Биография Анри Матисса

Красная студия (1911)

Эмоции — вот что главное в изображении художественной студии. Глубокий красный цвет моментально выделяет это полотно и заставляет сосредоточиться на его рассмотрении. Стены, пол и потолок сливаются воедино, и лишь тонкие жёлтые линии подсказывают, где происходит переход от горизонтали к вертикали. В студии мебель и незначимые вещи также нарисованы схематично.

Это интерьер студии художника. Его можно разглядывать долго и это увлекает. В левой части полотна расположен стол, на котором стоит бокал, ваза с цветами, коробка пастели и тарелка. На стенах висят узнаваемые работы художника. Они яркие и являются картинами в картине. Простота и схематичность делают интерьер интересным и динамичным.

9

Как Матисс изменил искусство ХХ века и повлиял на творчество других

Осознать масштаб влияния Матисса сложно: выразительные формы, открытые им, окружают нас везде в повседневности. Цветовые палитры, приемы и техники закрепились в прикладном дизайне, и более того: стали его отправной точкой. Его «декупажи» с понятными формами и цветами, упрощенными до основы, имели графический характер. Матисс одним из первых осознал декоративную силу живописи, которая доступна каждому, кто чувствует красоту, а не только избранным ценителям. Живопись, способная воздействовать только линиями и красками, образующими единую симфонию красоты.

Пионерами современного искусства принято считать Пикассо, Поллока или Ротко. Но раньше всех них Матисс отказался от традиционной живописи, что прибавило смелости будущим поколениям художников. Он дал негласное разрешение творить так, как хочет сам живописец, не бояться критики и выражать себя.

Приемы Анри можно узнать в работах многих уважаемых художников. Сочетание ярких красок и плоские силуэты, условно обозначающие объект, искаженная перспектива, люди, написанные синим и коралловым цветом, — все эти особенности можно увидеть в работах Милтона Эвери. Если же вам довелось познакомиться с картинами Дэвида Хокни, то в его пестрых пейзажах непременно можно уловить влияние фовизма. Вибрирующие и праздничные полотна Мириам Шапиро также отсылают к известным приемам француза. Влияние послевоенного стиля декупажей заметен в работах Эллсворта Келли и в инсталляциях Джуди Пфафф.

Знаменитую улитку Матисса дизайнеры и модельеры использует практически как настольную книгу. Например, Пол Смит делился, что часто обращается к ней в поиске вдохновения: бери оттуда любые цвета и они будут прекрасно сочетаться друг с другом.

Улитка, 1953

Поразительно, насколько этот великий художник был одержим своей главной идеей на протяжении всей жизни: «чем проще средство — тем сильнее выражено чувство». Он никогда не переставал открывать новое и искать способы упрощения формы до ее естественного состояния.

Не требует долго копаться в себе, чтобы понять, какое воздействие оказывают на нас работы Матисса — эти чувства абсолютно искренние. Удивительно, что более 100 лет спустя они остаются источником вдохновения для многих людей и отголоски его идей можно увидеть повсюду.

Матисс окружает нас во всем.

Интересные факты:

  • Каждый год Матисс дарил Делекторской по одному портрету. Так у Лидии их скопилась целая коллекция. Многие картины она дарила Советскому Союзу, куда ей так и не удалось вернуться.
  • Не кажется ли вам узор скатерти из «Красной комнаты» знакомым? А если представить его в голубом цвете? Картина изначально была в тех же тонах, что и «Натюрморт с голубой скатертью». Накануне выставки Матиссу полотно показалось недостаточно декоративным, и он перекрасил его в красный.
  • Пабло Пикассо очень бережно относился к картинам, подаренным Матиссом: каждое полотно он относил для сохранности в сейф.
  • При поддержке семьи Стайнов Матисс основал свою Академию искусств. Молодые и амбициозные художники ринулись туда, в надежде научиться писать как Матисс — так же смело и революционно. Однако к своему удивлению обнаружили все тот же классический подход, что был в остальных школах и академиях. Матисс был убежден: без прочной академической основы настоящего художника быть не может.
  • В  1920 году  по заказу известного театрального деятеля Сергея Дягилева Матисс стал автором эскизов костюмов и декораций для балета «Песнь Соловья»
  • За два дня до кончины Матисс пережил микроинсульт. Делекторская вспоминала, как зашла к нему накануне смерти в спальню и произнесла: «В другой день Вы бы сказали: давайте карандаш и бумагу» на что он ответил: «Давайте карандаш и бумагу»

Цвет и форма Анри Матисса

Подробности
Категория: Изобразительное искусство и архитектура XX века
Опубликовано 17.09.2017 14:21
Просмотров: 3651

Каким способом лучше передать эмоции?

Конечно, через цвет и форму. Так считал Анри Матисс. Ведь он был лидером фовистов, которых французский критик Луи Воксель назвал «дикими зверями» (фр. les fauves). Современников поразила их экзальтация цвета, «дикая» выразительность красок. Это случайное высказывание закрепилось как название всего течения – фовизм, хотя сами художники этого названия никогда не признавали.

А. Морер. Фовистский пейзажХудожественное направление во французской живописи фовизм развивалось с конца XIX до начала XX в.Лидеры направления – Анри Матисс и Андре Дерен. К числу сторонников этого направления относят Альбера Марке, Шарля Камуана, Луи Вальта, Анри Эвенепула, Мориса Марино, Жоржа Руо, Жоржа Брака, Жоржетту Агутт и других.

Творческое становление

В 1889 году у Анри случился приступ аппендицита. Когда он поправлялся после операции, мать купила ему принадлежности для рисования. Анри впервые начал рисовать, копируя цветные открытки во время двухмесячного пребывания в больнице. Это его так увлекло, что он, преодолев сопротивление отца, решил стать художником и записался в школу рисунка Кантен де ля Тур (фр. Ecole Quentin de la Tour), где обучались чертёжники для текстильной промышленности.

В 1891 году он оставил юридическую практику и снова приехал в Париж, где поступил в Академию Жюлиана. Анри учился у известного мастера салонного искусства, Виллиама Адольфа Бугро, готовясь к вступительным экзаменам в Школу изящных искусств (фр. École nationale supérieure des beaux-arts de Paris), куда, однако, не поступил.

В 1893 году он перешёл в Школу декоративных искусств. (фр. École nationale supérieure des arts décoratifs de Paris), где познакомился с юным Альбером Марке. В 1895 году оба выдержали вступительные экзамены в Школу изящных искусств и были приняты в мастерскую Гюстава Моро, у которого с 1893 года они обучались в качестве приглашенных студентов. Здесь Анри познакомился с Жоржем Руо, Шарлем Камуэном, Шарлем Мангеном и Анри Эвенепулом.

Во время обучения он копировал в Лувре произведения старых французских и голландских мастеров. Особое влияние на него в период ученичества оказало творчество Жана-Батиста Симеона Шардена, им были сделаны копии четырёх его картин. Творчество Анри в это время также находилось под влиянием современных ему художников и японского традиционного искусства.

В 1894 году в личной жизни художника произошло знаменательное событие. Его модель Каролина Жобло (фр. Caroline Joblau) родила дочь Маргариту (1894—1982).

Лето 1896 года он провёл на острове Бель-Иль у побережья Бретани, вместе с Эмилем Бери, соседом по лестничной площадке в Париже.

Здесь Анри познакомился с художником из Австралии, Джоном Питером Расселом, другом Огюста Родена, коллекционером произведений Эмиля Бернара и Винсента ван Гога. В 1897 году он снова посетил его.

Джон Питер Рассел познакомил Анри с импрессионизмом и работами Винсента Ван Гога, с которым он был дружен в течение десяти лет, и даже подарил Анри два его рисунка.. Их общение кардинальным образом повлияло на творчество художника, и позднее он называл Джона Питера Рассела своим учителем, объяснившим ему теорию цвета.

В 1896 году пять картин Анри были выставлены в Салоне Национального общества изящных искусств, две из которых были приобретены государством, в том числе его Читающая, написанная в 1894 году и приобретенная для резиденции президента Франции в Рамбуйе. После выставки, по предложению Пьера Пюви-де-Шавана Анри Матисс стал членом-корреспондентом Салона Национального общества изящных искусств.

10 января 1898 года Анри Матисс женился на Амели Парейр (фр. Amélie Noellie Parayre), которая родила ему сыновей Жана-Жерара (1899—1976) и Пьера (1900—1989). Его незаконнорожденная дочь, Маргарита также была взята в семью. Жена и дочь были любимыми моделями художника.

По совету Камиля Писсарро в свой медовый месяц он отправился с женой в Лондон исследовать картины Уильяма Тёрнера. Затем супруги предприняли путешествие по Корсике, во время которого побывали также в Тулузе и Генуе. В феврале 1899 года они вернулись в Париж.

Со смертью Гюстава Моро в 1899 году у Анри возникли разногласия с его преемником, Фернаном Кормоном, и он ушёл из Школы изящных искусств. После очередного краткого обучения в Академии Жюлиана, художник поступил на курсы Эжена Каррьера. Здесь Анри познакомился с Андре Дереном, Жаном Пюи (англ.)русск., Жюлем Фландреном (англ.)русск. и Морисом де Вламинком.

Его первой пробой в скульптуре была копия работы Антуана-Луи Бари, сделанная им в 1899 году. В 1900 году, наряду с работой над картинами, Анри начал посещать вечерние курсы Антуана Бурделя в Академии де ля Гран-Шомьер. По утрам вместе с Альбером Марке он рисовал в Люксембургском саду, а по вечерам посещал занятия скульптурой.

Рост семьи, отсутствие постоянного дохода и потеря шляпного магазинчика, которым, вместе с партнером, владела его жена, стали причиной того, что детям пришлось переехать к родителям Анри. Испытывая серьезные денежные затруднения, он поступил на работу в качестве художника-декоратора. Вместе с Альбером Марке занимался декорированием объектов для Всемирной выставки в Гран-Палэ, в Париже в 1900 году. Работа была изнурительной, и Анри заболел бронхитом. В 1901 году, после недолгого лечения в Швейцарии, где он продолжал много работать, некоторое время Анри провел вместе с семьей у родителей в Боэн-ан-Вермандуа. В те дни художник был настолько расстроен, что даже думал отказаться от занятия живописью.

Личная жизнь

Личную жизнь Анри Матисса украсили три женщины. В 1984 году художник впервые стал отцом – модель Каролина Жобло подарила талантливому живописцу дочь Маргариту. Однако Анри женился вовсе не на этой девушке.

Анри Матисс с женой и дочерью Маргаритой

Официальной супругой стала Амели Парейр, с которой представитель мира живописи познакомился на свадьбе товарища. Девушка выступала в роли подружки невесты, а Анри случайно посадили рядом за стол. Амели сразила любовь с первого взгляда, молодой человек тоже начал оказывать знаки внимания. Девушка стала первым близким человеком, который поверил в его талант безоговорочно.

Анри Матисс и Амели Парейр

Перед бракосочетанием жених предупредил невесту, что главное место в жизни всегда будет занимать работа. Даже на медовый месяц новоиспеченная семья поехала в Лондон, чтобы познакомиться с творчеством Уильяма Тернера.

В браке родились сыновья Жана-Жерар и Пьер. Супруги к тому же взяли в свою семью на воспитание Маргариту. Долгие годы дочь и жена занимали места главных моделей и муз художника. Одна из знаменитых картин, посвященных жене, – «Зеленая полоса», написанная в 1905 году.

Картина Анри Матисса «Зеленая полоса» и Амели Парейр

Этот портрет любимой женщины поразил тогдашних ценителей искусства «уродливостью». Зрители считали, что представитель фовизма переборщил с яркостью красок и откровенной правдивостью.

На пике популярности, который пришелся на 30-е годы, художнику понадобился помощник. Матисс в то время с семьей переехал в Ниццу. Однажды в доме появилась молоденькая российская эмигрантка Лидия Делекторская, которая стала секретарем живописца. Супруга сначала не видела в девушке опасности – мужу не нравились светловолосые. Но ситуация поменялась мгновенно: случайно увидев Лидию в спальне жены, Анри бросился ее рисовать.

Анри Матисс и Лидия Делекторская

Впоследствии Амели развелась со знаменитым супругом, а Дилекторская стала последней музой Матисса. Какие отношения царили в этом союзе, была это любовь, или пара ограничивалась совместной работой, до сих пор не известно. Среди россыпи рисунков и картин, на которых изображена Лидия, особняком стоит полотно «Одалиска. Голубая гармония».

Примечания

  1. Spurling, Hilary (2001). The Unknown Matisse: A Life of Henri Matisse: The Early Years, 1869—1908. University of California Press, 2001. ISBN 0-520-22203-2, стр. 4-6.
  2. Leymarie, Jean; Read, Herbert; Lieberman, William S. (1966), Henri Matisse, UCLA Art Council, стp.9.
  3. Bärbel Küster. «Arbeiten und auf niemanden hören.» Süddeutsche Zeitung, 6 July 2007.
  4. Spurling, Hilary. The Unknown Matisse: A Life of Henri Matisse, the Early Years, 1869—1908, стp. 86.
  5. ↑ Oxford Art Online, «Henri Matisse»
  6. Leymarie, Jean; Read, Herbert; Lieberman, William S. (1966), Henri Matisse, UCLA Art Council, стp.19-20.
  7. Leymarie, Jean; Read, Herbert; Lieberman, William S. (1966), Henri Matisse, UCLA Art Council, стp.10.
  8. John Elderfield, The «Wild Beasts» Fauvism and Its Affinities, 1976, Museum of Modern Art, стр.13, ISBN 0-87070-638-1
  9. Freeman, Judi, et al., The Fauve Landscape, 1990, Abbeville Press, стp. 13, ISBN 1-55859-025-0.
  10. В зале, где проходила выставка художников, находилась скульптура работы Донателло, скульптора эпохи Возрождения. Отсюда название статьи.
  11. John Elderfield: The Wild Beasts Fauvism and Its Affinities, 1976, Museum of Modern Art, стр. 43, ISBN 0-87070-638-1.
  12. Stefana Sabin: Gertrude Stein. Rowohlt, Reinbek 1996, ISBN 3-499-50530-4, стр. 36
  13. Ulrike Lorenz, Norbert Wolf (Hrsg.): Brücke — Die deutschen «Wilden» und die Geburt des Expressionismus, Taschen Verlag, Köln 2008, стр. 12 f.
  14. Русаков Ю. А. Матисс в России осенью 1911 года. — В кн.: Труды Государственного Эрмитажа, XIV. Л., 1973, с. 167—184.
  15. ↑ André Verdet: A Propos du dessin et des odalisque, Entretiens notes et écrits sur la peinture, 1978, Editions Galilée, Paris.
  16. Jack Cowart and Dominique Fourcade. Henri Matisse: The Early Years in Nice 1916—1930. Henry N. Abrams, Inc., 1986. стp. 47. ISBN 978-0-8109-1442-1.
  17. Апель К. О. Матисс./Военная реальность и радость творчества. М.:ОЛМА Медиа Групп, 2007, стр. 144.
  18. В русскоязычной литературе обычно используется название «Капелла Чёток», французское название — «Chapelle du Rosaire».

Успех и слава

Обретя свой собственный стиль, Матисс пользовался большим успехом. За вдохновением он побывал в Италии, Германии, Испании и Северной Африке. Он купил большую студию в пригороде Парижа и подписал контракт с престижными арт-дилерами Galerie Bernheim-Jeune в Париже. Его произведения были приобретены известными коллекционерами, такими как Гертруда Стайн в Париже и русский бизнесмен Сергей Иванович Щукин, который заказал Матиссу важную пару картин «Dance I » и «Music».

В своих работах 1910-1920-х годов Матисс продолжал радовать и удивлять зрителей своими фирменными элементами насыщенных цветов, уплощенным живописным пространством, ограниченной детализацией и сильными очертаниями. Некоторые работы, такие как «Piano Lesson» (1916), исследовали структуры и геометрию кубизма, движения, пионером которого был давний соперник Матисса, Пабло Пикассо. Однако, несмотря на радикальный подход к цвету и форме, сюжеты Матисса часто были традиционными: сцены его собственной студии (включая Красную студию 1911 года), портреты друзей и семьи, расположение фигур в комнатах или пейзажи.

В 1917 году Матисс начал проводить зимы на Средиземном море, а в 1921 году переехал в город Ницца на Французской Ривьере. С 1918 по 1930 год он чаще всего рисовал обнаженных женщин в тщательно подготовленных декорациях в своей студии, используя теплое освещение и узорчатые фоны. В эти годы он также много работал в области гравюры.

Первая научная книга о Матиссе была опубликована в 1920 году, отметив его значение в истории современного искусства, поскольку оно все еще имело место.

Творчество Матисса

Поиск самого себя, личностного авторского стиля является необходимым условием развития для любого талантливого мастера кисти. Рано или поздно каждый из великих художников находил свои уникальные методы и приемы, свойственные его индивидуальной манере, руководствуясь при этом сформировавшимся личностным пониманием роли живописи и собственным видением окружающего мира. Но из всякого правила обязательно должны быть исключения, лишь подтверждающие это правило. Одним из таких исключений был знаменитый художник Анри Матисс.

Всю свою жизнь Анри Матисс находился в безостановочном поиске. В стремлении к максимально эффектной и одновременно гармоничной выразительности он менял свои художественные инструменты и менялся сам.

Музей в Ницце, посвященный жизни и творчеству мастера, открывает взглядам удивленных посетителей живопись и рисунок, оконные витражи и керамику, скульптуру и бумажные коллажи. В каждом из этих направлений и в целом ряде других Анри Матисс сумел сказать свое особое слово, оставившее яркий след в искусстве.

Влияние импрессионизма и дивизионизма, собственные эксперименты с цветовыми контрастами очень сильно сказались на ранних произведениях художника. Его картины и картины его товарищей Вламинка, Дерена, Руо и Марке, выставленные в Осеннем Салоне 1905 года, критики назвали «дикими», отсюда и произошло название нового направления – «фовизма».

Впоследствии Анри Матисс под влиянием различных впечатлений неоднократно менял стиль, манеру и технику, осваивал новые средства творческого самовыражения. Ряд удачных знакомств, в том числе с Пикассо и с русским коллекционером Щукиным, помогли ему улучшить материальное положение, и художник совершил несколько путешествий.

В Марокко он увлекся восточными декоративными узорами и орнаментами, в Мюнхене испытал сильные чувства на выставке произведений исламского искусства, в России был потрясен иконами, на Таити восхищался цветочными композициями.

Однако всякий раз, подчиняясь на время новому сильному впечатлению, Матисс впитывал его, как губка, а затем творчески перерабатывал в соответствии с собственным мироощущением.

Многие его композиции кажутся обманчиво простыми, но за каждой из них стоит титанический творческий труд, создающий поразительное напряжение этой «кричащей» простоты.

В последние годы жизни при помощи обыкновенной цветной бумаги и ножниц Анри Матисс создавал аппликации, производившие потрясающий эффект симфонического цветового звучания, ритмической музыкальности линий и абсолютной композиционной гармонии.

После смерти художника Пабло Пикассо коротко и емко охарактеризовал его творчество одной фразой «Матисс всегда был единственным и неповторимым».

Последние годы

В 1941 году ухудшилось здоровье немолодого мастера. Перенеся тяжёлую операцию на кишечнике, художник мог проводить на ногах не более двух часов в день. Так прошли следующие 13 лет его жизни. Лидия, теперь помощница, сиделка и модель, всегда была рядом. Прося у доктора перед операцией ещё 3-4 года жизни, Матисс торопился, такое громадьё планов у него было. Этот период оказался очень тяжёлым: Вторая мировая война и связанные с ней дикие волнения за родных сводили с ума (к счастью, все остались живы), собственные физические страдания не давали спать. Но мэтр упорно работал, создав великолепные шедевры: иллюстрации к книге «Джаз» (1943-1947), эскизы витражей Капеллы Чёток в Вансе (1947-1951), картины. Последней работой мастера стал макет оконного витража для Нью-Йоркской церкви, который заказал в 1954 году Нельсон Рокфеллер.

Анри Матисса не стало 3 ноября 1954 года, спустя два дня после микроинсульта. Перед смертью всё понимающая Лидия Делекторская, скрепя сердце, нежно шутила, а мастер улыбался.

Декупажи Матисса — шутка или гениальное открытие?

Матисс, оказавшись в 1941 году прикованный к инвалидному креслу после операции по удалению кишечного рака, лишился возможности работать стоя. Но это привело его к изобретению нового изобразительного способа — к так называемой технике «декупажа».

В ход пошли ножницы и бумага, раскрашенная гуашью. Вырезая абстрактные фигуры животных, людей, растений, Матисс создавал из них композицию и оформлял в виде коллажей. Произведения отличались своим минимализмом и лаконичностью, что вызывало споры. Вырезанные птицы, растения, рыбки и условные формы имели детскую произвольность, но когда они оказывались внутри единой композиции, все недостатки становились преимуществом: они добавляли динамики, усиливали форму.

Пловец в аквариуме, 1947 Икар, серия Джаз, 1947 Похороны Пьеро, 1947 Венок, 1953 Голубая обнаженная, 1953

Открытие для того времени оказалось инновационным и дерзким — в стиле Матисса. Как и всегда художник всех шокировал своей «изобретательностью», однако сам он был счастлив, что наконец нашел идеальное средство выразительности через цвет. Коллажам Матисс посвятил книгу «Джаз», которая содержит отпечатки работ в этом стиле.

В 1948 году перед Матиссом открылась возможность спроектировать дизайн для капеллы Розария, где он использовал технику декупажа с декоративной целью. В этом стиле он продолжал работать вплоть до кончины в 1954 году.

Что пугало критиков?

Матисс был уверен, что каждый художник вправе устанавливать собственные критерии красоты и законы искусства. Но художественное общество того времени опасалось таких заявлений, будучи уверенным, что все новое разрушает существующие ценности. Из-за чрезмерной «декоративности» многие французские критики пренебрежительно называли картины Матисса «обоями».

Матисса обвиняли в инфантилизме и отсутствии мастерства из-за упрощенной формы и перспективы. С другой стороны, благодаря скандальности своих работ он и смог заявить о себе, выделить свое имя среди тысячи других. Но ему не нужно было всеобщее признание, хотя в конце жизни он его и получил. Уход в сторону упрощения был осознанным шагом.

Сливы, зеленый фон, 1948 Две девушки в желтом и красном интерьере, 1947

Эксперты утверждают, что академически воспитанному художнику труднее всего отмахнуться от того, что он изучал прежде, и вернуться к «детскому» восприятию действительности. Критик Александр Бенуа говорил: «Можно, пожалуй, «научиться совершенству», подражая совершенным, но нельзя «научиться тому, чтобы разучиться». Многое можно накопить и собрать в своей памяти, но гораздо труднее забыть. Наконец, еще труднее, забыв все… уже от се­бя, собственным опытом найти»

Когда произведения Матисса привезли в Россию и представили на салоне Издебского 1910 года, их восприняли негативно. Илья Репин считал, что это «живопись, поддержанная духом наживы», а коллекционирование подобного — очередное чудачество московского купечества наравне с покупкой ученой свиньи в цирке. Начали говорить, что столь дикие картины сбивают с толку молодое поколение художников и извращают.

В период, когда в России все громче говорили о справедливости и свободе, праздничные и изысканные работы Матисса казались слишком буржуазными, далекими от народа. Но были и те, кто несмотря на неприятие самих картин, не умоляли гения Матисса и более того — восхищались его честностью.

«Но сейчас же явля­ется и на­­дежда: а вдруг именно эта сырость, эта простота, которую хочет насильно приобрести Матисс и которая сама собой уже имеется у нас, — вдруг именно эти наши национальные черты и спасут нас, создадут у нас то желан­ное детское настроение, из которого должна возникнуть новая эра искусства. Матисс дает огромный урок че­стно­сти». — говорил Бенуа. Он же при этом считал «Танец и «Музыку» «ужасными неудачами».

Фовистский период

Лето 1905 года Матисс провёл с Андре Дереном и Морисом де Вламинком в Кольюре, рыбацкой деревне на Средиземном море. Это время ознаменовало значительный поворот в творческой деятельности художника. Вместе с Андре Дереном, Матисс создал новый стиль, вошедший в историю искусства под названием фовизма. Его картинам того периода характерны плоские формы, чёткие линии и менее строгий пуантилизм.

Фовизм, как направление в искусстве, появился в 1900 году на уровне экспериментов и был актуален до 1910 года, само же движение длилось всего несколько лет, с 1904 по 1908 год, и имело три выставки. Движение фовизма получило своё название от небольшой группы единомышленников, художников Анри Матисса, Андре Дерена и Мориса де Вламинка.

Матисс был признан лидером фовистов, наряду с Андре Дереном. Каждый из них имел своих последователей. Другими значительными художниками в движении были Жорж Брак, Рауль Дюфи, Кеес ван Донген и Морис де Вламинк. Все они (кроме Кееса ван Донгена) были учениками Гюстава Моро, подтолкнувшего учеников думать вне формальных рамок и следовать своему видению.

Снижение роли фовизма после 1906 года и распад группы в 1907 году никоем образом не повлияли на творческий рост самого Матисса. Многие из его лучших работ были созданы им в период между 1906 и 1917 годами.

Когда осенью 1905 года будущие фовисты впервые представили широкой публике свои работы на Осеннем салоне в Париже, их резкие, энергичные краски буквально потрясли зрителей и вызвали негодование у критиков. Камиль Моклер (англ.)русск. сравнил выставку с горшком краски, брошенным в лицо общественности. Другой критик, Луи Воксель, в рецензии Донателло среди дикарей! (фр. Donatello parmi les fauves!), опубликованной 17 октября 1905 года в газете Жиль Блаз, дал художникам ироничное прозвище «фовистов», то есть «дикарей» (фр. fauves).

Матисс представил на выставке две работы, Открытое окно и Женщина в зелёной шляпе. Критика Луи Вокселя была направлена прежде всего на картину Женщина в зелёной шляпе. Коллекционер из США Лео Стайн , брат известных коллекционеров, Майкла Стайна и Гертруды Стайн, купил у художника эту картину за 500 франков. Скандальный успех повысил рыночную стоимость работ Матисса, что позволило ему продолжить занятия живописью.

После выставки в начале 1906 года в галерее Берней-Жён (фр.)русск., 20 марта 1906 года в Салоне Независимых художник представил свою новую картину Радость жизни, в сюжете которой сочетались мотивы пасторали и вакханалии. Реакция критиков и академических кругов на произведение была крайне раздражительной. Среди критиков оказался и Поль Синьяк, вице-президент «независимых». Пост-импрессионисты отошли от Матисса. Однако, Лео Стайн приобрел и эту картину, увидев в ней важный образ современности.

В том же году Матисс познакомился с молодым художником Пабло Пикассо. Их первая встреча состоялась в Салоне Стайн на улице Рю де Флёрю в Париже, в котором Матисс регулярно выставлялся в течение года. Творческая дружба художников была полна и духа соперничества, и взаимного уважения. Гертруда Стайн, вместе с друзьям из Балтимора в США, сёстрами Кларабель и Эттой Коэнами (англ.)русск., были меценатами и коллекционерами Анри Матисса и Пабло Пикассо. Ныне Коллекция сестёр Коэн является ядром экспозиции Музея искусств в Балтиморе (англ.)русск..

В мае 1906 года Матисс приехал в Алжир и побывал в оазисе Бискра. Во время поездки он не рисовал. Сразу по возвращении во Францию им была написана картина Голубая обнажённая (Сувенир из Бискры) и создана скульптура Лежащая обнажённая I (Аврора). Из двухнедельной поездки, он привёз керамику и ткани, которые затем часто использовал в качестве фона для своих картин.

Под впечатлением поездки Матисс увлекся линейными орнаментами мусульманского Востока в стиле арабесок. В его графике арабеск сочетался с тонкой передачей чувственного обаяния натуры. В это время он открыл для себя скульптуру народов Африки, стал интересоваться примитивизмом и классической японской ксилографией. Тогда же появились первые литографии художника, гравюры на дереве и керамика.

В 1907 году Матисс отправился в путешествие по Италии, во время которого посетил Венецию, Падую, Флоренцию и Сиену.

Как Матисс стал пуантилистом

В 1904 году прошла первая выставка Анри Матисса, однако в художественном сообществе она осталась незамеченной. Но не для Анри — там он познакомился с пуантилистом Полем Синьяком. Вскоре они вместе уехали  в Сент-Тропе за свежими идеями и новыми впечатлениями. Стиль пуантилизма, для которого характерны яркие точечные мазки, вдохновил Матисса. Из поездки он вернулся со своим первым шедевром «Роскошь, покой и наслаждение»

Однако примкнуть к направлению пуантилистов Матиссу было не суждено: довольно скоро он отказался от этой техники в пользу энергичных мазков и смелых цветов.

Уже тогда Анри осознал: цвет совсем не обязательно использовать, чтобы выразить действительность наиболее реалистично.. Он способен выразить отношение, состояние, образ и чувства, которые испытывает сам художник. Матисс говорил: «если бы я хотел получить точное изображение, я позвал бы фотографа». В его палитре появились бирюзовый, красный, оранжевый — все те цвета, которые художники не рисковали использовать и прятали за тщательной растушевкой. Краски на его полотнах наконец начали обретать голос.

Роскошь, покой и наслаждение, 1904 Попугайные Тюльпаны, 1905

Важным моментом в становлении Матисса как независимого художника стала его встреча с женой. Анри и Амели познакомились на свадьбе у друга. Уже тогда молодые люди поняли, что влюбились друг в друга. Трогательные письма, долгожданные встречи, букеты фиалок. Амели первая поверила в талант Матисса и убедила его в том, что он должен продолжить заниматься искусством, искать свой стиль. Матисс перед свадьбой признался Амели, что хотя он и любит ее, живопись он всегда будет любить больше. Она приняла эту правду, став его главной музой жизни. Амели родила ему двоих сыновей и воспитала его внебрачную дочь, которая была у Матисса от его модели Каролины Жобло.

Анри Матисс. Анри и Амели Матисс, 1913

В трудные периоды, когда заработка едва хватало на обеспечение семьи, жена открыла свой салон шляпок, на заработок с которого они долгое время существовали. Терпеливая, сочувствующая и бесконечно верящая в своего мужа — такой была Амели.

Фовизм

К 1905 году Матисс еще более существенно упрощает форму, и его главным выразительным средством изображения становится цвет. Художник во многих работах отказывается от свето-теневой градации. С 1906 года в его сюжетах появляется много портретов. Анри Матисс часто рисует свою супругу Амели Парейр и внебрачную дочь Маргариту, живущую в его семье.

1905 год стал поворотным в творчестве живописца. Лето он проводил в небольшой деревушке Кольюре на средиземноморском побережье вместе с художниками Морисом Вламинком и Андре Дереном. Товарищи выработали новый стиль, который уже отчетливо просматривался в последних работах Матисса: плоские формы с резкими, порой контрастно очерченными контурами, интенсивные чистые цвета, лишенные тональной и часто свето-теневой последовательности. Вокруг Матисса, Дерена и Вламинка сформировалась небольшая группа художников-единомышленников.

Так образовалось движение, получившее название «фовизм», произошедшее от французского слова fauve, то есть «дикий». Этот термин навсегда закрепился за стилем из-за одной из критических рецензий после первой выставки фовистов, состоявшейся на Осеннем салоне 1905 года. Экспозиция произвела скандальный фурор, общественность находилась в замешательстве, а критика негодовала. Однако «Женщину в зеленой шляпе», одну из двух, выставленных Матиссом картин, приобрел Лео Стайн, американский коллекционер. Анри получил за работу 500 франков, крупную сумму по тем временам, что вместе со скандальным успехом выставки сделало его популярным.

На следующей экспозиции фовистов произведение «Радость жизни» Анри Матисса вызвала крайне раздраженную реакцию не только в кругах рецензентов, но и пост-импрессионистов. Однако Стайн также купил эту работу, ставшую знаковой среди произведений фовистского этапа творчества Матисса.

С 1907 года группа единомышленников-фовистов распалась, актуальность движения продержалась еще не более трех лет. Но это не повлияло на совершенствование техники Матисса, и он неизменно продолжал следовать выработанному им стилю.

Происхождение и вектор жизни

Анри Эмиль Бенуа Матисс родился 31 декабря 1869 года в небольшом французском городке Ле-Като-Камбрези. Вскоре семья переехала в соседний Боэн-ан-Вермандуа, где отец Эмиль Ипполит Матисс открыл лавку и успешно торговал зерном. Мать Элоиза Анна Жерар также занималась семейным делом – была помощницей мужу, кроме того она расписывала керамику. Продолжение дела семьи Анри как старшим сыном было предрешено. Но после учёбы в школе и лицее он отправился в Париж, где поступил в Школу юридических наук. Закончив её в 1888 году, возвратился в городок Сен-Кантен, где прошли лицейские годы, и получил место клерка у присяжного поверенного.

Вектор жизни меняется

Карьеру юриста, с которой смирился уже и отец, прервал приступ аппендицита, когда Анри был 21 год. Период восстановления после операции затянулся на два месяца, и, чтобы развлечь сына во время длительного заточения в больнице, мать принесла ему всё, что надо для рисования. Позже Матисс отзывался о первых попытках рисовать, как о попадании в «какой-то рай». Новое увлечение побудило Анри распрощаться с юридической практикой и попытаться стать художником. В конце концов и отец принял это решение сына, напутствовав его наставлениями учиться как следует и непременно у самого Бугро, именитого академика изящных искусств.

В 1891 году Матисс поступил в парижскую Академию Жюлиана, частное заведение, конкурирующее с Национальной высшей школой изящных искусств, куда также намеревался поступать (что впоследствии не удалось). Подготовка к вступительным экзаменам проходила под руководством Вильяма Бугро, авторитетного мастера-академиста, с которым не сложилось нормальных отношений ученика с учителем. Взаимная антипатия привела к уходу Анри из мастерской Бугро.

В 1893 году – переход в Школу декоративных искусств, который предопределил дальнейшую судьбу художника – в 1895 году он успешно сдал вступительные экзамены и был принят в Школу изящных искусств как приглашённый студент. Здесь ему посчастливилось встретить Гюстава Моро, первого в своей жизни настоящего учителя, впоследствии оказавшего существенное влияние на становление и творчество. Перед ежедневным занятием учеников, копированием классиков в Лувре для наработки техники, Моро напоминал не забывать о цвете, «мечтать» о котором всегда призывал молодых художников. Именно Моро, наблюдая в процессе обучения за своим учеником Матиссом, сделал вывод, что тот определённо «упростит живопись».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий