Биография Архипа Куинджи

Смерть

В 1907 году здоровье художника начало ухудшаться. Сначала он заметил сильную одышку. А весной 1909-го, вернувшись из Крыма, больше недели провел между жизнью и смертью. Врачи сделали рентген и обнаружили сильное расширение сердца и аорты. Болезнь художник запустил основательно. Приступ был купирован, и живописец смог поправиться, но не окончательно.

Следующей весной, во время поездки в Крым, Куинджи остановился в гостинице, где и настигла его болезнь. У него диагностировали воспаление легких. Художнику было 68 лет. В таком возрасте болезнь особенно коварна, а в сочетании с больным сердцем практически неизлечима. Миокардит постепенно убивал гения.

Врачи прописали полный покой, никаких встреч и бесед. Вера Леонтьевна в это время оставалась в Петербурге. Обеспокоенная отсутствием вестей, отправилась в Ялту. На тот момент Архипу Ивановичу стало лучше. Она вернулась в Северную столицу, куда должны были перевезти художника. Но этого не происходило. Она второй раз приехала в Ялту и сама организовала переезд. Врачи советовали лечиться на Кавказе, но мастер предпочел курортный Сестрорецк. Однако и туда ему попасть не удалось.

В Петербурге состояние Архипа Ивановича ухудшилось настолько, что стало понятно – дни его сочтены. Два месяца прошли в мучениях. Художник понимал, что смерть уже рядом. Ему хотелось видеть друзей. В это время к нему часто приходили ученики Рерих, Зарубин, Рылов. Друзья также не оставляли его.

Доктор Александр Гаврилович Гурвич записал в своем дневнике некоторые беседы с художником в последние недели его жизни. В частности, он проводил параллель между художниками и врачами, рассуждая:

«Художник есть тот, кто умеет уловить и воссоздать внутреннее, единое — ту жизнь и тот смысл жизни, которые как бы рассыпаны в частностях, раздроблены в них… Почему не умеют это делать врачи? И они должны уметь».

Много философских бесед вел талантливый художник в последние дни жизни. Касался он темы искусства, религии и человеческой морали. Будучи добрейшим человеком с широкой душой, уходил он мучительно трудно.

Ранним утром 11 июля 1910 года Архипа Ивановича Куинджи не стало. Гроб с телом поставили в Академии художеств, а оттуда до кладбища его несли на руках ученики. К процессии присоединились нищие, которым не раз помогал художник. Могила «художника света» – на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. К ее оформлению приложили руку архитектор Щусев, скульптор Беклемишев, художник Николай Рерих, мозаист Фролов. 

Одинокий пастух

Для колонизации новых земель и ослабления Крымского ханства императрица Екатерина II задумала переселение с полуострова малых христианских народностей, ведущих активную торговлю и выплачивающих хану значительные налоги, – армян и греков. Армян переселили на Дон, греков – в Приазовье.  

В Приазовье греки заселили Мариуполь (который и сегодня является негласной столицей греческой диаспоры в Украине) и основали около 20 поселений. В числе депортированных семей были и предки Куинджи, официальные фамилии которые обрели  благодаря своим прозвищам. В частности, дедушка Архипа Ивановича был ювелиром, а по-турецки ювелир – «куюмджи».

Будущий живописец родился в Мариупольском уезде в семье бедного сапожника. Куинджи, видимо, до конца дней так и не знал точного года своего рождения, так как имел 3 паспорта с разными датами. В детстве судьба не баловала мальчика: в 4-5 лет он остался сиротой, заботился о ребёнке то старший брат Спиридон, то тётя. Пришлось Куинджи рано повзрослеть, чтобы выжить. В 11 лет паренёк уже был полностью самостоятельным, стал зарабатывать на пропитание – пас скот, собирал кизяк, работал на строительстве храма в приёмной кирпича, в хлебной лавке. За небольшую плату выучился греческому письму у малограмотного грека, немного проучился в городской школе, в свободное время любил рисовать. Детство проходило в крае с небогатой растительностью, но прекрасными в своих широких просторах украинских степях. Как замечает литературный критик и автор первой монографии о «мастере света» М. П. Неведомский, отношения художника и взрастившего его родного пейзажа бывают часто сложными – нередко живописец как бы пытается перерасти, преодолеть родной ландшафт: Шагал разукрашивал в яркие краски серые и унылые дома Витебска, бостонец Уикс словно бежал из родных бетонных джунглей в пёструю экзотику Востока и пр. «Но про Куинджи можно сказать, что эта зависимость интимных влечений художника от окружающего пейзажа была прямая, положительная, а на мой взгляд – и неоспоримая. Мариупольское предместье Карасу (или в русской переделке – Карасевка), где стоял, ныне исчезнувший, его родной дом, и где в доме брата или тетки проводил и дальнейшие годы детства маленький Архип, громоздится по краю крутого, живописного обрыва, а с этого обрыва открывается широкий вид на долину исторической реки Калки (Калмиус) и на море. Бессменно дежурящее в ясном небе южное солнце, залитая его лучами гладь хамелеона-моря, яркий свет, четкие тени, конкретная, четкая красота южного дня и пряные, томные, фантастические, дурманящие краски южной ночи – вот колыбель будущего Куинджи…», писал Неведомский.

Первая работа по душе

В Мариуполе Куинджи удалось устроиться в салон местного фотографа ретушёром. Эта работа приближала его к заветной мечте и давала опыт в приобретении художественных навыков. Оставалось и достаточно времени для самостоятельных занятий. В Одессе, куда он уехал через несколько месяцев, целеустремлённый юноша продолжил заниматься ретушированием. Спустя три года, переехав в Таганрог, этой же работе посвятил следующие 5 лет жизни: в центральном фотосалоне С.С. Исаковича с 1860 по 1865 год Куинджи Архип, амбициозный и трудолюбивый, увлечённо и терпеливо работает, учится и оттачивает своё мастерство.

Творчество Куинджи

С ранних лет проявилось у него влечение к живописи; он рисовал, где только мог, на стенах, заборах и обрывках бумаги.

Побывав ретушером у фотографов в Мариуполе, Одессе и Петербурге, он пишет большую картину: «Татарская сакля в Крыму», которую выставляет на академической выставке в 1868 году, и становится вольнослушателем академии.

В 1873 Куинджи выставляет в Обществе поощрения художеств картину «Снег», за которую в 1874 году на международной выставке в Лондоне получает бронзовую медаль.

В том же 1873 году он выставляет в Вене свою картину «Вид на остров Валаам», в Петербурге — «Ладожское озеро». В 1874 на выставке товарищества передвижных выставок Куинджи выставляет «Забытую деревню», в 1875 году — две: «Степи» и «Чумацкий тракт», в 1876 — знаменитую «Украинскую ночь». Критики единодушно оценивают выдающиеся достоинства его работ.

В 1878 году «Украинская ночь», вместе с «Видом на остров Валаам» и «Чумацким трактом», появляется на всемирной выставке в Париже.

В 1878 выставляет «Лес» и «Вечер в Малороссии», возбудивший массу споров и создавший много подражателей. В 1879 году Куинджи выставляет «Север», «Березовую рощу», «После грозы»; в том же году Куинджи покинул выставки товарищества передвижников. В 1880 он устраивает в Обществе поощрения художеств выставку одной своей картины: «Ночь на Днепре»; выставка эта имела успех небывалый, о ней писали не только обычные художественные критики, но и Полонский, Страхов, Менделеев, Тургенев.

В том же году картина была выставлена в Париже. В 1881 году, также отдельно, Куинджи выставил «Березовую рощу», имевшую столь же крупный успех, а в 1882 «Днепр утром» вместе с «Березовой рощей» и «Ночью на Днепре».

После этой выставки до самой смерти своей Куинджи нигде больше картин своих не выставлял, а до 1900-х годов никому и не показывал. С 1894 по 1897 год Куинджи был профессором-руководителем высшего художественного училища при Академии Художеств.

В академии Куинджи сошелся с Репиным , В. Васнецовым и другими и вместе с ними примкнул к группе передвижников; для этого периода наиболее характерны его «Осенняя распутица», «Забытая деревня» и «Чумацкий тракт», хотя в последней уже замечается уклонение от тщательного выписывания деталей и стремление к обобщению.

Куинджи смело пролагал путь к импрессионизму; он сам говорил, что художник — тот, кто умеет уловить и воссоздать внутреннее единство. Его увлекал прежде всего световой эффект, его целью была передача впечатления от света; он изучал законы сочетания дополнительных тонов для передачи силы света. Иной раз погоня за силой света приводила его к излишне театральным эффектам; манера его была иногда груба, рисунок примитивен, но его роль в русской живописи громадна; он был первым вполне самобытным русским импрессионистом.

Несмотря на то, что с 1882 года Куинджи ничего не выставлял, он много работал в своей мастерской и глубоко интересовался искусством; близкое участие принимал он и в выработке нового устава Академии Художеств; вступив в руководство пейзажным классом, он, пробыв профессором всего три года, создал целую школу художников.

Человек исключительной доброты, он стремился помочь своим ученикам и товарищам и советом и материально; его мечтой было освободить художника от власти рынка, дать ему возможность развить свой талант вне тяжелых материальных забот. Таким частичным избавлением представлялись ему и учрежденные им премии; той же цели должно было служить и общество его имени, обеспеченное им крупным капиталом, распорядителями которого являлись сами художники.

Краткая биография

  1. В 1865 г. молодой человек приехал в Санкт-Петербург, чтобы поступить в Императорскую Академию художеств. Только с третьей попытки, после создания картины «Татарская сакля в Крыму», начинающему живописцу было присвоено звание свободного (неклассного) художника.
  2. А в 1870 г., после подачи прошения в совет учебного заведения, Куинджи удалось стать вольнослушателем Академии.
  3. Летом 1870 г. художник посетил остров Валаам и так был впечатлён красотой местной природы, что возвращался сюда не единожды, писал пейзажи. Один из них «На острове Валааме», написанный в 1873 г., стал первой картиной мастера, которую приобрёл для своей галереи Павел Третьяков.
  4. Во время учёбы Архип познакомился с передвижниками, чьи идеи молодому художнику оказались близки. Под их влиянием в 1872 г. Куинджи написал картину «Осенняя распутица», которая принесла ему звание классного художника.
  5. В том же духе автор создал ещё 2 работы: «Забытая деревня» (1874 г.) и «Чумацкий тракт в Мариуполе» (1875 г.). Все 3 картины объединяли мрачный колорит, стремление изобразить окружающую действительность, социальная тематика. Картины были представлены на выставке передвижников и имели большой успех. Добившись признания, художник перестал посещать Академию.
  6. В 1874 г. за картину «Снег» Куинджи был награждён бронзовой медалью международной лондонской выставки.
  7. В 1875 г. на очередной выставке передвижников художник представил картину «Степи», принятую публикой очень благосклонно. В этом же году живописец стал полноправным членом Товарищества передвижных художественных выставок, хотя уже начал охладевать к их идеям и искать свой путь.
  8. В следующем году всеобщее восхищение вызвала работа мастера «Украинская ночь». С этой картины начался период творческих поисков художника, называемый исследователями «романтическим». Куинджи много работал с цветом, пространством, искал новые выразительные средства, добиваясь особой глубины, яркости и некоторой декоративности изображения.
  9. В 1878 г. Архип Иванович участвовал во Всемирной парижской выставке. Оригинальный стиль его произведений вызвал восторг у публики и критиков.
  10. В этом же году художник приступил к работе над картиной «Вечер на Украине», создание которой заняло у мастера более 20 лет.
  11. Художник тщательно изучил принципы импрессионизма и переосмыслил их в своём стиле. Это хорошо видно на полотнах 1879 г.: «Север», «После дождя», «Берёзовая роща».
  12. В конце 1879 г. Куинджи, поругавшись с М. К. Клодтом из-за критической статьи последнего, вышел из Товарищества передвижников. Но со многими членами этого общества художник сохранил дружеские отношения.
  13. В 1880 г. в Обществе поощрения художеств была устроена выставка одной картины – «Лунной ночи на Днепре». Под руководством живописца все окна в зале были задрапированы, а само полотно освещено электрическим лучом. Выставка имела грандиозный успех и стала настоящей сенсацией в обществе. Художник, применяя новые красочные пигменты, сумел добиться невиданного ранее цвета. Правда, со временем картина потемнела, т.к. новые краски оказались нестабильны, но смотрится она по сей день эффектно. С этой работы начался новый, «философский», период в творчестве мастера.
  14. В 1881 г. с таким же успехом прошла моновыставка картины «Берёзовая роща». А представленная год спустя работа «Днепр утром» была принята публикой прохладно.
  15. Следующие 20 лет стали годами затворничества художника. Находясь на пике славы и, по-видимому, устав от суеты, восторженных и критических замечаний в свой адрес, он удалился от общественной жизни. Уединившись в своей мастерской, он много работал, но никому не показывал свои произведения. В этот период мастер создал более 300 графических и около 500 живописных работ и эскизов.
  16. В 1886 г. Архип Иванович приобрёл участок земли в Крыму. Через некоторое время он построил на этом участке имение, где часто проводил пленэрные занятия с учениками.
  17. В 1888 г. состоялась поездка Куинджи на Кавказ. Под впечатлением от путешествия Архип Иванович создал ряд романтических горных пейзажей.
  18. С 1884 по 1897 гг. Архип Иванович преподавал в Академии художеств и руководил пейзажной мастерской.
  19. В 1901 г. художник показал ученикам и друзьям несколько своих работ, среди которых были: законченный «Вечер на Украине» и «Христос в Гефсиманском саду».
  20. Осенью того же года состоялась последняя прижизненная выставка работ мастера.
  21. В 1908 г. Куинджи основал Общество поддержки художников, которому завещал своё крымское имение и большую сумму денег.
  22. В 1910 г. художник подхватил воспаление лёгких и тяжело заболел.
  23. 11 (24 по новому стилю) 1910 г. в возрасте 68 лет Архип Иванович Куинджи скончался.

Благотворительность

Когда к Куинджи пришли признание и слава, а его картины стали приобретать за большие деньги, художник купил в Санкт-Петербурге на Васильевском острове доходный дом, отремонтировал и до конца жизни использовал его с прибылью, сдавая квартиры (адрес — 10-я линия, д. № 39, дом построен в 1876—1877 годах архитектором Э. Ф. Крюгером для купца Н. С. Львова, приобретён Куинджи в 1891 году). При этом сам он с женой жил очень скромно, большую часть гонораров за картины и прибыли от своего дома отдавая на благотворительность. Так, в 1904 году Куинджи принёс в дар Академии художеств 100 000 рублей для выдачи 24 ежегодных премий, а в 1909 году пожертвовал Обществу художников имени А. И. Куинджи 150 000 рублей и своё имение в Крыму. В том же 1909 году он пожертвовал Императорскому обществу поощрения художеств 11 700 рублей для премии по пейзажной живописи.

По просьбе Таганрогского общества изучения местного края и местной старины Общество имени Куинджи после смерти Архипа Ивановича передало в дар Таганрогскому музею этюды мастера «Радуга» и «Волны». Сегодня же в коллекции Таганрогского художественного музея, кроме этих работ, хранятся ещё две работы — «Море ночью» и «Забытая деревня». В 1914 году представители этого общества на открытии Екатеринославской картинной галереи (ныне Днепропетровский художественный музей) подарили ей несколько этюдов художника, относящиеся к 1880—1900 годам и неизвестные широкой публике. Каждый из этих этюдов со временем лёг в основу крупных полотен: этюд «После грозы» предшествовал картине «Село», «Горы» — картине «Снежные вершины. Кавказ» (1890—1895, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург), а «Туча над степью» со временем превратилось в «Облако» (1898—1908, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Детство и юность

Будущий художник родился 27 (15 по старому стилю) января в Мариуполе. Известны 3 варианта года рождения. После смерти в архиве Куинджи нашли три паспорта, в которых указаны – 1841, 1842 и 1843 г.р. Его отца Ивана Христофоровича – грека по происхождению, сапожника по профессии – все звали еменджи (с турецкого – «трудовой человек»). А вот деда ювелира величали куинджи – «золотых дел мастер». Отсюда и фамилия художника. О матери никаких сведений нет.Портрет Архипа Куинджи, кисти И. Е. Репина, 1877

В наши дни исследователи чаще склоняются к 1842-му. Именно он указан в самом раннем документе, который выдала Мариупольская городская управа. Мальчик рано осиротел и воспитывался то в семье тети, то у дяди по отцовской линии. Он много работал: пас гусей, собирал кизяк. Будучи еще малышом, яро защищал животных от хулиганов и помогал тем, кто слабее.

Михаил Неведомский пишет о детстве Архипа Куинджи:

Учился Архип сначала у малограмотного учителя-грека. Изучив греческую грамматику поступил в городскую школу. Науки не привлекали ученика, зато он с удовольствием рисовал. В качестве холоста будущему пейзажисту подходило все: забор, стена, обрывок бумаги.

В 11 лет Куинджи поступил на работу по строительству церкви: вел учет кирпичей, а в свободное время расписывал стены комнаты, в которой жил. После этого трудился у хлеботорговца. Рисовал мальчик все время, и ему посоветовали пойти в ученики к Ивану Айвазовскому.Архип Куинджи

Юноша дошел в Феодосию пешком и пробыл там все лето. Однако Айвазовский так и не оценил талант ученика, не увидев таланта, учить ребенка не стал, но и не прогнал. Выделил ему место под крышей и поручил красить забор и толочь краски для этого. Занимался с Архипом родственник Айвазовского Адольф Фейсслер. Спустя пару месяцев Куинджи вернулся в Мариуполь и начал работать ретушером у местного фотографа. Затем Куинджи отправился в Санкт-Петербург поступать в Академию художеств. И все же Куинджи неизменно почитал Ивана Константиновича и был незлопамятным: будучи уже академиком (с годами он все же добился этого звания), он взял в ученики его внука Михаила Латри.

Картины

1869 – “Исаакиевский собор при луне” 1872 – “Осенняя распутица”1875 – “Бурьян” 1875 – “Осень. Пасмурный день над степью” 1878 – “Вечер на Украине” 1878 – “Закат солнца в лесу” 1887 – “Крым. Берег моря” «Дарьяльское ущелье. Лунная ночь»(1890—1895)1900 – “Закат в степи” 1905 – “В Крыму” 1908 – “Цветник. Кавказ”

Архип Иванович, выходец из семейства бедного мариупольского сапожника-грека, всей своей жизнью подтвердил, что достоин изначального прозвания (еменджи – трудовой человек): он действительно ломил как вол на ниве искусства. И денег, и недвижимости нажил немало, и потому к исходу дней стал, что называется, миллионщиком. Художник-капиталист в России в XIX веке, тем более среди передвижников, — это нечто. Весь свой капитал он завещал Обществу имени Куинджи, которое основал в 1908 году вместе с пейзажистом Константином Крыжицким для поддержки художников (на удивление, оно просуществовало до 1930 года). В его фонд мэтр положил несколько миллионов рублей, да еще передал в дар огромный земельный участок в Крыму. Было ли это тщеславным желанием прослыть новым Медичи или то была искренняя забота о молодежи — сказать трудно. Приятель-соперник Куинджи Иван Иванович Шишкин отзывался о нем неоднозначно: то «хитрый грек», то (что было чаще) — «чародей». 

Кстати, недавно об Архипе Куинджи вновь вспомнили. Причиной тому стала картина «Ай-Петри. Крым», которую похитили во время выставки работ мастера в Третьяковской галерее. Могучий Ай-Петри решен Куинджи в монохромной гамме – кажется, мастер использовал все оттенки синего… И вот уже перед зрителем предстают величественные очертания знаменитой крымской горы. Хорошо, что буквально на следующий день полиция задержала 32-летнего Дениса Чуприкова, который объяснил, что при помощи полотна собирался рассчитаться с долгами. А вот про эту выставку я нашла замечательный материал и приведу его позднее

Бег с препятствиями

Художник вёл очень замкнутый образ жизни, хотя  многим постоянно помогал делом и словом. Он не оставил после себя воспоминаний и дневников, потому что даже с бумагой не делился личным и сокровенным. О его биографии сохранилось мало сведений. Но из того немногого, известного биографам, можно составить впечатление, что путь Куинджи, как и многих выдающихся людей, напоминал бег с препятствиями уже с раннего детства. Всю жизнь ему приходилось преодолевать то нищету, то неверие в себя, то обесценивание его таланта, то зависть и грязные сплетни, интриги, его окружающие после заслуженно обретённого успеха.

Мальчику, влюблённому в живопись, рекомендовали показать свои работы И. К. Айвазовскому. Известный маринист помогал многим молодым художникам, организовал художественную школу в Феодосии для юных талантов, ходатайствовал в Петербурге о начинающих живописцах. Но в застенчивом подростке, с надеждой пришедшем к нему пешком из мариупольских степей, таланта не разглядел. Хотя мнения биографов расходятся: одни утверждают, что сам феодосийский мастер отверг юного Куинджи, показавшего ему свои этюды и наброски, и предложил ему лишь красить свой забор и смешивать краски, не пуская даже в мастерскую и предложив ночлег на 2-3 летних месяца прямо на улице, под навесом; другие, опираясь на якобы записанные А. И. Менделеевой воспоминания самого художника, говорят, что «несовпадение» произошло как раз с учениками Айвазовского, а Ивана Константиновича в тот момент в городе не оказалось. И есть также третья версия, согласно которой Куинджи всё-таки учился в феодосийской художественной школе, но не выделялся среди других учеников. Однако впоследствии Куинджи всё же называли учеником Айвазовского за преемственность тематики, любовь к широким просторам, водной стихии, романтизацию природы и пр.

Молодой Куинджи занялся ретушью в салонах фотографии Мариуполя, Одессы, Таганрога. Даже мечтал открыть свою студию фотографии, но так и не нашёл базового капитала. Участвовал в  Первой обороне Севастополя в годы Крымской войны, когда на 7-тысячный севастопольский гарнизон обрушился удар более 60-тысячной англо-французской армии.

Парень не оставлял надежды стать художником, потому отважился поехать в Петербург поступать в Академию художеств… и дважды провалил экзамен (интересно, что второй раз его не приняли единственного из всех поступающих). Он остался в Северной Пальмире и подрабатывал вновь ретушером фотографии, зарабатывая копейки и нищенствуя. Как замечает В. Григорян, доход Куинджи в это время составлял 17 рублей, что вдвое меньше заработка знаменитого гоголевского персонажа, бедного разночинца Акакия Акакиевича из «Шинели». «Я нуждался так, что не имел средств купить даже чаю и пил один кипяток без сахара, с черствым хлебом, но никогда, ни разу, я не просил помощи», – позже вспоминал художник. Но и тут Куинджи проявил свой волевой характер и всё же с третьего раза был принят вольнослушателем в Академию в 1868 году, громко заявив о себе работой «Татарская сакля в Крыму». Волна интереснейшей артистической студенческой жизни накрыла молодого Куинджи: он подружился с Репиным, Васнецовым, Макаровым, Буровым, Крамским, Маковским, участвовал в бурных обсуждениях судьбы современной живописи и пр.

От забора Айвазовского до дворца великого князя

Архип Куинджи родился в 1842 году в Мариуполе, в семье сапожника. Лишившись родителей, он жил у дяди и работал с ранних лет — то пастухом, то на строительстве церкви, то в пекарне. И, разумеется, рисовал.

В. М. Васнецов. Портрет А. И. Куинджи

Однажды ему посоветовали показать работы Айвазовскому, который жил в Феодосии. 13-летний мальчик отправился в Крым, надеясь стать учеником прославленного мариниста, но занятия так и не состоялись. Куинджи выполнял в основном хозяйственные дела — например, красил забор. Однако Айвазовский дал Куинджи рекомендательное письмо для Императорской академии художеств, куда юноша и поступил вольнослушателем. Там же он познакомился с передвижниками и начал участвовать в показах Товарищества передвижных выставок, вскоре став одним из самых известных пейзажистов страны.

А. Куинджи. На острове Валааме. Приобретена П. М.Третьяковым в 1873 году у автора

Однако, как оказалось, настоящая слава его ждала уже после выхода из Товарищества. В 1880-м, когда Куинджи расстался с передвижниками (сохранив, впрочем, добрые отношения с ними), он работал над «Лунной ночью на Днепре». И вскоре слухи о ней разнеслись по всей столице. Желающих посмотреть неоконченную работу было так много, что каждое воскресенье Куинджи в течение двух часов показывал картину в своей мастерской всем желающим.

Чем больше петербуржцев ее видело, тем сильнее нарастал ажиотаж: сам того не предполагая, Куинджи этими воскресными показами сделал превосходный маркетинговый ход. Люди даже готовы были давать взятки привратнику дома, чтобы тот пустил их без очереди.

Одним из первых полотно увидел друг Куинджи Иван Тургенев. Находясь под впечатлением, автор «Записок охотника», вхожий в лучшие дома Петербурга, не мог не рассказать о шедевре светским знакомым. В их числе был и юный Константин Романов — великий князь, внук императора Николая I. Подробности мы знаем из дневника К.Р. (поэт-любитель, он подписывал стихи инициалами).

«14 марта 1880 года. В прошлый вторник, на вечере у графини Anette Комаровской, Тургенев рассказывал про последнюю, еще не совсем оконченную, картину Куинджи; он так художественно ее описал, что мне захотелось непременно самому сличить рассказ с оригиналом. Вчера мы с Ильей Александровичем (исследователи предполагают, что это воспитатель великого князя. — «Известия») поехали отыскивать мастерскую Куинджи, он живет на Васильевском острове, на Малом проспекте… Сам Куинджи небольшого роста, толстый, с небольшой белокурой головой и живыми голубыми глазами. Он не знал меня и смотрел с некоторым удивлением, тем более что, верно, не ожидал найти любителя искусства под морским мундиром (К.Р. служил на флоте и ходил в форме. — «Известия»). Впрочем, он очень учтиво пригласил в мастерскую и поставил перед своей картиной.

Я как бы замер на месте. Я видел перед собой изображение широкой реки; полный месяц освещает ее на далекое расстояние, верст на тридцать. Я испытывал такое ощущение, выходя на возвышенный холм, откуда видна величественная река, освещенная луной. Захватывает дух, не можешь оторваться от ослепляющей, волшебной картины, душа тоскует. На картине Куинджи все это выражено, при виде ее чувствуешь то же, что перед настоящей рекой, блестящей ярким светом посреди ночной темноты. Я сказал Куинджи, что покупаю его дивное произведение; я глубоко полюбил эту картину и мог бы многим для нее пожертвовать. Весь день потом, когда я закрывал глаза, мне виделась эта картина».

В своем рассказе Константин Константинович умолчал о забавном обстоятельстве этой встречи, которое, впрочем, довольно быстро стало достоянием прессы. Когда великий князь, не раскрывая инкогнито, поинтересовался о цене картины, Куинджи рассмеялся: «Она очень дорогая. Вы не сможете купить». К.Р. на тот момент было 22 года, и можно себе представить, с каким скепсисом художник воспринял вопрос юного морячка. Тот, однако, оказался настойчив, и Куинджи сказал: «Тысяч пять» (для сравнения, знаменитая «Девушка, освещенная солнцем» Валентина Серова обошлась Павлу Михайловичу Третьякову в 300 рублей, хотя дело было восемь лет спустя). Князь спокойно сказал: «Покупаю». И назвал свое имя.

Константин Константинович решил повесить «Ночь на Днепре» у себя в Мраморном дворце. Но обещал художнику дать возможность сначала продемонстрировать картину публично.

Следующий этап – Академия художеств

В 1865 году Куинджи уже достаточно уверен в себе, чтобы ехать в Санкт-Петербург. В заветную Императорскую Академию художеств он попал только с третьей попытки: стал её вольнослушателем. Появились друзья и знакомые, впоследствии сыгравшие важную роль в его творчестве и жизни. Среди них были художники-передвижники И.Н. Крамской и И.Е. Репин.

Увлечение передвижничеством и первые успехи

Художники-передвижники, противопоставляющие своё творчество академизму, привлекли молодого Куинджи своими взглядами и творческой составляющей. Под их влиянием он пишет пейзажи «Осенняя распутица», «Забытая деревня». «Чумацкий тракт в Мариуполе». Социальное миропонимание и выражение гражданских чувств художник в этих полотнах проявляет с помощью контраста унылых красок земли и светлых тонов неба. Эти работы носили явный оттенок сострадания к героям картин. На выставках передвижников пользовались успехом и отмечались как очень удачные, тем самым принеся славу и автору.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий