Биография Вячеслава Иванова

Сольная карьера

В 1997 году, начав сольную карьеру, Александр Иванов сразу же становится лауреатом премии «Золотой граммофон» за исполнение хита «Боже, какой пустяк». В этом же году музыкант выпускает первый сольник «Грешной души печаль» с треками «Ночь» и «Я постелю тебе под ноги небо», получившими всероссийскую известность.

Все хиты для нового альбома написал Сергей Трофимов, с которым бывший фронтмен «Рондо» познакомился еще в 1995 году. Сольная пластинка певца быстро заняла первые строчки музыкальных рейтингов и имела кассовый успех. Но между автором и исполнителем возникли коммерческие разногласия, после чего сотрудничество прекратилось.

Певец Александр Иванов

В 2000 году Александр издает альбом «Когда вырастут крылья», куда попадают еще один хит Трофимова «Моя неласковая Русь», песни Михаила Шелега «Мой светлый ангел», «Московская осень», «Невский проспект», «Над колокольнями», кавер-версия группы «Лотос» «Счастье на двоих».

В 2003 году вместе с музыкантами группы «Рондо» Александр записывает диск «Кода», который стал завершающим для коллектива. В 2005 году Иванов создает собственный звукозаписывающий лейбл A&I. Уже через год состоялась премьера диска «Пассажир», автором песен для которого стал Александр Дзюбин. В альбом вошли музыкальные композиции «Мечты», «Она блефует», «ПМЖ», «День рожденья», «Пятая авеню». Пластинка попала в сборник «Золотой коллекции» наряду с двумя DVD-записями живых концертов и видеоклипов певца.

В 2008 году Иванов выпускает диск «Неформат» с треками «Больше не встречу», «Круги на воде», «Москва», «Я верю огню», «Первый снег», «С Рождеством Христовым». В 2011 году свет увидел альбом «Это был я» с хитами «Дождь» и «Город ждет». Позднее появляются сборники «Пространство» и «Drive». В 2015 году состоялась премьера сингла «В облаках у водопада».

[править] Биография

Окончив Первую Московскую гимназию, продолжил обучение сперва на историко-филологическом факультете Московского университета (два курса), затем в Берлине, где, помимо филологии, много занимался историей под руководством Моммзена, а также философией. На мировоззрение Иванова наибольшее влияние оказали Ницше, Владимир Соловьёв, славянофилы, немецкие романтики (Новалис, Фридрих Гёльдерлин). Много путешествовал — начиная с объехал значительную часть Европы (жил некоторое время в Афинах, затем в Женеве), посетил Палестину, Египет. Жил преимущественно в Италии и России (окончательно переселился в Италию в 1924 году). В познакомился с Лидией Зиновьевой-Аннибал, поэтессой и переводчицей, спустя пять лет ставшей женой Иванова. Тогда же близким другом семьи Иванова становится М. М. Замятнина; она оказывала большую помощь поэту вплоть до своей смерти в .

Ранние сонеты Иванова, описывающие горную природу Ломбардии и Альп, созданы под сильным влиянием поэзии католического мистицизма. Первое выступление в печати Иванова-поэта относится к (большую помощь оказал тогда молодому поэту Владимир Соловьёв, с которым Иванов познакомился в ). В — Иванов знакомится с В. Я. Брюсовым, К. Д. Бальмонтом, Ю. К. Балтрушайтисом, Д. С. Мережковским и З. Н. Гиппиус, А. А. Блоком. В поэт поселился в Петербурге; его квартира в доме на углу Таврической и Тверской (дом 1) улиц («башня»), в которой по средам собирался кружок младосимволистов, была одним из идейных центров русского символизма, «творческой лабораторией» поэтов; в литературных «средах» Иванов видел проообраз «соборных» общин. Иванов сотрудничал в журналах «Весы», «Золотое руно», «Труды и дни», «Аполлон», «Новый Путь», руководил издательством «Оры»; участвовал в деятельности Петербургского религиозно-философского общества, публиковался в альманахе «Северные цветы», преподавал (1910—) историю древнегреческой литературы на Высших женских курсах. В сблизился с С. М. Городецким; эта дружба дала Иванову новые темы, и в 1907 году он выпустил сборник «Эрос» (Изд. «Оры», С.-Петербург).

Большим ударом для поэта стала скоропостижная смерть жены в 1907 году. После этого поэт глубоко ушёл в теософию и мистику. В женился на своей падчерице Вере Шварсалон, дочери Зиновьевой-Аннибал; от этого брака родился сын Дмитрий (—).

В 1907— — после того, как Иванов поддержал теорию «мистического анархизма» Георгия Чулкова — произошёл окончательный разрыв поэта со старшими символистами (впрочем, дружбу с Брюсовым Иванов сохранял вплоть до смерти «зачинателя» русского символизма). По возвращении из длительного путешествия по Италии (1912—1913) Иванов сблизился с литературным критиком М. О. Гершензоном, философом С. Н. Булгаковым, композитором А. Н. Скрябиным.

Активную культурно-педагогическую деятельность Иванов продолжал и после Октябрьской революции; в – жил в Баку, где был сперва профессором, а затем и ректором университета, работал в народном комиссариате просвещения Азербайджанской ССР. Последние годы жизни провёл в Италии, где занимался в основном переводами произведений античных и средневековых поэтов (Сапфо, Эсхила, Алкея, Петрарки и др.), лишь изредка публикуя новые произведения (цикл «Римские сонеты», 1924; поэма «Человек» (Из-во «Дом книги», Париж), 1939). Иванов жил в Италии уединённо, поддерживая общение лишь с некоторыми из русских эмигрантов (из старших — с Мережковскими, из младших — с И. Н. Голенищевым-Кутузовым).

Примечания

  1. ↑ Иванов Вячеслав Иванович // Большая советская энциклопедия:
  2. Е. Г. Эткинд. Там, внутри: о русской поэзии XX века. СПб: Максима, 1996. С. 149.
  3. Из письма С. А. Венгерову, конец 1904 г.
  4. Иванова называют одним из последних учеников Моммзена.
  5. Аверинцев С. С. «Скворешниц вольных гражданин…» Вячеслав Иванов: путь поэта между мирами. СПб., 2002. C. 21-22.
  6. Н. А. Бердяев. Мутные лики: типы религиозной мысли в России. М.: Канон, 2004. ISBN 9785883731593. С. 124-126.
  7. Мережковский Д. С. Как Розанов пил кровь // Речь. 1913. 20 ноября.
  8. Иванов Вяч. Собрание сочинений. Том II. Брюссель, 1971-79. С. 756.
  9. Волошин М. Автобиографическая проза. Дневники. М., 1991. С. 269.
  10. М. Волошин. Собрание сочинений. Том 2. М.: Эллис Лак, 2006. С. 435.
  11. Шруба М. Общество ревнителей художественного слова // Литературные объединения Москвы и Петербурга 1890-1917 годов: Словарь. — М: Новое литературное обозрение, 2004. — С. 157. — 448 с.
  12. Знакомые предполагали наличие у неё матримониальных планов в отношении хозяина квартиры. См.: Иванов В. И. Собрание сочинений. Брюссель, 1971. Т. 1. С. 140.
  13. А. А. Кобринский. Об одной несостоявшейся дуэли в XX веке: М. Кузмин и С. Шварсалон. // Проблемы литературы XX века. Архангельск, 2003.
  14. См. поэтический цикл «Стихи смутного времени», дек. 1917-февр. 1918.
  15. ↑ Мирский Д. С. Вячеслав Иванов // Мирский Д. С. История русской литературы с древнейших времен до 1925 года / Пер. с англ. Р. Зерновой. — London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. — С. 694—698.
  16. Из письма С. Л. Франку. См.: Минувшее. Atheneum, 1987. ISBN 9782906141049. C. 45.
  17. Котрелев Н. В. Вяч. Иванов — профессор Бакинского университета // Уч. зап. Тарт. ун-та. Тарту, 1968. Вып. 209. С. 326–339
  18. Опубликован в 1936 г. в журнале «Современные записки».
  19. Отправной точкой послужило апокрифическое послание пресвитера Иоанна к византийскому императору Мануилу (Joannis presbiteri Epistola, XII век).
  20. ↑ Вячеслав Иванов: материалы и исследования. М.: Наследие, 1996. С. 193.
  21. Последние строки сонета, законченного 14 июля 1949 г.
  22. Адекватность этого завершения авторскому замыслу В. Иванова подвергается сомнению.

Воссоединение

Теперь паре уже не нужно было скрываться, как они делали это раньше. Их постоянно замечали то в обнимку в аэропорту, то на свидании с жаркими поцелуями в кафе… При этом режиссер активно участвовал в жизни Полины, воспитывал ее, как и других своих детей. Малышка души не чаяла в отце, видимо потому что не очень часто его видела. «Она к нему очень привязана. В ее отношении — сочетание девичьего восторга и легкого испуга», — рассказала Светлана Иванова в интервью teleprogramma.pro.

После всех перипетий пара смогла впервые появится на публике вместе. Джаник Файзиев и Светлана Иванова под руку прошли по красной дорожке фестиваля «Кинотавр» и этим обозначили свои взаимоотношения. Вопросы стихли, и журналисты уже не спрашивали кто отец Полины. Все было понятно без слов.

Семейная жизнь

Реально Файзиев и Иванова живут вместе уже 5 лет. Режиссер ушел от своей жены еще после того знаменательного кинофестиваля. Главой семьи является Файзиев. Светлану это устраивает. Она признает, что совершенно не умеет руководить или организовывать какое-либо дело.

Иванова снялась в фильме «Вратарь галактики», где Файзиев выступил автором сценария, продюсером и режиссером-постановщиком одновременно.

Иванова рассказывает, что ранее, давая согласие на участие в фильме, она ориентировалась на сценарий, насколько он интересен. Затем убедилась, что никакой сюжет не спасет плохую режиссерскую работу. Кроме того, бывает трудно наладить контакт с хозяином съемочной площадки. Поэтому Светлана теперь всегда вначале добывает информацию о режиссере, а потом уже подписывает контракт. Ей хочется, чтобы ее талант использовали полностью, и она имела бы возможность развиваться, узнавать что-то новое.

Переезд в Москву

Вячеслав Иванов, 1910 год

С мая 1912 по август 1913 гг. чета Ивановых находилась на швейцарской ривьере, в Савойе и Италии. Во время пребывания в Риме на почве дискуссий о католичестве и православии Вячеслав Иванович близко сошёлся с Владимиром Эрном. С этого времени и до революции основное место в его творчестве занимает религиозно-философская публицистика, размышления о пути России в условиях мировой войны; статьи того времени собраны в книгах «Борозды и межи» (1916) и «Родное и вселенское» (1917).

После окончательного размежевания с Кузминым, Гумилёвым, Блоком и многими другими петербургскими знакомыми Иванов поселился осенью 1913 г. в Москве на Зубовском бульваре, 25. Он чувствовал себя своим в кругу мыслителей, печатавшихся в издательстве М. К. Морозовой «Путь» (М. О. Гершензон, С. Н. Булгаков, П. Флоренский). Занимался переводами Эсхила («Орестея»), Алкея, Сапфо, Петрарки.

На те же московские годы приходится сближение Иванова с композитором А. Н. Скрябиным. Увидев в его творчестве проявление своей излюбленной идеи мистериальности, Иванов стал его всюду пропагандировать. Вместе они думали над тем, как преодолеть разрыв между автором и его аудиторией; проявлением нового синтеза искусств на почве «внутренно обновлённого соборного сознания» должна была стать грандиозная «Мистерия», текстовую часть которой помогал составить Иванов.

На Февральскую революцию откликнулся республиканским гимном «Вперёд, народ свободный» (музыка Гречанинова). После Октябрьской революции, которую не принял, хотел выехать за границу для лечения открывшегося у жены туберкулёза, но в заграничном паспорте было отказано. Служил в театральном отделе Наркомпроса (председатель историко-театральной секции), преподавал в стихотворном отделе Пролеткульта. В 1920 году Иванов вновь овдовел. В том же году, когда «оба философа лежали в двух углах одной и той же больничной палаты, в самые страшные дни большевистской разрухи», между Ивановым и Гершензоном возникла переписка о судьбах культуры после революционного слома, опубликованная под названием «Переписка из двух углов».

Осенью 1920 г. перебрался в Баку, куда тянулись из столиц «профессора, не желавшие под разнообразными наименованиями дисциплин преподавать единоспасающий марксизм». В местном университете профессор Иванов возглавил кафедру классической филологии. В 1921 году на основе обсуждения ещё неполной рукописи его монографии «Дионис и прадионисийство» на коллегии университета ему присуждается ученая степень доктора филологии. До самого отъезда в Италию (сентябрь 1924 г.) Иванов вёл в Баку весьма насыщенную культурно-педагогическую деятельность.

Театральные роли Николая Иванова

Николай Иванов занимал ведущие позиции в репертуаре Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) ТЮЗа. За годы работы Николаем Ивановым было сыграно около 150 ролей, которые принесли ему всенародную славу и любовь публики: Доктор Дайзерт в спектакле «Эквус» Питера Шеффера; Дикой в «Грозе» Александра Островского; Александр Егорович Ванюшин в «Детях Ванюшина» Сергея Найденова; Летчик в «Маленьком принце» Антуана де Сент-Экзюпери; Василий Иванович в постановке «Отцы и дети» по Ивану Тургеневу; Джон Сильвер в «Острове сокровищ» по Роберту Стивенсону.

В спектакле «Борис Годунов» Александра Пушкина Николай Иванов исполнил роли Бориса Годунова и Самозванца, «Коньке-горбунке» Петра Ершова – Ивана и Рассказчика; в «Гамлете» Шекспира – Горацио; в постановке «После казни прошу…» Вольфа Долгого – Николая II.

Он также сыграл Васкова в спектакле «А зори здесь тихие…» по Борису Васильеву, Злодея в «Звездном талере» по мотивам сказок братьев Гримм; Джона Пендлетона в «Поллианне» Юрия Лоттина по повести Элинор Портер; Лаймена Фелта в спектакле «Вниз с горы» Артура Миллера.

В текущем репертуаре театра играл в спектаклях «Зимняя сказка», «Вино из одуванчиков, или Замри», «Маленькие трагедии», «Близкие друзья».

Николай Иванов занимался педагогической деятельностью, был председателем жюри «Брянцевского фестиваля» детских театральных коллективов и конкурса детского художественного творчества «Театр глазами детей».

Народный артист России (1992). Лауреат Государственной премии СССР (1979). Был награжден орденом Дружбы (2003).

Лауреат Российской национальной театральной премии «Арлекин» 2012 года в номинации «За великое служение театру для детей», сообщает РИА Новости.

Художественные установки

См. также: Аполлонизм и дионисийство

Научные работы Иванова посвящены религиозному мифу («Эллинская религия страдающего бога», 1904; «Религия Диониса», 1905; докторская диссертация «Дионис и прадионисийство», написана в 1921, опубликована в 1923 в Баку — вопросы эллинского культа Диониса и происхождения театра трагедии). Иванов читал в Париже (1903) курс лекций, посвященный религиозному культу Диониса. На мировоззрение Иванова наибольшее влияние оказали Ницше, Владимир Соловьёв, славянофилы, немецкие романтики (Новалис, Гёльдерлин).

Творческие идеалы Иванов ищет в прошлом (Античность, Средневековье, в особенности Византия, к искусству которой редко обращались поэты); там он находит «подлинный» символизм, «органическую» культуру, которую он противопоставляет культуре буржуазной, получившей отражение в творчестве старших символистов. Как теоретик младшей ветви символистов, Иванов нередко выступает с критикой декадентства и импрессионизма, присутствующих в поэзии старших символистов. По Иванову, задача символистов — уход от «индивидуального», интимного в искусстве, создание народного, синтетического искусства, которое отступит от иллюзий, ознаменует объективные реальности. Поэт не должен стремиться к уединению, он обязан стать «голосом народа». Иванов отвергает «парнасский» принцип искусства для искусства и переходит к искусству религиозному, реалистическому (в противовес идеалистическому) символизму. В лирике метафору как основной поэтический приём должен заменить религиозный миф, который является высшей реальностью человеческого духа; в обеспечении этой замены и состоит, согласно Иванову, подлинная задача поэта-символиста.

Основные темы поэзии Иванова, его религиозного «мифа» — смерть и последующее возрождение, отчаяние и следующая за ним надежда; темы воскресения, прославления жертвенного страдания отличают творчество Иванова от творчества старших символистов, в котором важное место имела тема безысходности; в основе поэзии Иванова лежит жизнеутверждающее, оптимистическое начало. Иванов не разделяет пессимизм старших символистов и видит в будущем образование «слепительного», «всерадостного» Да

Декадентские темы одиночества, отчаяния отходят на второй план; их место в творчестве Иванова занимают темы торжества соборности, богоискания, богоявления, мистической любви, одолевающей смерть.

В отличие от импрессионистской поэзии старших символистов, поэзия Иванова основана на гармонии, единстве, целостности. Иванов пытается найти собственно-символистские средства выражения. Так, лирика нередко становится эпизированной, драматизированной, иногда превращаясь в монолог или драматическую сцену. Отражение субъективной, индивидуальной точки зрения не характерно для поэзии Иванова. Чаще встречается изложение от третьего лица или от имени некоего коллектива («мы»); иногда мы видим обращение одного коллектива к другому (поэтам, верующим, пророкам, всему человечеству). Многие стихи Иванова сродни одам, дифирамбам и словно созданы для ритуальных действ, торжественной декламации; холодная поэзия Иванова богата анахронизмами, изысканными, отточенными фразами. Последние делятся на несколько сложноподчинённых частей и богаты неординарными инверсиями.

Поэзия Иванова статична, предметна, величава, не напевна, динамизм чужд её «богослужебной» застылости; в стихах почти отсутствуют глаголы (часто сказуемые выражаются существительными и др.). Из стихотворных размеров Иванов предпочитает ямб и хорей. Пейзажи Иванова обычно бездвижны, описывают неживую природу — груды камней, расплавы металлов, грани кристаллов («жемчужный час», «алмазный дождь», «блестящих отсветов недвижные столпы», «медная грудь моря» и т. п.).

Детство и юность

Артем родился 17 марта 1983 года в городе Лисичанске, находящемся на западе Луганской области Украины. Он рос в музыкальной семье: его отец был профессиональным рок-барабанщиком, а мама пела в народной хоровой капелле. У Иванова есть также сестра, которая после окончания консерватории строит музыкальную карьеру.

В детские годы Артем не мечтал о музыке, он хорошо рисовал, увлекался футболом и играл в местной команде. Иванов был младше всех футболистов, но это не мешало ему быть центральным нападающим. Вместе с командой он ездил на соревнования и даже получил статус чемпиона по набиванию мяча.

Все это время отец пытался его приобщить к музыке и даже показывал, как играть на барабане, но тогда мальчик не проявлял к этому интерес. Однажды Артему все надоело, и он сказал отцу, что никогда в жизни не пойдет по его стопам. Однако, вскоре случилась трагедия, которая изменила его жизнь. Когда Иванову было 14 лет, его отец ушел из жизни. Вскоре юноша бросил футбола, а спустя время взял в руки барабанные палочки отца и тогда его озарило, что это и есть его будущее.

Но чтобы стать крутым барабанщиком, Артему пришлось настолько много заниматься, что он не помнил, когда отдыхал спал. Профессиональных преподавателей у юноши не было, он просто слушал свои любимые группы, а если удавалось, шел к друзьям и смотрел выступления по видео. Маме все это не нравилось, ведь сын почти не уделял внимания учебе. Вскоре юноша решил развивать музыкальную карьеру; он переехал в Киев и начал зарабатывать выступлениями.

Гуманитарная точность

Иванов постоянно интересовался связью лингвистики с другими науками, особенно с естественными. В 1970–1980-х годах он принял активное участие в экспериментах, проводившихся в контакте с нейрофизиологами, по локализации семантических операций в различных участках мозга. Он видел свою задачу в том, чтобы создать единую картину знания, чтобы, как он говорил, «гуманитарные науки не были такими изгоями на фоне тех процветающих наук, которые пользуются точными методами». Поэтому не случаен его интерес к личности крупных ученых-естественников, которым он посвящает отдельные очерки: к геологу Владимиру Вернадскому, радиоинженеру Акселю Бергу, астрофизику Иосифу Шкловскому, кибернетику Михаилу Цетлину.

Не случайно Вячеслав Всеволодович усматривал сходство лингвистики и математики, подчеркивая математическую строгость фонетических законов и близость законов функционирования языка и естественнонаучных законов.

Лингвистические интересы Иванова были чрезвычайно разнообразны. Это общие проблемы генеалогической классификации языков мира и индоевропеистика, славянское языкознание и древние языки вымерших народов Средиземноморья в их отношении к северокавказским языкам, языки аборигенов Сибири и Дальнего Востока, алеутский язык, бамилеке и некоторые другие языки Африки. Сам о себе он говорил: «Я совсем не полиглот, хотя говорю на всех европейских языках. Читать могу на ста. Но это не так сложно».

Но он не только изучал языки. В его послужном списке — десятки переводов стихотворений, рассказов, публицистических статей и научных трудов с различных языков мира.

 Сам о себе он говорил: «Я совсем не полиглот, хотя говорю на всех европейских языках. Читать могу на ста. Но это не так сложно». Но Иванов не только изучал языки. В его послужном списке — десятки переводов стихотворений, рассказов, публицистических статей и научных трудов с различных языков мира

В течение более чем полувека, начиная с 1954 года, Иванов систематически подводит итоги современного состояния лингвистической компаративистики в форме обновленного варианта генеалогической классификации языков мира. Начиная с 1970-х годов в эту схему включается родство ностратического уровня, а с 1980-х — родство дене-кавказское. И каждый раз оказывается, что мы находимся все ближе и ближе к доказательству гипотезы о моногенезе языков человечества, то есть о происхождении их из единого источника, поскольку обнаруживаются всё новые связи между языковыми семьями.

С 1989 года до последнего времени Вячеслав Всеволодович был директором Института мировой культуры МГУ. С 1992 года — профессором кафедры славянских языков и литературы Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. С 2003-го — директором Русской антропологической школы при РГГУ. Вячеслав Всеволодович — академик РАН, член Американской академии наук и искусств.

Последние годы Вячеслав Всеволодович тяжело переживал проблемы российской науки. В одном из своих последних выступлений он сказал: «Я с удивлением последнее время читаю разного рода нападки на нашу науку и на ее современное положение. Поверьте мне, я больше года ежедневно читаю то, что на эту тему пишут в интернете в серьезных сообщениях и в научной прессе. И основное все-таки — это обсуждение работ наших ученых, которые пользуются всемирной славой и признанием где угодно, но не в нашей стране… Но я уверен, что не недостаток денег, которые даются на науку, хотя это, конечно, имеет место, не какие-то мелкие неприятности вроде не той формы экзамена, а гораздо более существенная вещь имеет место: наука, литература, искусство, культура в нашей стране перестали быть главным, чем нужно гордиться. Мне кажется, что задача, которую частично пыталось выполнить мое поколение, заключалась в том, что мы хотели добиться изменения этой ситуации, и в какой-то степени, может быть, некоторые из нас добились».

Седьмого октября Вячеслава Всеволодовича не стало.

Заслуги, достижения

Помимо орденов, настоящей заслугой Иванова стало общественное признание. Сергей достиг больших результатов на протяжении короткого периода времени, на пике карьеры имел четкую гражданскую позицию, личное мнение и понимание свободы слова. Хочется отметить занимаемые им должности главы Министерства обороны и зампреда Правительства.


Сергей Иванов в военной форме

Среди многочисленных наград и орденов знаковыми считаются:

  • Награды за заслуги перед отечеством всех 4-ех степеней. Ордены получены благодаря честному труду, самоотдаче и добросовестности;
  • Почетные ордена Александра Невского, Дружбы, Красной Звезды, за военные заслуги и за личное мужество;
  • Медаль Данка;
  • Орден имени Ахмата Кадырова;
  • Почетные грамоты и благодарности за заслуги по развитию Содружества Независимых Государств;
  • Лауреат номинации «Россиянин года».
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий