Биография Антонио Кваренги

Биография

20 сентября 1744 года у представителей двух известных итальянских семей Джакомо Антонио Кваренги и Марии Урсулы Рота родился второй сын, названный в честь отца Джакомо Антонио. Это произошло в живописном маленьком селении Капиатоне округа Рота д’Иманья, входящего в провинцию северо-итальянского города Бергамо.Как писал позднее сам зодчий, он «с детских лет показывал самое искреннее призвание к художествам», однако родители готовили ему другую карьеру. В семье существовал давний обычай: в случае, если родятся три сына, два из них должны принять сан священнослужителя, а так как Джакомо был из трех сыновей вторым, то родители настаивали на соблюдении устоявшейся традиции и рассчитывали на то, что он обязательно облачится в рясу. Начальное образование Джакомо получил в самом значительном и известном в Бергамо коллеже «Милосердие». Отец настоял, чтобы он изучил философию и юриспруденцию. Кваренги вспоминал: «…не могу достаточно выразить отвращение, с которым я предавался таким занятиям. Но не буду отрицать, что в курсе риторики я чувствовал особенную склонность к поэзии и что мне до крайности нравились три изящнейших латинских поэта – Катулл, Тибулл и более всех Вергилий, из которых я перевел в итальянских стихах несколько произведений… но наклонность, сильно влекшая меня к художествам, не позволявшая, чтобы я стал ни поэтом, ни философом, ни духовным лицом, была причиною того, что я извлек мало или совсем не извлек плодов из таких упражнений».Видя увлеченность сына изобразительным искусством, отец Кваренги решил предоставить сыну возможность учиться рисованию у лучших художников города Бергамо – Паоло Бономини и Джованни Раджи. Однако Кваренги был недоволен их руководством, считая их манеру устаревшей.В это время юноша попал под влияние нежелательной, по мнению отца, компании. Стремясь изолировать сына от дурных друзей, родители стали оказывать на него сильное давление, добиваясь даже того, чтобы он удалился в монастырь Сан-Кассино.Но, в конце концов, сдался отец. Он согласился с настойчивым желанием сына. Кваренги уехал в Рим. Там в течение первых четырех-пяти лет он неоднократно менял творческие мастерские и не получил систематических знаний ни по живописи, ни по архитектуре, однако, как можно понять из его слов, архитектурные мастерские были удобным местом для рисования. Именно рисунок являлся той главной областью его творчества, которую Кваренги непрестанно развивал.Полный сомнений относительно правильности методов изучения архитектурного искусства, преподносимых его римскими учителями, Кваренги натолкнулся однажды на знаменитый трактат архитектора Андреа Палладио «Четыре книги об архитектуре». Он нашел близкую и созвучную его мировоззрению методику творчества и раскрытие тектоники зодчества.В конце 1760-х годов от ирландского скульптора Кристофера Юкстона, совершенствовавшегося в Риме, Джакомо получил заказ на проекты двух особняков «для английских господ» и выполнил поручение с успехом «к удовольствию названных господ». После этого он разработал проекты каминов, а также таких утилитарных зданий, как склады, тоже для англичан. Вскоре Кваренги получил признание и у итальянских заказчиков.В письме к Маркези Кваренги писал: «Более значительным по сравнению с проектом для Англии было задание, которое я получил в 1770 году от монахов-бенедиктинцев и в котором они просили обновить их старую церковь Санта-Сколастика. Я должен буду преодолеть большие трудности, прежде чем прийти к какому-либо решению, поскольку мне было поставлено условие не трогать ни одного камня прежней постройки, хотя во всей церкви не было ни одной части, которая соответствовала бы другой. После тщательного изучения постройки и большого количества потраченных усилий я, наконец, составил проект новой церкви внутри старой».

Страница 1 из 7 | Следующая страница

Другие биографии:

Джакомо Мейербер Чарлз Камерон Старов Иван Егорович Стасов Василий Петрович Баженов Василий Иванович

Смольный институт

Где: Смольный пр-д, д. 1

Джакомо Кваренги считал Смольный институт лучшей постройкой своей жизни. 

Необычное название произошло от смоляного двора, который когда-то здесь находился. На нем хранилась смола для судов, строившихся на Адмиралтейский верфи. Петр I, часто посещавший это место, распорядился срубить себе дом, а позже его преемница Екатерина I, восхищенная панорамой, велела построить здесь дворец.

Уже по указанию императрицы Елизаветы Петровны был основан Воскресенский Новодевичий монастырь, за которым закрепилось название «Смольный». 5 мая 1764 года по высочайшему указу Екатерины II об учреждении в Смольном Воскресенском монастыре учебно-воспитательного заведения для 200 благородных девиц. Почти одновременно и тоже на территории Смольного монастыря открылось Мещанское училище для воспитания девиц различных сословий. Оно было своего рода отделением Смольного института, рассчитанным на 220 воспитанниц. Но здание не подходило для этих целей из-за планировки, поэтому Кваренги поручили построить новое здание Смольного института для Воспитательного Общества Благородных девиц, а Ю. М. Фельтену отдали строительство специального здания для Мещанского училища, позже названного Александровским институтом. 

Джакомо Кваренги. Смольный институт в Санкт-Петербурге
Центральная часть главного фасада и план наружной стены

Кваренги возвел постройку южнее монастыря. Корпус с боковыми крыльями образовали традиционную П-образную композицию с парадным двором, напоминающую план классических усадеб. Центр выделен портиком с колоннадой ионического ордера. Цокольный этаж обработан горизонтальным рустом, торцовые фасады боковых корпусов – пилястрами.

Источник фото

На втором этаже архитектор запланировал учебные помещения, на верхнем этаже – жилые комнаты учениц. Несмотря на огромные размеры, в институте сложно заблудиться. Главный подъезд ведет в большой круглый вестибюль, откуда по центральной лестнице можно подняться в просторный коридор, который бесконечно тянется вдоль всего основного корпуса. 

В правом северном флигеле, находились квартиры начальницы и правительницы Смольного Института, под ними – малая столовая для начальницы, правительницы, классных дам и преподавателей. Под столовой, в подвальном помещении, располагался кухонный корпус с выходом в малый хозяйственный двор. В левом южном флигеле находились помещения хозяйственного назначения и кухонный комплекс, выделенные в отдельные дворовые постройки. 

План Кваренги. Источник фото

В южном крыле Смольного Кваренги разместил Актовый зал, который считается одним из лучших спроектированных им интерьеров. Два ряда коринфских колонн разделили зал на три части – нефы. Стены и колонны отделаны белым мрамором. Дверь обрамлена архивольтом, наружным обрамлением арки, выделяющим ее из плоскости стены, а поверх него размещены фигуры Славы. Оригинальные люстры, похожие на античные светильники, созданы по рисункам великого зодчего. В Актовом зале проходили балы и другие торжественные мероприятия с участием воспитанниц.

Воспитанницы Смольного института благородных девиц на уроке танцев
Фото из выпускного альбома 1889 г.
Источник фото

Именно здесь В. И. Ленин сообщил собравшимся о переходе власти в руки Советов рабочих и солдатских депутатов и были приняты первые декреты Советской власти:

  • «Декрет о мире»;
  • «Декрет о земле»;
  • «Постановление об образовании рабочего и крестьянского правительства». 

До переноса столицы в Москву именно Смольный служил штаб-квартирой большевистского правительства.

Смольный, 1917 г. Источник фото

Большое значение придавал архитектор окружающей среде. Со стороны главного подъезда он спроектировал большую площадь, которая позволяла охватить взглядом все здание, а с противоположной стороны заложил регулярный сад.

Въезд на территорию Смольного оформили два пятиколонных портика тосканского ордера, образующих пропилеи, парадный проход, образованный портиками и колоннами, расположенными симметрично оси движения на каком-либо участке. На фризах колоннад можно прочитать надписи «Пролетарии всех стран объединяйтесь!» и «Первый Совет пролетарской диктатуры».

Сегодня в здании Смольного института находятся резиденция губернатора Петербурга и городская администрация. Внутри можно посетить музейные экспозиции, которые отражают всю историю здания, – Государственный историко-мемориальный Санкт-Петербургский музей.

Материал подготовлен редакцией портала «Культура Петербурга»

Биография Антонио Кановы

Антонио Канова родился 1 ноября 1757 года в небольшом городке Поссаньо на севере Италии, в 80 км от Венеции. По отцовской линии его предки были потомственными камнетесами, а мать происходила из влиятельной семьи владельцев местных каменных карьеров. Когда Антонио едва исполнилось 4 года, умер его отец и мальчика на воспитание взял дед Пасино Канова, а мать снова вышла замуж и уехала в другой город.

Родной дедушка не особо баловал внука, с малых лет он начал привлекать мальчика к тяжелым работам по обработке камня в собственной мастерской

В девятилетнем возрасте Антонио уже умел делать модели из глины и вырезать фигуры из мрамора, чем привлек внимание местного богатого землевладельца Джованни Фалье (Giovanni Falier)

Пораженный талантом юного гения, Фалье в течение нескольких лет убеждал Пасино Канову отдать мальчика на обучение профессиональному скульптору, пока не добился своего. В 1768 году первым учителем Антонио стал Джузеппе Торретти (Giuseppe Torretti), а спустя два года его взял под свою опеку Джованни Феррари (Giovanni Ferrari).

Затем Антонио Канова приняли на обучение в Венецианскую академию искусств, где он получил несколько престижных наград и первые самостоятельные заказы от местных вельмож. Уже в 1779 году молодой скульптор открыл собственную художественную мастерскую и создал знаменитую работу «Дедал и Икар» для прокуратора Венеции Пьетро Пизани (Pietro Vettor Pisani).

Великолепная работа принесла молодому человеку широкую известность и денежное вознаграждение в размере 100 золотых цехинов. Получив в свое распоряжение солидную сумму денег, Канова отказался от должности преподавателя кафедры в академии искусств и отправился в Рим.

В столице Италии мастер прожил почти двенадцать лет, периодически совершая поездки по стране по приглашениям разных вельмож. За это время он посетил Неаполь, Падую, Виченцу, Верону, Мантую, Парму, Модену и Болонью, и в каждом городе его ожидал оглушительный успех. Воодушевленный славой, Канова много трудился, создавая гениальные шедевры в неоклассическом стиле. Он обзавелся влиятельными покровителями и вскоре стал самым известным скульптором в Европе.

В 1792 году Антонио Канова вернулся в Поссаньо, где его с восторгом встретили земляки и прожил в родном городке последующие 6 лет, исполняя многочисленные заказы. А затем по приглашению австрийского императора посетил Вену. Здесь его настойчиво уговаривали остаться и предложили должность придворного художника, но скульптор отказался от высокой чести и отправился в путешествие по городам центральной Европы.

По возвращении в Рим в 1800 году Канове не удалось задержаться здесь надолго. Вскоре он получил приглашение от Наполеона стать официальным художником императора и вынужден был согласиться. Находящийся на пике славы Бонапарт заказал мастеру свою скульптуру в образе Марса, а также статую сестры, Полины Боргезе, в образе Дианы. Антонио Канова блестяще справился с этими заказами и поспешил вернуться в Италию, несмотря на настойчивые просьба Наполеона остаться в Париже навсегда.

Впрочем, о спокойной жизни в Риме скульптору приходилось лишь мечтать. В последующие годы ему неоднократно приходилось снова посещать Париж и совершать поездки по городам Италии, а в 1815 году Канова даже побывал в Лондоне. Между тем, его здоровье постепенно ухудшалось, неумолимо приближалась старость и в 1818 году мастер уехал в Поссаньо, чтобы вдали от столичного шума провести остаток жизни.

Последним незавершенным шедевром скульптора стало строительство церкви в родном городе, впоследствии получившей неофициальное название «Кановианский храм». Этот проект воплотил в себе черты архитектуры Древней Греции, Рима и эпохи Возрождения. На возведение храма Антонио Канова израсходовал практически все свои сбережения, но строительство было завершено уже после смерти гения.

До последних дней великий скульптор продолжал творить, выполняя многочисленные заказы, но 13 октября 1822 года он умер в Венеции, где находился с визитом у своего друга. Тело Антонио Кановы похоронили в родном Поссаньо, а его сердце в ходе торжественной церемонии поместили в вазе погребального памятника венецианской Базилики деи Фрари.

Биография

Джакомо Антонио Доменико Кваренги родился в провинции Бергамо, маленьком селении Италии, в довольно обеспеченной семье. Живописцами были и его дедушка, и отец, причем очень известными. От них Джакомо досталась тяга к прекрасному и талант художника. Природа рвалась наружу, и мальчик демонстрировал желание творить, рисовать, но у родителей был задуман для него совсем другой путь: в монастырской школе он учился языкам, литературе, философии, юриспруденции. Кваренги говорил, что изучение последних двух наук вызвало в нем только отвращение. Впрочем, впоследствии Джакомо настоял на своем, став учеником художников Раджи и Бономини. Те обнаружили в нем выдающийся талант и посоветовали не сходить с выбранного пути.

В 1861 году Джакомо Антонио Кваренги отправился в Рим, где завел много полезных знакомств: его учителями и друзьями стали А. Менгс, С. Поцци, В. Бренна. Именно последний подал Джакомо идею стать архитектором, и так Кваренги увлекся до конца жизни, постепенно став настоящим знатоком темы. Он начал знакомиться с историей архитектуры, трудами архитекторов Рима, вдохновенно зачитывается трактатами зодчих Ренессанса, особенно близкими ему стали идеи Андреа Палладио.

Известность не заставила себя долго ждать: аббат Торп познакомил Джакомо с К. Редзонико. Этот меценат, в то время бывший очень знаменитым, заказал у Кваренги крупный проект церкви в Субиако. Сложность заключалась в том, что церковь надо было переделать, но старое здание изменять нужно было по минимуму. Так архитектору фактически пришлось создать новый храм внутри старого. Уже в этом проекте можно было разглядеть стиль Кваренги, которому присуща строгость и лаконичность. После выполнения этого первого крупного заказа к архитектору посыпались предложения со всей Европы.

1775 год подарил Джакомо Антонио Доменико Кваренги семейное счастье – жену и дочь.

Приглашение из России было для Кваренги следующим важнейшим этапом в жизни и карьере. До этого он лишь выполнял перестройки и небольшие случайные проекты, крупных самостоятельных проектов у него не было, как и не было полного чувства собственной самореализации. Поэтому архитектор Джакомо Кварнеги сразу же согласился отправиться в Россию, где подписал контракт с Екатериной II, став ее придворным архитектором. Это произошло в 1780 году.

Начало работы Кваренги в России было положено дворцом в Петергофе, который не только украсил природный ландшафт, но и впоследствии стал настоящей достопримечательностью Санкт-Петербурга. По проектам Кваренги были построены беседки и павильоны, церкви в Царском Селе и имения высокопоставленных особ. Он стал буквально нарасхват среди русских аристократов того времени, здесь его талант и познания в архитектуре наконец раскрылись в полной мере, внесли в городской облик штрихи классицизма. Екатерина всегда контролировала работу архитектора, общаясь непосредственно с ним, иногда даже принимала участие в разработке эскизов, но, бывало, слишком торопила в сроках осуществления проектов, о чем он сетовал в письмах.

Как бы то ни было, императрица всегда была весьма довольна работами архитектора, обновленные интерьеры в Зимнем дворце и все остальные постройки Кваренги были поистине грандиозными. Стабильность в работе не покинула придворного архитектора и после смерти Екатерины. С наступлением XIX столетия Джакомо Кваренги, постройки которого признаны шедеврами, стал проектировать больницы, институты. Смольный институт он сам даже называл лучшим из своих творений.

Проект Эрмитажного театра обеспечил архитектора квартирой неподалеку и персональной ложей. Вдохновением для создания послужил театр «Олимпико» А. Палладио. Джакомо Кваренги, краткая биография которого представлена вашему вниманию в статье, спроектировал театр очень продуманно, так что он был комфортен для посетителей, а акустика там была потрясающая. Архитектор писал, что стремился совместить в проекте античный вид и современные решения.

Хотя со временем у архитектора и погибли две дочери и две жены, у него осталось еще пятеро детей. Он остался в России до самой смерти, эта страна стала его второй родиной. Джакомо Кваренги скончался в Санкт-Петербурге в 1817 году, причиной послужила банальная простуда.

Ассигнационный банк

Где: Садовая ул., д. 21

В XVIII веке Российская империя постоянно вела военные действия, которые значительно били по государственной казне. Особенно было в ходу серебряные монеты, так как они ценились на европейских рынках и были средством международных расчетов. Из-за этого казна стала испытывать дефицит серебра, а использование монет в таком количестве доставляло физические неудобства. По примеру Германии было решено наладить выпуск бумажных денег – ассигнаций, которые по замыслу могли свободно обмениваться на звонкую монету и приниматься в качестве законного платежного средства.

Так в 1769 году был основан Ассигнационный банк, а в 1782 году императрица Екатерина II повелела построить дня него специальное здание. 5 мая 1783 года был утвержден проект Кваренги, но первоначальный замысел менялся во время строительства несколько раз. 

Для банка выделили весь освободившийся после сгоревшего Морского рынка участок между Садовой улицей, Екатерининским каналом и поперечными переулками.

Главный центральный корпус был предназначен для непосредственной работы учреждения.  Одноэтажные открытые галереи соединяли его с боковыми корпусами-кладовыми для хранения денег. Позже галереи надстроили и застеклили.

Центральная часть фасада здания со стороны Садовой ул.Источник фото
 

Художественную чугунную ограду со стороны Садовой улицы установили в 1791 году. Она выполнена в Петрозаводске по рисунку Кваренги. Считается, что за основу была взята ограда Летнего сада. Копия, выполненная Кваренги, хранится в собрании Национального музея в Варшаве. 

Чертежи оградыИсточник фото

С 1799 по 1805 год здесь находился Банковский монетный двор. До 1817 года в здании выпускали ассигнации, а в 1843-м банк закрыли за ненадобностью – как раз тогда в обиход ввели государственные кредитные билеты. В 1860-х годах в железных павильонах-беседках во дворе со стороны Садовой публично сжигали износившиеся бумажные деньги. Это событие привлекало много зрителей.

3 июня 1930 года здесь открылся Ленинградский Финансово-Экономический Институт (ныне – Университет Экономики и Финансов), который занимает здание и сейчас.  

В 1967-м году в связи со 150-летием со дня смерти зодчего перед бывшим Ассигнационным банком установили памятник-бюст Кваренги скульптора Л. К. Лазарева. И это вполне логично. По мнению ряда исследователей, работа над зданием Ассигнационного банка стала первой для Кваренги в Санкт-Петербурге.
 

При дворе Екатерины Великой

С осени 1779 года начинается служба 35-летнего итальянского зодчего при русском дворе. Он владел многими знаниями о палладианском течении в классической архитектуре и достаточным опытом применения их на практике. Его прибытие было своевременным, так как вкусовые предпочтения русской императрицы в отношении официального стиля менялись.

Её перестали устраивать тяжеловесные традиции французского классицизма, идеалом становилась утонченная палладианская неоклассика. Джакомо Кваренги как верный ученик и твердый сторонник Палладио быстро стал во главе нового течения русской архитектурной мысли. Его талант обогатился изучением лучших образцов древнерусской архитектуры, общением с признанными отечественными зодчими: И. Старовым, Н. Львовым, Ч. Камероном и другими.

Стиль и творчество

Кваренги известен как самый плодовитый представитель палладианства в русской архитектуре

В основе этого течения – следование композиционным принципам классической храмовой архитектуры Древней Греции и Рима, а также внимание к достижениям искусства римского классицизма начала XVI века. Его успешному распространению способствовал трактат венецианца Андреа Палладио «Четыре книги об архитектуре», впервые появившееся на свет в 1570 и выдержавшее множество переизданий. 

Современник архитектора аббат Тропп писал:

«Его зовут Кваренги, но он лучше известен как «Тень Палладио» – прозвище, данное ему за его страсть к этому великому архитектору, и он обычно так подписывается на визитных карточках, оставляемых друзьям».  

В творчестве Палладио его последователи ценили прежде всего:

  • симметричность, компактность и завершенность планировки;
  • строгую упорядоченность и отказ от избыточной декорации, редуцированной до элементов классических архитектурных ордеров;
  • фасады с фронтонным портиком, похожим на портик античного храма, расчленение их  полуколоннами или пилястрами;
  • окна без обрамлений;
  • органическую связь архитектурного сооружения с окружающей средой;
  • композиционные схемы: группировка помещений вокруг внутреннего двора, 3-частная композиция из главного корпуса и крыльев, соединенных галереями, купол на главной оси фасада позади фронтонного.

Кваренги трудился в столице Российской империи, в Москве, Харькове, Курске,
Новгороде-Северском… За свою долгую архитектурную жизнь в Петербурге мастер построил: 

  • 1781–1794: Английский дворец в Петергофе (разрушен в 1942);
  • 1783–1784: усадьба «Кирьяново», дача Е. Р. Дашковой – пр. Стачек, 45;
  • 1782–1784: Смоленская церковь в Пулкове (разрушена в 1944);
  • 1782–1783: Коллегия иностранных дел – Английская наб., 32 A;
  • 1782–1788: концертный зал в Царском Селе;
  • 1783–1785: Академия наук – Университетская набережная, 5;
  • 1783–1787: Эрмитажный театр – Дворцовая набережная, 32;
  • 1783–1799: Ассигнационный банк – Садовая улица, 21;
  • 1788: Дом Салтыкова – Дворцовая набережная, 4;
  • 1789–1793: дворец Юсуповых на Садовой улице – Садовая улица, 50А;
  • 1790-е: Малый гостиный двор – улица Ломоносова, 2;
  • 1792–1796: Александровский дворец в Царском Селе;
  • 1798–1800: Доходный дом Жеребцовой – Дворцовая набережная, 10;
  • 1798–1800: Мальтийская капелла и церковь Рождества Святого Иоанна Предтечи в составе архитектурного комплекса Воронцовского дворца;
  • 1800–1801: Павловский дворец: жилые покои императрицы Марии Федоровны;
  • 1804–1807: Екатерининский институт – набережная реки Фонтанки, 36;
  • 1804–1807: Конногвардейский манеж – улица Якубовича, 1;
  • 1806–1808: Смольный институт – Смольный проезд, 1;
  • 1814: деревянные Нарвские триумфальные ворота (позднее перестроены в камне и металле В. П. Стасовым).

Как много пришлось работать Кваренги, видно из его письма своему другу римскому граверу Вольпато:

«У меня так много-много работы, что я едва нахожу время есть и спать. Без преувеличения могу сказать Вам, что среди многочисленных зданий, относительно которых императрица пожелала, чтобы их проекты были составлены мною и чтобы я руководил их постройкой, нет ни одного, которое не требовало бы для этого всего человека».

Архитектор был неутомим: он строил дворцы, загородные усадьбы, театры, гостиные дворы, частные дома, церкви, банк, биржу… Обо всем упомянуть невозможно. О деятельности Кваренги в России пишут целые монографии, поэтому в нашей небольшой статье мы остановимся только на некоторых его работах. 
 

Примечания[править | править код]

  1. ↑ Гваренги, Джакомо // Русский биографический словарь
  2. Грабарь И.,. Гваренги, Джакомо // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  3. Пилявский В. И. Джакомо Кваренги: Архитектор. Художник. — Л.: Стройиздат, 1981. — С.19
  4. ↑ , с. 83.
  5. Уманский А. М. Кваренги, Джакомо // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. Mostra di disegni di Giacomo Quarenghi… — Roma, 1970. — P.12
  7. Franco F. Ottavio Bertotti-Scamozzi // Boll.CISA. Vol. 1963, pp.152-161
  8. Гращенков В. Н. Наследие Палладио в архитектуре русского классицизма // История и историки искусства: Статьи разных лет. — М.: КДУ, 2005. — 451—452
  9. Власов В. Г.. «Прозрачные колоннады» русского палладианизма // Власов В. Г. Искусство России в пространстве Евразии. — В 3-х т. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2012. — Т. 2.- C. 127—165
  10. Гращенков В. Н. Наследие Палладио в архитектуре русского классицизма // История и историки искусства: Статьи разных лет. — М.: КДУ, 2005. — 454
  11. Сочинения Г. Р. Державина. СПб., 1864. Т. 1. С. 518 (Стихотворение «К Н. А. Львову», 1792). 1865. Т. 2. С. 307 (Стихотворение «На смерть Нарышкина», 1799)
  12. Гращенков В. Н. Наследие Палладио в архитектуре русского классицизма // Гращенков В. Н. История и историки искусства. — М.:КДУ, 2005. — С.466
  13. Гращенков В. Н. Джакомо Кваренги и архитектура европейского неоклассицизма // История и историки искусства: Статьи разных лет. — М.: КДУ, 2005. — 494
  14. Пилявский В. И. Джакомо Кваренги: Архитектор. Художник. — Л.:Стройиздат, 1981. — С.131
  15. В. Н. Талепоровский. Чарльз Камерон. — М. : Изд-во Академии архитектуры СССР, 1939. — С. 228
  16. Колупаев В. Е. Архитектор Джакомо Кваренги и алтарь проиходской церкви г. Серитае (Италия) // Инновации экономики и управления в строительстве: материалы Международной научно-практической конференции 10—12 октября 2012 года. СПб.: СПбГАСУ, 2012. c. 165—168. ISBN 978-5-9227-0387-7 (ошибоч.); ISBN 978-5-9227-0388-4 (ошибоч.)

Петербургская академия наук

Где: Университетская наб., д. 5

С момента основания Академия наук не имела своего здания и кочевала по островами дворцам. Она даже располагалась в Кунсткамере – из-за этого первый музей страны с начала XVIII века стал символом высшего научного учреждения. 

В 1783 году Кваренги приступил к строительству здания. В попытках создать архитектурный ансамбль он разместил постройку рядом с Кунсткамерой симметрично старому зданию Академии (дворец Прасковьи Федоровны). Главный фасад трехэтажного здания обращен на Большую Неву и украшен восьмиколонным портиком ионического ордера. Нижний цокольный этаж облицован гранитом. Из него же сделаны торжественные лестницы, ведущие на площадку у главного входа в вестибюль на втором этаже. В 1881 году выполненная по рисунку Кваренги деревянная ограда между колоннами портика и на спусках парадной лестницы была заменена металлической решеткой.

Сохранить строгий классический вид здания Кваренги удалось с большим трудом.

Княгиня Екатерина Романовна Дашкова, директор Академии наук, желала, чтобы фасад украшали венецианские трехчастные окна: полуциркульный проём с пониженными прямоугольными окошками по сторонам. Это не было предусмотрено в проекте архитектора и вызвало жесткое сопротивление со стороны Кварненги. Он писал княгине:  

«После того, как я передал чертежи, которые я создал для этого здания, госпоже княгине, начали работу, не консультируясь со мной ни по каким деталям… Поэтому, не желая нести ответственность за все, что может случиться, я прошу Ваше Превосходительство принять мой протест против всего, что сделали, и всего, что делают».

Противостояние между ними длилось довольно долго, и спорящие с трудом пришли к компромиссу. Кваренги переделал части фасада в соответствии с еепожеланиями:

«Если бы Ваше Превосходительство сначала сообщила мне намерение иметь окна на венецианский манер, я мог бы принять другое решение. Но в состоянии, в котором сейчас находится постройка, необходимо довольствоваться тем, что возможно, а не тем, что хочется».

Венецианское окно все-таки появилось, но лишь одно и на дворовом фасаде. Главный же фасад здания сохранил классический вид.

Венецианское окно изнутриИсточник фото 

Сегодня здесь находятся издательство «Наука»,  Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук, Научно-исследовательский институт истории естествознания и техники, поликлиника. 

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий