Биография Владимира Арсеньева

Елена Арсеньева сейчас

В 2020 году прозаик подарила поклонникам детективный триллер «Любовь колдуна» о заговоре оккультистов, намеревавшихся убить Сталина, и любовный роман «Нечаянная свадьба».


Писательница Елена Арсеньева / Peoples.ru

Весной 2019-го Арсеньева порадовала читателей детективными романами «Личный оборотень королевы» и «Магический перстень Веры Холодной». Оба наполнены мистикой, фантастическими событиями и любовными приключениями. Писательница снова подтвердила, что она мастер увлекательных сюжетов и неожиданных поворотов, поэтому ее книги читаются на одном дыхании, не позволяя оторваться и держа в напряжении до последней страницы.

Сейчас популярный автор трудится над новым романом, название которого держит в секрете.

Книги

Первая публикация для Елены Арсеньевой (такой псевдоним литератор взяла в честь отца) оказалась «комом»: новелла «Не жена», появившаяся на страницах «Дальнего Востока», подверглась уничижительной критике в газете «Литературная Россия», где автор разместил обзор творчества молодых сибирских писателей. К счастью, Арсеньева не оставила писательство и отнеслась к жесткой рецензии философски.

Писательница Елена Арсеньева

В 1984 году Елена подарила читателям сборник рассказов «Последний снег апреля», который в издательстве встретили благосклонно и решили напечатать.

Первые литературные опыты Арсеньевой сделаны в документалистике. Но, отдав дань реализму, молодой прозаик окунулась в мир фантастики, сказок и фольклора. Ее повести «Голубой кедр» и «Созвездие видений» населены людьми и сказочными персонажами, говорящими цветами и травами, добрыми волшебницами и злыми колдунами.

Елена Арсеньева и ее книги

1989-й стал знаковым годом в жизни Елены Арсеньевой: сибирячке вручили членский билет Союза писателей России. Она стала активной участницей деятельности Всесоюзного объединения молодых писателей-фантастов, образованного при издательстве «Молодая гвардия». Арсеньева побывала на международных съездах фантастов в Европе.

В конце 1990-х литератор сделала крутой поворот, переключившись из фантастики на детективы. Затем появились исторические и любовные романы. Книги Елены Арсеньевой — постоянного автора издательства «ЭКСМО» — пользуются успехом. В 2000-х библиография пополнилась серией «Русская семейная сага». Поклонники прозаика с радостью встретили романы цикла «Сага о семье Русановых» «Год длиною в жизнь», «Зима в раю» и «Последнее лето».

Путешественник-офицер

Владимир Арсеньев родился 10 сентября 1872 года в Петербурге. Его отец Клавдий Арсеньев был выходцем из тверских крепостных, дослужился до заведующего движением Московской окружной железной дороги, был удостоен почетного звания потомственного гражданина Санкт-Петербурга.

Все десять детей Арсеньевых зачитывались романами Жюля Верна, восхищались первооткрывателями Николаем Пржевальским, Геннадием Невельским, Петром Семеновым-Тян-Шанским, Николаем Миклухо-Маклаем. Дядя с материнской стороны, Иоиль Кашлачев, был страстным любителем природы. Именно с ним Владимир Арсеньев ездил в первые экспедиции по реке Тосне под Петербургом.

По примеру своих вдохновителей — путешественников-офицеров Пржевальского и Невельского, Арсеньев избрал военную карьеру. В 1891 году он поступил в 145-й Новочеркасский пехотный полк, а два года спустя — в Петербургское пехотное юнкерское училище. В 1896-м Владимира Арсеньева — уже в чине подпоручика — направили служить в 14-й Олонецкий пехотный полк, расквартированный в польском городе Ломжа.


Владимир Арсеньев. Фотография: kmslib.ru


Владимир Арсеньев. Фотография: geodezist.info


Владимир Арсеньев. Фотография: kraeved.info

В 1900 году Арсеньев подал прошение о переводе на почти не изученный в то время Дальний Восток, и его перевели в 1-й Владивостокский крепостной пехотный полк. В следующие годы офицер-путешественник ходил в короткие экспедиции по Дальнему Востоку, в 1900–1905 годах он обследовал весь юг Приморья. Уже тогда Арсеньев не только наносил на карту то, что полагалось по заданию военного начальства, но и описывал флору и фауну, археологические находки и этнографические особенности местности.

Во время Русско-японской войны 1904–1905 годов Арсеньев участвовал в разведывательных операциях, был награжден орденами Святой Анны 3-й и 4-й степени и Святого Станислава 3-й и 2-й степени.

Память

  • Именем Арсеньева назван город на Дальнем Востоке, ледник на северном склоне Авачинской сопки.
  • В Приморском крае в память об Арсеньеве названа река Арсеньевка (бывшая Даубихе)
  • Его именем названа центральная улица посёлка Кавалерово (Приморский край).
  • Дом Владимира Арсеньева во Владивостоке сейчас является музеем, открытым для публичного посещения.
  • В 1990 году имя Владимира Клавдиевича Арсеньева было присвоено пассажирскому теплоходу — флагману Амурского речного пароходства.
  • В честь Арсеньева назван представитель бокоплавов, обитающий в источниках долины реки Хор, — Crangonyx arsenjevi.
  • В память об Арсеньеве названы род травянистых растений Арсеньевия (Arsenjevia Starod.) из семейства Лютиковые, включающий пять видов, и один из видов мятлика — Мятлик Арсеньева (Poa arsenjevii Prob.), найденный в 1984 году в верховьях ключа Белого (бассейн реки Рудной) возле посёлка Краснореченский Дальнегорского района.

Взаимная, но сложная любовь

 – Почему история  о второй жене Арсеньева Маргарите находит отклик в сердцах людей?

 –  Есть версия, что она стала прототипом героини известного романа Булгакова «Мастер и Маргарита» говорили, что писатель был знаком с женщиной и писал с неё образ. Действительно, будучи в Москве, Маргарита вращалась в кругах творческой интеллигенции. Известно, а для внимательного читателя даже очевидно, что не только имя, черты образа героини, но и многие коллизии романа Булгакова уходят корнями в трагедию Гёте «Фауст».  Второе, о судьбе Маргариты узнали в 90-е годы, когда открывалась правда о репрессированных. С этим связаны судьбы многих семей в нашей стране. Маргарита заслуживает восхищения тем, что смогла даже защитить себя на первом процессе. Но, думаю, главное, что влечёт в этой истории – взаимная, но сложная любовь. К моменту сватовства за плечами у Арсеньева был неудачный первый брак, ему, человеку немолодому, было крайне сложно решиться на такой ответственный шаг. Маргарита на 20 лет моложе, на дворе стоял 1919 год, и никто не знал, что будет завтра.

 – Вторая жена исследователя не была идеалом домохозяйки патриархальной семьи.

 – Действительно, Маргарита –  женский тип, относящийся к рубежу веков, точнее к эпохе Серебряного века, тип русской женщины, стремящейся получить образование (Маргарита хотела стать юристом). Активная, работающая, реализующая себя. И она была очень умной и тонко понимающей, за кого она вышла замуж. После смерти Владимира Клавдиевича она написала: «Дальний Восток найдет, может быть, в будущем исследователей не менее талантливых и более ученых, но вряд ли найдется человек, который так полюбил бы Дальний Восток, как любил его Володя».

– И вдохновляла его на новые литературные труды.

Надо сказать, что многие путешественники того времени писали книги, но Арсеньев создавал нечто особенное, и Маргарита это понимала. Она стала первым читателем и редактором его работ. Благодаря её усилиям произведения Владимира Клавдиевича были напечатаны за рубежом. Маргарита не осталась после первого ареста в Москве у родных, которые очень просили её об этом, вернулась во Владивосток продолжать работу над подготовкой к печати его работ: второй части книги «В горах Сихотэ-Алиня», «Страны Удэхе» и др. Это стоило ей жизни: ее арестовали вновь и расстреляли.

 – Что можно сказать о неофициальном Арсеньеве?

 – Он был человеком скрытным. В нашем Географическом обществе хранится телеграмма Арсеньева, адресованная Маргарите, посланная из Японии в ноябре 1927 г. Там слово и цифра – прибываю 15. И все. Частная жизнь Владимира Арсеньева всегда оставалась закрытой от посторонних.

– Бывали так, что Рождество его заставало в пути?

 – Однажды собираясь в экспедицию перед праздником, он взял с собой лишним грузом ёлочные игрушки и подарки для всех спутников отряда. В глухой тайге нарядили елку, подарки, раздали подарки и подняли тост за светлый праздник. Этот эпизод Арсеньевым описан в одной из книг книге «Дерсу Узала», даже глава называется «Рождественские праздники»: «В глухом лесу, вдали от людей росла небольшая ёлка. Вдруг пришли люди, украсили её и осветили огнями». Правда, в 20-е годы советская цензура писателя не пощадила, вырезав безобидную сцену рождества в тайге.

Детство и юность

Владимир Клавдиевич Арсеньев родился 10 сентября (29 августа по юлианскому календарю) 1872 года в Санкт-Петербурге, столице Российской империи. Он второй ребенок в семье мещанина Клавдия Федоровича и дочери бывшего крепостного крестьянина Руфины Егоровны (в девичестве Кашлачевой).

Путешественник Владимир Арсеньев в молодости

Клавдий Арсеньев владел небольшой библиотекой, и его сыновья с детства знакомились с творчеством Ивана Тургенева, Николая Гоголя, Льва Толстого и других классиков. Владимира Арсеньева, впрочем, больше интересовали приключенческие романы. Он поглощал книги Жюля Верна, Томаса Майна Рида, Эжена Сю. Затем заинтересовался научной литературой и биографиями, например, Чарльза Дарвина и Николая Пржевальского.

Тяга к путешествиям во Владимире Арсеньеве проснулась благодаря дяде — натуралисту-любителю Иоилю Егоровичу Кашлачеву. Он брал племянника на рыбалку и в походы, сплавлялся с ним по притокам Невы. Буйство природы притягивало будущего покорителя Уссурийского края.

Третий «юбилейный» выход в тайгу капитана Арсеньева

Экспедиция 1908 года снаряжалась Приамурским отделом Русского Географического Общества как юбилейная. В 1908 году исполнялось 50 лет со дня заключения Айгунского договора, по которому Россия получила все левобережье Амура. В 1910-м — 50 лет со дня подписания Пекинского трактата и передачи России Южно-Уссурийского края.

Третья экспедиция финансировалась куда более щедро, чем предыдущие. Отдел Общества выделил на научные исследования 2 тысячи рублей. Еще 3 тысячи отпустил генерал-губернатор. Планировалось заранее подготовить питательные базы на маршруте экспедиции. Однако «организационные неурядицы» снова осложнили работу: реки вскрылись ото льда, и время было упущено. Отряд штабс-капитана Т. А. Николаева, отправленный из Владивостока в ИмператорскуюНыне Советскую гавань для организации питательных баз, не имел точных карт и поэтому не справился с задачей.

Капитан В. К. Арсеньев ведет отряд сибирских стрелков и уссурийских казаков. Кадр из х/ф «Дерсу Узала», 1975 г.

Арсеньев знал о возникших трудностях, и тем не менее в конце июня 1908 г. выступил в тайгу и двинулся к перевалу. В следующем году ассигнования могли вообще не дать, и тогда работа всей жизни осталась бы неоконченной.

Состав третьей экспедиции:

  • ботаник Н. А. Десулави;
  • географы С. Ф. Гусев и И. А. Дзюль;
  • казаки Крылов и Димов.

Во время похода 1908 г. отряд Арсеньева оказался в очень тяжелой ситуации и все участники экспедиции едва не погибли от голода в Уссурийской тайге. Вначале обнаружилось, что карта 1888 года выпуска, которой пользовался Арсеньев, совершенно неправильно показывала направление горных хребтов, течение рек и положение водоразделов. Целый месяц ушел на то, чтобы достичь перевала. 3 августа отряд вышел к реке, текущей на восток к морю. Повалили подходящее дерево и начали долбить из него лодку. Через 5 дней лодка была готова, но одновременно закончились последние запасы чумизыЗерновая культура, из которой делают муку и крупу. На второй день плавания лодка разбилась о камни. С ней погибло все имущество: оружие и инструменты. В течение 20 дней люди питались только ягодами и листьями. Пришлось убить и съесть собаку Арсеньева — Альпу. Добавим тридцатиградусную жару и тучи таежного гнуса. 27 августа отряд Николаева нашел в тайге исхудавших от голода полуживых участников экспедиции. В январе 1910 г. команда Арсеньева возвратилась в Хабаровск.

Во время третьей экспедиции в своей северной части хребет Сихотэ-Алинь был пройден в 7 местах. На всем пути, длинной в несколько тысяч километров, велась маршрутная съемка. Астрономическое определение 33 пунктов позволило исправить географическую карту области. Была измерена высота горных хребтов и перевалов. Собран богатейший геологический, ботанический и этнографический материал. Описаны памятники, оставленные древнейшими племенами, произведены раскопки старинных укреплений и двух стоянок каменного века, найдены каменные топоры, копья, стрелы, скребки, кухонная утварь.

Найденные коллекции доставлены в Академию наук и этнографический отдел Русского музея в Петербурге, в Румянцевский музей в Москве, в музей Казанского университета и в Хабаровский краевой музей. Составлены орочский и удэхейский словари.

Первая экспедиции на Сихотэ-Алинский хребет 1906 года имела военно-оборонительное значение

Русско-японская война закончилась для России поражением и потерей больших территорий. Опасались, что победившая Япония попытается захватить весь Дальний Восток. Поэтому Приамурское генерал-губернаторство озаботилось укреплением границ Уссурийского края. Необходимо было досконально исследователь линию побережья и установить места, где противник мог незаметно высадить десант.

Приамурский генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер приказал председателю Приамурского отдела Русского географического общества С. Н. Ванкову организовать экспедицию в горную область Сихотэ-Алинь для сбора необходимых сведений. Начальником экспедиции назначили штабс-капитана Арсеньева— к тому времени уже опытного таежника. В декабре 1905 г. его перевели из Владивостока в Хабаровск в штаб Приамурского военного округа.

Здание Приамурского военного округа, в котором работал Арсеньев Владимир Клавдиевич

Помощниками Арсеньева были поручик Гранатман и инженер-прапорщик А. И. Мерзляков. Рядовые участники были отобраны среди уссурийских казаков и солдат 6-й и 8-й Восточно-Сибирских стрелковых дивизий. В качестве ботаникаФлориста — специалиста по флоре в экспедицию был включен уже упомянутый Пальчевский, а также начальник штаба Приамурского военного округа генерал-лейтенант П. К. Рутковский. Всего около 20 человек.

Арсеньев Владимир Клавдиевич лично готовил экспедицию, сам отбирал снаряжение, инструменты, продумывал способы упаковки продовольствия. Например, решено было полностью отказаться от сухарей. Они были незаменимым продуктом в степях Центральной Азии, но во влажном приморском климате быстро сырели, плесневели и портились. Вместо сухарей он взял муку в двойных мешках. После первого дождя в мешке образовывалась тестообразная корка, которая защищала муку от дальнейшего воздействия сырости.

Экспедиция стартовала в мае 1906 г. Вначале отряд выехал из Хабаровска по Уссурийской железной дороге до села ШмаковкаСело в Приморском крае в 40 км восточнее озера Ханка. Из Шмаковки на лошадях двинулись вверх по течению Уссури, пока не достигли села Кокшаровки. Дальше двигались вдоль русла реки Фудзин. К середине июля путешественники достигли подножья Сихотэ-Алиня. Перевалив через горный хребет, отряд вышел на побережье Японского моря в заливе Ольги. Почти месяц отряд ждал судна, которое должно было привезти необходимое для продолжения экспедиции снаряжение.

Затем Арсеньев начал обследовать прибрежный район к северу до бухты Терней. Он изучил бассейны рек Тютихэ, Синанцы, Санхобэ, Тадушу несколько раз переходил водоразделЛиния на земной поверхности, разграничивающая сток атмосферных осадков по противоположным склонам. Обычно водоразделы проходят по вершинам горных хребтов, открывая новые перевалыПеревал — пониженный участок, через который удобнее пересечь горный хребет через Сихотэ-Алинь. В обратный путь экспедиция выступила глубокой осенью. И только в середине ноября по железной дороге путники вернулись в Хабаровск.

Экспедиция 1906 г. на Сихотэ-Алинь имела не только научные, но и военно-оборонительные цели. Арсеньев вносил в свой путевой дневник сведения о:

  • дорогах и их проходимости для различных вооружений и в различных погодных условиях;
  • реках, их пригодности для переправы войск;
  • местах на побережье, удобных для высадки десанта противника.

Арсеньев Владимир Клавдиевич и нанаец Дерсу из рода Узала

Проводником в той экспедиции был верхнеуссурийский гольд Устаревшее название нанайца Дерсу Узала. Арсеньев впервые встретился с опытным охотником и следопытом в горах Да-Дянь-ШаняГорный хребет на юге Приморского края, один из дальних отрогов Сихотэ-Алиня в 1902 году, и с тех пор у них сложились теплые дружеские отношения.

Капитан Арсеньев и гольд-проводник Дерсу Узала во время первой экспедиции. Кадр из худ/фильма «Дерсу Узала», 1975 г. В роли В. К. Арсеньева Юрий Соломин

Экспедиция 1906 года длилась 190 суток. За это время небольшой отряд Арсеньева девять раз перешел Сихотэ-Алиньский хребет. Экспедиция собрала богатейшие коллекции образцов горных пород, мелких животных и растений для гербариев, обнаружила многочисленные памятники старины. Позже они стали экспонатами музеев Петрограда, Москвы, Владивостока и Хабаровска.

«Революция для всех, а значит – и для меня»

После Октябрьской революции Арсеньев не сбежал в Харбин или Японию и не сделался злопыхателем пролетарской власти, подобно многим белоэмигрантам. При социализме знания и талант таких людей, как Арсеньев, вышли на новый уровень востребованности. Неутомимый исследователь продолжал деятельность на самых разных должностях в качестве дальневосточного краеведа.

Арсеньев принимал активное участие в работе советских переселенческих органов. Его новые экспедиции в Уссурийску тайгу санкционировались Переселенческим Управлением, в штате которого он состоял с 1911 года.

В эпоху нэпа Арсеньев работал в Управлении рыбными и морскими промыслами, заведовал морскими звериными промыслами в водах Дальнего Востока. Позже стал основателем «АКО» – «Акционерного Камчатского Общества».

На заседаниях советского правительства и в письменных работах Владимир Клавдиевич:

  • Призывал запретить сдавать в аренду американским и японским промышленникам советские тихоокеанские острова.
  • Выступал за создание на Дальнем Востоке первых природных заповедников.
  • Занимался восстановлением рыбных и звериных промыслов на Командорских островах.
  • С 1918 по 1926 год Арсеньев ездил на Камчатку, подымался на Авачинскую сопку и даже спускался в жерло кратера.
  • В 1927 году совершил последний крупный переход по маршруту Советская Гавань – Хабаровск. Переход описан в книге «Сквозь тайгу» (1930 г.). Целью этой экспедиции было выяснение колонизационного фонда, а также возможности железнодорожного строительства в этой части края. В пути начальник экспедиции отметил свое 55-летие.

Экспедиция 1927 года была последней, в которой участвовал стареющий Арсеньев, и первой крупной советской экспедицией на Дальнем Востоке. После него в тайгу пошли исследователи-разведчики первой сталинской пятилетки, многие из которых были учениками Арсеньева.

Несмотря на огромные заслуги Арсеньева перед отечественной наукой и сугубо краеведческую деятельность, его, как и всех «бывших», поставили на спецучет, подозревали в шпионаже в пользу Японии. Арсеньев обязан был регулярно являться на допросы во владивостокскую комендатуру ОГПУ. В 1924 г. постановлением особой комиссии Арсеньев снят с учета.

Осенью 1925-го Арсеньева вновь назначили директором Хабаровского краевого музея и одновременно Ученым секретарем Кабинета народного хозяйства при Дальплане. Он был председателем Бюро по подготовке Первой конференции по изучению производительных сил Дальнего Востока, состоявшейся в 1925 г. Выступал на этой конференции с докладами.

В 1926-м Дальневосточный Государственный университет во Владивостоке (до 1920 г. Восточный институт, с 2008-го Дальневосточный федеральный университет) пригласил Арсеньева руководить кафедрой этнографии на педагогическом факультете. Владимир Клавдиевич читал лекции по коренным народностям Дальнего Востока. В своих экспедициях он близко познакомился с жизнью орочей, удэхейцев, гольдов, гиляков, тунгусов, а позднее и аборигенов Камчатки. Серьезному исследователю чужды праздное любопытство и высокомерие. По выражению самого Арсеньева, «занимаясь измерением живых людей», он вдумчиво приглядывался к жизни малых народов, терпеливо выяснял сложные отношения между родами, изучал бесписьменные языки и сложившиеся веками обычаи.

Его внимание привлекали все явления материальной и духовной жизни изучаемого этноса — производственное хозяйство и домашний быт, торговые связи и правовые нормы, религиозно-мистические представления и орнаментальное искусство. Лучшей этнографической работой Арсеньева по праву признается научно-популярный очерк «Лесные люди — удэхейцы»

По сути это краткое изложение — двухтомной монографии «Страна Удэхе». Арсеньев работал над ней 25 лет, но опубликован сей научный труд уже после смерти автора.

С какой теплотой вспоминал он братьев-орочей Ивана и Тимофея Бизанка, спасавших команду парохода «Владивосток»! Как глубоко человечен в его изображении Дерсу Узала! Хорошее отношение русского капитана находило взаимность. Неслучайно у него было так много друзей-проводников среди детей тайги.

Арсеньев прекрасно понимал никчемность «заботы» царского правительства о туземцах. Призывая организовать регулярную медицинскую помощь малым народам Дальнего Востока, он с горечью восклицал:

До 1930 г. Арсеньев исполнял обязанности начальника бюро экономических изысканий новых железнодорожных магистралей. Руководил четырьмя экспедициями в районы предполагаемого строительства железнодорожных линий.

Золотая баба

– Вы читаете исторический цикл лекций «Объяснения»…

– Это задумка директора центральной библиотечной системы Владивостока Сергея Соловьёва. Пока наметили 16 бесед, часть повторяем. Темы разные. Про клады Владивостока и его окрестностей, про тех же хунхузов, тигров…

Таким Владивосток был при Арсеньеве. Фото: архив музея им. В. Арсеньева / Елена Жукова

– Клады – актуальная для Приморья тема?

– Скользкая: клады искать у нас запрещено. Разве что случайно найдёшь на своём огороде, тогда – твоя собственность, после государственной экспертизы. У нас их меньше, чем в центральной России, но есть. Находили довольно много. Сам наблюдал, ещё студентом. Шёл утром на занятия в университет, старое здание на Светланской начали долбить экскаватором. Посыпались старинные монеты, народ тут же набросился. Подъехала милиция, у кого смогли, отобрали. Позже выяснилось, что рабочие спрятали клад в бочку с горючим. Попались по глупости. Один из работяг пытался расплатиться за водку золотой монетой. Дали им приличные сроки…

Часть кладов хранятся в музее Арсеньева. Ищут золото Колчака, сокровища китайских пиратов, якобы спрятанные в скалах островов Русского или Попова. Золотую бабу джурчжэней… Находя клад, многие старались скрыть это, поэтому, наверное, далеко не обо всех таких фактах известно.

Автор и его книга. Фото: Коллаж АиФ

Книги по сериям

Арсеньева за свою многолетнюю литературную деятельность написала более двухсот книг. Помимо этого, девушка довольно-таки часто меняла манеру письма. Именно по этой причине, для того чтобы лишний раз не путать своих читателей, писательница сделала условное разделение своих произведений. В этой части мы рассмотрим основные серии романов.

Серия под названием «Детективы» содержит романы, в которых повествуется о невероятных приключения Алены Дмитриевой. По сути и содержанию детективы Арсеньевой сильно напоминают дамские романы Донцовой.

В серии «Исторические романы» писательница рассказывает об удивительных историях любви на фоне различных эпох. Елена очень скрупулёзно относится к своим произведениям. Именно по этой причине Арсеньева воссоздает определённую историческую эпоху до малейших деталей.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий