыкина «По-другому», и других литераторах и произведениях. Войдя в редакцию газеты «Искра», опубликовала в ней статью о Н. А. Добролюбове, некрологи о Глебе Успенском и Михайловском.

После революции 1905 года в поисках заработка бралась за переводы прозы Г. Уэллса («Бог динамо», «В дни кометы», «Человек-невидимка»), романа Вольтера «Белый бык». Состояла в Всероссийском обществе писателей и в Всероссийском литературном обществе. В литературно-критических работах Засулич продолжала традиции революционно-демократической литературной критики и публицистики. В последние годы писала мемуары, опубликованные посмертно.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий