Биография Лазаря Лисицкого

Супрематические эксперименты

В мае 1919 года Марк Шагал пригласил Лисицкого вести занятия в основанном им Витебском Народном художественном училище. Шагал был ментором художника в период, когда тот работал в рамках еврейской традиции. В ВНХУ 29-летний Эль Лисицкий преподавал архитектуру и печатное дело. Однако вскоре под влиянием Малевича он оставил шагаловские принципы и обратился к супрематизму. «Был у меня ученик, который клялся в верности и преданности, считал меня чуть ли не мессией. Но став преподавателем, перекинулся к моим врагам и, как мог, честил и выживал меня», — с горечью вспоминал Шагал.

Лисицкий и Малевич в Витебске, 1920

«Малевич был не виноват — все ученики сами сразу к нему перешли. Да и чему их мог научить Шагал — он был совсем не учитель. Они подражали его летающим евреям. Даже Лисицкий был сначала под влиянием Шагала. Но Малевич его оценил сразу. Он извлек из Лисицкого его архитектурную основу и предложил ему заняться объемным супрематизмом», — рассказывал поэт Николай Харджиев, друживший с Малевичем.

В том же году Эль Лисицкий создал самую знаменитую свою работу, проуны — «проекты утверждения нового». Это абстрактные геометрические композиции, которые могли существовать как в двухмерном, так и в трехмерном виде. Проуны появились благодаря Малевичу. Лисицкий учился у него супрематизму, вместе они работали в ВНХУ, где основали художественное объединение УНОВИС — «учредители нового искусства». Малевич дал Лисицкому задание перевести супрематизм в объемные формы — в дальнейшем они должны были стать архитектурой будущего. Первый проун получил архитектурное название «Дом над землей».

Проуны создавались как универсальная система. Лисицкий считал, что они станут главной строительной деталью нового, коммунистического мира. Он скептически относился к художественным экспериментам, не носящим практической пользы, говорил: «Что такое “формальные искания”? Искусство не ищет. Когда оно потеряло, то нет и самого искусства». Поэтому художник использовал проуны не только в живописи и графике, но также в архитектурных, дизайнерских проектах, полиграфии и мебели.

Проун, 1923

Постепенно проуны перестали напоминать архитектурные чертежи — в них появились круги, острые углы, звезды. Со временем они превратились в фантастические композиции. В конце концов, сам Малевич признал, что проуны из супрематического эксперимента превратились в самостоятельное явление. Это стало причиной разногласий между художниками, и в 1921 году Эль Лисицкий уехал из Витебска в Германию. В ответ Малевич назвал его «лисой». Впрочем, Лисицкий не обижался. Он писал Малевичу: «Упреки, которые Вы мне бросаете, меня не сердят. Наоборот, я предпочитаю по сердцам высказываться, даже если это и не всегда сахар. В Европе от этого отвыкаешь». Дружба продолжилась, и Лисицкий продвигал искусство Малевича на Западе.

Проун, 1922

Лисицкий и Баухауз

В 1921 году, когда Лисицкому было 31, его назначили культурным посланником Советского Союза в Германии. Пять лет, с 1921 по 1926 год, художник жил и работал на Западе. Его фигура стала связующим звеном между советскими и немецкими деятелями искусства. В записных книжках Лисицкого телефоны Маяковского и Малевича соседствовали с номерами и .

Лисицкому не нравилось в Берлине. Сам он писал об этом городе: «Здесь нет ни пространства, ни времени. Души ходят. Привидения очень бледные, и рыже повсюду». Тем не менее там он познакомился и подружился с главными мастерами европейского авангарда.

Дом Шредер в Утрехте, 1925 Дом Шредер в Утрехте, 1925

Произведения Лисицкого повлияли на школу , с которой, как считается, начался современный дизайн. Кроме того, его творчеством вдохновлялся Пит Мондриан, с которым он работал в объединении голландских художников-абстракционистов «Де Стейл». Участники этой группы были одними из создателей геометрической абстракции в живописи и стиля функционализм в архитектуре. Лисицкого пригласил в «Де Стейл» еще один великий художник — Тео ван Дусбург. В объединении также состоял архитектор Геррит Ритвельд, который потом построит знаменитый в Утрехте, напоминающий огромный проун.

Личное и судьба

С 1927 года Лисицкий был женат на Софи Кюпперс, вдове известного искусствоведа из Ганновера. От первого брака у неё было двое детей. Общий с Лисицким сын Борис родился в 1930 году.

В 1923 году у Лисицкого диагностировали туберкулёз, в те годы ещё смертельный. И началась битва за жизнь. Затем ампутация одного лёгкого, страшные мучения, в периоды облегчения работа, работа. В декабре 1941 года Эль Лисицкий умер.

Преданная Софи сумела сохранить все работы мужа, которые в 1960-х передала Третьяковской галерее, а также выпустила книгу о нём, восторженном энтузиасте с безмерным талантом, революционере в искусстве и настоящем генераторе смелых идей. Удивительно, но Эль Лисицкий на родине менее известен, чем за рубежом. Может, пора узнать своих героев?

НАШИ ЛЮДИ

JWoww
Живопись

американская художница

JR (художник)
Живопись

это флайпостинг  больших черно-белых изображений в публичных местах, в манере освоения антропогенной среды граффити-художниками

Alva Noto
Живопись

сценическое имя звукового художника Карстена Николая , работающего в стилях экспериментальной электронной музыки , одного из основателей лейбла raster-noton

Яшке, Владимир Евгеньевич
Живопись

российский художник и поэт

Яшвиль, Наталья Григорьевна
Живопись

русская художница и общественная деятельница

Яхилевич, Михаил Фритиофович
Живопись

российский и израильский художник, дизайнер, художник сцены

Ясуи, Сотаро
Живопись

японский художник

Ясновский, Фёдор Иванович
Живопись

русский художник-пейзажист, мастер акварели

Советская школа дизайна

Современный дизайн интерьера многим обязан Лисицкому. Вернувшись в Россию, он хотел возглавить архитектурный факультет во — Высших художественных технических мастерских. В этом революционном учебном заведении преподавали главные мастера авангарда. Но архитектурный факультет был уже занят, и Лисицкому предложили должность главы деревоотделочного факультета, которую с 1925 по 1930 год и занимал художник.

Лисицкий возглавил кафедру проектирования мебели и художественного оборудования помещений и превратил не самый престижный деревоотделочный факультет в первую советскую школу дизайна. В 1930 году он представил на международной выставке проект советской квартиры. Ноу-хау этого проекта стала мебель-трансформер, позволявшая легко менять назначение комнаты, что было актуально для небольших советских жилплощадей.

Запатентованный Лисицким складной стул

Творчество Лисицкого

Творческий путь Л.Лисицкого (активная его деятельность протекала с 1917 по 1933 г.) не лишен сложных противоречий, незавершенных поисков, может быть даже парадоксальностей, но чрезвычайно сложна была и сама эпоха – время беспощадной борьбы классовых идей и идеологий в культуре и искусстве, когда совершалась решительная ломка отвергнутых историей общественных отношений.

Природа таланта не позволяла Лисицкому заниматься отвлеченной, последовательно языковой абстракцией. Поэтому позднее он сблизится с производственниками и конструктивистами, в 1925 г. вступит в Ассоциацию новых архитекторов (АСНОВА) и станет преподавать во Вхутемасе дисциплину «Проектирование мебели»; его дизайнерский дар проявится в оформлении советских павильонов на международных выставках («Пресса» в Кёльне, 1924; «Фильм и фото» в Штутгарте, 1929; выставка гигиены в Дрездене и выставка пушнины в Лейпциге, 1930).

Но это случится уже после того, как художник переживет свой самый деятельный период: будучи командирован в Берлин в 1921 г., до 1925-го он практически исполнял в Европе роль эмиссара нового советского искусства.

Пропагандируя советский авангард в стилевом единстве составляющих его концепций (супрематизм, конструктивизм, рационализм), Лисицкий встраивал его в западный контекст. Совместно с И. Г. Эренбур-гом он основал журнал «Вещь» (1922), с М. Штамом и Г. Шмидтом — журнал «АВС» (1925), с Г. Арпом издал книгу-монтаж «Кунстизм» (Цюрих, 1925), установил связи с журналом Ле Корбюзье «Эспри нуво» («Esprit nouveau»).

Он стал членом голландского архитектурного объединения «Стиль», участвовал в конкурсах и выставках. При этом продолжал много работать в рекламной и книжной графике (в Берлине в 1923 г. вышла, наверное, лучшая его книга — «Для голоса» В. В. Маяковского), в фотографии и плакате.

Биография

Лазарь Мордухович Лисицкий родился в семье ремесленника-предпринимателя, приписанного к долгиновским мещанам, Мордуха Залмановича (Марка Соломоновича) Лисицкого (1863—1948) и домохозяйки Сарры Лейбовны Лисицкой. Затем семья переехала в Витебск, где Лазарь посещал частную Школу рисования Юделя Пэна.

Окончил Александровское реальное училище в Смоленске (1909). Учился на архитектурном факультете Высшей политехнической школы в Дармштадте, во время учёбы подрабатывал каменщиком. В 1911—1912 гг. много путешествовал по Франции и Италии. В 1914 г. с отличием защитил диплом в Дармштадте, однако в связи с началом Первой мировой войны был вынужден спешно вернуться на родину (через Швейцарию, Италию и Балканы).

Чтобы заниматься профессиональной деятельностью в России, в 1915 г. поступил экстерном в Рижский политехнический институт, эвакуированный во время войны в Москву. В Москве в этот период жил на Большой Молчановке 28, квартира 18, и в Староконюшенном переулке 41, квартира 32. Окончил Институт 14 апреля 1918 года со званием инженер-архитектора. Диплом, выданный Лисицкому 30 мая того же года, до сих пор хранится в Госархиве России.

В 1916—1917 гг. работал ассистентом в архитектурном бюро Великовского, затем у Романа Клейна. С 1916 года участвовал в работе Еврейского общества поощрения художеств, в том числе в коллективных выставках общества в 1917 и 1918 годах в Москве и в 1920 году в Киеве. Тогда же, в 1917 году занялся иллюстрацией изданных на идише книг, в том числе современных еврейских авторов и произведений для детей. С использованием традиционной еврейской народной символики создал марку для киевского издательства «Идишер фолкс-фарлаг» (еврейское народное издательство), с которым он 22 апреля 1919 года подписал контракт на иллюстрацию 11 книг для детей.

В этот же период (1916) Лисицкий принял участие в этнографических поездках по ряду городов и местечек белорусского Поднепровья и Литвы с целью выявления и фиксации памятников еврейской старины; результатом этой поездки явились опубликованные им в 1923 году в Берлине репродукции росписей могилёвской синагоги на Школище и сопроводительная статья на идише « : » (Воспоминания о могилевской синагоге, журнал «Милгройм») — единственная теоретическая работа художника, посвящённая еврейскому декоративному искусству.

В 1918 году в Киеве Лисицкий стал одним из основателей «Култур-лиге» (идиш: лига культуры) — авангардного художественного и литературного объединения, ставившего своей целью создание нового еврейского национального искусства. В 1919 году по приглашению Марка Шагала переехал в Витебск, где преподавал в Народном художественном училище (1919—1920).

В 1917—1919 годах Эль Лисицкий посвятил себя иллюстрации произведений современной еврейской литературы и в особенности детской поэзии на идише, став одним из основателей авангардного стиля в еврейской книжной иллюстрации. В отличие от тяготевшего к традиционному еврейскому искусству Шагала, с 1920 года Лисицкий под влиянием Малевича обратился к супрематизму. Именно в таком ключе выполнены более поздние книжные иллюстрации начала 1920-х годов, например к книгам периода Проуна « » (см. фотографию, 1922), «Шифс-карта» (1922, см. фотографию), «–» (стихи Мани Лейба, 1918—1922), Равви (1922) и другим. Именно к берлинскому периоду Лисицкого относится его последняя активная работа в еврейской книжной графике (1922—1923). После возвращения в Советский Союз Лисицкий к книжной графике, в том числе еврейской, больше не обращался.

С 1920 года выступал под артистическим именем «Эль Лисицкий». Преподавал в московском ВХУТЕМАСе (1921) и ВХУТЕИНе (с 1926); в 1920 вступил в ГИНХУК.

Самые яркие работы Лисицкого

Работая в живописи, архитектуре, фотографии, дизайне, выдающийся представитель русского авангарда Лисицкий объединял общие мысли и тенденции под новым взглядом.

Трудно ассоциировать художника с определённым видом искусства, он автор многих знаковых работ, таких как:

  • Плакат «Бей клином» (1920);
  • Нереализованный проект «Пространственный небоскрёб» (1923-1925);
  • Фотоколлаж «Конструктор. Автопортрет» (1924);
  • Оформление советского павильона выставки «Пресса» в Германии (1929);
  • Плакат «Давайте больше танков» (1941).

и множество других картин, проунов, книжных обложек, иллюстраций, дизайнерских и архитектурных находок, которые говорят о широте, свободе и невероятной смелости творческих поисков художника-конструктора.

Выставочная архитектура

В 33 года Лисицкий изобрел выставочный дизайн и стал автором одной из первых инсталляций в искусстве XX века. Эту инсталляцию он создал в июле 1923 года для Большой Берлинской выставки. Она называлась Prounenraum, что можно перевести как «Комната проунов» или как «Пространство проунов». В кубическом помещении Лисицкий поместил на стены и на потолок объемные фанерные модели проунов.

Проун, 1919 — 1923

В 1926 году на Международной выставке живописи и скульптуры в Дрездене Эль Лисицкий создал «демонстрационное пространство» конструктивистского искусства. Для него было отведено маленькое помещение, поэтому архитектор придумал особенную конструкцию. Он поместил картины в специальные ниши, благодаря чему в пространстве уместилось в полтора раза больше работ, чем в других помещениях. Цвет стен менялся в зависимости от того, с какой точки на них смотрел зритель. Кроме того, в «демонстрационном пространстве» можно было открывать и закрывать работы, которые хотелось посмотреть. Так Лисицкий добился интерактивности.

В 1927-1928 годах Александр Дорнер, директор музея Ганновера, пригласил Лисицкого обустроить помещение для коллекции нового искусства. Он создал «Кабинет абстракций». У окон разместились два стола-витрины. Для скульптуры Лисицкий выделил зеркальный угол, чтобы ее можно было рассмотреть со всех сторон. Картинам он отвел в витринах ниши с жалюзи.

Пространство конструктивистского искусства, 1926

Об этой работе писал Вальтер Гропиус: «Уже в 1927 году доктор Дорнер совместно с гениальным конструктором Эль Лисицким создал в своем музее архитектонически совершенное пространство: Кабинет абстракций. Эта необыкновенная работа, имевшая столь большое значение для искусства нашего времени, была безвозвратно уничтожена нацистами».

Эскиз Кабинета абстрактного искусства, 1927

В 1935 – 1939 годах Лисицкий занимался оформлением Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, сделал несколько проектов павильонов и рекламных установок. До наших дней сохранилась спроектированная им вышка. Она выполняла роль рекламной конструкции Главконсерва и указывала на павильоны «Рыбное хозяйство» и «Прудовое хозяйство». Первоначально на вершине башни находились скульптурные композиции в виде карпов и скафандра, но в 50-е карпов заменили на осетра. Сейчас на ВДНХ остался только ажурный металлический каркас конструкции.

Переизобретение еврейского искусства

Для Лисицкого было важно его еврейское происхождение. Так, в 1911 году он приехал в немецкий город Вормс, чтобы увидеть синагогу XIII века — одну из старейших в Европе

После окончания учебы художник отправился в путешествие по белорусскому Поднепровью и Литве. Там он изучал памятники еврейского искусства и делал зарисовки надгробий со средневековых еврейских кладбищ.

В 1914 году началась Первая мировая война, и Лисицкий вернулся в Россию. Ему было 24. Вернувшись в Москву, он работал ассистентом у знаменитого архитектора Романа Клейна. Лисицкий участвовал в оформлении египетского зала в построенного Клейном Пушкинском музее.

После революции самым важным направлением работы Лисицкого стало еврейское искусство. Он вступил в организации, которые стремились модернизировать восточноевропейскую еврейскую общину, превратить ее из религиозной группы в современную нацию. Современный народ должен был иметь современное искусство — за его создание взялись Лисицкий и другие молодые художники.

Еще в 1915 году отменились правила, ограничивавшие издание в России книг на идише. Тогда Эль Лисицкий разработал новый для еврейской графики жанр — книжную иллюстрацию.

Весной 1917 года общество еврейской эстетики «Шамир» выпустило первую книгу на идише с иллюстрациями Лисицкого — «Праздная беседа» (Sikhes Khulin), или «Пражская легенда Мойше Бродерзона». Это произведение представляет собой первую попытку создать новую еврейскую книгу. Раньше еврейская традиция относилась к светской литературе как к сниженному жанру. «Пражскую легенду» же издали в виде средневекового свитка — раньше такой формат использовался только для священных текстов. Так Лисицкий хотел превратить светскую литературу в новую культурную ценность.

Обложка «Пражской легенды», 1917. Государственная Третьяковская галерея

Детство в Смоленске, юношество в Германии

Лазарь Маркович Лисицкий родился в 1890 году в Смоленской губернии. Его отец держал посудную лавку в Витебске, а еще знал европейские языки, переводил Гейне и Шекспира. В 1909 году Лисицкий пытался поступить в Петербургскую Академию Художеств, но по тогдашнему закону доля евреев в учебном заведении не могла превышать трех процентов, поэтому его не приняли.

Тогда художник уехал в Германию, в Дармштадт, учиться на архитектурном факультете Высшего политехнического института. Этот город был одним из наиболее значимых художественных центров немецкого модерна. Там находилась Дармштадтская колония художников, где работали великие архитекторы Анри ван де Вельде и Йозеф Мария Ольбрих.

Трибуна Ленина и горизонтальные небоскребы

Лисицкого можно назвать бумажным архитектором: известно лишь три его реализованных проекта. Вплоть до 1924 года он практически не занимался архитектурой, предпочитая живопись, графику и книжный дизайн.

Одна из первых архитектурных работ Лисицкого — «Трибуна Ленина» 1924 года. В ее основе лежит эскиз Ильи Чашника, выполненный в 1920 году в мастерской Лисицкого в Витебске. Изначально проект назывался «Трибуна оратора для общественных площадей», но, работая над эскизом Чашника, Лисицкий на место оратора вклеил фигуру Ленина, благодаря чему и появилось нынешнее название. Источником вдохновения для проекта послужили проуны.

Трибуна имеет механизм, поднимающий оратора и развертывающий над ним пропагандистские элементы. Верхняя плоскость днем используется для размещения лозунгов, ночью становится киноэкраном. Благодаря этому проекту Лисицкий в 34 года прославился как архитектор.

Трибуна Ленина. Из книги «Кунстизмы», составленной в 1925 году Эль Лисицким и Хансом Арпом Проун, 1924

В 1924 году Лисицкий изобрел для Москвы горизонтальные небоскребы, чья форма также берет начало в проунах. Согласно проекту, восемь одинаковых небоскребов должны были появиться на восьми площадях Бульварного кольца, над основными транспортными магистралями.

Он считал, что городу нужна новая архитектура: «Проектируют Московское Сити на Никольской, Варварке, Ильинке, соответственно лондонскому желудку мирового капитализма. На окраинах строят для рабочих “уютные поселки”и т.п. Где рождаются такие нелепые утопии? — В архивах», — говорил Лисицкий.

Коллаж. Проект первого горизонтального небоскреба для Никитских ворот

Он хотел превратить площади с горизонтальными небоскребами в центральные точки города, поместив в них министерства СССР. Небоскребы представляли собой вытянутые по горизонтали двух-трехэтажные корпуса, поднятые над землей на трех вертикальных опорах. Одна из этих опор напрямую соединялась со станцией метро, у двух других предполагалось разместить трамвайные остановки. Сам Лисицкий называл горизонтальные небоскребы «небесными утюгами». Влияние этого проекта прослеживается в работах многих западных архитекторов, например, .

Еще одно здание Лисицкого — типография газеты «Огонек» в 1-ом Самотечном переулке в Москве. Постройка появилась благодаря инициативе руководителя «Огонька», знаменитого журналиста Михаила Кольцова, который, как и Лисицкий, некоторое время работал в Германии и был с ним дружен. Планировка здания обнаруживает сходства с горизонтальными небоскребами. Авторство Лисицкого открылось только в 2000-х.

Типография журнала «Огонёк», 1932

С 1929 по 1932 год Лисицкий был главным архитектором Парка им. Горького и проектировал его административный корпус. Здание администрации перестраивалось из дореволюционного заводского комплекса. После того, как в 1932 году Лисицкий оставил должность главного архитектора, проект несколько изменился, но в основе все равно лежала его работа. Часть здания впоследствии превратили в кинотеатр «Великан» — это был один из первых московских звуковых кинотеатров. Возможность обустроить в здании кинотеатр на 975 мест заложил еще Лисицкий. Во время Великой Отечественной в постройку попала бомба, частично ее разрушив. Здание до сих пор стоит в полуразрушенном виде — левая и правая части работают, а посередине осталась воронка.

Здание администрации в 1930-е годы

Отъезд из отчего дома, Петербург, Дармштадт

В 1909 году Лазарь попытался поступить в художественную академию в Петербурге. Официальная версия отказа состоит в несоблюдении академических канонов в работе, представленной экзаменационной комиссии. Возможно, решающую роль сыграла национальная принадлежность поступающего – евреев принимали неохотно.

Как было принято в то время в среде молодых, отверженных родиной евреев, Лисицкий едет учиться в Германию. В городе Дармштадт действовал известный технический университет, архитектурный факультет которого в 1914 году с отличием окончил Лазарь Левицкий.

Во время обучения он, активный и любознательный, побывал во Франции и Италии, изучал искусство во всех его проявлениях. Именно в этот период у Лазаря созрел культ профессионализма и стали складываться художественные пристрастия.

Семья

  • Брат — Рувим Маркович Лисицкий (1895—1980), майор медицинской службы, участник Великой Отечественной войны, автор научных трудов по фармацевтике, многократно переиздававшегося и переведённого на иностранные языки учебника для фармацевтических школ и училищ «Медицинское товароведение: Инструменты, аппаратура, предметы ухода за больным, перевязочные материалы, очковая оптика, натуральные минеральные воды» (1939—1956), «Справочника по готовым лекарственным формам» (с соавторами, 1962), монографии «Хранение медикаментов» (с И. И. Левинштейном, 1940, 1954).
  • Жена — Софья Христиановна Лисицкая-Кюпперс (Sophie Lissitzky-Küppers, урождённая Шнайдер; 1891—1978), галеристка, искусствовед; первым браком была замужем за искусствоведом Паулем Эрихом Кюпперсом. В 1944 году как немка была с сыном выслана в Новосибирск

    Сын — Борис (Йен) Лазаревич Лисицкий (нем. Jen Lissitzky, род. 1930), кинооператор, фотокорреспондент газеты «Советская Сибирь».

    , где жила до конца жизни.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий