Меценаты и коллекционеры

Из крепостных в миллионеры

Из нескольких строк в мемуарах Федора Шаляпина можно легко понять, что речь идет о Морозовых:

«…российский мужичок, вырвавшись из деревни смолоду, начинает сколачивать свое благополучие будущего купца или промышленника в Москве. Он торгует сбитнем на Хитровом рынке, продает пирожки на лотках, льет конопляное масло на гречишники, весело выкрикивает свой товаришко и косым глазком хитро наблюдает за стежками жизни, как и что зашито и что к чему как пришито… А там, глядь, у него уже и лавочка или заводик. А потом, поди, он уже 1-й гильдии купец. Подождите — его старший сынок первый покупает Гогенов, первый покупает Пикассо, первый везет в Москву Матисса. А мы, просвещенные, смотрим со скверно разинутыми ртами на всех непонятных еще нам Матиссов, Мане и Ренуаров и гнусаво — критически говорим: «Самодур…» А самодуры тем временем потихонечку накопили чудесные сокровища искусства, создали галереи, музеи, первоклассные театры, настроили больниц и приютов на всю Москву…»

Основатель будущей текстильной империи, Савва Васильевич Морозов, в конце XVIII века получил от старообрядческой общины капитал на первое предприятие. Это было приданное за женой — 5 рублей. На предприятии работало всего несколько человек. Через два поколения его семья стала одной из самых богатых в Москве.


Династия купцов Морозовых, 1860, крайний слева — Абрам Морозов, отец Михаила и Ивана. (Wikimedia Commons)

В старообрядческой среде было принято и считалось хорошим тоном заниматься благотворительностью. Не стали исключением и Морозовы. Они старались улучшить условия жизни своих рабочих, строили и поддерживали медицинские учреждения и систему образования. Построенную ими в Москве больницу до сих пор называют Морозовской, а Морозовская коллекция живописи известна на весь мир. Братья-меценаты, погодки, Михаил и Иван Морозовы стали собирать каждый свою коллекцию.

Алексей Александрович Бахрушин (1865—1929)

Алексей Александрович Бахрушин

Купец, меценат, известный коллекционер, основатель знаменитого театрального музея, который в 1913 году он подарил Академии наук.

А. Бахрушин окончил частную гимназию и занялся семейным делом —«Товариществом кожевенной и суконной мануфактуры Алексей Бахрушин и сыновья». Но постепенно он увлекся собирательством и отошел от дел. Под влиянием кузена, Алексея Петровича Бахрушина, он стал собирателем, причем интерес именно к театральной старине пробудился у него не сразу. Афиши, программки спектаклей, фотопортреты актеров, наброски костюмов, личные вещи артистов — все это собиралось в доме Бахрушина и стало его страстью. Его сын вспоминал, что над Бахрушиным посмеивались: «Окружающие смотрели на это как на блажь богатого самодура, трунили над ним, предлагали купить пуговицу от брюк Мочалова или сапоги Щепкина». Но эта страсть постепенно оформилась в серьезное увлечение, и 29 октября 1894 г. Бахрушин представил общественности целую выставку. Именно этот день Бахрушин считал днем основания Московского литературно-театрального музея. Он старался наиболее полно представить историю русского театра от самого его зарождения. Он организовал «Бахрушинские субботы», которые пользовались большой популярностью у актеров и театралов. У него бывали А. Южин, А. Ленский, М. Ермолова, Г. Федотова, Ф. Шаляпин, Л. Собинов, К. Станиславский, В. Немирович-Данченко. Скоро появилась традиция приходить не с пустыми руками. Например, звезда Малого театра Гликерия Николаевна Федотова преподнесла Бахрушину все дары, которые накопились у нее за годы ее сценической жизни. В его собрании, постепенно ставшем обширным и многообразным, было три раздела — литературный, драматический и музыкальный.

Со временем А.А. Бахрушин стал задумываться о судьбе своих богатств. Ему очень хотелось, чтобы вся Москва имела к ним доступ. Но когда он предложил передать свой музей в собственность Московского городского самоуправления, руководители города, лишь заслышав об этом, стали всячески отмахиваться: «Что вы?! Мы с третьяковским и солдатенковским собраниями достаточно горя хлебнули. А тут вы еще с вашим! Увольте, Христа ради!..»

Его сын, Ю.А. Бахрушин, вспоминал: «Отец был в отчаянии — огромное собрание, уже тогда стоившее сотни тысяч, предлагаемое бесплатно государственным учреждениям, оказывалось никому не нужным. Сломить чиновничью косность оказалось невозможным». Заинтересовалась уникальной коллекцией только Академия наук. Четыре года ушло на то, чтобы уладить формальности, и только в ноябре 1913 г. состоялась передача музея Академии наук.

Театральный музей имени А.А. Бахрушина

Российские меценаты были образованными людьми, поэтому они старались развивать приоритетные отрасли отечественной науки, открывать галереи и музеи для просвещения населения страны, помогать в строительстве театров…

В связи с этим можно вспомнить Третьяковскую галерею, Щукинские  и  Морозовские собрания современной французской  живописи, Московскую частную оперу С.И. Мамонтова, Московскую частную оперу С.И. Зимина,  уже упоминавшийся нами Московский Художественный театр, Музей  изящных искусств, на строительство которого заводчик, крупный землевладелец Ю.С. Нечаев- Мальцов потратил более 2 млн. рублей, Философский и Археологический институты, Морозовские  клиники, Коммерческий институт, Торговые школы Алексеевых, Морозовых и т.д. Остановимся хотя бы на одном примере.

История возникновения меценатства

Точную дату появления меценатства назвать невозможно. Неоспоримым является лишь тот факт, что потребность в оказании помощи представителям искусства со стороны наделенных властью и богатством людей была всегда. Причины оказания такой помощи были различными. Кто-то действительно любил искусство и искренне пытался помочь поэтам, художникам и музыкантам. Для других богачей это было или данью моде, или желанием показать себя щедрым дарителем и покровителем в глазах остального общества. Власть же старалась оказывать покровительство представителям искусства с целью держать их в подчинении.

Таким образом, появилось меценатство в период после возникновения государства. И в эпоху античности, и в Средние века поэты и художники находились в зависимом положении от представителей власти. Это было практически домашнее рабство. Сохранялось такое положение вплоть до распада феодального строя.

В период абсолютной монархии меценатство приобретает форму пенсий, наград, почетных званий, придворных должностей.

Иннокентий Сибиряков

Иннокентий Сибиряков

Иннокентий Сибиряков (1860 – 1901) – богатый купец, филантроп, меценат.

Талантливой молодежи оплачивал образование в России и Европе, участвовал в открытии приютов, школ и библиотек в разных городах Сибири, причем именно им была открыта первая бесплатная библиотека в России. Курировал создание Музея прикладных зданий и нескольких научных центров в разных регионах России, финансировал возведение женского медицинского института (ныне Государственный медицинский университет имени Павлова в Санкт-Петербурге) и Томского университета, научные экспедиции по дальним уголкам России, выделил почти полмиллиона рублей на пособия для работающих на приисках рабочих, участвовал в издании литературы.

В пересчете на современные деньги, Сибиряков потратил на все это несколько миллиардов рублей.

Дальнейшее объединение и разъединение коллекций

После национализации в Москве сначала появилось два новых музея западного современного искусства, Первый — Щукинский, и Второй — Морозовский. Потом их объединили в Морозовском особняке на Пречистенке. Коллекцию Ивана Морозовых объединили с коллекцией Сергея Щукина, и произошла трагедия. Оба собрания потеряли лицо. Они превратились в братьев-близнецов — Щукин-Морозов, и десятилетиями о них так и писали как о близнецах, через дефис. А они абсолютны разные. Морозов и Щукин видели по-разному, искали разное и находили.

Особняк Ивана Морозова на Пречистенке. (Wikimedia Commons)

В таком виде музей просуществовал до 1941 года, во время войны его эвакуировали, а по ее окончании не открыли, и многие вещи так и хранились упакованными, а большие холсты, такие как «Танец» Матисса, были просто накатаны на валы без подрамников. И они так лежали долго, пока в 1948 году не началась война с космополитизмом, с западным влиянием и с буржуазным искусством. На самом высоком уровне было принято решение музей закрыть. Постановление политбюро предписывало ликвидировать его в десятидневный срок. Злопыхателей у музея всегда было много, а Академия художеств, в таком виде, в каком она тогда существовала, просто визжала от восторга, они были счастливы, потому что воспринимали это как долгожданную и окончательную победу единственно правильного «изма» — социалистического реализма над формализмом.

Картины стали делить люди, которые очень хорошо понимали, их ценность. Разделом занимались профессионалы, с одной стороны — директор Пушкинского музея Сергей Меркуров, скульптор-монументалист, который всех этих художников-авангардистов по своим парижским годам просто знал лично. А с другой стороны был академик Иосиф Орбели, он об этом ничего не знал, но у него была жена, Антонина Изергина, историк искусств. Она возглавляла отдел нового искусства Эрмитажа и очень хорошо все понимала, давая мужу грамотные рекомендации.

Подобные передачи начались еще в начале 30-х годов. Москва уже тогда делилась картинами из коллекций Морозовых и Щукина, получая взамен классическое искусство из Эрмитажа, и таких траншей еще до войны было несколько, потому что в Музее современного западного искусства помещалось далеко не все. Это очень маленькое здание. Морозовский особняк был в своей экспозиционной части — это всего 500 квадратных метров. У них были огромные фонды, и они начали ими делиться еще до войны.

Картины Поля Гогена из коллекции Ивана Морозова хранятся в Государственном Эрмитаже и ГМИИ им. А. С. Пушкина. (Wikimedia Commons)

А в этот раз, все делилось строго пополам. Пополам, но не совсем. Москва по-хозяйски брала себе то, что можно будет когда-нибудь выставить, если заглянуть далеко вперед и предположить, что пройдет время и режим станет более мягким. А в Ленинград отдавали то, что они считали, что в Советском Союзе выставлено не будет НИКОГДА, и поэтому Эрмитаж получил самых лучших Пикассо и Матиссов. А в остальном, все по-честному, есть восемь картин — четыре сюда, а четыре сюда. И нельзя сказать, что кто-то остался в обиде, но такой акцент на возможно/невозможно был.

Мария Клавдиевна Тенишева (1864—1928)

Замужество Марии Клавдиевны Тенишевой (1864—1928) в 1892 г. за князем В. Н. Тенишевым, человеком образованным и
богатым, положило начало ее благотворительности. Тенешева, человек одаренный (после гимназии училась в парижской
оперной студии), не связала судьбу с артистическими подмостками, а стала меценатом в окрестностях имения Тенишевых —
Талашкино, в Смоленском крае. Ею была основана рисовальная школа в Смоленске, творческая студия в Петербурге. Она
финансировала журнал “Мир искусства”, оказывала поддержку выставке передвижников в Смоленске. В дар только что
учрежденному Русскому музею она приносит 500 рисунков и акварелей из личного собрания, субсидирует археологические
раскопки в Новгороде, и, наконец, создает художественные мастерские в Талашкине по примеру подмосковного Абрамцево,
и там же устраивает музей народного искусства “Русская старина”. В Талашкине работали В. М. Васнецов, М. А. Врубель,
К. А. Коровин, Н. К. Рерих, В. А. Серов и другие видные художники тех лет.

В 1918 г. Мария Клавдиевна уехала за границу. Последнее свое французское десятилетие она посвятила работе в технике
выемчатой эмали, которую освоила еще в Талашкине. В Париже, Риме и Праге с успехом прошли ее выставки. Она умерла в
апреле 1928 г. и похоронена на кладбище Сен-Клу под Парижем.

Великая княгиня Елена Павловна (1807-1873)

Урожденная принцесса Фредерика Шарлотта Мария Вюртембергская, выйдя замуж за великого князя Михаила Павлович и приняв православие, стала называться Еленой Павловной. И снискала себе славу не только как блестящая светская дама, но и как крупный государственный и общественный деятель, сторонница отмены крепостного права, и в том числе – как крупная благотворительница.

Ее средствами с пользой для себя и для России пользовались, например, художники Александр Иванов, Карл Брюллов, Иван Айвазовский и Антон Рубинштейн, актер Иван Горбунов, тенор Александр Нильский и хирург Николай Пирогов. Елена Павловна финансировала проект учреждения Русского музыкального общества и консерватории, в частности, предоставив свой дворец для размещения в нем начальных классов консерватории.

Но настоящую мировую славу ей принесло участие в создании и деятельности Крестовоздвиженской общины сестер милосердия – первого отряда будущего Красного Креста, о котором основатель этой организации Анри Дюран сказал так: «Если сегодня Красный Крест охватывает мир, то это благодаря примеру, поданному во время войны в Крыму Ее Императорским Высочеством Великой княгиней Еленой Павловной».

Павел Михайлович Третьяков (1832-1898)

В первой половине 1850-х г. унаследовал дело отца, развивал операции по закупке льна, его переработке и продаже текстильных изделий. В 1860 году вместе с братом С.М. Третьяковым и зятем В.Д. Коншиным учредил торговый дом «П. и С. бр. Третьяковы и В.Д. Коншин», в 1866 году – Товарищество Новой Костромской льняной мануфактуры.

Занимаясь благотворительностью, братья Третьяковы выделяют средства г.Москве для строительства богаделен и больниц. Дают деньги на устройство Детской психиатрической больницы. Сотни молодых людей и девушек получают образование на средства Третьяковых. Среди других благотворительных дел Павла Сергеевича было то, что он оказал финансовую поддержку научно-исследовательской экспедиции Н.Н.Миклухо-Маклая.

В 1880-е годы Братья Третьяковы участвуют в собирании денег на строительство православного храма в Японии. Их круг благотворительных дел был чрезвычайно широк и разнообразен.

В 1860-е годы в г.Москве появляется первое специализированное училище для глухонемых детей. Павел Михайлович возглавляет его попечительский совет и спонсирует деятельность этого заведения. Начиная с 1863г. и вплоть до смерти Третьяков ежегодно финансировал не только деятельность этого училища, но и строительство новых зданий. Кроме того, он участвовал в жизни этого заведения, часто его посещал, принимал экзамены у учащихся, общался с детьми. Детям в училище бесплатно предоставляли кров, одежду, питание, учили элементарным навыкам общения, учили их говорить, обучали грамоте.

Главное дело жизни Павла Михайловича Третьякова было создание Национальной художественной галереи. Меценат начал собирать свою коллекцию в 1854г. Он начал коллекционировать в основном русскую живопись. Третьяков мечтал создать галерею, в которой были бы представлены произведения именно русских мастеров. С 1881г. его галерея стала общедоступной. Галерея Третьякова стала одной из достопримечательностей столицы.

В августе 1892 года Третьяков передал свое собрание и особняк в дар Москве. К тому времени в его коллекции насчитывалось множество картин и рисунков западноевропейской школы, живописных и графических произведений русской школы, несколько скульптур и коллекции икон.

Дмитрий Михайлович Голицын (1721—1793)

А. Браун “Портрет князя Дмитрия Михайловича Голицына”

Князь Дмитрий Михайлович Голицын — русский офицер и дипломат из рода Голицыных. В 1760-1761 гг. исполнял обязанности посла в Париже, а затем был отправлен послом в Вену, где сыграл большую роль в улучшении отношений российского двора с императором Иосифом II. Одним из первых среди русских он увлёкся собиранием полотен старых мастеров (художников Западной Европы, работавших до начала XVIII столетия).

Д. М. Голицын был известным благотворителем. 850 тысяч рублей, доходы от двух имений в 2 тыс. душ и свою картинную галерею он завещал на устройство и содержание больницы в Москве. Его воля была осуществлена двоюродным братом — князем А.М. Голицыным. Больница до 1917 г. содержалась на средства князей Голицыных, а затем воля Д.М. Голицына нарушена последующими наследниками — распродажей его галереи.

Он скончался в Вене, но его тело по желанию родных и с высочайшего соизволения в 1802 г. было перевезено в Москву, где и похоронено в склепе под церковью Голицынской больницы.

Истинные меценаты никогда не стремились афишировать свою деятельность, скорее, наоборот. Часто, совершая крупную благотворительную акцию, они скрывали свои имена. Известно, что Савва Морозов, например, оказал большую помощь в основании Художественного театра, но при этом поставил условие, чтобы его имя нигде не упоминалось. О Савве Тимофеевиче Морозове наш следующий рассказ.

Образ купца – образ мецената

Традиции меценатства в России были созданы далеко не на пустом месте. В первую очередь рождение этого явления произошло благодаря усиленному влиянию христианской морали. Богатство, учили священники, дано Богом не для единоличных удовлетворений прихотей. Богатый человек – накопитель средств, проводник богатства Вселенной, которое должно перейти в мир, людям. За этот труд купец награждался Всевышним счастьем жить в достатке. Но все, что он получал от трудов своих праведных, он должен был отдавать людям, оставляя себе только на жизнь.

Многие купцы жили очень хорошо, делясь с ближними и с посторонними. У кого-то государство могло забрать деньги в виде налогов, а кто-то и сам раздавал средства. Но все добровольно несли в церковь 10 процентов от всего, что к хозяйству прирастало, будь то миллионы или пара цыплят.

Причем, наравне с христианской моралью, присутствовало и другое мнение. Известные меценаты делились нажитым, а многочисленные завистники и недалекие дельцы ухмылялись в усы, не понимая, зачем это делать, сплетничали. Самые смелые откровенно смеялись, показывали пальцем и называли меценатов «умалишенными». Но, к счастью, благотворительность была почти узаконенным явлением и всячески поддерживалась государством, светским обществом и практически каждым российским императором.

Петр Ивнович Щукин (1853—1912)

Промышленник, коллекционер и меценат из именитой купеческой семьи Петр Ивнович Щукин (1853—1912) был страстным
собирателем образцов старого быта и искусства России, подобно П. П. Свиньину, П. Ф. Коробанову, М. И. Погодину, А.
П. Бахрушину. Кроме предметов декоративно-прикладного искусства царских мастерских и крестьянских ремесленников, в
его коллекции находились личные архивы видных государственных деятелей, представителей русской знати, науки,
культуры (графов Воронцовых, богачей Демидовых и др., письма Тургенева, генерала Скобелева, список радищевского
“Путешествия из Петербурга в Москву” и т. д.).

Для размещения значительной по объему и разнообразной по составу коллекции построил специальное здание на Малой
Грузинской улице. С 1895 г. частный музей П. И. Щукина открылся для исследователей и всех любителей старины. Здесь
писал этюды для картины “Степан Разин” В. И. Суриков, изучал планы Москвы XVII в. А. М. Васнецов.

В 1905 г. Петр Иванович все свое собрание вместе с домом, библиотекой, картинной галереей принес в дар Историческому
музею. Сейчас в этих зданиях размещен Биологический музей им. К. А. Тимирязева.

Собирательством в семье Щукиных занимались и другие братья: Николай, Петр, Иван и Сергей. Так Сергей Иванович Щукин
(1854—1936) пошел неизведанным путем: он начал собирать полотна французских импрессионистов и постимпрессионистов,
которые тогда вызывали насмешки и недоумение. Щукин полагался на собственное чутье, которое его не подводило.
Щукинская галерея насчитывала до 250 произведений, 40 из них принадлежали Матиссу. Здесь были картины Моне, Сислея,
Пюви де Шаванна, Марке, Ван Гога, Гогена, Руссо, Сезанна, Синьяка, Тулуз-Лотрека, Пикассо.

С 1910 г. его галерея
открылась для публичного посещения и стала популярным центром современного искусства. Здесь, в стенах особняка на
Знаменке, побывали все московские художники того времени. М. С. Сарьян вспоминал: “…Щукин, у которого было богатое
собрание французской живописи, устраивал у себя вечера, на которых лучшие московские музыканты исполняли
произведения Скрябина, Меттнера, Рахманинова. У Сергея Ивановича мы с огромным интересом смотрели работы Ренуара,
Сислея, Моне, Ван Гога, Гогена и других более молодых художников”.

Собрание Щукина оказало влияние на московских
художников, которые создали особую школу русского авангарда. Когда галерея была национализирована, Сергей Иванович
стал Директором и хранителем, но вскоре семья Щукиных выехала за границу — сначала в Германию, затем во Францию. Он
дожил до преклонных лет и похоронен в Париже на Монмартрском кладбище.

Роман Абрамович

Владелец компании «Millhouse Capital» Роман Абрамович в 2010 году спонсировал гастроли театра «Современник» в Лондоне. Бывший губернатор Чукотки, известный своим пристрастием к искусству, стал основателем культурного центра «Гараж», который, по некоторым оценкам, обошелся бизнесмену в пятьдесят миллионов евро. А в 2017 году должна закончиться реконструкция территории острова Новая Голландия в Санкт-Петербурге, в которую Абрамович вложил четыреста миллионов долларов, чтобы превратить местные склады и другие постройки XVIII века в комплекс музеев и художественных галерей.

Козьма Солдатёнков

Козьма Солдатёнков (1818-1901) – меценат России, который по официальным данным за свою жизнь пожертвовал около 5 млн. рублей. Все началось с того, что в 1850-х годах он распорядился из собственных средств выдавать пособия всем жителям деревни Прокунино.

Козьма Солдатёнков

Солдатёнков делал этот в честь памяти своих прародителей. Пособия выдавались при следующих обстоятельствах: любая девушка, когда она выходила замуж, и любой парень, когда отправлялся на службу в армию.

На деньги мецената невеста могла заготовить приданое и сыграть свадьбу. Семья же новобранца, в отсутствие сына, могла приобрести лошадь, корову или же вложить деньги в текущие нужды.

Являясь потомком крепостных крестьян, в 1866 Козьма Солдатенков открывает богадельню, приурочив ее ко дню отмены крепостничества — 19 февраля 1861 года.

За свою долгую жизнь он регулярно выделял крупные суммы денег на разные больницы и дома для вдов и сирот.

Кроме этого, Козьма Солдатенков активно поощрял любое книгопечатание. Современная газета писала, что меценат «тратил бешеные деньги на издание капитальнейших сочинений».

Будучи страстным коллекционером ценных картин, он спонсировал Румянцевский музей (которому он и завещал все свои картины) и Московский университет.

После его смерти газета «Русское слово» писала: «Добродушную фигуру белого как лунь старца с мягко светившимися умными глазами знала вся Москва».

Все современники отмечали не просто выдающиеся способности Солдатенкова, как финансиста, но и прежде всего его высокие нравственные качества.

Москвичи хорошо знали фамилию своего благодетеля, который больше 2 млн. рублей выделил на строительство бесплатной больницы для бедняков «без различия званий, сословий и религий».

Медицина

Поистине грандиозными были вложения дореволюционных меценатов в медицину. В одной Москве на средства частного капитала были полностью выстроены 3 целых медицинских городка!

Один располагался возле Новодевичьего монастыря на Девичьем поле. Там на средства Морозовых, Хлудовых, Шелапутиных и др. были выстроены 13 клиник. Второй, огромный медицинский комплекс был выстроен в Сокольниках на средства благотворителей Бахрушиных, Боевых и Алексеевых.

Третий городок был выстроен рядом с Калужской заставой. Нынешние 1-я и 2-ая Градская больницы, детская Морозовская больница (была построена на средства купца первой гильдии Е.В. Морозова, отсюда ее название) – все они были выстроены на средства частного капитала. То же самое – нынешняя 5-ая градская, или больница царевича Алексия (бывшая Медведниковская).

Она была создана на деньги вдовы сибирского золотопромышленника Александры Медведниковой. По ее завещанию 1 млн руб. предназначался на устройство больницы на 150 кроватей для неизлечимо больных «христианских вероисповеданий, без различия звания, пола и возраста» и 300 тыс. руб. на богадельню для 30 стариков и 30 старух. Медведникова распорядилась в завещании устроить при больнице и богадельне церкви, чтобы там осуществлялось «вечное поминовение жертвовательницы и указанных ею в завещании лиц».

Также, например, знаменитая Кащенко или «Канатчикова дача», она же 1-ая московская психиатрическая больница № 1 им. Н.А. Алексеева была построена в 1894 году на средства меценатов. Сбор средств проходил по инициативе городского головы Москвы Н.А.Алексеева (того самого двоюродного брата К.С.Станиславского). На ее счет существует следующая легенда. Один из купцов сказал Алексееву: «Поклонись при всех в ноги – дам миллион на больницу (по другим источникам – «всего» 300 000 рублей). Алексеев поклонился – и получил деньги.

Из других столичных больниц упомянем, во-первых, детскую больницу имени святого Владимира в Москве, основанную меценатом и благотворителем Павлом Григорьевичем фон Дервизом. Его дети умерли во младенчестве, самого старшего из них звали Владимиром, и именно его памяти обязана своим существованием нынешняя детская больница. Во-вторых, больницу имени Боткина, на создание которой пожертвовал 2 млн рублей купец, коллекционер и издатель, благотворитель Козьма Терентьевич Солдатенков (1818–1901). Перед зданием Боткинской больницы в 1991 году установили в знак благодарности бюст К.Т.Солдатенкова.

Династия Бахрушиных

Алексей Федорович Бахрушин (1800-1848) –создатель товарищества мануфактур, фабрикант.

Активно вкладывал средства, в первую очередь, в медицину, культуру и социальное строительство Москвы. В конце каждого финансового года большую часть прибыли отчислял на благотворительность.

Бахрушины построили сначала первый корпус больницы для хронически больных (1887г.), которая была прекрасно оснащена оборудованием и техникой. Затем был построен второй корпус для неизлечимо больных. Были построены хирургический корпус, родовспомогательное отделение и амбулатория. На всё это было потрачено около 1 миллиона рублей.

Следующее, что было построено Бахрушиными, Сиротский приют. Там располагалось 5 домиков, где жили по 20-25 детей. Причем в домиках преимущественно жили не ровесники, а дети разных возрастов, чтобы старшие могли помогать и заботиться о младших. В этом приюте все мальчики получали профессиональное образование. Для этого на территории приюта был построен учебный корпус с ремесленными и слесарными мастерскими. Позже на территории приюта была построена церковь.

У Алексея Федоровича было три сына, которым он наказывал «не отказывать никому в помощи и не ждать, когда к ним обратятся, а первыми предлагать ее нуждающимся. Вы знали нужду со мною вместе, умейте же уважать ее у других».

В 1895г. умер старший сын Петр. На помины его души был возведен Дом бесплатных квартир для барышень, которые приезжали в Москву получать высшее образование, и для бедных многодетных вдов. Там проживало более 400 человек. Для детей там все было бесплатно: пробивание, питание, все уровни образования, лечение и т.д.

В 1900г. братьям Бахрушиным Александру и Василию дали звание Почетного потомственного гражданина г.Москвы. 6 училищ, 8 церквей, 3 театра, всего более 100 зданий были построены Бахрушиными. Кроме того, они постоянно жертвовали деньги на Народные дома. Еще один пример благотворительной деятельности Бахрушиных – в 1914г. Василий Федорович перевел абсолютно все свои капиталы на нужды фронта.

В третьем поколении Бахрушиных прославили Алексей Петрович и Алексей Александрович, которые оба были страстными коллекционерами и оставили потомкам непревзойденные собрания.

Старший брат Алексей Петрович (1853—1904) собирал очень ценные старинные вещи, такие как табакерки, миниатюры, гравюры, фарфоровую посуду, украшения, книги, украшения и многое другое. Все до последней вещи он завещал музеям Москвы.

Алексей Александрович (1865—1929) под влиянием двоюродного брата также стал коллекционером. Но он выбрал довольно оригинальное направление собирательства. Афиши, программки спектаклей, фотопортреты актеров, наброски костюмов, личные вещи артистов, их костюмы- все это стало областью интересов Бахрушина. Он стал основателем Московского литературно-театрального музея. Вся эта коллекция была подарена Академии наук.

Каролингское возрождение

После падения Римской империи европейское искусство переживало не лучшие времена. Приемы и навыки античного реализма на территориях, захваченных варварами и вандалами, начинают теряться. После возникновения новой мощной империи — Византийской, и победы в Европе христианства, главным заказчиком художников становится церковь. Но живописцы и скульпторы вынуждены были творить строго в рамках канонов. Тем не менее Средневековье позволило художникам совершенствовать технику, что со временем привело к новому расцвету изобразительных искусств, которое мы знаем под названием Возрождения.


Карл Великий и папа Адриан I, 1493 г. (Wikimedia Commons)

Этому в немалой степени способствовал король франков Карл, заслуженно получивший имя Великий. Он понял, что не войны, а развитие науки и культуры благотворно влияет и на развитие государства, и на жизнь его подданных, и на отношения с соседями. Карл Великий был не только воином, но и первым в Европе монархом-просветителем. Он создал при своем дворе в Ахене придворную школу, которая позже стала называться Дворцовая Академия, а также сеть монастырских школ для обучения низшего сословия.

Результаты не заставили себя ждать. В Европе вырос интерес к светским знаниям и начался расцвет литературы, архитектуры и изобразительных искусств.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий