Борисов-Мусатов Виктор Элышдифорович

Роль и значение для русской живописи

После краткого увлечения импрессионизмом В. Э. Борисов-Мусатов выработал собственную манеру живописи. В её основу легла утончённая приглушенность колорита, сочетание индивидуального взгляда на живопись на пленэре с общей декоративностью.

Вершиной его стремления было создать на холсте иной, прекрасный и романтический мир, где человек ощущает полную гармонию с природой. Мир русской дворянской усадьбы, очаровательные тающие женские образы из прошлого предстают на его картинах в мягких тонах.

Художественное наследие В.Э. Борисова-Мусатова оказало заметное влияние на группу художников «Голубая роза». Под сильным впечатлением от его работ находились Н. Гончарова и М. Ларионов. Не избежало его воздействия и творчество мастера абстракционизма В. Кандинского.

Занимающиеся исследованием творчества Виктора Эльпидифоровича искусствоведы назовут его первым художником «волжской школы» живописи. В числе его последователей М. Матюшин, К. Петрова-Водкин, П. Уткин.

В 2000 году в Саратове открылся музей В.Э. Борисова-Мусатова. В его залах и фондах хранятся не только созданные художником произведения искусства, но и связанные с его жизнью документы, фотографии и мемориальные вещи. Самые известные шедевры демонстрируются в экспозиции Русского музея и Третьяковской галереи.

Рекорды, стоимость картин Борисова-Мусатова

Определим, сколько стоят картины Борисова-Мусатова в настоящее время. Заметим, что на аукционах они появляются весьма редко. Начнем с того, что рассмотрим несколько наиболее крупных уходов, состоявшихся в последние десятилетия.

В ноябре 2014 года на аукционе MacDougall`s появилась работа «Кавказские горы». Она была создана после того, как в 1895 году художник совершил поездку по Кавказу и Крыму. После смерти живописца полотно перешло к его супруге Е.В. Александровой, затем к художнику Я. Милкину, а позже оказалась в Великобритании в руках частного коллекционера. На торги картина поступила с эстимейтом 50-70 тыс. фунтов стерлингов и была продана в его рамках за 65 тыс. фунтов (102 тыс. долларов).

В.Э. Борисов-Мусатов. «Кавказские горы». После 1895 г.

В 2004 году была продана картина «Пастухи со стадом ночью». В этой работе стадо еще менее детализировано, чем в картине «Дафнис и Хлоя», так как в обоих случаях животные призваны лишь отразить идею, но не заставить зрителей детально рассматривать их. С молотка работа ушла за 245 тыс. долларов.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Пастухи со стадом ночью». 1895 г.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Дафнис и Хлоя». 1901 г.

Но самая значительная продажа относится к картине «Последний день», которая была предложена покупателям на аукционе Sotheby`s в 2006 году. Эта пастель является одним из лучших образцов наиболее ценного творческого периода художника. В течение пяти лет до 1903 года Борисов-Мусатов жил в Саратове, где часто находил покой и умиротворение на старинных усадьбах, а в 1904 году создал ряд пастелей с прогуливающимися барышнями, проживая в подмосковной усадьбе Введенское.

В отличие от К. Сомова, который также любил обращаться к теме старины, Борисов-Мусатов не пытался тщательно прописать лица, наряды дам или окружающую их обстановку. Но ему отлично удалось передать настроение дня, то спокойствие и неторопливость, с которыми женщины совершают прогулку.

После создания картину у художника приобрел В.Э. Направник, сын главного дирижера Мариинского театра Э.Ф. Направника. На аукционе ее выставили с эстимейтом 200-300 тыс. фунтов стерлингов, а продали за 702 тыс. фунтов (1,3 млн долларов).

В.Э Борисов-Мусатов. «Последний день». 1903 г.

«Таинственный остров»

«Окно»,1886, Государственная Третьяковская галерея

115 лет назад, 8 ноября 1905 года скончался художник Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. Он прожил недолго, всего тридцать пять. Виною тому была детская травма.

Родился Борисов-Мусатов в Саратове в 1870 году, в семье железнодорожного служащего Эльпидифора Борисовича Мусатова. До трех лет все было хорошо. А потом – падение со скамейки, травма позвоночника – и начинается новая жизнь.

С постоянными болями, сильной задержкой в росте и горбом он с каждым месяцем становился все больше. С гимнастикой не ради удовольствия, а для здоровья, «через не могу», с корсетами и безобразной ортопедической обувью.

Казалось бы, совсем безрадостная жизнь. Но нет – просто радость теперь находилась в другом.

Возможно, если бы не этот случай, не было бы никакого художника Борисова-Мусатова. Вместо него существовал бы простой волжский паренек, гонял бы голубей, воровал яблоки, а может, и связался бы с плохой компанией. Глебучев овраг – «столица» криминального Саратова – славился тогда на всю Россию.

Но из-за травмы Виктор вынужден вести спокойный образ жизни. Прочих вариантов просто нет. И мальчик неожиданно увлекся рисованием, а затем и живописью.

Рисовать Виктор начал в шесть лет. Он вспоминал: «Около Саратова на Волге есть остров. Этот остров называется Зеленым. В детстве он был для меня чуть ли не «Таинственный остров». Я знал только один ближайший его берег. Он был пустынен, и я любил его за это. Там никто не мешал мне делать первые робкие опыты с палитрой».

В четырнадцатилетнем возрасте Виктор Мусатов оставляет Саратовское реальное училище и под руководством саратовского художника и педагога Василия Коновалова начинает осваивать живопись.

Картина называется «Окно». В ней необычно все. Кусок стены. На ней, действительно, окно. Ставни распахнуты, окно раскрыто – лето. Под окном цветет сад – подсолнухи, настурции. А само окно – непроницаемая черная дыра. Там – приватная жизнь, и в нее зрителя не пустили.

Очень точно написал о творчестве художника его младший современник Андрей Белый (у них, кстати, было очень много общего): «Велика власть чар музыкальных в произведениях Борисова-Мусатова, – власть чар ласковых да улыбчивых. Вихрь звуков, тихая зеркальность напевов мелодийных, нарастая, повисли в пространствах души внимающей, – и словно осадились росами хладными мусикийские вздохи; и в туманности чар зачалась симфония облаков, шелка и розовых-розовых гирлянд.

И звуки из хаоса небытия вызвали образ прошлого родимый».

Белый говорил, что будто сам Эол – древнегреческий полубог, повелитель ветров – стоял за плечом у Мусатова и нашептывал ему красочные гаммы.

Биография

Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожным служащим. Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов — его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.

В 1873 году, в возрасте трёх лет, Виктор, неудачно упав со скамейки, получил тяжелую травму позвоночника. В результате этого несчастного случая у него начал расти горб; проблемы со здоровьем не прекращались у художника в течение всей его жизни.

Первоначальные знания и навыки рисования получил от преподавателя рисования . В эти годы Виктор много рисует, пытливо вглядываясь в окружающий его мир и пишет картину («Окно» 1886) почти иллюзорно изображающую уголок сада. В 1890-х учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в петербургской Академии художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

Учился также в студии Ф. Кормона в Париже. Был близок художникам «Мира искусства». В 1895 году путешествовал по Крыму и Кавказу. Борисов-Мусатов вступает в Союз русских художников.

С 1898 год жил в основном в Саратове — Дом-музей В. Э. Борисова-Мусатова. С 1901 года — в имении Зубриловка Саратовской губернии. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 году было написано, пожалуй, главное произведение — полотно «Водоем». Этот год был счастливым для мастера. В том же 1902 году Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой — будущей женой.

Его сестра Елена вспоминала:

Эти две поездки в усадьбу нашли отражение в работах «Гобелен» (), «Прогулка при закате» (), «Призраки» (), «Сон божества» (—).

С 1903 года он жил в Подольске, а с 1905 года в Тарусе. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна.

Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября (8 ноября) . Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник работы его однокашника-саратовца скульптора . В память о художнике место его захоронения называют Мусатовским косогором.

Творчество мастера

Увлекшись импрессионизмом еще в раннем творческом периоде, Борисов-Мусатов продолжал свои поиски, так как в импрессионистском подходе ему не хватало одухотворенности и поэтичности. Духовную составляющую он нашел в русском символизме, который в те годы охватил не только художников, но философов и писателей. Для кого-то символизм приобрел религиозно-мистический смысл, для кого-то свелся к духовным поискам. Борисов-Мусатов относился ко второй категории представителей искусства.

В ранних работах художник по большей части работал над пейзажными этюдами, но уже в середине 1890-х годов его все более вдохновляла тема изображения человека на фоне природы. При этом в первых произведениях человек словно бы растворялся на фоне природы, а в более зрелом творчество мастер подчинял пейзаж настроению и переживаниям персонажа.

Создав собственный живописный стиль для пейзажей, который можно охарактеризовать как сочетание импрессионистского пленэризма и декоративизма, художник сумел с его помощью донести до зрителя свою мечту о гармоничном сосуществовании человека и природы. Декоративизм проявлялся в том, что художник полностью перерабатывал впечатление от увиденного на пленэре в нечто декоративное, что выражало определенную символику духовного мира. Его картины были столь красивы и мелодичны, так очаровывали зрителя, что их часто называли элегиями.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Водоем». 1902 г.

Основным мотивом художника стали старинные усадьбы и прогуливающиеся возле них девушки. Именно эта тема помогала ему выразить свою мечту о гармоничном мире, наполненном высокой поэзией.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Гобелен». 1901 г.

Физически изображению усадеб из прошлого способствовало посещение ветшающей усадьбы в Зубриловке, а также других имений. Психологически художник снова и снова возвращался к этой теме, пытаясь уйти от хаоса настоящего. Смена столетий ознаменовалась для него переходом в жестокий железный век с бесконечным стремлением общества к наживе, пошлостью быта, скукой и однообразием. В этом смысле картины о прекрасных дамах в старинных платьях и интерьерах стали для Борисова-Мусатова возможностью хотя бы мысленно находиться в мире прекрасного.

Одной из первых значительных картин с отголосками чудесного прошлого стала работа «Автопортрет с сестрой». В дальнейшие годы художник часто рисовал свои произведения с сестры или супруги. Специально для этой картины для сестры сшили старинное платье, что помогло художнику выразить свою ностальгию по ушедшей эпохе. Характерный для холста голубовато-зеленый фон в дальнейшем стал основным и для других работ.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Автопортрет с сестрой». 1998 г.

Подлинный расцвет живописи Борисова-Мусатова произошел в начале двадцатого века, когда мастер достиг зрелости в работе, окончательно утвердился в живописной манере и выбранной тематике. Именно в это время он создает такие значительные картины, как «Весна», «Гобелен», «Водоем», «Изумрудное ожерелье», «Реквием» и ряд других. Удивительная легкость мазка в этих и других произведениях во многом объясняется тем, что художник использовал более подходящие для этого пастель, акварель или темперу, нежели масло.

В.Э. Борисов-Мусатов. «Изумрудное ожерелье». 1903-1904 г.

Биография

Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожным служащим. Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов — его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.

В 1873 году, в возрасте трёх лет, Виктор, неудачно упав со скамейки, получил тяжелую травму позвоночника. В результате этого несчастного случая у него начал расти горб; проблемы со здоровьем не прекращались у художника в течение всей его жизни.

Первоначальные знания и навыки рисования получил от преподавателя рисования . В 1890-х учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в петербургской Академии художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

Учился также в студии Ф. Кормона в Париже. Был близок художникам «Мира искусства». В 1895 году путешествовал по Крыму и Кавказу. Борисов-Мусатов вступает в Союз русских художников.

С 1898 год жил в основном в Саратове, с 1901 года — в имении Зубриловка Саратовской губернии. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 году Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой — будущей женой.

Его сестра Елена вспоминала:

Эти две поездки в усадьбу нашли отражение в работах «Гобелен» (), «Прогулка при закате» (), «Призраки» (), «Сон божества» (—).

С 1903 года он жил в Подольске, а с 1905 года в Тарусе. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна.

Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября (8 ноября) . Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник работы его однокашника-саратовца скульптора . В память о художнике место его захоронения называют Мусатовским косогором.

Биография[править | править код]

Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожным служащим. Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов — его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.

В 1873 году, в возрасте трёх лет, Виктор, неудачно упав со скамейки, получил тяжелую травму позвоночника. В результате этого несчастного случая у него начал расти горб; проблемы со здоровьем не прекращались у художника в течение всей его жизни.

Первоначальные знания и навыки рисования получил от преподавателя рисования . В эти годы Виктор много рисует, пытливо вглядываясь в окружающий его мир и пишет картину («Окно» 1886) почти иллюзорно изображающую уголок сада. В 1890-х учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в петербургской Академии художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

Учился также в студии Ф. Кормона в Париже. Был близок художникам «Мира искусства». В 1895 году путешествовал по Крыму и Кавказу. Борисов-Мусатов вступает в Союз русских художников.

С 1898 год жил в основном в Саратове — Дом-музей В. Э. Борисова-Мусатова. С 1901 года — в имении Зубриловка Саратовской губернии. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 году было написано, пожалуй, главное произведение — полотно «Водоем». Этот год был счастливым для мастера. В том же 1902 году Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой — будущей женой.

Его сестра Елена вспоминала:

Эти две поездки в усадьбу нашли отражение в работах «Гобелен» (), «Прогулка при закате» (), «Призраки» (), «Сон божества» (—).

С 1903 года он жил в Подольске, а с 1905 года в Тарусе. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна.

Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября (8 ноября) . Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник работы его однокашника-саратовца скульптора . В память о художнике место его захоронения называют Мусатовским косогором.

«Водоем» и «Призраки»


«Водоем», 1902-1903, Государственная Третьяковская галерея

Через несколько лет после удачного дебюта Виктор Эльпидифорович начинает заниматься в студии Саратовского общества изящных искусств. Затем в Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве. Этого мало – и Мусатов поступает в Академию художеств в Петербурге.

Увы, неожиданное обострение и операция на позвоночнике делает дальнейшее пребывание в столице невозможным, не подходит климат.

Остается Москва, а затем и Париж. Но воспалительный процесс в проклятом позвоночнике опять усиливается. Художник терпит до последнего, но силы иссякают, боли нарастают, и он снова ложится под хирургический нож.

В конце концов Виктор Эльпидифорович окончательно возвращается в Россию, в родной город Саратов. Дома, на Волге ему, безусловно, комфортнее. Нет, художник не живет отшельником. Он много ездит и в Москву, и в Петербург, он постоянно выставляется, у него множество друзей. Но то, что считается домом, все же находится в Саратове.

В 1902 году Борисов-Мусатов (первую часть своего творческого псевдонима он взял от имени деда, которого сильно любил) побывал в Зубриловке – усадьбе Голицыных-Прозоровских. Там он пишет работу, которую принято считать одной из главных в его творчестве.

Картина называется «Водоем». На берегу усадебного пруда изображены две самых близких ему девушки – невеста и сестра. И снова все, что мы так любим в произведениях Борисова-Мусатова: таинственное марево, буйные краски, радость, грусть и щемящая сладкая боль.

Искусствовед Владимир Станюкович вспоминал: «Мы пришли к Виктору из мутной жизни. Мы были ослеплены, красками, не понимали… Изумленные, мы сидели перед картиной и долго молчали. Стояла тишина. Виктор ходил в другой комнате. «Как хорошо… Боже, как хорошо!» – прошептал кто-то тихо. И широкая струя счастья залила наши сердца… Мы сразу встрепенулись, заговорили, зашумели – счастливые, радостные. И Виктор улыбался, радостно смущенный».


«Призраки», 1903, Государственная Третьяковская галерея

В той же усадьбе появилась и другая знаменитая работа – «Призраки». Сестра художника писала: «Глубокая осень в Зубриловке также увлекла брата по своим блеклым тонам красок умирающей природы… Возле дома, где он нас писал в солнечные летние дни, краски уже были печальные, серые, все гармонировало с темным осенним небом, покрытым тучами.

Казалось, что и дом замер с окружающей его увядающей зеленью. Это и дало настроение брату написать картину – «Призраки»… Он лично пояснял нам, как я помню, будто с окончанием жизни опустевшего помещичьего дома – «все уходило в прошлое», как изображены им на первом плане картины удаляющиеся призрачные фигуры женщин».

Русская усадьба была стихией Виктора Эльпидифоровича.

Примечания

  1. ↑ Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович // Большая советская энциклопедия:
  2. «Матвеева приводило в ярость определение Мусатова как певца „уходящих усадеб“ (Врангель) или „зыбкого мира старых теней“ (Эфрос)… Это не аллегорические обитательницы „дворянских гнёзд“, воплощающие „тоску по прошлому“. Скорее это мусатовская „Прекрасная дама“, …она такая же условность и такая же реальность, как лирическая муза поэта… „Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики“, — тонко подметил Андрей Белый» — Александр Матвеев. Альбом. — М.: Советский художник. 1979
  3. ↑ Энциклопедия русской живописи / О.Ю. Николаева. — «ОЛМА Медиа Групп», 2010. — С. 52. — 496 с. — ISBN 978-5-373-02769-4.
  4.  (англ.). radmuseumart.ru. Дата обращения: 15 июля 2017.

На Мусатовском косогоре

Усадьба Введенское, начало XX века, из собрания Звенигородского музея

Со временем даже Саратов начал казаться художнику чересчур многолюдным и шумным. Впрочем, он таким и становился – двадцатый век входил в свои права. Борисов-Мусатов переезжает в Подольск. Там и спокойнее, и к Москве ближе.

И снова подарок судьбы – усадьба Введенское. Виктор Эльпидифорович вновь очарован. Москвовед Алексей Николаевич Греч так писал о Введенском: «На высоком пригорке дом. По крутому откосу, обрамленному деревьями парка, спадает затененная просека. Стены и колонны дома, полускрытые пригорком – в прозрачных розовых отсветах последних догорающих солнечных лучей. Ярко пламенеют в еще светлом небе облака. Огнями блещут стекла в окнах, точно в доме праздник или, может быть, пожар?

И, стоя внизу перед этой картиной, вдруг вспоминаются холсты Борисова-Мусатова. Ведь именно этот дом в Введенском излюбленным мотивом проходит в его живописных образах. Именно Введенское – декорация для мусатовских девушек, нереальных, призрачных, как марево».

«Прогулка на закате», 1903 год, Государственный Русский музей

Художник был здесь всего-навсего несколько дней. Но очаровался им настолько, что облазил его весь со своим фотоаппаратом, и впоследствии не раз использовал в работе. Один из современников писал, что на основе этих кодаковских «черновиков» впоследствии «создалась целая серия работ… Причем в его работах снимок часто передан почти дословно – в смысле расположения аксессуаров… Однако кто бы мог упрекнуть его в фотографичности?»

Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское

И, разумеется, много писал с натуры – «Дом в Введенском. День», «Дом в Введенском. Вечер», «Дом в Введенском на закате».

А после – переезд в Тарусу. Там Борисов-Мусатов живет по приглашению искусствоведа Ивана Цветаева, основателя Музея изобразительных искусств и отца поэтессы Марины Цветаевой.

Анастасия Цветаева писала о жилище художника: «Простой серый дощатый дом под ржавой железной крышей. Лесенка с нижнего балкона сходит прямо в сирень… Старая скамья под огромной ивой еле видна – так густо кругом. В высоком плетне – калитка на дорогу. Если встать лицом к Оке, влево грядки, за ними – малина, смородина и крыжовник, за домом крокетная площадка».

Увы, мало денег. Художник известен, востребован, у него много друзей. Саратовская пресса сообщает: «Небезызвестный саратовской публике местный уроженец художник В.Э.Борисов-Мусатов продал меценату г. Гиршману за 4000 руб. две из своих картин «Водоем» и «Гобелен» (удостоенные Поленовской премии)».

Не обходится и без накладок. Борисов-Мусатов писал о работе над особняком Дерожинской, в Москве, рядом с Пречистенкой: «Моя фреска потерпела фиаско. Сделал я четыре акварельных эскиза, и они всем очень понравились… Владелица же палаццо, где нужны эти фрески, благородно ретировалась, предложив за них гроши».

А московская Трамвайная комиссия отвергла эскизы для украшения депо.

Картины художника покоряют Москву, Петербург и Париж. Его имя в афишах, в газетах, в салонных беседах. Материальное положение Борисова-Мусатова вот-вот должно поправиться. Но, к сожалению, все больше и больше подводит здоровье, и тут на улучшение нет никаких надежд. К проблемам с позвоночником присоединяется заболевание почек.

«Автопортрет с сестрой», 1898 год, Государственный Русский музей

Художник пишет Александру Бенуа: «Теперь я сижу в Тарусе. В глуши. На пустынном берегу Оки. И отрезан от всего мира. Живу в мире грез и фантазий среди березовых рощ, задремавших в глубоком сне осенних туманов. Уже давно я слышал крик журавлей…Вы думаете, я скучаю? Нет. У меня времени не хватает каждый день. Хоть я сижу дома…Я создал себе свою жизнь».

И осенью 1905 года в Тарусе Виктор Эльпидифорович умирает.

* * *

Сергей Маковский писал: «Мусатов – одна из самых трогательно-страдальческих фигур в русском художественном пантеоне. Маленький, больной горбун от рождения, он прожил свой недолгий век в мечтах – даже не о прошлом, а о каком-то своем призрачном мире нежности и красоты, который окрашивался для него в увядшие цвета белоколонных барских затиший».

Виктор Эльпидифорович за всю свою жизнь написал 77 картин. Этого ему хватило, чтобы стать великим.

Борисова-Мусатова похоронили прямо на берегу Оки. Место это до сих пор называют Мусатовским косогором. На надгробии – фигура уснувшего мальчика. Многие называют его утонувшим. Якобы художник его вытащил, но к жизни мальчик не вернулся.

Конечно, ничего такого не было. Просто аллегория со спящим мальчиком понятна далеко не всем.

Примечания[править | править код]

  1. ↑ Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович // Большая советская энциклопедия:
  2. «Матвеева приводило в ярость определение Мусатова как певца „уходящих усадеб“ (Врангель) или „зыбкого мира старых теней“ (Эфрос)… Это не аллегорические обитательницы „дворянских гнёзд“, воплощающие „тоску по прошлому“. Скорее это мусатовская „Прекрасная дама“, …она такая же условность и такая же реальность, как лирическая муза поэта… „Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики“, — тонко подметил Андрей Белый» — Александр Матвеев. Альбом. — М.: Советский художник. 1979
  3. ↑ Энциклопедия русской живописи / О.Ю. Николаева. — «ОЛМА Медиа Групп», 2010. — С. 52. — 496 с. — ISBN 978-5-373-02769-4.
  4.  (англ.). radmuseumart.ru. Дата обращения: 15 июля 2017.

Биография

Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых, бывших крепостных, приписавшихся к мещанскому сословию. Отец был железнодорожным служащим. Незаурядной личностью был дед будущего художника, Борис Александрович Мусатов — его имя впоследствии художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.

В 1873 году, в возрасте трёх лет, Виктор, неудачно упав со скамейки, получил тяжелую травму позвоночника. В результате этого несчастного случая у него начал расти горб; проблемы со здоровьем не прекращались у художника в течение всей его жизни.

Первоначальные знания и навыки рисования получил от преподавателя рисования . В эти годы Виктор много рисует, пытливо вглядываясь в окружающий его мир и пишет картину («Окно» 1886) почти иллюзорно изображающую уголок сада. В 1890-х учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в петербургской Академии художеств, где его учителем был Павел Петрович Чистяков.

Учился также в студии Ф. Кормона в Париже. Был близок художникам «Мира искусства». В 1895 году путешествовал по Крыму и Кавказу. Борисов-Мусатов вступает в Союз русских художников.

С 1898 год жил в основном в Саратове — Дом-музей В. Э. Борисова-Мусатова. С 1901 года — в имении Зубриловка Саратовской губернии. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 году было написано, пожалуй, главное произведение — полотно «Водоем». Этот год был счастливым для мастера. В том же 1902 году Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой — будущей женой.

Его сестра Елена вспоминала:

Эти две поездки в усадьбу нашли отражение в работах «Гобелен» (), «Прогулка при закате» (), «Призраки» (), «Сон божества» (—).

С 1903 года он жил в Подольске, а с 1905 года в Тарусе. В декабре 1904 года в семье Мусатовых родилась дочь Марианна.

Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября (8 ноября) . Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. На могиле художника в 1910 году был установлен памятник работы его однокашника-саратовца скульптора . В память о художнике место его захоронения называют Мусатовским косогором.

Примечания

  1. ↑ Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович // Большая советская энциклопедия:
  2. «Матвеева приводило в ярость определение Мусатова как певца „уходящих усадеб“ (Врангель) или „зыбкого мира старых теней“ (Эфрос)… Это не аллегорические обитательницы „дворянских гнёзд“, воплощающие „тоску по прошлому“. Скорее это мусатовская „Прекрасная дама“, …она такая же условность и такая же реальность, как лирическая муза поэта… „Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики“, — тонко подметил Андрей Белый» — Александр Матвеев. Альбом. — М.: Советский художник. 1979
  3. ↑ Энциклопедия русской живописи / О.Ю. Николаева. — «ОЛМА Медиа Групп», 2010. — С. 52. — 496 с. — ISBN 978-5-373-02769-4.
  4.  (англ.). radmuseumart.ru. Дата обращения: 15 июля 2017.
Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий