Военные, полководцы

3. Юлий Цезарь (100-44 до н.э.)

Вероятно, это самый известный из всех древних римлян. После завоевания Галлии, которое расширило территорию Рима до Ла-Манша и Рейна, Юлий Цезарь стал первым римским генералом, пересекшим обе этих водных преграды. Под его предводительством римские легионы вторглись в Британию.

Эти достижения обеспечили великому римскому полководцу непревзойденную военную славу, которая угрожала затмить Гнея Помпея — бывшего союзника Цезаря по триумвирату. Помпей обвинил Цезаря в неповиновении и измене и приказал ему распустить свою армию и вернуться в Рим. Цезарь отказался и в 49 г. до н.э. привел свою армию к гражданской войне, в которой одержал победу.

Благодаря Цезарю Рим превратился в самую крупную империю Средиземноморья.

Убийство Юлия Цезаря произошло незадолго до того, как он должен был отправиться в поход против Парфянской империи.

Евгений Савойский

Среди полководцев Западной Европы 17-18 века одним из самых известных стал генералиссимус Евгений Савойский, находившийся на службе Священной Римской империи. Считается, что именно он, наряду с несколькими другими военачальниками своего времени, оказал решающее влияние на военное искусство европейских армий Нового Времени, которое оставалось господствующим вплоть до начала Семилетней войны.

Он появился на свет во французской столице в 1663 году. В юности вместе с матерью он пострадал из-за дела о ядах. Это кампания по охоте на отравительниц и ведьм, которая будоражила французский королевский двор. В результате они были изгнаны из страны. 20-летний Евгений поехал оборонять Вену, осажденную турками. В этой кампании под его руководством участвовал полк драгун. Позже он принял участие в освобождении Венгрии, захваченной турками.

Савойский превратился в одного из самых известных полководцев Западной Европы 17-18 века, который участвовал в войне за испанское наследство. Должность главнокомандующего в Италии Савойский получил в 1701 году. Одержав блистательные победы при Кьяри и Капри, ему удалось занять большую часть Ломбардии. 1702 год начал с внезапного нападения на Кремону, которое завершилось пленением маршала Вильруа. После этого Савойский успешно оборонялся от армии герцога Вандома, которая значительно превосходила его в численности.

В 1704 году военачальник вместе с герцогом Мальборо победил в битве при Гохштедте, что привело к окончательному выходу Баварии из союза с Людовиком XIV. На следующий год в Италии он остановил победоносное шествие герцога Вандома, а затем одержал убедительную победу в битве под Турином, что заставило французов отступить из Италии. В 1708-м разбил армию Вандома при Ауденарде, захватив Лилль.

Свое самое крупное поражение потерпел через четыре года при Денене, уступив французскому маршалу де Виллару.

С 1716 года Савойский снова принимал участие в турецкой кампании. Одержал несколько убедительных побед, из которых самой значимой стала осада Белграда в 1718 году. В результате по могуществу и превосходству турок в Европе был нанесен сокрушительный удар.

Последней кампанией Савойского стала война за польское наследство в 1734-1735 гг. Однако из-за болезни вскоре был отозван с поля брани. В 1736 году Савойский умер в 72-летнем возрасте.

Иван Конев

Одним из тех, кому наше государство обязано победой, являлся легендарный маршал и дважды герой СССР Иван Конев. Начал участие в войне советский полководец в должности командира 19-й армии Северо-Кавказского округа. Во время Смоленского сражения (1941 г.) Коневу удалось избежать плена и вывести из окружения врага управление армии и связной полк. После этого полководец командовал Западным, Северо-Западным, Калининским, Степным, Первым и Вторым Украинскими фронтами. Участвовал в битве за Москву, руководил Калининскими операциями (оборонительной и наступательной). В 1942 г. Конев возглавил (вместе с Жуковым) первую и вторую Ржевско-Сычёвскую, а зимой 1943 г. — Жиздринскую операции.

Из-за превосходства сил противника многие сражения, проведённые полководцем до середины 1943 г., для Советской Армии были неудачными. Но ситуация кардинально изменилась после победы над врагом в битве на Курской дуге (июль-август 1943 г.). После этого войска под руководством Конева провели ряд наступательных операций (Полтавско-Кременчугскую, Пятихатскую, Знаменскую, Кировоградскую, Львовско-Сандомирскую), в результате которых от нацистов была очищена большая часть территории Украины. В январе 1945 г. Первый Украинский фронт под командованием Конева вместе с союзниками начал Висло-Одерскую операцию, освободил от фашистов Краков и концлагерь Освенцим. Весной 1945 г. войска маршала дошли до Берлина, а сам он лично принимал участие в его штурме.

Конев Иван Степанович и Толбухин Федор Иванович

Конев встал во главе фронта в 43 года, а впервые заявил о себе в годы боевой юности — красный комиссар бронепоезда № 102 «Грозный», комиссар дивизии, участник подавления контрреволюционного мятежа в Кронштадте.

Толбухин, который в те годы казался самому себе пожилым человеком, хотя был лишь на два года старше Жукова и Рокоссовского, на три — Конева, воевал против Юденича и белополяков, за личную храбрость удостоен ордена Красного Знамени, был трижды награжден именными серебряными часами с надписью «Честному воину рабоче-крестьянской Красной Армии».

Но и о том, что касалось прошлых заслуг, время высказалось вполне определенно — настоящую войну не выиграть прошлыми победами, да и теми методами, которыми они достигались. Путь к победам в современной войне должен быть новым, современным. Другое время — другие битвы. И полководцы — другие.

«Не можем». Даже если бы хотели. Не человек диктует— время. Хотя кто-то, какой-то человек, куда менее беспристрастный, чем время, мог бы сказать: а в самом деле, куда так спешить? Пусть молодой генерал освоится с прежней должностью. Наберется опыта руководящей работы… У него еще все впереди…

От военачальника требовалось постоянно осмысливать обстановку, порой мгновенно решать сложнейшие задачи, сводя при этом к минимуму возможные ошибки. Работа полководца в идеале —это безошибочное творчество. Но возможно ли творить с гарантией, что избежишь просчетов? Совместимо ли одно с другим? Но в том-то и дело, что кому-то удавалось приблизиться к идеалу. Тогда-то время и «ходатайствовало» за таких людей, требуя немедленного признания, немедленного повышения. За умение воевать, как следует делать свое ратное дело прощались такие «пустяки», как сложный характер, как молодость… Наиболее перспективными, во всяком случае, оказывались именно те кадровые перемены, которые делались «в духе времени», не довоенного или послевоенного — военного.

Хивинский поход

Весной 1873 г. Скобелев принимает участие в хивинском походе, в качестве офицера генерального штаба при Мангишлакском отряде полковника Ломакина. Цель похода – во-первых, укрепить русские границы, подвергавшиеся точечным нападениям местных феодалов, снабженных английским оружием, а во-вторых – защитить тех из них, которые перешли под Российское покровительство. Вышли 16 апреля, Скобелев, как и другие офицеры, шел пешком. Суровость и требовательность в условиях военного похода, причем в первую очередь к себе, отличали этого человека. Потом, в мирной жизни могли быть слабости и сомнения, во время военных действий – максимальная собранность, ответственность и отвага.

Схема укреплений Хивы

Так 5 мая возле колодца Итыбая Скобелев с отрядом из 10 всадников встретил караван перешедших на сторону Хивы казахов и, несмотря на численный перевес противника, бросился в бой, в котором получил 7 ран пиками и шашками и до 20 мая не мог сидеть на коне. Возвратившись в строй, 22 мая, с 3 ротами и 2 орудиями, он прикрывал колесный обоз, при чем отбил целый ряд атак неприятеля. 24 мая, когда русские войска стояли у Чинакчика (8 верст от Хивы), хивинцы атаковали верблюжий обоз. Скобелев быстро сориентировался, и двинулся с двумя сотнями скрыто, садами, в тыл хивинцам опрокинул их подошедшую конницу, атаковал затем хивинскую пехоту, обратил ее в бегство и возвратил отбитых неприятелем 400 верблюдов. 29 мая Михаил Скобелев с двумя ротами штурмовал Шахабатские ворота, первым пробрался во внутрь крепости и, хотя был атакован неприятелем, но удержал за собой ворота и вал. Хива покорилась.

Хивинский поход 1873 года.

Переход Туркестанского отряда через мертвые пески – Каразин

Черняховский Иван Данилович

Война несравненно быстро отвечала на все вопросы. Принято решение — и все становилось ясно завтра, а то и сегодня — час спустя.

Когда в одном из боев отстала артиллерия, меняя огневые позиции, — а была дорога каждая минута, иначе захлебнется наступление, Иван Данилович Черняховский — и это было, кажется, впервые в истории Великой Отечественной — снял с огневых позиций и выдвинул на передовую для борьбы с наземным противником основную группу зенитной артиллерии армии.

Зенитки били не по самолетам, а по танкам, по укрепленным позициям врага. Это был большой риск, но Черняховский, приняв такое решение, рассчитывал за час-два сломить сопротивление противника. И оказался прав.

В другом бою, опять же помня суворовский наказ: одна минута решает исход баталий, один час — успех кампании, один день — судьбу страны, не давая противнику закрепиться на выгодных рубежах, а стало быть, избегая неоправданных потерь, Черняховский приказывает войскам с ходу форсировать Днепр.

Не подтянув понтонно-мостовые парки, не обеспечив одновременную переправу пехоты, танков и артиллерии, переправляться на плотах и рыбачьих лодках. Расчет был на внезапность. И на немецкую верность букве устава.

Генерал знал, что во всех наставлениях германской армии форсирование таких крупных рек допускается лишь при наличии инженерных переправочных средств. Он знал, что немцы не посмеют допустить, даже если это происходит у них на глазах, что кто-то поступает так, как никогда бы не поступили они сами. И снова оказался прав.

А когда под ожесточенным огнем противника наши передовые части достигли противоположного берега и вступили в неравный бой, Черняховский передал передовым частям: «Высылаю подкрепление, поддержу огнем. Приказ: расширить плацдарм. Сам переправляюсь к вам!»

Плацдарм не только удержали, но и расширили.

Они были единомышленниками, наши выдающиеся военачальники. Все мыслили и воевали нестандартно, верные правилу, которое Черняховский сформулировал так: командир в бою не должен делать того, чего ищет и ждет от него противник.

Все понимали, что истинным полководцем войны для тех, кто рассчитывает ее выиграть, должна быть мысль — новая, глубокая, неожиданная.

В 37 лет Иван Данилович Черняховский уже командует фронтом. Теперь, зная, как он воевал, нелегко даже предположить, что кто-то мог в свое время подумать: а не рановато ли его — на такой пост? Что для него и командовать армией — достижение не по возрасту?

Принять командование армией Черняховскому предложил Николай Федорович Ватутин, в то время командовавший фронтом. Он был лишь на пять лет старше, но успел испытать себя в боях с махновцами, да и к началу войны в свои тридцать девять лет уже занимал высокий пост первого заместителя начальника Генерального штаба.

Предложение принять командование армией застало Черняховского врасплох:

— Всего месяц, как я командую корпусом.

— Месяц на войне — это очень много.

— Есть другие генералы, более опытные, заслуженные, мое назначение больно ударит по их самолюбию.

— Ну вот что, — почти сурово сказал Ватутин, — сейчас не время говорить о чьем-то самолюбии. Враг поставил нас в жесткие условия. И мы не можем с этим не считаться.

Человек с положением, с прошлыми заслугами, он казался гораздо старше самого молодого из командующих фронтами. Прошлые заслуги, к слову, были и у других крупных военачальников.

Маресьев Алексей Петрович

07.05.1916 – 18.01.2001

  Военный лётчик, Герой Советского Союза.

  Этот человек стал символом мужества и несгибаемой воли для многих поколений. И даже сейчас, после всевозможных манипуляций с нашей историей, трудно найти человека в России, которому было бы незнакомо это имя.

  Алексей Маресьев родился в 1916 году в небольшом хуторе Веревкин Камышинского района Саратовской губернии. Окончив восемь классов школы и заводское училище, Алексей начал работать по специальности – токарем.

  Однако, мечтал он совсем о другом – он грезил о небе. Несколько раз Алексей безрезультатно подавал документы в лётное училище, получая отказ за отказом. Причиной была тяжёлая болезнь перенесенная в детстве – малярия оставила после себя ревматизм. Но желание летать было сильнее всяких болезней, и он поступил на заочный рабфак Московского авиационного института, занимался в аэроклубе. Это пригодилось ему, когда в 1937 году его призвали на срочную службу в погранвойска – его направили в авиапогранотряд. Там он обслуживал стоящие на вооружении отряда самолёты. В 1939 году он добился направления в школу военных пилотов, окончив которую, получил звание младшего лейтенанта.

  В начале Великой Отечественной войны Алексей Маресьев был направлен на Юго-Западный фронт, где и совершил (23 августа 1941 года) свой первый боевой вылет. Первую победу в воздушном бою лётчик одержал 1 апреля 1942 года, сбив вражеский бомбардировщик. А 5 апреля случилось несчастье – прикрывавший свои бомбардировщики самолёт Маресьева был подбит. Лётчику удалось дотянуть до своей территории, но при попытке осуществить вынужденную посадку самолёт рухнул на землю с высоты нескольких десятков метров.

  Изувеченный лётчик восемь суток полз по болотам и лесам на восток, ориентируясь по солнцу, пока на него не наткнулись местные жители. Оказать умирающему Маресьеву помощь своими силами они не смогли и лётчик был эвакуирован в Москву.

  Московские хирурги сотворили чудо – Маресьев выжил, но в ходе тяжелейшей операции ему пришлось ампутировать ступни ног – заражение крови и, как следствие, гангрена не оставили другого выхода.

  Но не таков был Алексей Маресьев, что бы сдаться… даже потеряв ноги. Будучи направленным в специализированный госпиталь для больных после ампутаций, он получил протезы. Протезы были тяжёлые и неудобные. Упрямо стиснув зубы и превозмогая пронизывающую, мучительную боль, накрывающую при каждом движении, Маресьев заново начал учиться ходить. Но этого ему было мало – он хотел совершить невероятное – начать летать с протезами. И он начал долгие изнуряющие тренировки.

  И невероятное случилось – в начале 1943 года он прошёл медкомиссию, был направлен в лётную школу и в конце концов добился отправки на фронт. Командир истребительного авиационного полка сначала не поверил в возможность участия лётчика без ног в воздушных боях. Но не для того Маресьев прошёл все испытания, что бы наблюдать с земли, как его боевые товарищи бьются с врагом в небе. Он упорно шёл к своей цели и добился её – его допустили к боевым вылетам. В июле 1943 года он одержал свою первую воздушную победу после возвращения в лётный состав – уничтожил фашистский пикирующий бомбардировщик.

  Всего за время войны Маресьев совершил 86 боевых вылетов и уничтожил десять вражеских самолёта – три до ампутации ног и четыре после.

  В марте 1945 года Маресьев по требованию командования был вынужден оставить боевую авиацию. Дело в том, что к этому времени его имя было широко известно в стране, и в случае его гибели враг мог использовать этот факт в пропагандистских целях.

  Алексей Петрович прожил долгую и насыщенную жизнь. После войны занимал ряд ответственных постов, активно занимался общественной жизнью. При этом, в течение всей жизни он активно занимался различными видами спорта, поддерживая себя в отличной физической форме. Он умер 18 мая 2001 года в возрасте 85 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Конев Иван Степанович

 28.12.1897 – 21.05.1973 гг.

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, кавалер ордена «Победа».

  Родился в крестьянской семье в Вологодской губернии. После окончания церковно-приходской школы и земского училища работал сезонным рабочим на лесной бирже.

  В 1916 году в разгар Первой мировой войны был призван в действующую армию. Отучившись в учебной артиллерийской команде был направлен на фронт в чине унтер-офицера.

  После демобилизации в 1918 году вступил в ВКП(б), был избран уездным военным комиссаром, громил белогвардейцев и интервентов на разных фронтах. В 1921 году он был уже комиссаром штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики.

  После Гражданской войны Конев активно обучается на всевозможных курсах для комсостава, параллельно занимая различные должности в Красной армии.

  Начало Великая Отечественной войны застало генерал-лейтенанта Конева в должности командующего 19-й армией. Обстановка на фронте складывалась катастрофическая и армия под командованием Конева была переброшена на один из самых сложных участков – на Западный фронт. В район расположения она прибыть не сумела – попала в окружение в ходе Смоленского сражения. Однако в плен Конев не попал – он сумел выйти из окружения с полком связи. В августе он уже командовал вновь сформированной 19-й армией в ходе Духовщинской операции.

  Высоко оценив деятельность Конева в качестве командующего армией, командование направило его на самый сложный участок фронта – 11 сентября он был назначен командующим войсками Западного фронта. На этой должности он пробыл чуть более месяца. Фронт был сокрушён гитлеровской армадой – в Вяземской катастрофе убитыми и пленёнными было потеряно более полумиллиона бойцов Красной армии. Коневу угрожал суд и, возможно, расстрел. Однако, за него вступился Г. Жуков. В результате Конев избежал суда и был назначен командующим Калининским фронтом. Эту должность он занимал вплоть до августа 1942 года, участвуя в битве за Москву и проведении нескольких (малоудачных для Красной армии) оборонительных и наступательных операций.

  В августе 1942 года Конев снова был назначен на должность командующего Западным фронтом, в коей, и под руководством представителя Ставки Жукова, провёл операцию «Марс» и первую Ржевско-Сычевскую операцию – крайне неудачные для Красной армии операции, обернувшиеся тяжелейшими потерями. В феврале 1942 года был снят с должности командующего Западным фронтом и назначен командующим второстепенным Северо-Западным фронтом. 

 В 1943 году полководческая удача наконец обратила на него своё внимание. Он был назначен командующим Степным фронтом, войска которого сумели добится ощутимых побед в ходе Курской битвы и Белгородско-Харьковской операции

Под командованием Конева были освобождены Белгород и Харьков, Полтава и Кременчуг, был форсирован Днепр.

  Осенью 1943 года Степной фронт был переименован во 2-й Украинский. Во главе этого фронта Конев провёл одну из самых успешных операций Великой Отечественной войны – Корсунь-Шевченковскую. Тогда впервые после Сталинграда была окружена и разгромлена крупная группировка противника. За организацию и проведение операции Коневу было присвоено звание Маршала. Войска, руководимые Коневым, первыми перешли границу СССР, вступив в Румынию.

  В мае 1944 года маршал Конев возглавил 1-й Украинский фронт. В этой должности он осуществил ряд крупных и весьма успешных операций. В частности, войска под его командованием разгромили в 1944 году вражескую группу армий «Северная Украина», захватили Сандомирский плацдарм, что позволило в дальнейшем освободить Польшу и вступить на территорию Германии.

  Не менее ярко как полководец проявил себя маршал и в 1945 году. В ходе Висло-Одерской операции войска под его командованием совершили молниеносный обходной манёвр и предотвратили разрушение отступающими фашистами промышленности Силезии. Под руководством маршала Конева войска 1-ого Украинского фронта участвовали в Берлинской и Пражской операциях. 

  После окончания войны маршал Конев последовательно занимал ряд ключевых постов в командовании Советской армии. Иван Степанович скончался 21 мая 1973 года и захаронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Русско-турецкая война 1877—1878 гг.

Пик карьеры полководца Д.М. Скобелева пришелся на русско-турецкую войну 1877-1878 гг., целью которой было освобождение православных народов от притеснений Османской империи. 15 июня 1877 г. русские войска переправились через Дунай и развернули наступление. Болгары восторженно встречали русскую армию и вливались в нее.

Скобелев под Шипкой – Верещагин

На поле брани Скобелев явился генерал-майором, уже с Георгиевским крестом, и, несмотря на недоверчивые замечания многих его соратников, быстро снискал себе славу талантливого и бесстрашного командира. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он фактически командовал (будучи начальником штаба Сводной казачьей дивизии) Кавказской казачьей бригадой во время 2-го штурма Плевны в июле 1877 г. и отдельным отрядом при овладении Ловчей в августе 1877 г.

М.Д. Скобелев под Плевной, 20 августа 1877 г.

Во время 3-го штурма Плевны (август 1877 г.) он успешно руководил действиями левофлангового отряда, который прорвался к Плевне, но не получил своевременной поддержки от командования. Командуя 16-й пехотной дивизией, Михаил Дмитриевич участвовал в блокаде Плевны и зимнем переходе через Балканы (через Имитлийский перевал), сыграв решающую роль в сражении под Шейново. 

На последнем этапе войны при преследовании отступавших турецких войск Скобелев, командуя авангардом русских войск, занял Адрианополь и в феврале 1878 г. Сан-Стефано в окрестностях Константинополя. Успешные действия Скобелева создали ему большую популярность в России и Болгарии, где его именем были названы улицы, площади и парки во многих городах.

Блокада Плевны

Благоразумные люди ставили в упрек Скобелеву его безоглядную храбрость; они говорили, что «он ведет себя, как мальчишка», что «он рвется вперед, как прапорщик», что, наконец, рискуя «без нужды», подвергает солдат опасности остаться без высшего командования и т. д. Однако не было командира более внимательного к нуждам своих солдат и более бережного к их жизням, чем «белый генерал». Во время подготовки к предстоящему переходу через Балканы, Скобелев, заранее предполагавший такое развитие событий, а поэтому не терявший времени даром, развил кипучую деятельность. Он как начальник колонны понимал: независимо от условий перехода необходимо сделать все, чтобы уберечь отряд от неоправданных потерь в пути, сохранить его боеспособность.

Личный пример начальника, его требования к подготовке стали мерилом для офицеров и солдат отряда. По всей округе Скобелев разослал команды для закупки сапог, полушубков, фуфаек, продовольствия и фуража. В селах приобретались вьючные седла и вьюки. На пути следования отряда, в Топлеше, Скобелев создал базу с восьмидневным запасом продовольствия и большим количеством вьючных лошадей. И все это Скобелев осуществлял силами своего отряда, не уповая на помощь интендантства и товарищества, занимавшихся снабжением армии.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Время напряженных боев со всей очевидностью показало, что русская армия по качеству вооружения уступает турецкой, и поэтому Скобелев снабдил один батальон Углицкого полка ружьями, отвоеванными у турок. Еще одно новшество внедрил Скобелев. Как только не чертыхались солдаты, всякий раз надевая на спину тяжеловесные ранцы! Ни присесть с такой ношей, ни прилечь, да и в бою она сковывала движения. Скобелев где-то добыл холст и приказал пошить мешки. И легко солдату стало и удобно! На холщовые мешки уже после войны перешла вся русская армия. Над Скобелевым посмеивались: дескать, боевой генерал превратился в агента интендантства, и смешки еще более усилились, когда стало известно о приказе Скобелева каждому солдату иметь по полену сухих дров.

Н.Д. Дмитриев-Оренбургский. Генерал М.Д. Скобелев на коне. 1883 г.

Иркутский областной художественный музей им. П.В. Сукачева

Скобелев же продолжал готовить отряд. Как показали дальнейшие события, дрова очень пригодились. На привале солдаты быстро разжигали костры и отдыхали в тепле. За время перехода в отряде не было ни одного обмороженного. В других отрядах, особенно в левой колонне, по обморожению из строя выбыло большое количество солдат.

Все вышеперечисленное делало генерала Скобелева кумиром в среде солдат и предметом зависти среди высших военных чинов, бесконечно ставящих ему в вину слишком «легкие» награды, неоправданную, с их точки зрения, храбрость, незаслуженную славу. Однако те, кто видел его в деле, не могли не отметить совершенно иные качества. «Нельзя не отметить того искусства, с которым вел бой Скобелев. В эту минуту, когда он достиг решительного успеха, в его руках оставались еще нетронутыми 9 свежих батальонов, один вид которых принудил турок капитулировать».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий