Биография Огюста Монферрана

Исаакиевский собор

Огюст Монферран смог быстро утвердиться на новой службе. С момента его приезда в Россию прошло уже более 7 лет, когда Александр Первый впервые объявил конкурс на строительство нового собора на месте старого Исакиевского. При этом обязательным условием утверждения проекта являлось сохранение уже освященных трех алтарей. В 1813 году вновь стали искать архитектора, который смог бы справиться с такой задачей. Высочайшее одобрение получил проект, который представил Монферран. Он был утвержден 20 февраля 1818 года. Строительство продолжалось более 40 лет, и его завершили лишь при правлении Александра Второго.

Труд архитектора был щедро вознагражден. Монферан получил высокий чин действительного статского советника и гонорар в 40 000 рублей серебром. Кроме того, ему вручили золотую медаль, украшенную бриллиантами.

Работы

1817—1822. Нижегородская ярмарка. Спасский (Староярмарочный) собор.

В 1817 генерал-лейтенант Бетанкур, который был главным строителем Нижегородской ярмарки, привлёк Огюста Монферрана к проектированию зданий ярмарки

Особое внимание в своём проекте Монферран уделил ярмарочному собору, торжественная закладка которого состоялась 20 августа 1818 года.. Так как в это время Монферран проектировал и Исаакиевский собор, силуэты этих сооружений очень похожи

Постройка новых зданий Нижегородской ярмарки завершилось к 15 июля 1822 года. До нашего времени из этих зданий сохранился только Спасский (Староярмарочный) собор.

Так как в это время Монферран проектировал и Исаакиевский собор, силуэты этих сооружений очень похожи. Постройка новых зданий Нижегородской ярмарки завершилось к 15 июля 1822 года. До нашего времени из этих зданий сохранился только Спасский (Староярмарочный) собор.

1818—1858. Собор преподобного Исаакия Далматского

Основная статья: Дом Лобанова-Ростовского

Основная статья: Исаакиевский собор

Плотник. Картина кисти Монферрана

Александровская колонна на рисунке Монферрана (до окончания работ), 1829-1830 гг.

СПб. Александровская колонна на рисунке О.Монферрана, 1829-1830 гг.

Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге.

1828—1834 годы. Александровская колонна

Основная статья: Александровская колонна

Идея строительства Александровской колонны исходила от автора контуров Дворцовой площади и здания Главного штаба Карла Росси. Огюст Монферран разработал проект в рамках предложенных ограничений, но он не был принят императором. Архитектор пытался апеллировать к Николаю I, посвятив ему своё сочинение «Plans et details du monument consacrè à la mémoire de l’Empereur Alexandre».

Проект отстоять не удалось, и был разработан другой вариант. С ним не возникло трудностей, и новый проект был высочайше утверждён в 1829 году. Колонну построили к 1834 году. Над украшением пьедестала работал большой авторский коллектив: эскизные рисунки выполнил Монферран, по ним на картоне художники Дж. Б. Скотти, В. Соловьёв, Тверской, Ф. Брюлло, Марков писали барельефы в натуральную величину. Скульпторы Пётр Свинцов и Иван Леппе лепили барельефы для отливки. Модели двуглавых орлов изготовил скульптор Леппе, модели базы, гирлянд и других украшений — лепщик-орнаменталист Евгений Балин.

Барельефы на пьедестале колонны в аллегорической форме прославляют победу русского оружия и символизируют отвагу российской армии; отливка была выполнена на заводе Чарльза Берда. Монолит розового гранита был изготовлен под руководством мастеров Колодкина и Яковлева по методу Самсона Суханова в Пютерлакской каменоломне под Выборгом в 1830—1832 годах. С большими сложностями колонна была перевезена в 1832 году на специально сконструированной для этой цели барже в Санкт-Петербург и поднята 30 августа при помощи подъёмной системы, созданной на базе разработок Августина Бетанкура.
Памятник венчает фигура ангела работы Бориса Орловского.

Позже (в 1876 году) архитектор Карл Рахау добавил декоративные фонари у колонны.

Биография

Настоящая фамилия его была Рикар (фр. Ricard). Родился в 1786 году, в Шайо (департамент Сены, во Франции), учился в Париже под руководством Ш. Персье, П. Фонтена и Антуана Коммарье (отчим), участвовал в постройке церкви Марии Магдалины.

После окончания Школы архитектуры Монферран в 1813 году поступил на военную службу в наполеоновскую гвардию. Отличившись в сражении при Арно, был награждён орденом Почётного легиона и получил чин старшего квартирмейстера. Вышел в отставку вскоре после Лейпцигской битвы.

Апрель 1814 года коренным образом изменил его судьбу

Монферрану удалось привлечь к себе внимание Александра I, преподнеся ему «Альбом разных архитектурных проектов, посвященных Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I», выполненный собственноручно. Это событие произошло сразу же после вступления русских войск в Париж.

Среди рисунков в этом альбоме были проекты конной статуи, колоссального обелиска, Триумфальной арки «Храброму Российскому воинству» и «Колонны в честь всеобщего мира» (в ней прослеживаются мотивы будущей Александровской колонны). Рисунки альбома были аннотированы кратким перечнем необходимых строительных материалов и там же указывалась стоимость затрат.

Показав себя не только как прекрасного рисовальщика, эксперта и любителя классического искусства, но и как технически подкованного специалиста, Монферран добился своего — он получил официальное, но при этом любезное приглашение приехать в Санкт-Петербург. В 1816 году он приехал в северную столицу, не побоявшись изменить свою судьбу. Более 40 лет, до самой смерти, он жил и работал в этом городе.

Монферран в России

Бюст Огюста Монферрана в Исаакиевском соборе, созданный из облицовочных камней, использовавшихся при строительстве собора

Дом Монферрана на набережной реки Мойки, 86-88

Объект культурного наследия, объект № 7810051000объект № 7810051000

В 1816 году, будучи рекомендован князю П. М. Волконскому, прибыл в Петербург и получил место архитектора при Кабинете Александра I. Первой его постройкой в российской столице был Дом Лобанова-Ростовского на Адмиралтейском проспекте (позже в нём разместилось военное министерство). Проект Монферрана по перестройке Исаакиевского собора более других понравился Александру I, и он утвердил его 20 февраля 1818 года. Строительство велось в течение 40 лет и было завершено уже во время правления Александра II.

Кроме постройки Исаакиевского собора, он оставил память о себе в России сооружением Александровской колонны (1829—1834) в Санкт-Петербурге и поднятием из земли на прочный фундамент Царь-Колокола в Москве в 1836 году. Последним произведением Монферрана был проект петербургского монумента императора Николая I, который, однако, он не успел достроить, и который был окончен архитектором Д. Е. Ефимовым.

Труд Монферрана был щедро вознаграждён. За строительство Исаакиевского собора он получил чин действительного статского советника, а также 40 тысяч рублей серебром и украшенную бриллиантами золотую медаль на Андреевской ленте, а за возведение Александровской колонны — орден Святого Владимира III степени и 100 тысяч рублей серебром.

Двум главным своим трудам — сооружению Исаакиевского собора и постановке Александровской колонны — Монферран посвятил сочинения: «Eglise cathédrale de Saint Isaac, description architecturale, pittoresque et historique de ce grand monument» (П. и СПб., 1845—48; с гравиров. таблицами) и «Plan et détails du monument consacré à la mémoire de l’Empereur Alexandre» (П. и СПб., 1836; с литографиями).

Огюст Монферран был одарён в различных направлениях изобразительного искусства. Художественная часть первоначального проекта Александровской колонны превосходно выполнена акварельной техникой и свидетельствует о высоком мастерстве Монферрана в этой области. Этот эскиз находится в настоящее время в библиотеке Института инженеров путей сообщения.

Скончался в 1858 году в Санкт-Петербурге «от карбункула». Сам зодчий высказывал пожелание быть похороненным в одном из подземных сводов Исаакиевского собора, строительство которого он закончил всего за месяц до своей кончины, однако император Александр II не дал на это разрешения, поскольку Монферран был католиком. В результате похоронная церемония состоялась в католической церкви Св. Екатерины на Невском проспекте, затем траурный кортеж трижды объехал вокруг Исаакиевского собора; впоследствии останки были доставлены во Францию. Точных данных о дальнейшем захоронении архитектора нет; считается, что он покоится на кладбище Монмартр рядом с матерью Луизой Фистоньи и отчимом Антуаном де Коммарьё (Antoine de Commarieux).

НАШИ ЛЮДИ

Ясский, Авраам
Архитектура

израильский архитектор

Янушевский, Юлиан
Архитектура

виленский архитектор польского происхождения, представитель историзма

Янсен, Герман
Архитектура

немецкий архитектор, градостроитель, преподаватель университета

Якунин, Николай Иванович
Архитектура

русский архитектор, один из видных мастеров московского модерна, банкир

Якобсен, Арне
Архитектура

датский архитектор и дизайнер, основоположник стиля «датский функционализм»

Юханссон, Арон
Архитектура

шведский архитектор

Юркович, Душан
Архитектура

словацкий архитектор, этнограф и художник

Юргенс, Эммануил Густавович
Архитектура

русский архитектор

А возможно ли в наше время поднять 600 тонн?

Многие аналитики всерьез сомневаются в возможности вырубки из скалы, обработки и последующей транспортировки таких огромных масс гранита без технических средств. У них есть на это все основания. Даже в наше время, при современном уровне развитии техники подъем и обработка, например, Александровской колонны однозначно вызвала бы серьезные затруднения и потребовала бы привлечения сил проектного института, возможно даже не одного. А 30 августа 1832 года подъем колонны занял всего 1 час 45 минут и был выполнен при стечении любопытной публики. А если бы что-то пошло не так, и колонна в какой-то момент подъема упала? Ну например, канат перетерся? Скольких бы людей могло убить? Неужели Монферран был так уверен в своих подъемных приспособлениях?

Поскольку я не специалист в области строительства, то вопрос возможности и не возможности подъема 600-тонной колоны я затрагивать не буду. Развеять сомнения в этом вопросе может только живой эксперимент, а он потребует огромных затрат. И поэтому я думаю осуществлен никогда не будет. Хотя из этого можно было бы сделать грандиозный туристический аттракцион. Все остальные методы, например, строительная экспертиза специалистами, всегда будут лежать в плоскости верю или не верю.

Я остановлюсь на следах, которые оставил Монферран и которые еще можно найти в нашем городе. Эта статья написана по мотивам экскурсии «По следам Монферрана в Санкт Петербурге», любой желающий сможет повторить ее и убедиться, что я не сочиняю отсебятины.

Александровская колонна

За первое десятилетие пребывания в России, кроме уже названных сооружений, Монферран спроектировал здание Лицея Ришелье в Одессе, Дворец Кочубея, Индустриальный комплекс в Нижнем Новгороде, московский Манеж и другие.

В 1829 году Николай второй решил увековечить память о победе своего брата. По его замыслу на Дворцовой площади должна была устремиться ввысь Александровская колонна. Огюст Монферран лучше других коллег справился с разработкой ее проекта, тем более что уже много лет вынашивал замысел такого сооружения. Строительство заняло 5 лет и в 1834 году перед Зимним Дворцом состоялось торжественное открытие этого монумента, который и сегодня считается одним из украшений города на Неве. В знак благодарность за труды Монферран был награжден орденом Св. Владимира третьей степени, а его гонорар составил 100 000 рублей серебром.

Исаакиевский собор

Однако главным делом своей жизни он считал возведение Исаакиевского собора. Сорок лет О.Монферран оставался бессменным руководителем строительства, отдавая ему свою энергию и силы.

С конца 1826 года, когда Монферран был официально утвержден главным архитектором по строению Исаакиевского собора, на чертежах и деловых документах рядом с подписью он стал ставить свою личную печать – овал с изображением портика и змеи. Внутри, по краю овала – надпись: ML’ar-te de SMT des travaux de l’Eglise d’Isaac” (“Архитектор Его Императорского Величества, строитель церкви Исаакия”).

И действительно, Монферран, создатель целой архитектурной школы, вошел в историю зодчества как автор и строитель Исаакиевского собора.

В России О. Монферран получил возможность совершенствовать свое мастерство архитектора. Природный талант, умение завоевывать расположение не только подчиненных, но и придворных и самого императора обеспечили ему успех. 30 мая 1858 года состоялось открытие собора. Вскоре после этого Монферран заболел воспалением легких и через несколько дней скончался. Архитектора похоронили во Франции.

Заслуги Монферрана были признаны Российской Академией художеств, Академией Святого Луки в Риме, Королевским институтом Африки в Руане. Кроме русских орденов, перечисленных в послужном списке, Монферран награжден орденами Франции, Пруссии, Швеции, Большой золотой медалью папы римского.

Александровская колонна

В 1829 году Монферран победил в конкурсе на строительство Александровской колонны (1829 -1832), не с первого раза, но победил. В источниках сообщается, что Монферран представил императору рисунки в красиво оформленном альбоме. Очевидно, что Август Августович умел себя подать. Речь идет о рисунках, а не о чертежах и сметах. Я плохо понимаю разграничение обязанностей архитекторов и инженеров в наше время, а уж про XIX век и говорить не приходится. Положено ли было архитектору к рисункам разработать чертежи и техническую документацию или это было сделано другими людьми?

Бывший воин наполеоновской армии Огюст Монферран возвел монумент, посвященный победе в войне 1812 года, вот такие повороты судьбы. В связи с ангелом венчающим вершину колоны рассказывают еще одну легенду, якобы лицом он похож на победителя Наполеона Александра I, но если присмотреться, то фигура ангела больше напоминает женщину, чем мужчину.

Ангел на вершине Александровской колонны, фото с Википедии

А вам как кажется? Ангелы конечно существа бесполые, но бедро под тонкой тканью уж очень женственно выглядит.

Кстати крест, который держит ангел латинский, а не православный

Это будет важно в дальнейшем

Рисунки Монферрана

Действительно Огюст Монферран, человек со множеством имен, прославился своими рисунками известными по сей день. По результатам строительства Исаакиевского собора и Александровской колонны он издал по альбому на французском языке в Париже. Любопытно, что за 40 лет жизни в России он так и не выучил русский язык, по воспоминаниям рабочих, архитектор еле еле с большим акцентом пытался называть их по имени. В середине XIX века вся русская знать продолжала говорить на французском даже после войны 1812 года.

В этих рисунках и описаниях под ними содержится огромное количество противоречий. Поэтому в истории строительства Александровской колонны и Исаакиевского собора больше вопросов, чем ответов. Если бы техническая документация сохранилась, то вопросов бы никаких не было. Между рисунками и технической документацией существует огромная разница.

Рисовальщик вполне может себе позволить изобразить примерный вид объектов, а вот чертежник обязан изобразить ровно так, как следует построить, если в лестнице 10 ступенек, значит чертим 10, не более и не менее, указываем из какого материала будем строить лестницу, изготавливаем чертежи всех деталей с указанием всех размеров, а так же допусков и припусков и после разработки всех деталей выпускаем сборочный чертеж. Монферран на своих рисунках изобразил процесс транспортировки и подъема колонн. Но ни один документ или рисунок не описывает процесс придания гранитным глыбам идеальной формы.

30 апреля 2020 года на канале АНТРОПОГЕНЕЗ РУ вышел прелюбопытнейший фильм «Загадки Исаакиевского собора: взгляд архитектора. Максим Атаянц. Ученые против мифов 12-6». Естественно, архитектор настаивает на официальной версии строительства, но в процессе он показывает много чертежей, рисунков, фотографий из архивов, ранее не присутствующих в интернете, так что любопытствующим советую с фильмом ознакомиться.

Описанные события произошли всего около 150-200 лет назад и содержат столько загадок. Самой главной версией альтернативщиков является то, что строительство  Александровской колонны и Исаакиевского собора было произведено существовавшими ранее высокотехнологичными цивилизациями, а при Монферране этим строениям просто придали новый смысл. В ходу так же идея о том, что античный город был затоплен, а во времена Петра I показался из воды и его не строили с нуля, а просто обновляли и реконструировали. А Вы что думаете по этому поводу?

Сохранить в Пинтерест
Добавить в Пинтерест

Дом Монферрана на Мойке 86

Остаток жизни, а именно с 1834 до 1858 года Монферран проживал по адресу набережная реки Мойки, 86. Это чуть дальше от Исаакиевской площади, но только чуть, меньше одной автобусной остановки. Монферран с супругой, бывшей французской актрисой, проживал только на одной половине дома. За годы строительства собора Монферран собрал у себя дома большую коллекцию произведений искусства, по этому факту даже производились проверки, после которых архитектор был признан невиновным. После его смерти эта коллекция таинственным образом исчезла.

Этот дом очень часто показывают по телевизору в передаче «Криминальные хроники», сейчас в здании расположена Главное следственное управление Следственного комитета РФ по г. Санкт-Петербургу.

Набережная реки Мойки, 86, половина дома Монферрана ближе к соседнему серому дому

Немного из ранней биографии Монферрана

Как я заметила в самом начале статьи из биографии Монферрана до последнего времени было известно, мало и очень мало. По какому-то странному стечению обстоятельств его судьбой никто не интересовался. Это могло случиться по одной из двух причин: либо у Монферрана были серьезные враги при дворе, которое и устроили такое замалчивание, либо действительно не он был главным архитектором вышеназванных сооружений.

Начнем с того, что по последним данным Монферран не был дворянином и «Монферран» это даже не его настоящая фамилия. Настоящее имя и фамилия данные ему при рождении Анри Луи Огюст Рикар. Будущий архитектор при переезде в Россию назвался «де Монферран» про себя имея в виду «из Монферрана», но большинство российских граждан почитали приставку «де» к фамилии признаком дворянства. Сейчас родного города Огюста Рикара нет на карте Франции, дело в том что он объединен с соседним городом и получил название Клермон Феран.

В Петербургских архивах хранятся документы с разными подписями, на ранних Огюст подписывался своей настоящей фамилией Рикар, а на более поздних уже де Монферран. На многих документах есть следы подчистки подписи, возможно он хотел исправить свою подпись везде на де Монферран.

Вообще же Огюст Рикар на протяжении своей карьеры демонстрировал некоторую гибкость моральных принципов, возможно без этой гибкости ему бы не удалось стать ведущим архитектором Российской империи. Например, он не приписывал себе дворянства, но если окружающие принимали его за дворянина, то он не стремился их разубедить.

То что нам рассказал экскурсовод идет в некотором рассогласовании с тем что написано в Википедии. Больше всего отличаются версии начала карьеры в Санкт-Петербурге, что в общем то не удивительно. Кто интересовался судьбой безвестного рисовальщика из Франции? Естественно, что об этом периоде жизни сохранилось меньше всего сведений.

По последним данным Огюст Рикар учился в Париже в архитектурной школе и его учебу прерывали наполеоновские войны, это минус. А вот его отчим был рисовальщиком и мог передать свой опыт пасынку, это большой плюс. Но не смотря на все эти минусы и плюсы, так получилось что к 30 годам во Франции у Огюста Рикара не было ни одного здания, построенного по его проекту.

И когда в 1814 году войска русского императора Александра I вошли в Париж, Огюст Рикар, как и многие французские архитекторы подарили Александру I альбомы со своими работами, надеясь в далекой и богатой России сделать головокружительную карьеру. Не патриотичненько, как-то вели себя французские архитекторы. Царь чужой и далекой страны занял столицу их государства и тут к нему устремляются многочисленные предлагатели своих услуг?

Как Монферран строил

Почти сразу по приезду  Монферрану повезло, его рисунки, представленные на  конкурс по перестройке Исаакиевского собора понравились императору. Он представил 24 различных рисунка-проекта церквей в разных стилях, оформленных в красивом альбоме и выполнил пожелание императора о включении стен старого, третьего по счету собора в новое здание. Вот с этим включением стен старого собора были трудности и поэтому многие гораздо более опытные конкуренты Монферрана погорели как раз на этом моменте.

Архитекторы заведомо были в более проигрышной ситуации, когда они рисовали проект, а в уме держали очень много мыслей о том, как это построить, а Монферран рисовал ничем себя не ограничивая. Как ситуация похожа на проведение сегодняшних тендеров, однако, когда побеждают не профессионалы, а дилетанты.

Темный момент, удалось ли Монферрану включить алтарную часть старого собора? Ему надлежало устроить фундамент равномерный по всей поверхности здания, а под сохраненными стенами фундамента не изменить. Это очень важный момент, при несовершенстве фундамента собор мог перекоситься, а в худшем случае обрушиться.

Сохранились рисунки на которых виден 2й предшествующий собор, он даже не стоял на том самом месте, где расположен нынешний. Явно видно, что старая церковь стоит на берегу, а нынешняя расположена дальше от реки.

Исаакиевский собор №2, гравюра 1753 года

Строительство Исаакиевского собора стало делом жизни Монферрана, оно продолжалось 40 лет.

Согласитесь, что для безвестного рисовальщика не имеющего в своем портфолио ни одного завершенного проекта, стать архитектором самого главного собора Российской империи это не бывалый взлет карьеры. Буквально из пешек в дамки.

Естественно, что параллельно со строительством собора продвигались и другие проекты.

Экскурсовод сообщил нам что по проектам Монферрана выполнено оформление зала Ротонды в Эрмитаже и одного из залов в Адмиралтействе. В Адмиралтейство не пускают, там сейчас располагается Военно-морской институт и управление Балтийского военного флота. Все кто посещал Эрмитаж наверное видели зал Ротонды с малахитовой беседкой. Малахит, кстати, для строительства собора и для украшения Эрмитажа поставлял уже упомянутый мной Демидов.

Семья

Первая жена — Юлия Морне (в девичестве Гокерель, Морне — фамилия по первому мужу). Брак заключен в 1811 году, окончился разводом.

Обстоятельства и дата развода точно не установлены. Возможно, супруги расстались уже после приезда в Россию, так как есть сведения, что в мае 1831 года Петербург покинула “Юлия де Монферранд, жена архитектора”. С другой стороны, Ф.Ф. Вигель называет женщину, жившую с архитектором в первые годы пребывания в России “мнимой мадам Монферран” (т.е. гражданской женой). В метрической записи о втором браке Монферран назван холостым, а не второбрачным, как было принято в церковной документации Российской Империи.

А.В. Старчевский описывает портрет первой жены Монферрана, хранившийся в доме архитектора: “красивая, круглолицая, молодая и симпатичная француженка… видно было, что она принадлежала к хорошему обществу и была воспитана вовсе не бедными родителями”.

Вторая жена — Элиза Виргиния Вероника Пик Дебоньер (—) французская актриса, в —1829 годах гастролировала в Санкт-Петербурге, где познакомилась с Монферраном. Брак заключен 5 ноября старого стиля 1835 года.

Со второй женой Монферран прожил всю оставшуюся жизнь, после его смерти она возвратилась во Францию.

Пасынок — Анри, племянник второй жены Монферрана. Внебрачный сын её сестры Ирмы и русского предпринимателя Анатолия Николаевича Демидова.

Биография

Настоящая фамилия его была Рикар (фр. Ricard). Родился в 1786 году, в Шайо (департамент Сены, во Франции), учился в Париже под руководством Ш. Персье, П. Фонтена и Антуана Коммарье (отчим), участвовал в постройке церкви Марии Магдалины.

После окончания Школы архитектуры Монферран в 1813 году поступил на военную службу в наполеоновскую гвардию. Отличившись в сражении при Арно, был награждён орденом Почётного легиона и получил чин старшего квартирмейстера. Вышел в отставку вскоре после Лейпцигской битвы.

Апрель 1814 года коренным образом изменил его судьбу

Монферрану удалось привлечь к себе внимание Александра I, преподнеся ему «Альбом разных архитектурных проектов, посвященных Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I», выполненный собственноручно. Это событие произошло сразу же после вступления русских войск в Париж

Среди рисунков в этом альбоме были проекты конной статуи, колоссального обелиска, Триумфальной арки «Храброму Российскому воинству» и «Колонны в честь всеобщего мира» (в ней прослеживаются мотивы будущей Александровской колонны). Рисунки альбома были аннотированы кратким перечнем необходимых строительных материалов и там же указывалась стоимость затрат.

Показав себя не только как прекрасного рисовальщика, эксперта и любителя классического искусства, но и как технически подкованного специалиста, Монферран добился своего — он получил официальное, но при этом любезное приглашение приехать в Санкт-Петербург. В 1816 году он приехал в северную столицу, не побоявшись изменить свою судьбу. Более 40 лет, до самой смерти, он жил и работал в этом городе.

Монферран в России

Культурное наследие Российской Федерации, объект № 7810051000

В 1816 году, будучи рекомендован князю П. М. Волконскому, прибыл в Петербург и получил место архитектора при Кабинете Александра I. Первой его постройкой в российской столице был Дом Лобанова-Ростовского на Адмиралтейском проспекте (позже в нём разместилось военное министерство). Проект Монферрана по перестройке Исаакиевского собора более других понравился Александру I, и он утвердил его 20 февраля 1818 года. Строительство велось в течение 40 лет и было завершено уже во время правления Александра II.

Кроме постройки Исаакиевского собора, он оставил память о себе в России сооружением Александровской колонны (1829—1834) в Санкт-Петербурге и поднятием из земли на прочный фундамент Царь-Колокола в Москве в 1836 году. Последним произведением Монферрана был проект петербургского монумента императора Николая I, который, однако, он не успел достроить, и который был окончен архитектором Д. Е. Ефимовым.

Труд Монферрана был щедро вознаграждён. За строительство Исаакиевского собора он получил чин действительного статского советника, а также 40 тысяч рублей серебром и украшенную бриллиантами золотую медаль на Андреевской ленте, а за возведение Александровской колонны — орден Святого Владимира III степени и 100 тысяч рублей серебром.

Двум главным своим трудам — сооружению Исаакиевского собора и постановке Александровской колонны — Монферран посвятил сочинения: «Eglise cathdrale de Saint Isaac, description architecturale, pittoresque et historique de ce grand monument» (П. и СПб., 1845—48; с гравиров. таблицами) и «Plan et dtails du monument consacr la mmoire de l’Empereur Alexandre» (П. и СПб., 1836; с литографиями).

Огюст Монферран был одарён в различных направлениях изобразительного искусства. Художественная часть первоначального проекта Александровской колонны превосходно выполнена акварельной техникой и свидетельствует о высоком мастерстве Монферрана в этой области. Этот эскиз находится в настоящее время в библиотеке Института инженеров путей сообщения.

Дом Лобанова-Ростовского

Первым большим законченным проектом Монферрана в Санкт-Петербурге стало строительство дома  Лобанова-Ростовского (1817—1820). Это внушительное строение расположено по одну из сторон Исаакиевской площади. Получается что при руководстве строительством дома Лобанова-Ростовкого Монферран имел возможность познакомится с петербургскими болотистыми грунтами.

Дом Лобанова-Ростовского (строительство 1817—1820)

Дом был построен всего за три года и вошел в петербургский фольклор. Именно со львов, украшающих подъезд дома Лобанова-Ростовского были срисованы иллюстрации к пушкинскому «Медному всаднику». А современные экскурсоводы имеют возможность так же рассказывать про львов следующую легенду.

Львы у подъезда дома Лобанова Ростовского

Как вы видите один лев сейчас держит лапу на шаре, а другой как бы уже роняет лапу. Говорят что дрессированные львы охраняли сон иранского шаха, а поскольку кошачьи любят поспать, льву надлежало держать лапу на шаре, если животное начинало дремать и лапа с шара падала, дрессировщик его тяжко наказывал. Так что львов с шарами оказывается изображают не просто так, а с глубоким смыслом. Впрочем это все из области легенд и мифов.

Сейчас в доме со львами находится Отель Four Seasons Lion Palace

Начало карьеры в Санкт-Петербурге

Но  в этот раз Огюст Рикар (Монферран) не был замечен императором. Он прибыл в Санкт-Петербург лишь в 1816 году заручившись рекомендательными письмами, одно из которых было от Павла Николаевича Демидова – владельца заводов, домов, пароходов. С семейством Демидовых Монферран был связан через своего отчима, тот состоял на службе коллекционера Демидова в качестве агента.

По началу дела шли не важно, Огюст Рикар (Монферран) снял жалкую квартирку в неустановленном месте Петербурга, денег не хватало, долги росли. Он претендовал на должность рисовальщика или чертежника

В конце концов ему удалось поступить на службу, но вся его дальнейшая деятельность была связана с именем Августина Августиновича Бетанкура (1758- 1824) под начальством которого он работал. Любопытно что Монферрана в России так же называли Август Августовичем. Получается некое дублирование личности, два человека тесно связанные друг с другом по работе носили в России почти одинаковые имена? Причем Монферрану присвоили это русское имя произвольно, поскольку имя данное ему при рождении, ни капли не похоже на русское имя-прозвище Август (или даже Августин) Августович или Анатольевич. Хотя возможно русское имя-прозвище приклеилось к Монферрану уже после смерти Бетанкура?

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий