Биография Федора Рокотова

Фёдор Рокотов: портреты

Подробности
Категория: Искусство России XVIII века
Опубликовано 10.03.2019 12:04
Просмотров: 1647

Федор Степанович Рокотов – крупнейший мастер портретной живописи XVIII в. По силе дарования и уровню мастерства Рокотов не уступает самым прославленным западноевропейским портретистам XVIII в.

При этом искусствоведы не могут указать предшественников Рокотова, не могут найти прямых аналогий его творчеству ни в современной ему России, ни в странах Запада. Искусство Рокотова отличается неповторимой оригинальностью, что является загадкой, которую ещё не разгадало искусствоведение.Очевидно одно: овладев основами европейской живописи, Рокотов не стал подражателем, а сумел развить в своем творчестве своеобразные национальные черты, по-настоящему приблизившись к глубоким истокам национальной художественной традиции.Творчество Рокотова известно нам лучше, чем его биография. Его роль в развитии русского портретного искусства очень велика.

ТВОРЧЕСТВО

В начале своей творческой деятельности, несмотря на молодость, он пользовался широкой популярностью в кругах петербургской знати. Его часто приглашали ко двору.

ИЗВЕСТНЫЕ РАБОТЫ

В Петергофе художнику позирует 7-летний Павел Петрович, будущий император Павел I. Изображение на нем вписано во внутренний овал прямоугольного полотна. Портрет поражает своей жизненной непосредственностью: капризный, непоседливый мальчик представляется живым, а не позирующим. И между тем портрет не лишен черт официальности и парадности: красный гвардейский мундир, голубая лента ордена Андрея Первозванного, отороченная горностаем мантия.

Работы, написанные им в 60-е годы 18 в., отличаются своеобразием трактовки человеческой личности — в них все более наблюдается правдивость портретных образов. В “Портрете Майкова” (1765г.) художник становится более конкретным. Известный поэт-сатирик смотрит с портрета с выражением насмешливого превосходства. Майков в жизни был остроумным и находчивым человеком, с ним приятно было общаться. Травянисто-зеленый кафтан поэта с красными отворотами и золотым шитьем, кружевное жабо написаны несколько небрежно

Основное внимание художник сосредоточил на лице: оно чуть насмешливое, немного одутловатое (отечное), прищуренные глаза. Все это говорит о человеке, который любит пожить в свое удовольствие

“Портрет А. П. Струйской” (1772 г.) — Рокотов показал возвышенность образа молодой женщины. Ее фигура на портрете кажется необычайно легкой и воздушной. Это произведение отличается особым живописным своеобразием. Неслучайно это произведение называют “Русская Джоконда”. Александра Струйская прожила долгую непростую жизнь. Мать 18 детей, она пережила многих из них

Поэтическая одухотворенность нежного лица, взгляд юных и печальных глаз, некая загадочность — все это приковывает внимание, заставляет задуматься о судьбе

Следующий женский портрет “Неизвестная в розовом платье”. Он считается одним из шедевров Рокотова. Тончайшие градации розового — от насыщенного в тенях, то теплого, светлого, создают эффект мерцания, трепетания тончайшей световоздушной среды, словно созвучной внутренним душевным движениям, скрытым непременной в портретах 18 в. любезной улыбкой, просвечивающей в глубине взгляда. Этот образ исполнен особым лирическим очарованием.

Вся яркая творческая жизнь художника была связана с Москвой. Именно здесь Рокотов нашел наилучшее применение своему творческому дарованию.

Он обладал редким даром, позволяющим мастерски передавать внутренний мир человека, его трепетность и теплоту. Его модели как бы выступают из мерцающего сумрака, черты лица слегка размыты, словно окутаны дымкой. Полотнам мастера присуще богатство оттенков тона, изысканные цветовые сочетания. Мягкие, приглушенные тона создают атмосферу интимности: в его портретах нет ничего показного, внешне эффектного. Художника привлекает внутренняя красота человека.

В 1780-е годы из рокотовской портретописи исчезает та рокайльная дымка, которая придавала им атмосферу недоговорённости, даже некоторой таинственности. «На смену манящей полумгле приходят более отчётливые красочные тона, объёмы становятся более определёнными». Поздние московские портреты Рокотова наряднее и импозантнее прежних — ближе к господствовавшей в то время стилистике классицизма. Художник более тщательно «выписывает воздушные кружева, переливы атласных лент и шелковых платьев, игру света на драгоценных украшениях», однако заученная мимика и напряжённый взгляд часто не пускают зрителя внутрь образа. Женские портреты, как правило, овальной формы. В лицах моделей всё чаще проскальзывает надменность, осознание своего превосходства над окружающими.

Личная жизнь

Екатерина не замужем. Не имела отношений с противоположным полом, которые длились бы годами. Главным в отношениях считает умение разговаривать и слушать друг друга и не быть эгоистом. Девушка активно увлекается конным спортом, посещает занятия по кикбоксингу, зимой катается на коньках и ходит на лыжах. Несколько раз в неделю делает уличные пробежки.

Екатерине довольно трудно усидеть на месте, поэтому набор лишнего веса ей вряд ли грозит. Когда девушка находится в Москве, она регулярно ходит в тренажёрный зал и студию бокса. Всегда старается поддерживать себя в отличной форме, при этом любит вкусно поесть. Катерина не ест за четыре часа до сна и пьёт минимум два литра воды в день. За питанием девушка также тщательно следит и ест небольшими порциями. Не один год помогает Шереметьевскому приюту собак.

Московский период

В «первопрестольной» на Рокотова посыпались заказы от родовитых московских семей, не избалованных вниманием мастеровитых художников. За свои работы Рокотов брал недорого — всего 50 рублей, в 15 раз меньше, чем требовали заезжие иностранцы

Основное внимание уделял похожести лица, а не отделке платья.

Богдан Умский, заказавший ему в 1768 году серию портретов опекунов Московского воспитательного дома, сетовал, что такой молодой художник «за славою стал спесив и важен». Согласно записи в журнале Опекунского совета от 22 ноября 1768 года, за портреты С. В. Гагарина, П. И. Вырубова и И. Н. Тютчева, он получил по 100 рублей: «Положим академику г-дину Рокотову за написание им трех опекунских портретов за каждый по сту, итого триста Рублев выдать из опекунской суммы и впредь по написании таковых выдавать за каждый по сту Рублев». Хотя последний портрет не был закончен, он также был выкуплен и, среди прочих, находился в Воспитательном доме вплоть до революции. Это был последний официальный заказ, принятый Рокотовым — отныне он работал только для частных клиентов.

С конца 1760-х до начала 1790-х годов художник написал «всю Москву». Из-под его кисти вышли целые фамильные галереи (например, графов Воронцовых), изображающие представителей двух-трёх поколений одного семейства. В советское время считалось, что Рокотов противопоставлял холодной парадной живописи сановного Петербурга портреты нарочито тёплые, непринуждённые, интимные, свидетельствующие о близком знакомстве художника с моделями. Неприятие внешних эффектов, всего показного проявляется в затаённости чувств моделей, в их внутренней сосредоточенности, в эмоциональной приглушённости.

В 1772 году Рокотов стал одним из основателей Московского английского клуба, поставив одну из шести подписей под его правилами. Он также был масоном, как и многие его современники. В 1774 году состоял в московской ложе «Клио». Выписывал новиковский журнал «Утренний свет».

В 1776 году, не имея собственной семьи, он выхлопотал вольную своим племянникам, отдал их в кадетский корпус и сделал своими наследниками.

В 1781 году приобрёл земельный участок на Старой Басманной, в приходе церкви великомученика Никиты.

Примеры портретов классического периода

Творчество

Фёдор Степанович Рокотов — один из лучших русских портретистов. Получив художественное образование под руководством Л.-Ж. Ле-Лоррена и графа Пьетро Ротари, работал в манере этого последнего, но больше него вникал в натуру и был старателен в исполнении.

В 1762 г. принят адъюнктом в новоучрежденную Императорскую Академию художеств Санкт-Петербург за представленную ей картину «Венера» и за портрет императора Петра III. Пользовался уже известностью в петербургском высшем обществе. Когда Екатерина II вступила на престол, то поручила ему, в 1763 г., написать её портрет, для которого давала ему сеансы в Петергофе: портрет этот, изображающий императрицу в профиль, среди красивой архитектурной обстановки, был подарен графу Г. Орлову, который разместил его в Гатчинском дворце(с 1950-х гг. в Павловском дворце-музее).

Другой портрет великой монархини, поясной, был написан Рокотовым также с натуры (вероятно, в Москве, в 1765 году). Екатерина осталась очень довольна им, находя, что он — «из самых похожих». Портрет был пожалован ею академии наук, в которой хранится и поныне. Существует множество повторений этого портрета, как точных, так и с незначительными изменениями в аксессуарах; большинство их приписывается самому Рокотову.

Кроме этих двух изображений Екатерины, из-под кисти талантливого живописца вышло несколько портретов Петра III (один из них — в московской Оружейной палате) и цесаревича Павла Петровича (лучший — в Государственном Русском музее) и немало портретов выдающихся людей екатерининской эпохи, в том числе И. И. Шувалова, графа Г. Орлова, А. А. и Б. А. Куракиных, Л. И. Бибикова, П. Г. Демидова, Г. Н. Теплова и других.

Самой загадочной работой Рокотова, пожалуй, является портрет неизвестного в треуголке, поскольку до сих пор исследователи не установили, кто изображен на нём: либо Екатерина в мужском платье, либо внебрачный сын императрицы от графа Орлова.

Портреты графа Струйского и его жены Александры Струйской — граф изображен человеком надменным, который будучи интеллигентым и образованным, лично порол крепостных и бил жену. Жена же предстает на портрете грустной, с печальными глазами. «Ангел, сошедший на землю», — говорили о ней. Несмотря на жестокость мужа, лечила крепостных.

Портрет Майкова невероятно реалистичен, он великолепно отражает суть этого человека: ядовитая усмешка, хитрый взгляд. Все люди высшего света боялись этого человека, поскольку он был острословным и циничным, а его эпиграммы были настолько язвительными, что после них, люди боялись выйти в свет.

В Москве

Портрет А.П. Струйской 1772 г.

Здесь, установив цену на портрет своей работы в 50 рублей, Рокотов принялся писать москвичей. К художнику поехали вереницы богатых и именитых – сравнительно невысокая цена (иностранные мастера брали в 10-15 раз больше) тем не менее определяла круг заказчиков. Для сравнения, живописец императорского фарфорового завода получал 5 рублей в месяц, а генерал-полицмейстер (начальник городской полиции) – 187. Так что клиентами художника могли быть лишь состоятельные люди.

Кроме частных заказов художник выполнял государственные. Так, он (в числе других художников) с 1768 года писал портреты меценатов, на пожертвования которых в Москве был построен Императорский воспитательный дом для сирот, учреждённый Екатериной II. Так называемая Опекунская серия портретов украсила главный зал картинной галереи Воспитательного дома и находилась здесь вплоть до Революции 1917-го. Сохранились письменные свидетельства, что за портреты этой серии академик Рокотов получал по 100 рублей из опекунской суммы.

Художника интересовала не только живопись. Вращаясь в высшем обществе, он был подвержен всем модным веяниям того времени, среди которых:

  • литература – посещал кружки, близко общаясь с поэтами и писателями;
  • особый клуб аристократов – первый в России, так называемый Московский Английский клуб, организацией которого, как и разработкой его правил, в числе прочих сам художник и занимался. Члены клуба собирались для обсуждения всего нового в политике, обществе и искусстве, пировали, играли в карты;
  • масонство – вступил в ложу «Клио», организованную в Москве писателем Н.И. Новиковым и профессором Московского университета И. Шварцем. Масоны позиционировали себя как духовно близкие люди, объединённые заботой о процветании государства и просвещённости его граждан.

До начала 1790-х из-под кисти живописца вышло множество родовых галерей – было принято заказывать портреты всех членов семьи, как правило, не одно поколение.

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772)

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772). Государственная Третьяковская галерея (Москва)На полотне изображена юная женщина, полная пленительной грации. Тонкий овал лица, летящие брови, лёгкий румянец и задумчивый отсутствующий взгляд. В её глазах светятся гордость, душевная чистота, она полна человеческого достоинства

Детали портрета (одежда, украшения) довольно скупы, но именно поэтому всё внимание притягивает её лицо.Портрет написан переливами цвета и света. Тени переходят в свет, но световые переливы не ощутимы на глаз и поэтому создают легкую дымку

Александра Струйская как бы выходит из тумана, в котором, может быть, сокрыта какая-то тайна, которую хотели видеть в портрете многие поколения зрителей.Что было известно художнику об этой женщине?Александра Петровна Струйская (в девичестве Озерова) – вторая жена богатого пензенского помещика Николая Струйского, его портрет Рокотов написал тоже в 1772 г. Ей только 18 лет, она первый год замужем.Существует мнение, что Рокотов был влюблен в Струйскую. Впрочем, это могла быть просто красивая легенда, потому что в биографии художника так мало известных фактов (в том числе неизвестно, был ли он вообще женат), что фантазировать можно бесконечно. Да и образ Струйской способствует этой легенде – вряд ли мужское сердце могло устоять перед такой загадочной красотой.Муж Александры Струйской был поэтом и посвятил своей жене огромное количество стихов. В стихах он называл её Сапфирой, а стихи эти – сплошное объяснение в любви:

Почтить твои красы, как смертный, я немею,Теряюсь я в тебе… тобой я пламенею.

(Н. Струйский «Элегия к Сапфире»)

С портретом Струйской связаны стихи ещё одного известного поэта, уже XX в. – Николая Заболоцкого, который написал их почти через 200 лет после создания портрета:

Любите живопись, поэты!Лишь ей, единственной, даноДуши изменчивой приметыПереносить на полотно.Ты помнишь, как из тьмы былого,Едва закутана в атлас,С портрета Рокотова сноваСмотрела Струйская на нас?Ее глаза – как два тумана,Полуулыбка, полуплач,Ее глаза – как два обмана,Покрытых мглою неудач.Соединенье двух загадок,Полувосторг, полуиспуг,Безумной нежности припадок,Предвосхищенье смертных мук.Когда потемки наступаютИ приближается гроза,Со дна души моей мерцаютЕе прекрасные глаза.

Судьба самой Струйской была не менее счастлива, чем судьба её портрета. Она была счастлива в браке, стала гостеприимной хозяйкой в усадьбе Рузаевка Инсарского уезда Пензенской губернии. Здесь молодожены построили роскошный дом-дворец по проекту самого Ф.Б. Растрелли. Вокруг был столетний парк с тенистыми аллеями и проточными прудами. Александру окружала атмосфера поэзии и красоты. Вечерами восторженный поэт читал ей посвященные стихи. Её всю жизнь согревал пламень любви и поэтического вдохновения мужа.Их супружеская жизнь длилась 24 года, в 1796 г. Н. Струйский скоропостижно умер. За время их совместной жизни Александра родила 18 детей, из них две пары близнецов, но шестеро из детей умерли в малолетстве.А.П. Струйская пережила мужа на 44 года. Она взяла на себя все заботы по управлению хозяйством. «Вдова… была женщина совсем других, чем муж, склонностей и характера: тверда, благоразумна, осторожна, – вспоминал поэт князь И.М. Долгоруков, близко знавший семью Струйских, – она соединяла самым хорошим смыслом приятные краски городского общежития, живала в Петербурге, и в Москве, любила людей, особенно привязавшись к кому-нибудь дружеством, сохраняя все малейшие отношения с разборчивостью, прямо примерной в наше время».Она вырастила порядочными людьми своих детей и многочисленных внуков, «сберегла им пристойно имущество, доставила способы научиться, открыла пути к приязни и уважению многих. Кстати, её внуком был поэт А.И. Полежаев.Она умерла на 86-м году жизни.

Неразгаданная тайна, как считают искусствоведы, не в Струйской, а в восприятии её художником. Тайна в её портрете – исключительном и загадочном женском образе, созданном великой кистью Рокотова.

Ступени мастерства и признания

Дворцовый заказ – блестящее начало

В 1763 году Фёдора Рокотова пригласили писать коронационный портрет Екатерины II. Молодой художник изобразил монархиню в величественном парадном одеянии. Поворот головы и точёный профиль особенно понравились ей. Императрица велела в будущем представлять её лицо на полотнах именно в этом ракурсе.

Портрет Екатерины II

Это был громкий успех никому не известного ранее художника. Заказы от сановников, членов императорской фамилии льстили Фёдору Рокотову. Им были изображены Петр III и его сын — будущий император Павел I.

Звание академика и его оборотная сторона

Живописец, состоя на службе в академии, неустанно трудился и у себя дома. Один из современников вспоминал, что видел у него на квартире полсотни портретов, которые одновременно находились в работе. Рос уровень мастерства, точность и уверенность кисти.

С 1765 года Рокотов стал носить почётное звание академика. Так был оценён его «опыт в живописном искусстве» и великолепно выполненная копия картины «Венера и Амур» Джордано. Одновременно с признанием таланта начальство академии налагало и обязанность работать только в её стенах. Выполнять частные заказы запрещалось. Это ограничение было уздой: жалование преподавателя было небольшим, а других способов заработать, кроме живописи, у Рокотова не было. Это побудило художника оставить академию и возвратиться в Москву.

Московский период: успех и благополучие

С 1766 года портретист вновь стал москвичом. Сразу же он приобрёл популярность и был завален заказами. Московские дворяне желали иметь индивидуальные и семейные портреты его кисти

Их привлекала рокотовская манера изображения человека: внимание к лицу, внутреннему миру модели, тщательная проработка образа, передача настроения

Герои его полотен полны жизни, им чужда великосветская отчуждённость, чопорность. Они будто выступают из мрака на свет. Но при этом некая дымка покрывает их черты и придаёт загадочность. Деталям одежды, выписыванию кружев, переливов тканей придаётся меньше внимания. Рокотова интересует главное – человек.

Почти всю московскую знать запечатлела кисть неутомимого мастера. Цена полотен была невелика – 50 рублей. Принимал он и официальные заказы от властей. Так, им были написаны в 1768 году три портрета членов попечительского совета Воспитательного дома для сирот.

Нередко на мужских портретах – личные знакомые и друзья автора, например писатели В. Майков, А. Сумароков, С. Порошин. Многочисленные женские портреты отличаются большей лиричностью, хотя краски на них более тёмные, чем на мужских. Екатерина Мусина-Пушкина, Прасковья Ланская, Анна Голицына, «Неизвестная в розовом» – эти женщины будто разговаривают со зрителем. Так живы и теплы их изображения.

«Неизвестная в розовом»

Особым очарованием отмечен портрет Александры Петровны Струйской. С холста в позолоченной раме смотрит молодая прелестная женщина в белом атласном платье. Её портретному изображению посвящено стихотворение поэта 20 века Н. Заболоцкого. О глазах сказано: «как два тумана», «как два обмана». Влюбиться в женщину на полотне можно только благодаря мастеру, передавшему её внешнюю и внутреннюю красоту.

Портрет А. П. Струйской

Манера письма художника менялась. В 80-ые годы с полотен уходит очаровательная дымка, а интерес к деталям, бытописанию растёт. Колорит становится приглушённым, сдержанным, что объяснялось отчасти ухудшением зрения живописца.

Талант и огромное трудолюбие были вознаграждены не только признанием общества, но и материальным благополучием. В 1785 году был построен дом с мастерской на пересечении улицы Старой Басманной и Токмакова переулка. Здесь портретист писал и работал с учениками. Многие его работы доводили до завершающей стадии они. В начале 1790-х Рокотов приобрёл имение Аниково недалеко от Москвы, в котором жил последние годы.

Поздний Рокотов

«Дом Рокотова»; угол Старой Басманной и Токмакова переулка.

Количество портретов, приписываемых Рокотову, поражает — при том, что работал он не очень быстро («никогда скорее месяца не рабатывал что-нибудь с натуры»). Вероятно, многие из них были выполнены вместе с учениками (так, в 1787 году в доме Рокотова жили четверо крепостных, и среди них два брата-ученика, 27-летний Пётр и 25-летний Иван Андреевы).

В 1780-е годы из рокотовской портретописи исчезает та рокайльная дымка, которая придавала им атмосферу недоговорённости, даже некоторой таинственности. «На смену манящей полумгле приходят более отчётливые красочные тона, объёмы становятся более определёнными». Поздние московские портреты Рокотова наряднее и импозантнее прежних — ближе к господствовавшей в то время стилистике классицизма. Художник более тщательно «выписывает воздушные кружева, переливы атласных лент и шёлковых платьев, игру света на драгоценных украшениях», однако заученная мимика и напряжённый взгляд часто не пускают зрителя внутрь образа. Женские портреты, как правило, овальной формы. В лицах моделей всё чаще проскальзывает надменность, осознание своего превосходства над окружающими.

После разгрома московских масонов продуктивность Рокотова резко падает. Последние известные работы датируются началом 1790-х годов; краски на них крайне скупы, почти монохромны. Эти особенности принято объяснять ослаблением зрения художника.

О последних двадцати годах жизни сведений сохранилось немного. Воспитанные им племянники сделали успешную военную карьеру, дослужились один — до звания майора, другой — штабс-капитана.

Художник скончался в Москве 12 (24) декабря  года. Похоронен племянниками на кладбище Новоспасского монастыря, где его могила быстро затерялась.

Примеры портретов позднего периода

Хронология жизни Рокотова в 1781—1808 годах

Архивные документы, проливающие свет на последние 20 лет жизни художника, опубликованы в издании «Антикварный мир: отражение сути. Вестник антикварного рынка» (№ 6 за 2013 год).

  • 1781 — за 2600 рублей приобретает участок в Гороховском переулке (№ 6), на пересечении двух проезжих переулков, в приходе церкви великомученика Никиты.
  • февраль 1782 — ученик Рокотова Иван Казаков подаёт прошение о разрешении на ведение строительных работ на этом землевладении.
  • 25 июля 1785 — покупает у Алексея Николаевича Сухотина за 1400 рублей участок на углу Старой Басманной и Токмакова переулка.
  • 31 июля 1785 — подаёт прошение о разрешении строительства на этом участке.
  • 12 августа 1785 — подает уточняющую экспликацию к плану (существует план владения).
  • 1785 — строится, на время строительства снимает жилье у Журавлёва вместе с пятью учениками, племянниками и домочадцами.
  • 1786 — имена Рокотова и его учеников отсутствуют в исповедальных ведомостях храма великомученика Никиты.
  • 1787 — живёт в собственном доме на Старой Басманной вместе с четырьмя крепостными; среди них два ученика, братья Пётр и Иван Андреевы (27 и 25 лет).
  • 1788 — живёт в собственном доме, учеников с ним уже не значится.
  • 15 мая 1789 — продаёт своё владение Марии Петровне Шереметевой за 6000 рублей. На фасаде сохранившегося усадебного флигеля (№ 30/1, стр. 2 по Старой Басманной улице) установлена мемориальная доска, на которой отмечено время проживания здесь художника с 1785 по 1793 год.
  • 1790 — информация о месте пребывания художника отсутствует.
  • 1791 и 1792 — продолжает жить в районе Старой Басманной, но уже снимая жильё.
  • 1793 — покупает имение Аниково в Звенигородском уезде: возможно, на своё имя, а затем переписывает его на племянников. В исповедальных ведомостях сведения разнятся — в одном случае вотчинником назван Рокотов, в другом — его племянники.
  • 1794 и 1795 — живёт в районе Старой Басманной в доме купца А. В. Горошкова. Кроме служителей, при художнике находятся три ученика.
  • 1801—1804 — живёт в Аниково, которое затем продает (в 1807 году у имения новый владелец). По «Экономическим примечаниям» 1800 года в деревне было 9 дворов, 49 мужчин, 51 женщина и деревянный господский дом со службами.
  • 24 апреля 1806 — покупает за 5000 рублей своё последнее владение в Москве, у Спасской заставы близ Воронцовской улицы, в приходе церкви Сорока Севастийских мучеников; соседом его был князь Вадбольский. Строится, живёт с вышедшим в отставку в 1798 году племянником Иваном Меньшим и служителями.
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий