Мень Александр Вольфович

Основные черты Александра Меня

Описывая Александра Меня можно сказать что, несмотря на тяготы жизни его красивые черты лица излучали нежность. Горящие глаза выдавали доброту и ум. Голос был мягким, а для выступления ему не требовалось записей. Он умел найти основательный ответ на любой вопрос.

С приходом к власти Горбачева, для православной церкви и христиан ситуация не изменилась сразу, все так же продолжалось давление. Только в 1988 г. ситуация стала меняться и приходила свобода.  На Пасху 1990 г. архиепископ Парижский кардинал Люстиже был в СССР и специально заехал к Александру Меню. Они говорили буквально минут 10, но после этого кардинал был очень рад этой возможности, считал Александра своим братом, жизнь которого была больше насыщена Евангелием чем его.

В 1990 г. Александр Мень участвовал с православными, католиками и протестантами в создании Российского Библейского общества, потом в основании Православного Университета. Он посещал детскую больницу, открыл воскресную школу. На Пасху 1990г. баптисты собрались на олимпийском стадионе. Патриархия отказалась от участия, но Александр принял приглашение и говорил перед всеми о Тайной вечере. С ним провели серию передач для детей на радио и даже предложили вести еженедельный телепередачи. Записали четыре, но после его смерти обнаружилось, что ленты размагничены. В последние годы Мень бывал за границей в Польше, Брюсселе, Италии.

Последний день Александра Меня

Последним днем Александра Меня было 9 сентября 1990г. Он как обычно отправился утром на совершение литургии в другую деревню в 30 км от дома. Но не дошел до станции, получил удар по голове топором. Дошел до дома и умер от потери крови. Жена не сразу его узнала, боялась посмотреть, услышала стоны – вызвала скорую и милицию. Принято считать, что это было заказное убийство и виновника или не нашли, или не предали огласке. В последнее время Александр Мень часто говорил о смерти, он напоминал, что люди — это путники в этом мире «пришли из тайны, чтобы возвратится в тайну». Александр Мень говорил, что это не должно страшить, но дать осознание значения жизни.

Последствиями стало прекращение трансляции передач Меня. Издавать его работы на родине стали чуть позже. Но то семя, которое он трудолюбиво разбрасывал – живо и сегодня, потому что это вечные ценности.

Александр Мень — еретик?

Разумеется, современникам о. Александра Меня, было интересно услышать, как воспринимают образ этого человека студенты, узнать, насколько то, что молодые люди слышали об этом проповеднике, совпало с увиденным в фильме. Но оказалось, что сейчас молодежь волнуют совсем другие проблемы. Вот, как сформулировал их Алексей, студент 4 курса РГГУ, будущий религиовед:

— Мне кажется, что этот фильм может быть проповедью, обращенной не только вовне, но и внутрь, к людям Церкви. По моим наблюдениям сейчас в церковной среде в России царствует эсхатологический ужас, в ней очень популярен образ врага, внешнего и внутреннего. Ни для кого из нас не секрет, что отношение к отцу Александру Меню в прихрамовой среде — двойственное. Сейчас о нем можно услышать и прочитать самые разные вещи. Например, отец Даниил Сысоев, которого уважают многие представители молодежи, в своем блоге называл отца Александра Меня еретиком.

Мне кажется, что этот фильм и труды отца Александра Меня способен заставить человека задуматься о вере. Некоторые мои друзья ходят в церковь, но при этом боятся масонов, страшных китайцев и ужасных американцев, верят в предсказания старцев или увлекаются анархизмом. Отец Александр Мень дает нам образ другого православия. Я знаю людей, которые после знакомства с проповедями о. Георгия Чистякова, книгами епископа Антония Сурожского и о. Александра Меня переоценивали свои взгляды, начинали критически относиться к каким-нибудь«Протоколам сионских мудрецов».

Отец Димитрий (Першин) напомнил о том, несмотря на довольно резкие высказывания в блоге, о. Даниил Сысоев уважал и почитал отца Александра Меня:

— Мы не раз беседовали с о. Даниилом о русской апологетике XX века. И я могу свидетельствовать, что, хотя о. Даниил у многих своих предшественников находил какие-то огрехи, ошибки, но он очень почитал о. Александра как священника, отдавшего жизнь за Христа. Может быть, это не прозвучало в его публичных выступлениях, но это — так.

Второй, очень важный момент — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, который является правящим Епископом той епархии, в которой служил о. Александр Мень, всегда поддерживал его, давая ему все эти годы возможность оставаться на одном месте, в одном храме, что было непросто в эпоху советского произвола, а теперь, после его преставления, Владыка Ювеналий каждый год проводит конференции, посвященные памяти о. Александра. Эти конференции являют то светлое, мирное, спокойное православие, которое, Слава Богу, и в наши дни можно обрести в Церкви.

Взгляды Александра Меня

Кажется, вся жизнь Александра Меня пропитана целью служить Богу, а в этом и есть любовь к людям, не по форме, а от всего сердца. Сам Мень трудился и руками, дома он выполнял физическую работу, обрабатывал огород. Он не разделял обязанности в семье на мужские и женские, если жены Натальи Федоровны не было дома, сам готовил еду для гостей, смеясь, напевая и читая стихи. В его доме было просто и царил безукоризненный порядок. В деревне каждый знал Меня, он заходил в дома, причащал, соборовал, освящал дома. Он имел небольшой дом возле церкви, где на диване можно было поспать, там же принять крещение, втайне, иначе могли быть неприятности. Он служил не только интеллигентам, но и простым людям. Его уважали и верили в силу его молитвы. То, что Мень старался помочь каждому и не взять ни рубля уже говорит о принципах и большой любви к людям. Мень помогал всем, кто просил. Он выезжал, к тем, кто боялся ехать к ему. Он помогал как духовно, морально и даже материально, сам незаметно оставлял деньги хозяевам. Помогал просто услугой, найти врача, свести нужных людей, или советом мужу и жене. Находил нужные подарочки в своем набитом портфеле. В его кабинет приходили разуверившиеся люди, неверующие и мы даже не знаем сколько там обрели веру, надежду, смысл жизни.

Он сравнивал церковь с врачом и сам исполнял эту роль, выслушивал, ободрял, вселял надежду, лечил любовью. Много было свидетельств о силе его молитвы (исцеление в том числе). Все друзья знали об этой силе. Уже в 70х годах были десятки групп и от них еще десятки ответвлений, которые собирались для общения. Он общался со многими учеными, писателями, художниками и только Бог знает сколько из них обратились к вере. Александр всегда оставался скромным, назывался просто сельским священником и оценивал свой труд небольшим по сравнению с глобальными задачами.

Он не призывал уйти из мира, но призывал дальше трудиться, ценил искусство и считал, что в нем проявляется Бог. Он говорил, что традиция не должна быть самоцелью. Он не разделял христианскую церковь на конфессии, придерживался слов владыки Платона, что наши земные перегородки до Бога не доходят. Он встречался с католиками, были у него обращенные евреи и всегда основной целью было обретение веры, не навязывание, а самостоятельное решение человека.

Биография

Александр Мень родился в Москве. Отец Вольф Герш-Лейбович (Владимир Григорьевич) Мень родился в 1902 году, в Киеве, в детстве учился в религиозной еврейской школе, «помнил иврит, …читал наизусть пророков», но «был … человеком нерелигиозным», «окончил два вуза, работал главным инженером текстильной фабрики».

Предки по материнской линии («очевидно, из Польши, если судить по фамилии Василевские…») при Александре I жили уже в России. Бабушка, Цецилия Василевская, и дед, одессит Семён (Соломон) Ильич Цуперфейн, познакомились в Швейцарии, во время обучения на химическом факультете Бернского университета. Там же, в Берне, в 1908 году у них родилась дочь Елена (мать Александра). Окончив университет, Соломон и Цецилия с дочерью жили в Париже. В 1914 году, во время приезда в Россию, Семёна Ильича мобилизовали, а семья поселилась в Харькове. Елена Семёновна Мень (в девичестве Цуперфейн) с юности тянулась к христианству. Изучала в Харьковской частной гимназии православное вероучение. Старшеклассницей она уехала в Москву, к своей бабушке Анне Осиповне Василевской; в 1934 году вышла замуж за Владимира Григорьевича Меня.

В возрасте шести месяцев Александр был тайно крещён вместе с матерью в Загорске священником Катакомбной церкви архимандритом Серафимом (Битюковым).

Когда мальчику было 6 лет, отец был арестован по ложному обвинению[какому?] и провёл более года под стражей, а затем до конца Великой Отечественной войны был вынужден работать на Урале.

Учился Мень в московской школе № 1060 в Стремянном переулке.

В 1953 году поступил в Московский пушно-меховой институт в Балашихе, который в 1955 году был переведён в Иркутск. В марте 1958 года был отчислен за религиозные убеждения.

Через месяц после отчисления, 1 июня 1958 года, был рукоположён в диакона, а 1 сентября 1960 года (после окончания Ленинградской духовной семинарии) — в священника. Хиротония состоялась в Донском монастыре. О. Александр был назначен вторым священником в церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Петровском-Алабине, где год спустя он заменил настоятеля храма. В 1965 году закончил заочно Московскую духовную академию.

В 1964 года у отца Александра прошёл обыск, в 1974 году Юрий Андропов написал письмо в ЦК КПСС о группе, возглавляемой Александром Менем. По некоторым сведениям[источник?], в 1985 году его планировали привлечь к уголовной ответственности, но отказались ввиду протекции митрополита Ювеналия.

11 мая 1988 года в зале Института стали и сплавов состоялась его первая публичная лекция. Как отмечал Александр Кравецкий, «организаторы вечера были совершенно поражены тем, что церковная тематика может безо всякой рекламы собрать полный зал».

Служил в ряде подмосковных приходов. В 1989—1990 годах был настоятелем Сретенской церкви в Новой Деревне (микрорайоне города Пушкино). Считался[кем?] одним из ведущих христианских проповедников.

Являлся членом редакционного совета журнала «Детектив и политика».

Детство и юность

Александр Мень родился в столице России в 1935 году. Отец будущего священника – киевлянин, еврей по национальности, за его плечами, помимо двух вузов, религиозная еврейская школа. Но, как позже вспоминал Александр Владимирович, в Бога не верил, любая религия была для мужчины чужда. Он работал инженером на текстильной фабрике. В 1941 году глава семейства оказался в тюрьме, став жертвой ложного обвинения, в годы войны с фашистами трудился на Урале.

Александр Мень

Мама тоже из еврейской семьи, родом из Польши, ее родители жили в Швейцарии и во Франции, потом перебрались в Россию. В отличие от отца почитала христианскую веру, отучилась в Харьковской православной гимназии.

Ярким впечатлением детства стало чудесное исцеление бабушки самим Иоанном Кронштадским: ее сразила серьезная болезнь, а врачи лишь разводили руками. После встречи со знаменитым проповедником женщина пошла на поправку, и через месяц болезнь сняло как рукой. Когда Саше исполнилось полгода, мама тайно его крестила.

Александр Мень в детстве

С ранних лет Александр тянулся к знаниям, взахлеб читал книги, переполняющие его личную тумбочку. Семья с двумя детьми ютилась в московской коммуналке, чтобы создать хотя бы подобие собственной комнаты, подросток отгородил ковать ширмой и много читал. Уже в 13 лет освоил Канта, например.

Удивительно, но отличника в школе из Саши не вышло. Зато мальчик рос очень общительным, всегда был окружен друзьями. Список интересов не ограничивался чтением книг, Мень увлекался музыкой и особенно живописью – стал завсегдатаем зоопарка, часто приходил, чтобы рисовать животных.

Александр Мень в молодости

Уже в 12 лет Александр понял, что хочет посвятить жизнь служению вере и Богу, и пошел в духовную семинарию. Но инспектор отправил подростка домой, велев прийти, когда тот достигнет совершеннолетия. После школы юноша влился в ряды студентов столичного пушно-мехового института, откуда спустя пять лет перед выпускными экзаменами его отчислили за связь с епархией. В будущем мужчина окончит Ленинградскую и Московскую семинарии, но заочно.

Новые выступления Александра Меня

Александру Меню приходилось трудно. На него началась травля, его обыскивали, вызывали в органы и начались нападки в прессе. Он чуть не угодил в тюрьму в 1990г. и только слово митрополита остановило процесс. Во времена перестройки отношение государства к религии изменилось в 1988 году. Мень выступил во Дворце культуры Московского института перед преподавателями и студентами. Его стали чаще показывать на телевидении. Он выступил в одной из московских школ №67, о чем написали в известной газете «Известия» и с того времени приглашения к нему посыпались одно за одним, он бывал перед разными публиками в том числе и перед воинствующими атеистами. Он за последний год написал больше 30 статей в прессе. После выступления в школе он за год прочитал порядка 200 лекций. Он участвовал в диспутах с пропагандистами атеизма, но они не могли ему достойно ответить.

То, что жизнь у Александра Меня был очень насыщенна это ничего не сказать. Родные волновались и просили взять отдых, но он говорил, что времени мало и старался многое успеть. Александр Мень в один день мог провести службу и еще провести лекции в разных районах Москвы, добирался электричками. Он хотел посеять слово истины, понимая, что многие не примут, но ставил целью донести возрождение хоть до единиц. Он понимал свое время ощущая связь с Тем, кто его вел по жизни, оберегал и поддерживал в проповеди Слова, чем он и занимался всю жизнь.

Убийство

Во время выступлений отец Александр неоднократно получал записки с угрозами. Утром 9 сентября 1990 года он торопился в церковь на литургию. Произошло, предположительно, следующее: к нему подбежал какой-то человек и протянул записку. Мень вынул из кармана очки и начал читать. В это время из кустов выскочил другой человек и с силой ударил его сзади топором (по другой версии — сапёрной лопаткой). Обливаясь кровью, священник направился к станции. По пути женщина спросила: «Кто вас, отец Александр?». «Да нет, никто, я сам!» — ответил он. Потом, теряя силы, повернул назад, к дому, дошёл до калитки и упал.

Несмотря на личные распоряжения президента СССР и председателя Верховного Совета России, убийство осталось нераскрытым.

По рассказу генерал-лейтенанта милиции Вячеслава Панкина,

Когда задержали подозреваемого, он дал признательные показания. Министр внутренних дел Баранников обрадовался: праздновать можно! Однако, кроме признательных показаний, не было никаких вещественных доказательств. И даже когда подозреваемый выдал следствию топор, которым он якобы убил священника, экспертиза не подтвердила, что это орудие убийства. Портфель с церковным облачением священника тоже исчез

Отрабатывалось очень много версий, обращали внимание на мелочи. Когда священник с рассечённой головой добрёл до калитки своего дома, беспомощно повис на ней, жена его не узнала

Почему? Проверяли и брата жены, конфликтовавшего накануне убийства с Александром Менем. Но существенных доказательств добыть не удалось. Уже в Афганистане я услышал, что преступление якобы раскрыто. Об этом сообщил тогдашний начальник ГУУРа Колесников. Но работали они всё с теми же подозреваемыми.

На месте гибели священника в микрорайоне Семхоз (ныне в черте города Сергиева Посада) воздвигнут храм в честь преподобного Сергия Радонежского. По благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия ежегодно проходит научно-богословская конференция «Меневские чтения».

Служение

В начале лета 1958 года Александр Мень получил сан диакона и спустя два года поступил на службу в храм Покрова Пресвятой Богородицы. Духовная карьера развивалась стремительно – вскоре священника назначили настоятелем церкви в Алабино.

Священник Александр Мень

Здание находилось в плачевном состоянии, найдя общий язык с властями, Мень начал реставрацию, а со временем превратил молельный дом в небольшую христианскую общину. Однако спустя четыре года его попросили покинуть Алабино, знакомые помогли устроиться в качестве второго священника в церкви Тарасовки – села недалеко от Москвы.

Еще одно достижение отца Александра – создание кружка священнослужителей: пастыри собирались вместе, чтобы обсудить проблемы, искали пути совершенствования российского богословия.

Александр Мень в церкви

В конце 1965 года члены этого объединения направили письма патриарху Алексию I и председателю Президиума Верховного Совета СССР о вмешательстве государственных деятелей в дела церкви. Событие произвело фурор в кругах христиан, об Александре Владимировиче заговорили даже за границей. Верующие со всех концов России стали стекаться к Меню.

В Тарасовке священник продолжил исполнять миссию, но уже скромнее, стараясь не сталкиваться с властями. После смерти Хрущева ряды верующих стали пополняться молодежью, что очень радовало. Популярность породила и завистников – однажды настоятель написал на Александра донос в КГБ.

Александр Мень

Покинуть стены этого храма не удавалось еще год, в 1970-м в рамках обмена священнослужителями Мень оказался в Новой Деревне, где прослужил до конца жизни – сначала в роли второго священника, а спустя девять лет настоятелем.

На новом месте Александр Владимирович развернул бурную деятельность. Благодаря теплому приему каждого заглянувшего в храм состав прихожан молодел, в рядах появлялась интеллигенция, много москвичей. Люди уважали общительного и харизматичного священника, свято верили в силу его молитвы, многие утверждали, что исцелились от долголетних болезней.

Александр Мень в Новой Деревне

Мень с удовольствием наведывался в дома верующих, каждая семья была лично знакома с отцом Александром – крестил, причащал, соборовал, освящал жилища

Это был единственный способ не привлечь внимание властей, потому как в 80-х годах основные церковные действа не поощрялись

Постепенно образовалась новодеревенская община. Александр Мень разделил ее на небольшие группы «по интересам», чтобы было проще работать. Часть прихожан постигала азы богословия, другие слушали проповеди и вместе молились, третьи готовились к крещению.

Биография Александра Владимировича наполнена творчеством. Протоиерей – автор россыпи книг на тему вопросов веры. Дебютная работа «Сын человеческий» увидела свет в 1968 году, вышла из-под станков брюссельской типографии под псевдонимом. Мень рассматривает в книге, появившейся из бесед с неофитами, путь Иисуса Христа.

Протоиерей Александр Мень

Создавая ее, священник преследовал цель рассказать молодежи и вообще людям, только знакомящимся с церковью, доступным и живым литературным языком, через что пришлось пройти Христу. Десятилетие произведение оставалось в рукописном виде, тайно кочуя по рукам.

Самым же важным литературным трудом стал шеститомник «История религии» с серией под названием «В поисках пути, истины и жизни», который содержит размышления о человеческих религиях и является прелюдией к Новому Завету. Повесть о духовных поисках людей тоже напечатали в Брюсселе.

Книги Александра Меня

Из-под пера Александра Владимировича также вышли книги «Как читать Библию», «Небо на земле», альбом с иллюстрациями специально для детей «Откуда все это?». Последней глобальной работой стал «Библиографический словарь», включивший почти 2 тысячи терминов.

Впрочем, не все оценивали деятельность священника позитивно. Александр Мень не раз подвергался критике, хоть и не был отлучен от церкви. Протоиерея обвиняли в симпатии к католицизму и воззрениях о сближении и объединении отдельных христианских течений. Часть богословов считала, что литературные работы не подходят для знакомства с православием. Нашлись и вовсе те, кто называл его еретиком, увидев в мировоззрении Меня массу противоречий с христианским учением. По сути, книги оказались под церковным запретом.

цели

Целями ОПУ является среди прочего «диалог с миром светской культуры; борьба с использованием православия в политических и националистических целях, противостояния религиозному экстремизму, фанатизму, суевериям». Согласно проспекту ОПУ, обучение в нем позволяет студенту решить для себя «главные жизненные вопросы, понять место христианства в современной европейской цивилизации».

«Мы не претендуем на то, чтобы готовить священнослужителей или преподавателей, – рассказывает ректор ОПУ о. Владимир Лапшин. – У нас нет экзаменов, мы принимаем всех желающих, хотя читаем вполне серьезные предметы — и библеистику, и историю церкви, и древние языки. Если человек хочет получить свидетельство об окончании университета, он сдает зачеты, не хочет — может не сдавать

Ведь большинство приходят узнать что-то нужное и важное для себя лично».

Согласно о. Георгию Чистякову, «мы приглашаем к сотрудничеству не только преподавателей, но и студентов других исповеданий, ибо не только мы мало знаем о них, но и они крайне слабо, поверхностно, а зачастую и вульгарно представляют себе что такое православие. К сожалению, мы до сих пор живем мифами о других конфессиях. Если каждый из нас из глубины своего опыта откроется духовному опыту других, то мы увидим не разделения, а те чрезвычайно важные моменты, которые нас объединяют.

Мы отдаем себе отчет в том, что начинать приходится практически с нуля. Недостаточно прослушать четыре курса лекций, чтобы стать богословом, необходимо создание среды, в которой был бы возможен богословский диалог, атмосфера творческой критики и обмена информацией.

В Общедоступный Православный Университет могут поступать верующие и неверующие, но все студенты призваны с уважением относиться к убеждениям и верованиям других.

Для слушателей университета не существует никаких ограничений: ни конфессиональных, ни финансовых, ни возрастных.

Университет сохраняет дух свободолюбия и самостоятельности, без которых невозможно подлинное богословствование».

Ранее существовал факультет «политологии», на котором студенты участвовали в работе курса «Утверждение ценностей демократического общества и современная религиозная ситуация в России» (организован при содействии Европейского союза).

При поступлении в ОПУ проводится собеседование, заменяющее вступительный экзамен. Обучение проводится без отрыва от основной работы. Занятия проходят по будним дням в вечернее время и по воскресным дням в дневное время. Обучение длится 3 или 4 года.

пресса

С года статьи о. Александра Меня начали появляться в «Журнале Московской Патриархии», ответственным секретарем редакции был в то время Анатолий Ведерников. При нем о. Александр Мень опубликовал более 20 статей.

Автор самиздатского журнала «В пути – Переписка ряда лиц по вопросам религии».

О. Александр Мень публикуется в католическом издательстве «Жизнь с Богом», которое использует его книги как орудие католического прозелитизма в России. Участвовал в переводе и издании Франциска Сальского. В 70-х гг. приглашен принять участие в издании «брюссельской» Библии; составил комментарии к Пятикнижию Моисея и книгам Пророков.

С сер. 60-х годов статьи о. Александра Меня печатаются в православных и католических изданиях: «Вестник РХД» (Париж), «Голос Православия»(«Stimme der Ortodoxie») (Берлин), «Логос» (Брюссель), «Посев» (Франкфурт-на-Майне).

С началом «перестройки» связан выход о. Александра Меня к широкой аудитории. С года он активно сотрудничает в средствах массовой информации, занимается широкой преподавательской и лекционной деятельностью. Провел серию религиозных передач по радио, подготовил несколько телевизионных программ. В — годы напечатал около 30 статей.

Прочел более двухсот лекций на самые различные темы — «История религий», «Жизнь и смерть», «Библия в литературе», «Обряды и таинства», «Культура и христианство» и многие другие — в учебных и научно-исследовательских институтах Москвы, а также в различных клубах. Среди них циклы лекций в д.к. Дукат, д.к. им. Горького, д.к. Завода автоматических линий, д.к. завода «Серп и Молот», д.к. им. Серафимовича, д.к. «На Красной Пресне», в Государственной библиотеке иностранной литературы (директор Екатерина Гениева) и других.

В году основал журнал «Мир Библии».

Долгое время вопрос о распространении сочинений о. Александра Меня в Русской Православной Церкви был дискуссионным. В сентябре года еще только предполагалось реабилитировать произведения о. Александра Меня.

25 августа года Издательский совет одобрил главную книгу о. Александра Меня «Сын человеческий» и присвоил данной книге номер Издательского Совета – ИС 11-115-1572. На сайте последователей о. Александра Меня Damian.Ru опубликованы постановления Коллегии по рецензированию и экспертной оценке Издательского Совета, рекомендующие к публикации еще два сочинения о. Меня: продолжение «Сына человеческого» «Первые апостолы», а также «Практическое руководство к молитве».

По этому поводу зам. председателя Издательского Совета о. Евфимий (Моисеев) оправдывался: «Мы разрешили две книги по итогам заключения экспертной комиссии, то есть только книги, поданные на рецензию, другие мы просто не рассматривали. Более того, мы не выносили суждений о богословских взглядах отца Александра, а только о конкретных книгах, представленных в совет».

В году в Издательстве Московской Патриархии вышел первый том 15-титомного Собрания сочинений протоиерея Александра Меня тиражом 1500 экземпляров.

Редакционный совет по изданию собрания сочинений протоиерея Александра Меня

председатель редакционного совета — митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин); заместитель председателя редакционного совета — протоиерей Владимир Силовьев; протоиерей Александр Борисов; священник Виктор Григоренко; Беглов А. Л.; Григорьева Ж. П. (руководитель рабочей группы); Еремин А. А., писатель, публицист; Лапшин И. В. (секретарь редакционного совета); Полищук Е. С., заместитель главного редактора Издательства Московской Патриархии, ответственный секретарь редколлегии сборника «Богословские труды»; Рашковский Е. Б.; Сорокин А. К., генеральный директор издательства «Российская политическая энциклопедия»; Чапнин С. В., ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник».

Конфликт избранных

Разговор о борьбе взглядов внутри Церкви продолжил Алексей:

— Современные миссионеры, и люди которые посещают миссионерские школы, к сожалению, не способствуют распространению образа мирного и светлого православия. Создается ощущение, что приход Косьмы и Дамиана и ему подобные — капли в море. К тому же, против них постоянно пишутся какие-то обличительные статьи. Говорят, что это «розовое христианство», а на самом деле христианство должно быть совершенно другим. Внутри Церкви постоянно идет какая-то борьба.

Другой студент РГГУ, Родион, имел по этому вопросу свое мнение:

— В Церкви могут существовать любые люди — и те, кто опасается масонов, и сторонники экуменизма, да кто угодно. Главное для проповедника — привести человека ко Христу, чтобы мы с этим человеком причащались из одной чаши.

Но беда в том, что современный человек ко Христу идти не хочет. Например, среди моих однокурсников очень мало людей, которых интересует истина. Одни говорят, что истины нет, а другим поиски истины неинтересны. Молодежь, может быть, и знает, кто такой, Христос, но встречаться с Ним не хочет, имея другие занятия.

С микрофоном — студент Родион

Родион признался в том, что ему самому ближе позиция о. Александра Меня, но, понять и оценить такую позицию готовы далеко не все. По его наблюдениям, многим представителям нынешней православной молодежи гораздо ближе суждения о. Даниила Сысоева.

О. Владимир Архипов высказал мнение о том, что если человека не волнует то, зачем он живет, если он не ставит себе такого вопроса, то ему будет очень трудно дальше идти путем веры, которую представляет о. Александр:

— В начале фильма прозвучали вопросы: Кто ты, человек? Зачем ты живешь? Каков твой путь? Эти вопросы занимали меня с юности. Я встретил человека, который интересовался тем же, и этот человек меня познакомил с о. Александром.

Вопросы, которые задавали сегодня студенты РГГУ, уходят корнями в нашу психологию. В нас заложено стремление к конфликту, мы склонны считать себя избранными, а других — заблудшими. А сколько людей сейчас враждует внутри каждого прихода! У о. Александра этого никогда не было. У него не было тенденции называть свой приход особым и ставить его выше других.

Тот дух внутренней свободы, которым жил о. Александр, он воспринял от живого Христа. Ему в голову бы не пришло разъединять людей, противопоставить себя другим, сравнивать с кем то, выяснять, кто прав. Там, где существуют такие тенденции, верой и не пахнет! Я уверен, что о. Александр нашел бы общий язык и с о. Даниилом Сысоевым и с другими оппонентами.

Недаром о. Димитрий вспомнил про сотрудников КГБ. Казалось бы, вот — явные враги Христа, но о. Александр видел в них жертву собственной нелепости и открывал в них образ Божий, о существовании которого они, может быть, не подозревали.

Что человеку нужно? Еда, секс и удовольствие? Или он считает, что призван к более высокому предназначению? Если человек хоть немного стремится к познанию истины, на его пути обязательно появится живая истина- Христос.

Начало служения Александра Меня

Спустя месяц, 1 июня 1958 г. Александра Меня рукоположил о. Николай Голубцов в диаконы и направил на станцию Одинцово под Москвой. Там он, жена и годовалая дочь поселились в ветхом доме и жили на незначительные деньги. Население не было религиозным в той местности, еще сохранился страх, настоятелем церкви вообще был бухгалтер. Мень здесь вел серию бесед о жизни Христа, а сам заочно учился в Ленинградской духовной семинарии. Через год стал священником и был переведен в Алабино под Москвой, сначала стал вторым священником и через год стал настоятелем храма. В семье Меня уже появился сын. Семья жила не в лучших условиях, храм был в очень плачевном состоянии, живопись требовала реставрации. И в этой ситуации Мень сделал невозможное, используя свое умение договариваться – он получил согласие исполкома на восстановление церкви, хотя государство все еще плохо относилось к религии.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий