Биография Петра Вяземского

Взрослая жизнь

  1. Служба. С 1805 года поступает на службу в Петербургскую межевую канцелярию. Это государственное учреждение занималось организацией межевых работ и картографией.
  2. Первые стихи. С 1809 года начал регулярно публиковаться в журналах со своими поэтическими произведениями. А вот свои первые стихи опубликовал ещё раньше в 1802 году. На этот период творчества оказали влияние такие известные поэты того времени: Г.Р. Державин, И.И. Дмитриев, В.А. Жуковский и французская поэзия того века.
  3. Война. С началом войны 1812 года, принял решение вступить в казачий полк Дмитриева-Мамонова. Принял участие в Бородинском сражении, имел чин поручика. Во время одного из сражений помог раненому генералу А.Н. Бахметеву, за что получил награду.
  4. Поэзия. С 1813 года по 1817 год занимается поэзией, становится одним из перспективных поэтов России. В этот период он занимается не только стихами, но и другими жанрами: баснями, эпиграммами, сатирическими куплетами. В период с 1818 года по 1819 год приобретает широкую известность в стране.
  5. Переводчик. С 1817 года начинается «Варшавский период». В это время князя направляют в Варшаву на должности переводчика в Царство Польское. Он занимается переводами речи Александра I на польский, с французского языка переводит проект конституции. Получает чин надворного советника, а следом и коллежского советника. Лично встречается с императором по поводу обсуждения проекта конституции, так как поддерживает либеральные взгляды. В 1821 году его отстраняют от службы за демонстративное высказывание своего мнения об отказе царя принимать конституцию и освобождать крестьянство. Так, считая себя оскорблённым, подаёт в отставку.
  6. «Под тайным надзором». С 1821 года, и на протяжении 7 лет находится в Москве и подмосковном имении Остафьево. Казнь декабристов воспринимает, как личную трагедию, хотя сам не являлся их сторонником. Критически настроен к тем поэтам, которые публикуют оды в честь проходящих восстаний, направленных на действующую власть в стране.
  7. Журналист. В 20-е годы поэзия отходит на второй план. Пётр Андреевич занят новым для него делом – журналистикой. Он работает в «Московском Телеграфе», где выступает с критическими статьями и рецензиями. Занимается переводами зарубежных книг. Но такая деятельность не вызывает у правительства положительных эмоций, его начинают обвинять в дурном влиянии на общество. Даже не помогла его просьба к самому императору. Вяземский оставляет работу в журнале.
  8. Друг. В те же 20-е годы зародилась дружба между Вяземским и А.С. Пушкиным. Знакомство их произошло в Царском Селе, и продолжалось до последних дней Александра Сергеевича. Пушкин с большим уважением относился к творчеству князя, посвящал ему стихи, брал цитаты из произведений для эпиграфов. После смерти друга Пётр Андреевич изменил направленность своей лирики, она становится более мрачной, приобретает меланхоличное настроение.
  9. Новая служба. В начале 30-х годов поступил на службу в Министерство финансов. В связи с новым местом работы, потребовался и переезд в Санкт-Петербург. Начинал с должности вице-директора департамента внешней торговли и дошёл до действительного статского советника. Награждался орденами, денежными выплатами.
  10. Финансовая деятельность. Хотя князь и не испытывал тяготения к своей новой должности, его работа там оказалась плодотворной. Им было написано несколько статей на экономическую тематику, основана библиотека департамента, организовывал промышленно-художественные выставки. Так, что на протяжении всей его службы внешняя торговая политика находилась в его распоряжении.
  11. Биография. В 1848 году была напечатана первая русская биография писателя Дениса Ивановича Фонвизина, автором которой стал П.А. Вяземский.
  12. Новый пост. В 1855 году князь получил новый пост, министра народного просвещения при министре А.С. Норове, после возглавляет Главное управление цензуры.
  13. Карьера. С конца 50-х годов становиться одним из приближённых императрицы Марии Александровны. Его назначают на должность тайного советника, затем сенатором. С 1869 года являлся в должности почётного приближённого при Особе Её Императорского величества.
  14. Болезнь. В 70-х годах князь занимается поэзией, пишет в разных жанрах. В это время начинает прогрессировать нервная болезнь, которой он страдал ещё с молодости. Появляются депрессия, мучительная бессонница. В это время он проходит лечение в Европе.
  15. Смерть. Смерть настигла Петра Андреевича 10 ноября 1878 года. В это время он находился на своём любимом курорте в Баден-Бадене. Тело было перевезено на Родину, и 13 ноября 1878 года состоялись похороны в Санкт-Петербурге на Тихвинском кладбище.

Карьера и общественная деятельность

В жизни литератора периоды близости к царскому двору перемежались с периодами опалы. Вяземский успел побывать космополитом и почвенником-патриотом, другом декабристов и главой российской цензуры, заместителем министра просвещения и поднадзорным полиции. Оценки его деятельности на государственных постах полярны.


Петр Вяземский в пожилом возрасте / Альбом Августейших особ России, Википедия

Политическим идеалом князя была просвещенная монархия, поэт мечтал о постепенных демократических реформах и смягчении нравов. Вяземский не состоял в тайных обществах, хотя сочувствовал идеям декабристов, поскольку справедливо полагал, что в России любое восстание обернется кровавым и бессмысленным бунтом. Точность прогноза объясняется тем, что Петр Андреевич любил и знал историю, а впоследствии учредил Русское историческое общество.

Мужественным поступком князя было хранение на протяжении 30 лет папки с запрещенными бумагами, которые Вяземскому перед арестом отдал декабрист Иван Пущин. Среди спасенных Петром Андреевичем документов — рукописи стихов Пушкина и Рылеева, проект конституции, составленный Никитой Муравьевым.

Общение с Пушкиным

К 1820-м относится дружба Вяземского с А. С. Пушкиным. Они познакомились в 1816 году в Царском Селе и хорошо общались до смерти Пушкина. Александр Сергеевич очень ценил творчество Вяземского, поддерживал его во всех начинаниях, посвящал ему стихотворения, ставил его цитаты эпиграфами к своим произведениям и даже ввел его в «Евгения Онегина» как действующее лицо. По утверждению Е. Ф. Розена, А. С. Пушкин даже негласно запретил критиковать Вяземского в своем присутствии.

Петр Андреевич, в свою очередь, не скупился на лестные слова в сторону творчества Пушкина. В 1831 году он сделал для него перевод романа «Адольф». Вяземский также выступил в роли издателя поэмы «Бахчисарайский фонтан». В своем творчестве он испытывал сильное влияние пушкинской стилистики.

При этом значение Пушкина для российской культуры, Вяземский, по всей видимости, не осознавал. В старости в своих размышлениях о русских гениях он выделил три фигуры: Петра Первого, Ломоносова и Суворова. Пушкина же он назвал не более чем «высоким оригинальным дарованием».

Деятельность опального поэта

В 1821-1828 гг. Вяземский был в опале у властей и жил в основном в Москве. В это время он увлекся журналистикой и основал журнал «Московский телеграф». Начал выступать с критикой, которая всегда была очень острой. Написал много рецензий на произведения других авторов. Перевел на русский роман «Адольф» и «Крымские сонеты». Собирался написать свой собственный.

Несмотря на опалу, он развернул такую деятельность, что его имя стало входить в пятерку самых популярных писателей того времени. Вяземский Петр Андреевич, книги которого читались взахлеб, стал настолько знаменитым, что многие его цитаты превращались в пословицы, а стихи – в народные песни. Наиболее известные и популярные его книги:

  • «Старая записная книжка»;
  • «Дорожная дума»;
  • «Из поэтического наследия»;
  • «Любить. Молиться. Петь»;
  • «В дороге и дома»;
  • «Избранные стихотворения».

Естественно, что правительству не нравилась его независимая позиция после восстания декабристов. И начиная с 1827 года Вяземского стали «травить». Петр обвинялся в разврате и плохом влиянии на молодежь. Голицыну было предписано предупредить Вяземского о прекращении его деятельности, иначе правительство собиралось «принять меры». Причем поводом послужил ложный донос на Петра, где говорилось, что он собирался издавать газету под чужим авторством. В своем ответном письме, в котором звучала обида, он грозился покинуть родину. Но из-за семьи ему пришлось остаться.

Творчество

Взяв фамилию матери в качестве псевдонима, Юрий Павлович направил силы на литературную деятельность. В 1982 году Вяземский выпустил первую книгу, в которую вошли рассказы и повесть «Шут». Высокая оценка этому произведению была дана в рецензии, которую разместила влиятельная «Литературная газета».

В повести Вяземский раскрывал тему нравственного воспитания молодежи. Главный герой произведения молодого писателя – юноша, наделенный интеллектуальными способностями, который из чувства обиды начинает мстить окружающим. В 1988 году по мотивам повести режиссером Андреем Эшпаем был снят одноименный фильм. Для написания сценария был привлечен автор произведения.

Но писатель не стал углубляться в публицистику, а пошел другим путем. Через год Юрий Вяземский выпустил философский труд «О происхождении духовности», который написал вместе со своим отцом Павлом Симоновым. Затем последовали научные публикации «И на земле мир» (1993), «Открытое письмо Ивану Карамазову» (1994), «Вооружение Одиссея» (2003).

Писатель и телеведущий Юрий Вяземский

В 1993 году биография Юрия Вяземского обогатилась еще одной главой: Юрия Павловича назначили заведующим кафедрой мировой литературы МГИМО. Он и сегодня здесь работает: читает лекции на русском и английском языках по нескольким дисциплинам культурной и религиозной направленности. Юрий Вяземский по праву считается культовым преподавателем МГИМО. По словам коллег, студенты относятся к нему как к родному отцу. На совместных фото, которые попадают в прессу, по горящим глазам учеников Вяземского можно судить о правоте этого суждения.

В начале 1990-х Юрий Вяземский начал работать на канале ОРТ. Писатель придумал и создал уникальную просветительскую программу для детей и подростков «Умники и умницы», аналогов которой на тот момент не было нигде в мире. Интеллектуальная олимпиада для подростков сразу же набрала высокие рейтинги. Каждый год 7 победителей телешоу получают право учиться в МГИМО.

Юрий Вяземский в программе «Умники и умницы»

Участникам каждого выпуска для подготовки материала на заданную тему дается месяц. Задача программы – подготовить эрудитов для поступления в престижный вуз страны и познакомить публику со страницами мировой истории и культуры. Как утверждает Юрий Вяземский, создавал он эту программу ради своего развлечения.

Программа Вяземского трижды награждалась премией «ТЭФИ». В 2003 году получила признание за рубежом. На телевизионном фестивале в Нью-Йорке «Умники и умницы» вошла в финал конкурса.

С 2010 года Юрий Павлович выпускает серию книг, которая основана на материале, используемом в передачах. Это сборники вопросов и ответов в разных областях науки. Одним из популярных изданий этой серии стала книга «От Данте Алигьери до Астрид Эриксон», выпущенная в 2014 году.

Кроме того, в это же время Юрий Вяземский принялся работать над произведениями евангельской тематики «Бедный попугай или юность Пилата» (2012), «Великий любовник или юность Понтия Пилата» (2013). Произведения представляют собой жанровое смешение художественного, исторического и философского взглядов. Первой книгой этой серии стало произведение «Детство Понтия Пилата: трудный вторник», написанное в форме романа-автобиографии.

Юрий Вяземский глубоко религиозный человек, его статьи часто печатаются в православном журнале «Фома». Труды Юрия Павловича высоко ценит российский церковный и общественный деятель Владимир Романович Легойда.

Юрий Вяземский

На собрании Совета Федерации, которое состоялось в марте 2018 года, Юрий Вяземский выступил с предложением по открытию филиалов образовательного центра «Сириус» по всей России. Основным кредо образовательной программы, предложенной профессором МГИМО, стали два понятия: самообразование и трудолюбие.

Свое слово Вяземский произнес в пользу разрабатываемых ФГОСов. Юрий Вяземский считает, что должны быть единые стандарты образования. Основная программа будет занимать 70 % учебного времени, тогда как на дополнительные занятия будет отведено 30 %.

«Вы мыслить и писать затеяли впервые…»

Последние годы жизни поэта были омрачены душевным недугом. Первые признаки его явились еще в конце 1810-х годов, дальнейшее течение жизни с опалой, смертями детей лишь усугубило болезнь, выражавшуюся в приступах мучительной депрессии и бессоннице. Начиная с 1850-х годов Вяземский подолгу жил за границей, лечился на водах, но сколько-нибудь значительного эффекта оздоровительные меры не приносили.

Творчество Вяземского рассматривалось современниками в этот период как «устаревшее», сам он, конечно, не мог принять ни «натуральной школы», ни разночинной литературы вообще. Среди действующих литераторов поэт выделял, по существу, одного лишь Ф. И. Тютчева, творчество же других «столпов», включая И. С. Тургенева и И. А. Гончарова, рассматривал достаточно критически. А. Н. Толстого Вяземский бранил за искажения в описании войны 1812 года в «Войне и мире», стихами Н. А. Некрасова возмущался. Одним словом, неприязнь была взаимной, но Петр Андреевич хотя бы — чего не скажешь о его оппонентах — выражал ее с великолепным аристократизмом, презирая не столько новое в литературе, сколько диктатуру этого нового:

Любопытно, что единственная книга стихотворений Вяземского — несмотря на то, что публиковаться он начал с 1809 года, — вышла лишь в 1862 году. Книга, называвшаяся «В дороге и дома», успехом у читающей публики не пользовалась, и начиная с 1870-х годов поэт почти перестал печататься. В эти годы он жил преимущественно на водах в Хомбурге, опекаемый Верой Федоровной и все менее интересовавшийся сношениями с внешним миром. В 1878 году он умер в Бадене.

Военная карьера

В 1812 году, отправив беременную супругу вместе с Карамзиными в Ярославль, камер-юнкер Вяземский записывается добровольцем в народное ополчение и уходит на фронт. Состоял адъютантом при генерале Милорадовиче, участвовал в битве при Бородино и спас из-под огня раненого генерала А. Бахметева, за что впоследствии был награждён орденом св. Владимира IV степени с бантом.

О своём участии в русско-французской войне Петр Андреевич вспоминал с присущим ему юмором: «Я так был неопытен в деле военном и такой мирный московский барич, что свист первой пули, пролетевшей надо мной, принял я за свист хлыстика. Обернулся назад и, видя, что за мной никто не едет, догадался я об истинном значении этого свиста».

Убеждения и служба

Петр Андреевич Вяземский — личность в русской истории нерядовая и очень неоднозначная. Один из ближайших друзей Пушкина, блестящий острослов, разносторонне одаренный, творческий человек — при этом очень неусидчивый, не способный посвятить себя чему-то одному, — он словно постоянно мучительно искал чего-то и не мог найти. То он решает посвятить себя военному делу — накануне Бородина, несмотря на слабое здоровье, идет добровольцем в армию, попадает на тепленькое, прямо скажем, место — в адъютанты к генералу Милорадовичу, на Бородинском поле гарцует под пулями, пересаживаясь с одной убитой лошади на другую, ничего, по собственному признанию, в происходящем не понимает — и навсегда покидает армию, получив орден, так сказать, «для успокоения души». То посвящает себя стихосложению — но до уровня крупного литератора так и не добирается, в чем, правда, прекрасно отдает себе отчет («многие мои стихи — как быть? дорожные грехи праздношатающейся музы») и если и испытывает какие-то сожаления, то умело их прячет.

Казалось бы, каков парадокс — такие наставники, учителя, друзья — Карамзин, Крылов, Жуковский, Пушкин! — а большой поэт из Вяземского не вышел. Впрочем, а пытался ли выйти? Тут можно сказать словами Гоголя: «Отсутствие большого и полного труда есть болезнь князя Вяземского». Но хватит черных красок! В Петре Андреевиче было нечто, за что его безусловно ценили современники, и тут впору вспомнить оценку Пушкина: «Он мыслит, что довольно редко между нами».

П.А. Вяземский надолго пережил своих друзей. Оставшись один, не найдя общего языка с новым поколением, он изменил свои взгляды, превратившись из «почти вольнодумца» в «почти реакционера». Курировал внешнюю торговлю России, был товарищем министра народного просвещения, ведал цензурой, часто уезжал за границу лечиться от страшных депрессий… Для понимания изменений, происходивших в Вяземском, достаточно процитировать эпиграммы на него.

В. Курочкин, 1860-е годы:

Курочкин, безусловно, перегибает палку — на то он и сатирик, — но отношение молодого поколения к стареющему Вяземскому передает точно.

Нужно отметить, что Вяземский, как и многие образованные «душевладельцы» своего времени, к крепостному праву относился противоречиво. Как человек соответствующих убеждений (одно время он был близок к декабристам) он не мог сочувствовать этой форме рабства, бытовавшей на Руси. В 1820 году он вступил в Общество добрых помещиков и подписал поданную императору М. С. Воронцовым записку об освобождении крестьян. Но, будучи поэтом, Вяземский усматривал в «старых порядках» и нечто идиллическое (впрочем, это уж в поздние годы, при помощи столь несовершенного оптического прибора, как ностальгия). В мемуарном очерке «Московское семейство старого быта» (1877) он писал: «В старых домах наших многочисленность прислуги и дворовых людей была не одним последствием тщеславного барства: тут было также и семейное начало. Наши отцы держали в доме своем, кормили и одевали старых слуг, которые служили отцам их, и вместе с тем призревали и воспитывали детей этой прислуги. Вот корень и начало этой толпы более домочадцев, чем челядинцев. Тут худого ничего не было; а при старых порядках было много и хорошего, и человеколюбивого».

Как бы ни было, Петр Андреевич с большим энтузиазмом встретил реформы Александра II и даже принимал в них участие как товарищ министра народного просвещения и руководитель подготовки цензурной реформы. Вяземский и раньше не чурался государственной службы (разве только в 1820-е годы, когда жил в Москве под тайным надзором полиции). В 1830—1840-е годы он служил в Министерстве финансов и, относясь к своим служебным обязанностям не без иронии, успел сделать немало полезного. Но участия в придворных церемониях поэт, имея чин камергера, демонстративно избегал. Столь «вольное» поведение Вяземского обусловливалось надежным имущественным «тылом». Драма Пушкина — служить или остаться без средств к существованию — была ему чужда.

Последние годы жизни Петра

В последние годы жизни Петр смог добиться высоких должностей при императорском дворе. Имел свободный доступ к близкому окружению Александра II. Вяземский стал сенатором и членом Госсовета. Жил Петр преимущественно за границей.

Но здоровье уже давало себя знать. У него начались длительные бессонницы и нервные расстройства, которые сменялись приступами депрессий и запоями. Даже его стихи в это время отражают хандру и разочарование в жизни. Состояние Вяземского ухудшалось с каждой смертью родных и близких ему людей. О нем стали забывать как о поэте. Стихи перестали понимать.

Перед смертью Петр Вяземский, творчество которого уже не умещалось в одной книге, успел написать собрание сочинений, первый том которого вышел после его смерти. Умер он 86-летнем возрасте, 10.11 (22 н.с.)1878 года в Баден-Бадене. Похоронили Вяземского в Петербурге.

Личная жизнь

В 19-летнем возрасте Пётр Андреевич Вяземский обвенчался с княжной Верой Федоровной Гагариной. Этому скоропалительному браку предшествовала занимательная история. В конце лета в усадьбе Мещерское собралось развеселое молодое общество. Вдруг одна из барышень шутки ради бросила в пруд свой башмачок, и тотчас же все кавалеры, в том числе и князь Петр, ринулись в воду. Блеснуть молодецкой удалью Вяземскому не удалось: он едва не утонул, а, когда его вытащили на берег, свалился с горячкой и не смог вернуться в Москву.

Выхаживать беднягу пришлось сестрам Гагариным, но особенное участие в его судьбе приняла княжна Вера. Днями напролет девушка хлопотала у постели больного, и, разумеется, вскоре по округе поползли неприятные сплетни. В результате владелец усадьбы А. С. Кологривов, отчим сестёр, был вынужден объявить юному князю, что тот обязан жениться на Вере Федоровне, дабы не компрометировать её честное имя. Свадьбу сыграли 18 октября 1811 года. На венчании жениху, не успевшему оправиться от болезни, пришлось сидеть.

Союз оказался на редкость удачным и прочным. Петр Андреевич охотно передал «бразды правления» своей предприимчивой и энергичной жене, а сам предался стихосложению. Красивую, образованную, отзывчивую княгиню Веру ценили и уважали в обществе. Пушкин величал жену друга «княгиней-лебедушкой», «душой прелестной и великодушной», в письмах к Вяземскому обязательно слал ей приветы, добавляя: «Я не кланяюсь, я поклоняюсь ей». И хотя Вера Федоровна была старше великого поэта всего лишь на 7 лет, она относилась к нему, словно к одному из своих детей. Недаром поссорившийся с будущей тёщей Пушкин пригласил её на свою свадьбу в качестве посаженой матери. Одно время поговаривали, что Александр Сергеевич влюблен в княгиню Веру. Петр Андреевич знал об том и частенько подтрунивал над женой. Вместе супруги Вяземские прожили 67 лет. В браке родилось 8 детей.

Женитьба и война

В 1811 года Петр Вяземский взял в жены Веру Федоровну Гагарину, брак с которой оказался очень прочным и счастливым. У пары родилось восемь детей.

В молодости князю довелось поучаствовать в войне с Наполеоном. Он добровольно вступил в ряды народного ополчения и в чине поручика поучаствовал в Бородинском сражении. За проявленную отвагу на поле боя и, в частности, спасение раненого генерала Бахметова князь был удостоен ордена Святого Владимира четвертой степени. Многие исследователи считают, что рассказы Вяземского о бородинском сражении были использованы Львом Толстым при написании «Войны и мира».

В период с 1813 по 1817 год Петр Вяземский, стихи которого получали все большее распространение, закрепился в статусе одного из наиболее перспективных молодых российских поэтов. Он активно выступал в различных жанрах, начиная от дружеского послания и эпиграммы, заканчивая сатирическими куплетам и баснями. В это время он вступил в сообщество литераторов «Арзамас» и завел множество дружеских контактов с выдающимися поэтами.

Петр Вяземский, биография: «Арзамас»

В 1815 году обострились отношения между сторонниками Карамзина и Шишкова. Вяземский и некоторые другие поэты и писатели объединились в группу «Арзамас». В ней Петру было дано прозвище Асмодей, шутливое и зловещее. В «Арзамасе» все творческие личности баловались черной магией. Причем связывали ее со своими произведениями. Говорили надгробные слова для еще живых соперников и т. д.

Через много лет Вяземский начал считать, что такая непотребная деятельность отразилась на нем самом как наказание. Он считал, что вокруг него был создан заговор молчания. И таким образом он оказался отрезан от мира. Именно в «Арзамасе» между Пушкиным и Вяземским сначала вспыхнуло соперничество. Но потом переросло в дружбу.

Полоса трагедий

В 1830-х в жизни у Вяземского началась темная полоса, состоящая из смертей детей и многих друзей, отдельное место среди которых занимал Пушкин. Из-за пережитых трагедий в творчестве поэта все чаще начала просматриваться меланхоличность, граничащая с мрачностью. А к 40-м годам в нем даже появились религиозные мотивы. Именно тогда пришло официальное признание творческих заслуг поэта – он стал членом Российской академии и Санкт-Петербургской Императорской академии наук.

Постепенно Вяземский стал отходить от активной литературной деятельности. До 1836 года поэт еще планировал издательство собственных альманахов и журналов, но со смертью Пушкина его активность как журналиста и критика едва ли не сошла на нет.

Творчество

Столь же многолика, как общественная деятельность Вяземского, его поэзия. Первые стихи Петра Андреевича были подражанием произведениям Жуковского и Карамзина, однако затем у поэта «прорезался» собственный голос. Вяземский даже раньше Пушкина привнес в поэзию простую человеческую речь. Эволюция слога Петра Андреевича видна при сравнении стихотворений «Первый снег» (с длинными строками и тяжеловесными рифмами) и «Береза» (с афористичными определениями). Как и Пушкин, Вяземский довольно много стихов посвятил осени.

https://youtube.com/watch?v=7DdTElawHI4

Петр Вяземский – «Тройка». Читает Павел Беседин

Лучшие произведения князя (например, «Тройка») стали народными песнями. Вновь обретенная литератором в зрелом возрасте религиозность нашла отражение в его духовных стихотворениях («Молитва»). При помощи Эльдара Рязанова и композитора Андрея Петрова баллады Вяземского получили новую жизнь в фильме «О бедном гусаре замолвите слово».

Излюбленным жанром князя была поэтическая сатира, включавшая как политические эпиграммы, так стихотворные шутки, адресованные друзьям. В поздних произведениях Вяземский предвосхитил литературные эксперименты Серебряного века. Не меньшее значение, чем поэзия, имеют заметки Петра Андреевича, собранные им анекдоты и остроты его авторства.

Полвека вместе

Вера Федоровна и Петр Андреевич. Это был, должно быть, счастливый брак. Они венчались двадцатилетними. Накануне Бородинского сражения родился их первенец Андрей, который тут же мог бы осиротеть, потому что его молодой отец вступил в ополчение, и во время боя под ним убило две лошади. Но нет: Петру Андреевичу самому пришлось пережить сына, да и большинство своих детей, умиравших в младенческом или юном возрасте. Семью преследовала чахотка. До преклонных лет из восьмерых дожил лишь Павел Петрович Вяземский — тот самый «душа моя Павел» из пушкинского альбомного стихотворения.

Вера Федоровна, как свидетельствуют современники, была на равной ноге со всеми в кругу своего мужа, а круг этот был довольно широк, хотя и состоял из «избранных». «Быть может, к нам в обитель заманим мы друзей», — обращался к жене молодой поэт («К подруге» (1812)). И — заманивали. В подмосковном Остафьеве у Вяземских гащивали Карамзин, Жуковский, Батюшков, Грибоедов, Пушкин и многие другие. Все отдавали должное радушию хозяев. Нигде не бывало таких оживленных бесед, такой непринужденной дружественности в обстановке, как у Вяземских. И Вера Федоровна осталась верна этому стилю до конца своих дней. Муж ее внучки граф С. Д. Шереметев вспоминал: «Полная юношеского пыла, неподдельной веселости и остроумия, с своею чистою, старомосковскою русскою речью, с выходками и вспышками резвого и нестареющего ума, — княгиня Вера Федоровна была цельным типом старого московского допожарного общества. Она кипятилась и негодовала, в то же время заливалась своим заразительным хохотом, следя за всем и живя в постоянном и разнообразном общении со множеством лиц».

Биография

Детство и юность

Происходил из древнего княжеского рода Вяземских; сын действительного тайного советника, нижегородского и пензенского наместника, князя Андрея Ивановича Вяземского (1754—1807) и Дженни О’Рейли (в 1-м браке Квин) позже известной под именем княгини Евгении Ивановны Вяземской (1762—1802). Его родители познакомились, когда князь Андрей совершал гран-тур по Европе, причём Дженни уже была замужем за офицером французской армии, и ей потребовался развод. Отец и мать А. И. Вяземского были категорически против брака, но он был непреклонен и женился на избраннице.

В честь рождения Петра А. И. Вяземский 9 августа 1792 г. приобрел за 26 тысяч рублей подмосковное село Остафьево, где в 1800—07 гг. был выстроен двухэтажный усадебный дом (ныне музей «Русский Парнас»). Имение Вяземских стало одним из средоточий культурной жизни России начала XIX в.

В ранней молодости Пётр Вяземский остался единственным наследником большого состояния и занял блестящее положение в высших кругах столичного дворянства. Его единокровная сестра, побочная дочь А. И. Вяземского Екатерина (носившая фамилию Колыванова) в 1804 г. стала второй женой Н. М. Карамзина, благодаря чему Пётр с ранних лет вошёл в среду московских литераторов карамзинского круга. После смерти А. И. Вяземского Карамзин был назначен опекуном юного князя, который в одном из своих стихотворений назвал его «вторым отцом».

Вяземский получил прекрасное домашнее образование, в 1805-06 гг. учился в Петербургском иезуитском пансионе и пансионе при Педагогическом институте. В 1805 г. поступил на службу в Межевую канцелярию юнкером. Рано начал пробовать перо. Первое известное произведение будущего поэта — франкоязычная трагедия «Эльмира и Фанор» (1802), первое опубликованное стихотворение (под криптонимом К. П. В..ий) — «Послание к … в деревню» («Вестник Европы», 1808). Регулярно публиковаться начал с 1809 г., впервые опубликовался под своим именем в 1814 г., широкую известность в России как поэт приобрел в 1818-19 гг. В раннем творчестве испытал мощное влияние со стороны ведущих русских поэтов конца XVIII-начала XIX вв. — Гавриила Романовича Державина, Ивана Ивановича Дмитриева, Василия Андреевича Жуковского, а также французской «легкой поэзии». Тем не менее достаточно быстро выработал собственную манеру, которая поражала современников «Вольтеровой остротой и силой» (А. Ф. Воейков) и одновременно вызывала ассоциации с «живой и остроумной девчонкой» (К. Н. Батюшков).

В молодости участвовал в Отечественной войне с Наполеоном, добровольцем вступил в народное ополчение и принимал участие в Бородинском сражении в чине поручика. На поле боя спас раненого генерала А. Н. Бахметева, за что получил орден Святого Владимира 4-й степени с бантом. По мнению некоторых исследователей, рассказы Вяземского об участии в Бородине были использованы Львом Толстым во время создания «Войны и мира».

«Русский Катулл, русский Марциал…»

Село Красное-на-Волге Петр Андреевич унаследовал от отца, которому оно было пожаловано императором. Хотя он никогда здесь не жил, предпочитая Москву, подмосковное Остафьево, а во второй половине жизни — курортные города Европы, однако бывал здесь не раз начиная с 1815 года, в связи с чем рассказывал в «Автобиографическом введении» (1878) следующий анекдот (вероятно, происходящее в нем относится к 1820-м годам): «Однажды приехал я в свою костромскую вотчину, в известное в краю торговое и промышленное село Красное. В воскресенье, по совершении обедни, священник сказал мне и церкви приветственную речь. Говорил он с жаром, народ слушал с благоговением. Выхваляя мои гражданские и помещичьи доблести, продолжал он, указывая на меня: „Вы не знаете еще, какого барина Бог вам дал; так знайте же, православные братья! он русский Гораций, русский Катулл, русский Марциал!“ При каждом из этих имен народ отвешивал мне низкие поклоны и чуть не совершал знамения креста. Можно себе представить, каково было слушать мне и какую рожу делал я при этой выставке и классической пытке».

Так что и такие курьезы помнит старинный Богоявленский храм!

В особенности долго был памятен красноселам приезд Вяземского в 1827 году, после большого пожара, истребившего значительную часть села. Тогда Петр Андреевич оказал погорельцам значительную материальную помощь, без которой Красное могло бы и не возродиться, и заслужил благодарную память о себе как о «добром барине». А для самого Вяземского Красное стало источником вдохновения — здесь или по здешним мотивам он создал многие стихи, в том числе известный «Вечер на Волге».

Детство и отрочество

Отец поэта, князь Андрей Иванович Вяземский, познакомился со своей будущей женой во время путешествия по Европе. Его не смутило, что избранница – Дженни Квин (в девичестве О’Рейли), ирландка по происхождению, на тот момент была замужем за французским офицером. Дождавшись развода, князь увез невесту в Москву. В России Дженни приняла православие и после свадьбы стала Евгенией Ивановной Вяземской. Родители Андрея Ивановича возражали против этого брака, он решения не изменил.

12 (23 по н. с) июля 1792 года у супругов Вяземских родился сын Петр. По этому случаю молодой отец купил за 26 тысяч рублей небольшое подмосковное село Остафьево, где впоследствии был построен просторный двухэтажный дом (сегодня музей «Русский Парнас»).

Евгения Ивановна умерла, едва Пете исполнилось 10 лет. Князь Андрей, будучи человеком властным и суровым, отправлял мальчика ночью в рощу, занимал его ум математикой, заставлял барахтаться в Остафьевском пруду. Таким образом родитель приобщал безалаберного и трусоватого по его мнению отпрыска к дисциплине и порядку.

В 1805 году юного Петра определяют на обучение в петербургский иезуитский пансион, а год спустя переводят в благородный пансион при Петербургском педагогическим институте. Однако, пытаясь ускользнуть от патриархальной монастырской дисциплины, юноша стал прогуливать занятия и проводить время в сомнительных компаниях. Недовольный таким поворотом дел отец забрал сына из пансиона, и дальнейшее образование князь Петр получал на дому. Для преподавания наук к нему приглашались лучшие профессора Московского университета: Буле, Рейнгардт и др. С одним из своих наставников, французом Дандилли, Вяземский оставался дружен на протяжении многих лет. Совершенно неспособный к точным наукам юноша неожиданно для самого себя увлекся историей, литературой, освоил несколько языков. Зачитываясь произведениями Ломоносова, Державина, Вольтера, Расина, пытался писать свои первые подражательные стихи.

Дальнейшее развитие событий можно назвать не иначе, как счастливым стечением обстоятельств. Внебрачная дочь князя Андрея, Екатерина Колыванова, вышла замуж за Н. А. Карамзина, писателя и историка, книгами которого зачитывалась в то время вся Россия. Молодые переехали в Остафьево, и в скромном загородном имении забурлила совсем иная жизнь. У Карамзиных подолгу гостили известные «властители дум»: В. Л. Пушкин, В. А. Жуковский, И. И. Дмитриев и другие. Знакомство с ними очень повлияло на судьбу 14-летнего поэта. После внезапной смерти старого князя Карамзин стал для Петра опекуном, вторым отцом, литературным наставником и ангелом-хранителем в одном лице. Вот только уберечь своего подопечного от соблазнов светской жизни ему не удалось. Большую часть наследства молодой князь прокутил и «прокипятил на картах».

Личная жизнь Петра

Вяземский женился в 1811 году на княжне Вере Гагариной. Биография Вяземского Петра Андреевича описывает необычные обстоятельства его знакомства и свадьбы с будущей супругой. Однажды, во время вечеринки, одна девица бросила свой башмачок в пруд. Доставать его кинулись многие молодые люди. В их числе был и Петр. Но молодой князь захлебнулся водой. Его вытащили, откачали, но домой он возвратиться временно не мог, по причине своей слабости.

Петра положили в кровать в доме, где как раз жила Вера. Она усердно ухаживала за ним, пока ему пришлось у них погостить. Между знакомыми пошли разнообразные слухи. Отец Веры вынужден был поговорить с гостем о женитьбе, дабы не осрамить доброе имя княжны. Петр согласился, и свадьба состоялась. Только венчался он сидя в кресле.

Брак все же оказался удачным. Счастливым и прочным. Вера была намного старше Петра. И как-то сразу заняла в доме лидирующую позицию. Княгиню красавицей не называли, но этот недостаток компенсировался ее живым, добросердечным и веселым нравом. Впоследствии она очень полюбилась Пушкину, который на то время уже стал другом Петра.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий