Биография Доменико Жилярди

Биография[ | ]

Швейцарский кантон Тичино издавна поставлял мастеров-строителей (тессинцев

) в европейские столицы. Семья Жилярди обосновалась в Москве во 2-й половине XVIII века; отец, Джованни Жилярди работал в Москве штатным архитектором Воспитательного дома. Доменико, родившись в Швейцарии, появился в России в возрасте 11 лет. Начал учиться азам ремесла у художника Феррари; в 1799—1803 гг. обучался живописи в Санкт-Петербурге — у Карло Скотти. После смерти Павла I вдовствующая императрица Мария Федоровна предоставила Доменико стипендию и, в конечном итоге, финансируемую государством учебную поездку в Италию, благодаря этому в 1803—1810 годах он продолжил образование в Европе: учился в Академии живописи Брера, изучал искусство и архитектуру. По возвращении в Россию работал в «семейной фирме» в Воспитательном доме.

Пожар 1812 года, разоривший тысячи семейств, оказался золотой жилой для архитекторов. В 1813 году Доменико Жилярди поступил в Экспедицию кремлёвского строения, работал над восстановлением Колокольни Ивана Великого и других зданий Кремля. В 1817 году, когда состарившийся отец вернулся в Швейцарию, Доменико унаследовал его должность архитектора Воспитательного дома. В этом же году он начал свою наиболее известную работу — восстановление здания Московского Университета на Моховой (1817—1819, совместно с Д. Г. Григорьевым), сгоревшего в 1812 году. В следующем году Жилярди получил подряды на восстановление Екатерининского института и Вдовьего дома на Кудринской площади, сосредоточив в своих руках четыре крупных проекта. В 1826—1832 годах Жилярди восстановил Слободской дворец на Лефортовской площади.

Крупнейшая работа Жилярди в новом строительстве — здание Опекунского совета на участке, прилегающем к Воспитательному дому (1823—1826). Это единственная его постройка «в чистом поле», не связанная необходимостью использовать старые фундаменты. Жилярди также строил в Москве:

  • Усадьбу Гагариных на Поварской, 25а (1820—1822);
  • Дом Лунина на Никитском бульваре, 12, позже дом «Государственного коммерческого банка» (1818—1823);
  • Усадьба Усачёвых — Найдёновых («Высокие горы») на Земляном Валу (1829—1831)
  • Конный двор и Музыкальный павильон в усадьбе Кузьминки (1820—1832);
  • Усадьбу «Студенец» на Пресне.

Реконструкции:

  • 1813-1817 — Кремль: помощник архитектора колокольни Ивана Великого;
  • 1817-1819 — Московский университет;
  • 1818-1824 — Екатерининский институт (современная Суворовская площадь, Москва);
  • 1818-1823 — Вдовий дом (Кудринская площадь);
  • 1826-1832 — Слободской дворец (Лефортово). Конный двор в Кузьминках

Все эти работы (возможно, исключая усадьбу Гагариных) — построены совместно Жилярди и Григорьевым, разделить вклады каждого из мастеров невозможно. Собственный стиль Жилярди (и отчасти Григорьева) опирается на европейский ампир, творчество Луиджи Каньолы и Антонио Антолини, строителя Форума Бонапарта — с их работами Жилярди познакомился в Европе в 1800-е годы. Ампир Жилярди — итальянский, а не французский, как у петербургских архитекторов.

В 1832 году Жилярди уехал домой, в Швейцарию. На родине его единственной постройкой стала придорожная часовня близ Монтаньолы. В Москве продолжили работу ученики Жилярди: Алессандро Жилярди, Е. Д. Тюрин, М. Д. Быковский.

Доменико Жилярди в России

В России Доменико звали по-свойски – Дементий Иванович. Здесь он был своим не понаслышке: Жилярди считался одним из наиболее авторитетных и востребованных зодчих Москвы первой трети XIX века. Этому городу он отдал немало сил и знаний.

По мнению историков, в армии Наполеона против русских войск сражались от 34 до 60 тысяч солдат из королевств Италии и Неаполя. А после ухода французской армии из Москвы, «спаленной пожаром», первопрестольную возрождал их соотечественник, архитектор-итальянец Доменико Жилярди.

В своем роду Доменико считается наиболее знаменитым, притом что уже с 1787 года в России с успехом работали трое братьев Жилярди, два из которых – Джованни и Жозе, зодчие московского Воспитательного дома, – тоже быстро обзавелись именами на русский манер, став Иваном и Осипом. Были в семье и опытные каменщики – Витторио и Джузеппе.

Иван-Джованни Дементьевич строил в Москве огромные здания: Мариинскую больницу для бедных, Странноприимный дом Н. П. Шереметева по проекту Назарова и Кваренги, позднее – один из корпусов знаменитой «Больницы Склифосовского» и немало других. В 1796 году к нему приехал старший сын Доменико. В 14 лет юноша учился живописи в Петербурге, а в 1803-м закрепил полученные знания в Миланской академии искусств. И хотя своим призванием Доменико избрал архитектуру, занятия живописью немало дали ему в изучении и создании ландшафтов.

Возвратившись в Россию, Доменико помогал отцу в архитектурном ведомстве Воспитательного дома Москвы. Он самостоятельно спроектировал здания аптеки и лаборатории, а затем участвовал в масштабных работах по восстановлению кремлевских построек после наполеоновского нашествия.

Самостоятельной премьерой Жилярди стали важные детали возрождаемого здания Московского университета – огромный дорический портик на главном фасаде и большая полуротонда, где разместился актовый зал. В 1817 году были отпущены необходимые средства, Доменико был назначен архитектором университета. Он проделал гигантскую работу: сильно пострадавшее от огня здание, в котором погибли все перекрытия, лестницы, библиотека и музей, из обгорелого скелета за пять лет превратилось в архитектурный шедевр.

НАШИ ЛЮДИ

Ясский, Авраам
Архитектура

израильский архитектор

Янушевский, Юлиан
Архитектура

виленский архитектор польского происхождения, представитель историзма

Янсен, Герман
Архитектура

немецкий архитектор, градостроитель, преподаватель университета

Якунин, Николай Иванович
Архитектура

русский архитектор, один из видных мастеров московского модерна, банкир

Якобсен, Арне
Архитектура

датский архитектор и дизайнер, основоположник стиля «датский функционализм»

Юханссон, Арон
Архитектура

шведский архитектор

Юркович, Душан
Архитектура

словацкий архитектор, этнограф и художник

Юргенс, Эммануил Густавович
Архитектура

русский архитектор

АРХИТЕКТОР ВОРОНИХИН

Андрея Никифоровича Воронихина мир знает как автора непревзойденного архитектурного шедевра Российской Империи XIX века — Казанского собора. Крепостной графа А. С

Строганова, он еще в юности обратил на себя внимание своего барина незаурядными способностями в живописи и графике. А

С. Строганов посылает его учиться в школу В. И. Баженова и М.Ф.Казакова, освобождает от крепостной зависимости: «Впредь мне, графу, и предкам моим до него, Воронихина, и до будущих потомков его дела нет», однако принимает в его судьбе участие: посылает учиться архитектурному делу в Швейцарию и Францию. Когда Павел I, желая утвердить величие Российской Империи, решил построить в Петербурге главную церковь страны, превосходящую знаменитый собор Петра и Павла в Риме, А. С. Строганов, опытный царедворец, убедил царя поручить этот проект не снискавшему громадную славу Чарльзу Камерону, а безвестному русскому архитектору Андрею Воронихину. Уверенность честолюбивого графа в таланте его бывшего крепостного полностью оправдалась. На парадном портрете, написанном Ж.-Л.Монье, А. С. Строганов изображен с воронихинским проектом Казанского собора в руках. А к архитектору пришла мировая известность. Не получив систематического специального образования, он становится профессором архитектуры в столичной Академии художеств и проектирует сооружения, вошедшие впоследствии в сокровищницу мировой культуры. Он автор не только крупных, градообразующих зданий, но и небольших, весьма выразительных садово-парковых сооружений. Подобно художникам эпохи итальянского Возрождения, он сочетал в себе искусство зодчего, инженера, художника и декоратора.

Для князей Голициных Воронихин проектировал «родовой Версаль» — главное имение в подмосковных Кузьминках, Покровскую церковь в Голуни. Местоположение этой церкви хорошо помнят старожилы села Голунь. Она стояла при въезде в усадьбу на высоком берегу Зуши, откуда открывается исключительный по красоте вид на заречные дали. Ее здание было компактно-центрического типа, трехпрестольное — Покровский, Никольский, Митрофаниевский с отдельно стоящей, четырехъярусной колокольней с часовым звоном и высоким шпилем.

В 1958 году Покровскую церковь сфотографировали и разобрали. Прекрасное сооружение выдающегося зодчего ушло в небытие, оставив нам в наследство стены сводчатого подклета, которые еще можно обнаружить в земле и, возможно, заваленный подземный ход, который вел из главного дома к домовой церкви и был отмечен на плане 1970 года исследователем Л. Островским (Москва, институт «Спецпроектреставрация»).

В 1810 году по проекту А. Н. Воронихина строится главный барский дом с двумя флигелями. Двухэтажный, с круглой по плану гостиной для балов под куполом, он вскоре стал предметом подражания в строительстве особняков в Тульской губернии. До наших дней сохранились только стены главного дома и два флигеля под ветхим покрытием.

Окружающие усадьбу Голунь леса, Дубовщина и Холм, являются, по мнению специалистов-биологов, комплексным памятником природы. Помимо исключительной красоты ландшафта, в них сохранились многие редкие виды русской флоры и фауны, часть этих лесов следует объявить микрозаповедником.

В 80-е годы XX века силами ВООПиК города Орла проводятся противоаварийные и консервационные работы по зданиям, автором этих строк ведутся исследовательские и проектные работы, но совершенно очевидно, что без надлежащего приспособления вести комплексные реставрационно-восстановительные работы бессмысленно.

Вехи творчества Доменико Жилярди

Доменико творил самозабвенно и с выдумкой: для большей органичности сочетания разновременных частей здания Вдовьего дома, которое восстанавливали пять лет, он соединил их, надстроив третий этаж и закрепив основательным портиком. К последним он явно питал слабость: завершенное в 1827 году здание Екатерининского института тоже украсилось поистине монументальным портиком, который дополнил и без того привлекательный фасад десятком изысканных колонн.

Дементий Иванович, как любовно звали его в России, работал и с земляками-соотечественниками, и со своей талантливой родней. Большой творческой удачей стало привлечение их к работам в поместьях знатного царского сановника и благотворителя Сергея Голицына. Например, двоюродного брата Алессандро пригласил строить Казанский храм в Котельниках, тот создал великолепную колокольню. Впоследствии, уже в постсоветское время, этот основательно разоренный храм восстанавливали во многом благодаря уцелевшей технической документации в архивах Алессандро Жилярди.

В числе архитектурных шедевров работы Доменико Жилярди – впечатляющий ансамбль здания Опекунского совета Воспитательного дома в центре города, дом Гагарина на Поварской улице с оригинальным оконным декором, возрожденный и достроенный дом Луниных, храмы, дворцы и поместья с парками, и, конечно же, множество подмосковных построек в Котельниках, Гребневе, Поречье, а также жемчужина сельского зодчества Жилярди – усадьба Голицыных в Кузьминках.

Биография

Жилярди принадлежит к замечательной плеяде русских зодчих первой трети XIX века, поднявших русскую классическую архитектурную школу до уровня мировой. Выразительное творчество Жилярди, его проникновение в традиции русского зодчества, мастерство композиции, умение сочетать сооружение с городским или загородным ландшафтом, с природой вызывают неизменное признание и в наши дни.Архитекторы из рода Жилярди в течение длительного времени жили и работали в России, состояли на государственной службе, строили по заказам частных лиц. Большой известностью пользовался в Москве архитектор Иван Дементьевич Жилярди. 15 июня 1785 года в Монтаньоле у него родился старший сын, получивший имя Доменико. В 1796 году в одиннадцатилетнем возрасте мальчик вместе с матерью впервые приехал к отцу в Россию. Здесь его стали звать Дементий Иванович.Несмотря на окружение, в котором рос Доменико, архитектура не сразу увлекла его. Он мечтал стать художником, пейзажистом. В 1799 году, когда мальчику исполнилось четырнадцать лет, отец отправил его в Петербург к художнику Феррари учиться рисованию и живописи. Вскоре Доменико перешел в мастерскую Порто, а в 1800 году – к историческому живописцу Карло Скотта, у которого обучался в течение трех лет.В это время он получает при содействии вдовствующей императрицы Марии Федоровны государственную стипендию, с увлечением занимается искусством, иногда посылает отцу свои рисунки. Отец продолжает следить за успехами сына. Непривычный для южанина петербургский климат юноша переносит с трудом. В одном из писем к родным в Швейцарию отец сообщает, что Доменико был при смерти, и мечтает о тепле юга для сына, скорбит о смерти младших, родившихся в Москве детей.По-видимому, в конце 1803 года Жилярди направляют в качестве государственного стипендиата в Италию для продолжения занятий живописью в Миланской Академии искусств, куда он, после краткого пребывания в Монтаньоле, прибыл летом 1804 года. Первые месяцы Доменико усиленно занимается живописью. Но художником он все же не стал. Критический анализ своих способностей и возможностей, советы профессоров, раздумье о своей будущей деятельности в России заставили его отказаться от живописи и привели к архитектуре, которая, как и показала его творческая судьба, больше отвечала особенностям его дарования.От увлечения живописью, пейзажем осталось отличавшие все творчество Жилярди понимание значения окружающей среды, природы, усиливающее эмоциональное воздействие создаваемых зодчим произведений, тонко продуманное сочетание архитектуры с особенностями ландшафта, городской или усадебной планировки.После окончания в 1806 году Миланской Академии Жилярди около четырех лет посвятил совершенствованию своих знаний, изучая искусство и архитектуру городов Италии – Рима, Флоренции, Венеции. В июне 1810 года он вернулся в Россию, а в январе 1811 года был определен помощником отца в ведомство Московского Воспитательного дома, с которым и был связан всю свою последующую архитектурную практику.В августе 1812 года, когда войска Наполеона подходили к Москве, Жилярди, вместе с другим помощником архитектора Воспитательного дома Афанасием Григорьевичем Григорьевым и вслед за населением, покидавшим город, выезжает в Казань. Но поздней осенью они возвращаются в Москву.Первые годы после Отечественной войны были заполнены работами по приведению в порядок зданий Воспитательного дома, проектированию вместе с отцом новой аптеки и лаборатории Дома. С 1813 года Жилярди состоит в Экспедиции кремлевских строений, где принимает участие в работах по восстановлению пострадавших сооружений Кремля, в частности, звонницы и колокольни Ивана Великого.

Страница 1 из 5 | Следующая страница

Другие биографии:

Бове Осип Иванович Бенуа Николай Леонтьевич Тон Константин Андреевич Джакомо Кваренги Стасов Василий Петрович

Жилярди

ЖИЛЯРДИ, Джилярди (Gilardi), швейцарские и российские архитекторы, работали в Москве.


Джованни Баттиста (Иван Дементьевич) (18.12.1755, Монтаньола, Швейцария — 13.2.1819, там же). Учился в Венгрии, совершенствовался в Италии, Франции, Польше. В 1787 году вместе с братьями Джозуэ и Витторио приехал в Россию. С 1799 архитектор московского Воспитательного дома, для которого возвёл восточную часть Окружного строения (1801). Принимал участие в строительстве Павловской (1802- 1807; проект архитектора М. Ф. Казакова) и Мариинской (1804-07; проект архитектора Андрея А. Михайлова) больниц, Странноприимного дома (1803; проект архитекторов Е. С. Назарова, Дж. Кваренги). После пожара Москвы осуществлял ремонт Вдовьего дома. По некоторым сведениям, исполнял работы в московских и подмосковных имениях Н. Н. Демидова и С. С. Голицына. Наиболее значительное сооружение — здание Александровского института (1809-11). В 1817 году вернулся на родину.

Джозуэ (Осип Дементьевич) (1766-1835), брат Джованни Баттисты. Работал архитектурным помощником на строительстве Екатерининского дворца в Лефортове (1789; позднее участвовал в перестройке дворца под казармы) и мауэрмейстером (мастером каменных дел) в Московской конторе городских строений (1803). Автор здания казарм у Покровских ворот (1800; совместно с архитектором Ф. К. Соколовым).

Доменико (Дементий Иванович) , сын Джованни Баттисты. С 1796 года в России (с перерывами). Учился в Санкт-Петербурге в мастерских итальянских живописцев и в миланской Академии Художеств (1803-06). Один из ведущих зодчих послепожарной Москвы. Среди ранних проектов — памятник победы в Отечественной войне 1812 (1813-14). Реконструировал в строгих формах позднего классицизма здание Московского университета (1817-19; по рисункам Доменико выполнены роспись гризайлем актового зала и барельеф на фасаде, скульптор Г. Т. Замараев), занимался реставрацией и перестройкой Вдовьего дома (1818-1823), Екатерининского института (1818-27), здания Ремесленных заведений Воспитательного дома (1827-32) и др. С 1818 архитектор московского Воспитательного дома, для которого возвёл монументальное здание Опекунского совета (1821-26). Построенные им дома П. М. Лунина (1818-23) и С. С. Гагарина (1820-24) стали эталоном московской жилищной архитектуры

В творчестве архитектора важное место занимали проекты усадебных ансамблей: «Высокие горы» Усачёвых-Найдёновых в Москве (1829-32), Кузьминки; в усадьбах Суханове и Семёновское-Отрада им созданы величественные композиции усыпальниц. Вольный общник петербургской Академии Художеств (1830); член-корреспондент миланской Академии Художеств (1833)

В 1832 уехал из России. Построил часовню близ своего поместья в Монтаньоле.

Александр (Александр Осипович) (10.1.1808 или 1806 — 1871), сын Джозуэ. Учился у отца и двоюродного брата Доменико. В Москве с 14 лет. С 1827 года архитектурный помощник Воспитательного дома (участвовал в реконструкции его корпуса Ремесленных заведений); в 1838-45 младший архитектор на строительстве Христа Спасителя храма. Возвёл католические храмы Святого Людовика (1833-35; совместно с Доменико) и апостолов Петра и Павла (1839-49). После отъезда Доменико завершил начатые им постройки и продолжил строительство в усадьбах Кузьминки (1832-47) и Семёновское-Отрада (1832-34).

Лит.: Crivelli А. Artisti ticinesi in Russia. Locarno, 1966; Белецкая Е. А., Покровская 3. К. Д. И. Жилярди. М., 1980; I. Gilardi: pittura, restauro, scultura, poesia, grafica, architettura. Mendrisio, 1986.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий